Главная » Книги

Шекспир Вильям - Гамлет

Шекспир Вильям - Гамлет



  

ГАМЛЕТЪ

ТРАГЕД²Я

въ пяти дѣйств³яхъ.

СОЧИНЕН²Е

B. Шекспира.

  

ПЕРЕВОДЪ съ АНГЛ²ЙСКАГО

М. В.

<Михаила Вронченко>

САНКТПЕТЕРБУРГЪ,

ВЪ ТИПОГРАФ²И МЕДИЦИНСКАГО ДЕПАРТАМЕНТА

МИНИСТЕРСТВА ВНУТРЕННИХЪ ДѢЛЪ.

1828 года.

  
  

ПЕЧАТАТЬ ПОЗВОЛЯЕТСЯ

   Съ тѣмъ, чтобы по напечатан³и, до выпуска изъ типограф³и, представлены были въ Цензурный Комитетъ семь экземпляровъ сей книги, для препровожден³я куда слѣдуетъ, на основан³и узаконен³й. Дерптъ 10 Февраля 1828.
  

Цензоръ Статск³й Совѣтникъ и Кавалеръ Баронъ

Унгернъ Штернбергъ.

  

ДѢЙСТВУЮЩ²Я ЛИЦА:

   Клавд³й, Датск³й Король.
   Гамлетъ, сынъ прежняго, племянникъ царствующаго Короля.
   Полон³й, Министръ.
   Горац³о, другъ Гамлета.
   Лаертъ; сынъ Полон³я.
   Вольтимандъ          |
   Корнел³й          |
   Розенкранцъ           } придворные,
   Гильденстернъ      |
   Озрикъ                |
   Придворный.
   Священникъ.
   Марцелл³й      |
   военные       } чиновники.
   Бернардо      |
   Франциско, солдатъ.
   Ренальдо, слуга Полон³я.
   Полковникъ.
   Посланникъ.
   Тѣнь Гамлетова отца.
   Фортинбрасъ, Норвежск³й Принцъ.
   Гертруда, Датская Королева, мать Гамлета.
   Офел³я, дочь Полон³я.
   Чиновники.
   Актеры.
   Гробокопатели.
   Посланники.
   Матросы.
   Служители.
  

Дѣйств³е происходитъ въ Королевскомъ замкѣ, Эльсинорѣ.

  

ОТЪ ПЕРЕВОДЧИКА.

