Главная » Книги

Шекспир Вильям - Король Джон, Страница 15

Шекспир Вильям - Король Джон


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

орожденный.
  
             Вы думайте, какъ знаете; но лучше-бъ,
             Мнѣ кажется, къ словамъ вернуться добрымъ.
  
                       Салисбюри.
  
             Не наша то - но нашей скорби рѣчь.
  
                       Филиппъ Незаконнорожденный.
  
             Но если нѣтъ причинъ для вашей скорби,
             То поводъ есть къ почтительнымъ рѣчамъ.
  
                       Пэмброкъ.
  
             Да, сэръ, свои права имѣетъ гнѣвъ.
  
                       Филиппъ Незаконнорожденный.
  
             Права - вредить тому, кто гнѣвомъ полонъ.
  
                       Салисбюри.
  
             Вотъ здѣсь его темница. Это кто?

(Примѣчаетъ трупъ Артура).

  
                       Пэмброкъ.
  
             И царственной, и чистою добычей
             Гордится смерть! И нѣтъ на всей землѣ
             Могилы, чтобъ укрыть такое дѣло!
  
                       Салисбюри.
  
             Себя уб³йство въ ужасъ привело -
             И трупъ не скрытъ, и всѣхъ зоветъ на мщенье!
  
                       Биготъ.
  
             Или палачъ прелестнаго ребенка
             Его красу не смѣлъ закрыть могилой?
  
                       Салисбюри.
  
             Что скажешь ты, сэръ Ричардъ? Ты видалъ
             Подобное? Иль слышалъ, иль читалъ,
             Или видалъ во снѣ дѣла так³я?
             Ты въ силахъ ли себѣ отдать отчетъ
             Въ томъ, что ты видишь? Въ силахъ ли повѣрить -
             Не видѣвъ самъ - тому, что видишь ты?
             Не это ли вершина и вѣнецъ
             Злодѣйскихъ дѣлъ? Не это ли - корона,
             Что надъ гербомъ уб³йцы стать должна?
             