   Кому (хотя по наслышкѣ) не извѣстно имя Шекспира? Кто, имѣя возможность читать его, не удивлялся сему творческому все обьемлющему ген³ю, почти безъ помощи искуства возмогшему подарить свѣтъ столь многими образцовыми произведен³ями, исполненными красотъ неподражаемыхъ? Мало уважаемыя, почти забытыя соотечественниками поэта въ продолжен³и цѣлаго столѣт³я послѣ его смерти, произведен³я с³и начали, съ первой четверти ХV²²² вѣка, находить болѣе и болѣе истинныхъ цѣнителей и вскорѣ потомъ пр³обрѣли ту извѣстность и славу, которая вѣроятно всегда пребудетъ ихъ достоян³емъ.
   Изъ всѣхъ иностранцевъ одни только Нѣмцы, могутъ похвалиться, что имѣютъ хорош³е переводы Шекспира, какъ вѣрные, такъ и передѣланные для театра; у Французовъ, съ коими познакомилъ творца Англ³йской драматической поэз³и Вольтеръ, сперва превозносивш³й его похвалами, потомъ чернивш³й самымъ неблагодарнымъ образомъ (*), есть (сколько мнѣ извѣстно) одинъ переводъ, прозаическ³й, неполный и невѣрный; у остальныхъ, какъ и у насъ, нѣтъ никакого, заслуживающаго вниман³е.
   (*) Вольтеръ, можетъ быть оскорбленный тѣмъ, что Французы осмѣлились удивляться поэту не Французскому, въ многихъ изъ писемъ своихъ старался выставить его въ видѣ самомъ презрительномъ. Случилось, что одно изъ сихъ писемъ читано было въ нѣкоторомъ Парижскомъ обществѣ, гдѣ находилась тогда и Гж. Монтегю. Авторъ Заиры, Магомета и Семирамиды, грѣшный передъ ²²²експиромъ въ похищен³яхъ, украсившихъ с³и Трагед³и, писалъ къ Д'Аржантелю: c'est moi, qui autrefois parlai le premier de a Shakspeare; c'est moi, qui le premier montrai aux Francais quelques perles, qua j'avais trouvê dans son enorme fumier. Гж. Монтегю при сихъ словахъ замѣтила: Oui, c'est un fumier, qui a fertilisê une terre bien ingrate!
   Предпринимая трудъ, продолжен³е коего будетъ нѣкоторымъ образомъ зависѣть отъ суда просвѣщенныхъ читателей о семъ первомъ опытѣ, я видѣлъ трудности долженствовавш³я мнѣ встрѣтиться. О совершенномъ преодолѣн³и ихъ нельзя было и думать; мнѣ оставалось только одно: начертать себѣ, для руководства въ продолжен³и перевода, подробныя правила и всѣми силами стараться не отклоняться отъ нихъ. Такъ поступилъ я и сообщаю здѣсь с³и правила особенно для тѣхъ изъ читателей, кои не могутъ моего Гамлета сравнивать съ подлинникомъ непосредственно, но прежде сего не излишнимъ почитаю бросить бѣглый взглядъ на главныя обстоятельства жизни Шекспира и странную участь его творен³й. (*)
   (*) Въ продолжен³и столѣтней невнимательности Англичанъ ко всему до Шекспира касающемуся, потеряны и мног³я обстоятельства его жизни. Помѣщаемыя здѣсь извѣст³я о ней я извлекъ изъ; The Life of Shakspeare by Aug. Skottowe.
   Отецъ сего поэта Джонъ Шекспиръ жилъ въ Варвикширѣ въ городѣ Стратфортѣ на Авонѣ. Онъ торговалъ шерстью, былъ также перчаточникомъ, слѣдственно (по тогдашнему обыкновен³ю) и мясникомъ, занималъ разныя публичныя должности и пользовался, кажется, особеннымъ уважен³емъ своихъ согражданъ.
   Вилл³амъ Шекспиръ, трет³й изъ восьми дѣтей Джона, родился въ Апрѣлѣ (по догадкамъ нѣкоторыхъ 23 числа) 1564 года. Учившись нѣкоторое время въ Стратфортскомъ народномъ училищѣ, онъ, по причинѣ разстроеннаго состоян³я Джона, оставилъ вскорѣ науки, занялся дома ремесломъ своего отца, и будучи 18 лѣтъ отъ роду, женился на 26 лѣтней дѣвицѣ Аннѣ Гетевай (Hathaway), пережившей его семью годами.
   Семейственная жизнь Вилл³ама на родинѣ не была продожительна: вовлеченный въ дурное общество своевольной молодежи, онъ сталъ участвовать въ похищен³и дичи изъ парка одного сосѣдняго владѣльца (Sir Thomas Lucy of Charlecote), подвергся за то его преслѣдован³ямъ и въ отмщен³е своему гонителю, прибидъ однажды къ воротамъ его дома колк³й пасквиль. С³е подало поводъ къ гонен³ямъ новымъ, строжайшимъ: Вилл³амъ долженъ былъ (около 1585) спасаться бѣгствомъ. Онъ отправился въ Лондонъ, гдѣ вскорѣ сдѣлался актеромъ, слѣдственно и драматическимъ писателемъ.
   Как³я роли игралъ Вилл³амъ, неизвѣстно; полагаютъ однакожъ, что лишенный отъ природы наружныхъ качествъ хорошаго актера, онъ не брался ни за что трудное, и тѣнь Гамлетова отца было значительнѣйшее изъ лицъ трагическихъ, которыя представлять онъ когда либо покушался. Но посредственный актеръ обратилъ вскорѣ на себя вниман³е какъ хорош³й писатель: передѣлывая, по примѣру многихъ въ то время славившихся стихотворцевъ, старинныя драмы для театра, онъ поставилъ себя въ мнѣн³и публики выше другихъ ея любимцевъ; въ 1592 году упоминаютъ уже о немъ съ большою похвалою, не означая однако, передѣланнымъ ли только, или уже и самимъ имъ сочиненнымъ драмамъ обязанъ онъ за сей лестный отзывъ, такъ что не возможно опредѣлить ни времени появлен³я перваго изъ собственно ему принадлежащихъ произведен³й, ни порядка, въ которомъ они вообще одно за другимъ слѣдовали. (*)
   (*) Мелонъ старался опредѣлить сей порядокъ, основываясь на соображен³яхъ, заключен³яхъ и догадкахъ, часто изысканныхъ самымъ страннымъ образомъ. Но его мнѣн³ю Гамлетъ написанъ около 1600 года.
   Литературная слава актера-поэта обратила на него вниман³е многихъ богачей и знатныхъ; ихъ благосклонности обязанъ онъ былъ улучшен³емъ своего состоян³я, доходомъ отъ продажи на театръ драмъ вовсе необезпеченнаго. Королева Елисавета также высоко цѣнила его произведен³я; но ничто, кромѣ похвалъ не ознаменовало, кажется, ея къ нему милости. Только при преобразован³и устройства Англ³йскихъ театровъ Королемъ Яковомъ, когда актеры начали почитаться состоящими въ службѣ при Дворѣ и, вступая въ свое зван³е, давали клятву въ вѣрности, положен³е Вилл³ама значительно поправилось: помѣщенный въ число придворныхъ актеровъ съ самаго начала, онъ вскорѣ получилъ собственноручное письмо Короля съ изьявлен³емъ ему Монаршаго благоволен³я; потомъ наименованъ однимъ изъ директоровъ театра, при которомъ и оставался до 1615 года, хотя игралъ только до 1605 года.
   Въ продолжен³и сего времени онъ написалъ 34 драмы (со включен³емъ передѣланныхъ имъ для театра второй и третей части Генриха ²V, и можетъ быть нѣкоторыхъ другихъ), поэмы: Венера и Адонисъ, похищен³е Лукрец³и, страстный пилигримъ, жалобы влюбленнаго и 154 сонета.
   Находясь въ Лондонѣ, купилъ Вилл³амъ въ Стратфортѣ сперва (въ 1598) такъ называемое новое мѣсто, а потомъ и друг³я земли и въ 1615 оставивъ столицу переселился на свою родину. Въ началѣ 1616 г. написалъ онъ завѣщан³е, будучи въ полномъ умѣ и совершенномъ здоровье, но 23 Апрѣля того же года умеръ неизвѣстно отъ какой болѣзни, оставивъ (сынъ его умеръ въ 1586 году, 12 лѣтъ) двухъ дочерей. Онъ погребенъ въ соборной Стратфортской церкви.
   При жизни Шекспира напечатано было только 14 изъ его драмъ. С³е издан³е, вышедшее вѣроятно безъ всякаго пересмотра, можетъ быть безъ вѣдома автора, наполнено грубѣйшими ошибками: мног³я мѣста не имѣютъ смысла; стихи напечатаны, какъ проза, а проза какъ стихи; вмѣсто именъ дѣйствующихъ лицъ вставлены имена актеровъ; драмы не раздѣлены на дѣйств³я и явлен³я, часто къ рѣчи одного лица причтено то, что должно говорить другое и такъ далѣе.
   Въ 1622 году напечатана отдѣльно трагед³я Отелло, а въ слѣдующемъ вышло первое полное собран³е драматическихъ произведен³й in folio. Оно замѣчательно тѣмъ, что въ немъ священныя имена (употреблен³е коихъ въ драмахъ запрещено статутомъ Короля Якова) замѣнены выражен³ями общими. За симъ издан³емъ слѣдовали, также in folio, друг³я три: въ 1632, 66, 85 годахъ. Всѣ с³и четыре in folio, одно за другимъ почти безъ всякихъ поправокъ и всегда съ новыми ошибками перепечатанныя, имѣютъ, правда, свои достоинства, и тѣмъ больш³я, что по причинѣ потери рукописей, только сравнен³емъ съ ними перваго неполнаго издан³я и сличен³емъ ихъ между собою, могли послѣдующ³е издатели очиститъ, сколько было возможно, обезображенный текстъ; но они только при совершенномъ недостаткѣ чего-либо лучшаго могутъ быть приняты въ разсмотрѣн³е: столь многоразличными и важными ошибками искажены въ нихъ Шекспировы творен³я.
   Рове первый старался объ исправлен³и сихъ безчисленныхъ погрѣшностей; но его два издан³я (1709 и 1714) оставили желать столь многаго, что Попе не могъ даже ими пользоваться, а обратился къ стариннымъ in folio, сталъ поправлять и испорченное и непонятное ему по причинѣ неупотребительныхъ выражен³й, но соскучивъ трудною работою окончилъ ее наскоро и напечаталъ такимъ образомъ полу-поправленнаго Шекспира два раза (1725 и 28).
   Послѣ нихъ Теобальдъ и епископъ Варбуртонъ равнымъ образомъ не достигли цѣли, и прошло полтора вѣка послѣ смерти Шекспира прежде, нежели творен³я его появились въ сносномъ видѣ. Джонсонъ былъ первый издатель очистивш³й и пояснивш³й ихъ значительно; послѣ него Стивенсъ, Ридъ, Катпелъ, Мелонъ и друг³е трудились надъ тѣмъ же съ неутомимымъ прилежан³емъ; всѣ усил³я ихъ не могли однакожъ возвратить тексту первобытной его чистоты: осталось много мѣстъ темныхъ, много несообразностей, пропусковъ и прибавлен³й.
   Кромѣ сихъ погрѣшностей, послѣдств³й небрежности и невѣжества первыхъ издателей, есть въ творен³яхъ Шекспира и друг³я, собственно ему принадлежащ³я. Бѣдный актеръ, онъ долженъ былъ, особенно въ началѣ своего литературнаго поприща, пещись о пропитан³и больше, нежели о славѣ, сообразоваться со вкусомъ актеровъ и черни, составлявшей тогда большую часть посѣтителей театра. Отсюда произошли грубыя шутки, часто неумѣстная игра словъ, слишкомъ рѣзк³я картины, выражен³я низк³я, неблагопристойныя. (*)
   (*) Отступлен³я отъ Аристотелевыхъ правилъ нельзя назвать ошибками въ Шекспирѣ, вовсе сихъ правилъ незнавшемъ.
   Всѣ с³и недостатки Шекспирова театра затруднительны для переводчика не менѣе, какъ и его достоинства, его красоты, часто неподражаемыя. Я руководствовался при переложен³и Гамлета слѣдующими правилами:
   1.) Переводить стихи стихами, прозу прозою сколько возможно ближе къ подлиннику (не измѣняя ни мыслей, ни порядка ихъ) даже насчетъ гладкости рускихъ стиховъ, непр³обыкшихъ заключатъ въ себѣ частицы рѣчи, для простоты непринужденнаго, неотрывистаго Шекспирова слога необходимыя.
   2.) Въ выражен³яхъ быть вѣрнымъ, не оскорбляя однакожъ благопристойности и прилич³я: часто слово низкое уже и въ подлинникѣ; рѣзкое и въ Шекспирово время, имѣетъ на рускомъ языкѣ выражен³е, соотвѣтствующее ему по смыслу, но еще нижшее, нестерпимое для уха самаго невзыскательнаго; - въ такихъ случаяхъ я почиталъ за лучшее замѣнить его другимъ, благороднѣйшимъ. Чрезъ с³е, правда, нѣкоторыя, немног³я картины потеряли настоящ³й колоритъ свой; но это зло необходимое - если и зло оно.
   3.) Игру словъ передавать даже на счетъ вѣрности въ изложен³и заключающейся въ той мысли, если мысль с³я сама по себѣ незначительна.
   4) Въ мѣстахъ неясныхъ и сомнительныхъ совѣтоваться со всѣми Комментаторами и слѣдовать толкован³ю вѣроятнѣйшему.
   5.) Нѣкоторые отрывки древнихъ стихотворен³й, въ трагед³и помѣщенные, переводитъ вольно. Иные стихи, напримѣръ, въ пѣсни гробокопателя, вовсе не имѣютъ смысла: можетъ быть Шекспиръ хотѣлъ показать, какъ невѣжи искажаютъ въ пѣн³и баллады, сдѣлавш³яся народными; с³е могло забавлять только его современниковъ.
   6.) Помѣщать въ примѣчан³яхъ все могущее послужить къ пояснен³ю текста: мнѣн³я и догадки комментаторовъ, историческ³я извѣст³я, игру словъ и друг³я мѣста подлинника, по какимъ-либо причинамъ не близко переведенныя; указывать же на всякое незначительное отступлен³е въ выражен³яхъ и оборотахъ не почелъ я за нужное.
   Изъ сихъ правилъ нѣкоторымъ образомъ видно, какой степени вѣрности должно требовать отъ моего переложен³я. Объ успѣхѣ судить не мнѣ: переводя почти всегда стихъ въ стихъ; часто слово въ слово, допуская выражен³я малоупотребительныя, я старался доставить моимъ соотечественникамъ сколько возможно точнѣйшую копию Гамлета Шекспирова; но для сего должно было сохранить красоты, почти неподражаемыя - а въ семъ-то именно нельзя и ручаться.
   Перечитыван³е Гамлета въ подлинникѣ, поправки и повѣрки перевода доставили мнѣ средства изучить с³е удивительное произведен³е, обнять его въ цѣломъ. Не излагая здѣсь подробно его плана и хода, ограничусь разсмотрѣн³емъ характера самаго Принца и опредѣлен³емъ мысли, служащей трагед³и основан³емъ. Гете въ Вильгельмѣ Мейстерѣ сказалъ свое мнѣн³е о томъ и другомъ; онъ подалъ мнѣ Ар³адн³ну нить для сего лабиринта, въ которомъ, придерживаясь сей нити, нашолъ я иные изгибы не совершенно въ томъ видѣ, въ какомъ начерталъ ихъ знаменитый поэтъ Герман³и: всегдашн³й сумракъ рѣдко позволяетъ разлилась тамъ предметы явственно, и наблюдатель, составляя рисунокъ сего многосложнаго здан³я, не можетъ ручаться въ вѣрности каждой черты своей картинѣ. Читающ³е Гете увидятъ сами, что изъ нижеслѣдующаго заимствовалъ я у него, и что принадлежитъ собственно мнѣ .
   Отдѣлимъ, по примѣру Нѣмецкаго поэта, отъ Гамлетова характера все, бывшее послѣдств³емъ печальныхъ событ³й, означенныхъ въ трагед³и; представимъ себѣ Принца, какимъ былъ онъ при жизни своего родителя. Вмѣстѣ съ сердцемъ добрымъ и чувствительнымъ, съ кроткою, благородною душею, съ строгою нравственност³ю, получилъ онъ отъ природы пр³ятную наружность, умъ смѣтливый и дальновидный. Хорошее воспитан³е и примѣръ добродѣтельнаго отца утвердили въ немъ врожденныя благ³я склонности, образовали вкусъ его; увѣренность въ достижен³и царской власти (хотя и ненаслѣдственной но могущественнымъ отцомъ легко оставляемой за сыномъ достойнымъ) означила ему кругъ его будущаго дѣйств³я. Въ Принцѣ юношѣ развился характеръ, долженствовавш³й составить нѣкогда не воинскую славу, но радость и счаст³е государства: въ немъ не было вовсе геройской твердости, управляющей обстоятельствами, ручающейся за успѣхъ предпр³ят³й смѣлыхъ и многотрудныхъ, не было рѣшительности, въ мгновенной опасности мгновенно опасныя, но вѣрныя средства для достижен³я цѣли избирающей; за то добродѣтельная душа его стремилась ко всему благому, и с³е ея стремлен³е, опираясь на неограниченной власти самодержца, принесло бы плоды прекрасные. Сверхъ сего Гамлета отличали качества, высоко цѣнимыя и въ частномъ человѣкѣ: любитель полезнаго и пр³ятнаго, онъ уважалъ достоинство вездѣ, гдѣ находилъ его, строг³й къ самому себѣ, гнушался порокомъ въ другихъ, презиралъ все низкое, отвращался особенно отъ притворства и раболѣп³я; кротк³й и снисходительный; могъ имѣлъ даже нужду проститъ всякую обиду, хотя и живо чувствовалъ ее въ первыя минуты: питать къ кому-либо ненависть было для души его почти стольже тяжело, какъ и страдать отъ угрызен³й совѣсти. Сердце его знало прелесть искренней дружбы, и наконецъ испытало сладость первой любви, какъ само оно, кроткой и нѣжной.
   Таковъ былъ молодой Принцъ въ дни своего счаст³я. Отецъ его умираетъ скоропостижно; воцаряется дядя, человѣкъ, подъ личиною доброхотства и привѣтливости, скрывающ³й порочную душу со всѣми ея порочными замыслами. Вдругъ Гамлетъ видитъ себя лишеннымъ короны, которую привыкъ онъ почитать своею собственност³ю, предчувствуетъ (увѣренный въ притворствѣ Клавд³я и пустотѣ его обѣщан³й) что отчужденъ отъ ней навсегда, впервые познаетъ разстоян³е подданнаго и Монарха раздѣляющее. Онъ униженъ до равенства съ раболѣпною толпою придворныхъ, долженъ услугою покупать услугу, даже во многомъ нуждаться: онъ въ полной мѣрѣ чувствуетъ свое ничтожество. Могла ли такая перемѣна положен³я не омрачить души его печал³ю? Но сего еще мало: единственное существо, коего участ³е могло усладить его участь, а подпора и содѣйств³е вновь оживить прежн³я надежды, его мать дѣлается супругою царствующаго дяди. И ее долженъ онъ включить въ число своихъ недоброжелателей, и отъ ней ожидать ему нечего!
   Тутъ-то Гамлетъ осиротѣлъ совершенно, возненавидѣлъ и коварный свѣтъ и жизнь свою, потерялъ всю бодрость, упалъ духомъ безвозвратно. Такимъ является онъ намъ въ началѣ трагед³и. Вѣсть о появлен³и отцовой тѣни подтверждаетъ подозрѣн³е, невольно ему тѣснившееся въ душу; вскорѣ потомъ призракъ открываетъ тайну уб³йства и призываетъ его къ мести. Пораженный ужасомъ, но въ пылу негодован³я и гнѣва забывш³й на минуту все остальное, Гамлетъ обѣщаетъ мщен³е скорое и въ слѣдъ за симъ, разставшись съ призракомъ, клянется - не забыть родителя: первое движен³е утихло; удрученный и прежнимъ и симъ новымъ бременемъ, онъ не предпринимаетъ ничего рѣшительнаго, обязываетъ друзей своихъ молчать о привидѣн³и, скрываетъ отъ нихъ тайну уб³йства, замышляетъ только на всяк³й случай притвориться помѣшаннымъ. Всѣ послѣдующ³е поступки его обьясняются, основываясь на вышесказанномъ, безъ затруднен³я: смѣлый въ минуту непредвидѣнно представляющейся опасности, онъ не смѣетъ вызвать ее самъ; укоряетъ себя въ малодуш³и и медлительности и находитъ всегда новые предлоги отсрочивать совершен³е мести. Унын³е и бремя бѣдств³я, которое свергнуть онъ чувствуетъ себя не въ силахъ, подавили даже любовь въ его сердцѣ: онъ уже смѣшиваетъ Офел³ю съ остальными существами м³ра, имъ презираемаго. - Такъ, воспламеняясь и хладѣя поперемѣнно, дѣйствуя только украдкою, прибѣгая къ ненавистнымъ ему средствамъ, хитрости и притворству, всегда печальный въ душѣ и недовольный собою, онъ уклоняется болѣе и болѣе отъ своей цѣли и наконецъ совершенно теряетъ ее изъ виду въ минуту развязки ни чѣмъ неприготовленной, неожиданной, устроенной случаемъ или провидѣн³емъ.
   С³я развязка трагед³и служитъ намъ отвѣтомъ на вопросъ: имѣлъ ли Шекспиръ въ виду, сочиняя Гамлета, какую-либо моральную цѣль, или хотѣлъ только представить свѣту прекрасную и живую картину, одну изъ занимательныхъ страницъ въ книгѣ человѣческой жизни? - служитъ отвѣтомъ, по моему мнѣн³ю, удовлетворительнымъ. Какою неправдоподобною натяжкою, какою ученическою ошибкою покажется она каждому, если предположимъ, что авторъ употребилъ ее безъ особеннаго намѣрен³я и Шекспиру ли впасть въ такую ошибку, ему, которому могло гигантское воображен³е доставить столько средствъ окончить поэму по его желан³ю, a совершенное знан³е свѣта и человѣческаго сердца указать къ тому стезю, самую приличную? Нѣтъ: Шекспиръ имѣлъ моральную цѣль - это вѣрно, какую - мы можемъ только догадываться.
   Въ Гамлетѣ мщен³е не совершается упорными и постоянными усил³ями Принца, по характеру и положен³ю своему къ нимъ неспособнаго: даже воззван³е и понужден³е пришедшаго изъ чистилища духа не могли довести несчастнаго юношу до невозможнаго ему подвига, и преступникъ, обезпеченный ничтожност³ю человѣческихъ средствъ къ его наказан³ю; прибавляетъ къ прежнимъ злодѣян³ямъ новое, но падаетъ въ тоже время непредвидѣннымъ образомъ, съ нимъ гибнутъ - какъ и прежде, посредственно и непосредственно, погибли чрезъ него - виновные и вѣрное изображен³е событ³й сего м³ра!) невинные; царственный родъ пресекается, скипетръ переходитъ въ руки человѣка посторонняго. Не достаточно ли ясно видимъ мы здѣсь, что Провидѣн³е ведетъ преступника къ казни само, своими путями, независимо отъ человѣческихъ усил³й, что злодѣйство, распространяя пагубное свое дѣйств³е на однихъ, бываетъ для другихъ источникомъ выгодъ, единственною причиною ихъ возвышен³я? Очень возможно; что авторъ именно это хотѣлъ показать намъ; я впрочемъ никакъ не ручаюсь въ истинѣ моего предположен³я и представляю его читателямъ только какъ заключен³е изъ тщательнаго разсмотрен³я переведенной мною трагед³и извлеченное и довольно правдоподобное.
  

---

  

ГАМЛЕТЪ

ДѢЙСТВIE I.

ЯВЛЕНIE I.

(Эльсиноръ; Терраса передъ замкомъ.)

  

Франциско (на стражѣ), Бернардо (входитъ.)

  
                       Бернардо.
  
             Кто здѣсь?
  
                       Франциско.
  
                       А ты кто? отвѣчай мнѣ - стой!
  
                       Бернардо.
  
             Да здравствуетъ Король! (1)
  
                       Франциско.
  
                                 Бернардо?
  
                       Бернардо.
  
                                           Онъ.
  
                       Франциско.
  
             Вы помните свой часъ!
  
                       Бернардо.
  
                                 Двѣнадцать било!
             Теперь ты можешь спать идти, Франциско.
  
                       Франциско.
  
             Благодарю за смѣну! Страшный холодъ.
             И мнѣ сгрустнулось.
  
                       Бернардо.
  
                             Все было спокойно?
  
                       Фрацискo.
  
             Ни мышь не пробѣжала.
  
                       Бернардо.
  
                                 Добра ночь!
             Не встрѣтятся ль тебѣ мои состражи,
             Горац³о и Марцелл³й? - Пусть спѣшатъ.

(Горац³о и Марцелл³й входятъ.)

  
                       Франциско.
  
             Вотъ, не они ль! Кто здѣсь?
  
                       Горац³о.
  
                                 Друзья отчизны!
  
                       Марцеллiй.
  
             И Датскаго вассалы Короля!
  
                       Франциско.
  
             Ну, добра ночь!
  
                       Марцеллiй.
  
                       Прости, мой честный воинъ;
             Кому ты мѣсто сдалъ свое?
  
                       Франциско.
  
                                 Бернарду.
             Простите!

(Уходитъ.)

  
                       Марцелл³й.
  
                       Гдѣ Бернардо?
  
                       Бернaрдо.
  
                                 Здѣсь! А здѣсь ли
             Горац³о?
  
                       Горац³о.
  
                   Кажется на то похоже! (2)
  
                       Бернардо.
  
             А, здравствуйте, Горац³о и Марцелл³й!
  
                       Горац³о.
  
             Что, и сегодня было привидѣнье?
  
                       Бернардо.
  
             Я ничего не видѣлъ.
  
                       Марцелл³й.
  
             Горац³о все мечтою почитаетъ!
             Его ни чѣмъ увѣрить я не могъ,
             Что дважды страшный видѣли мы призракъ,
             И, наконецъ, уговорилъ сегодня
             Пробыть на стражѣ вмѣстѣ съ нами ночь,
             Чтобъ, если снова тожь придетъ видѣнье,
             Онъ видѣлъ самъ, и самъ бы говорилъ съ нимъ.
  
                       Горацiо.
  
             О, не придетъ, не бойтесь!
  
                       Бернардо.
  
                               &nbs

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 198 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа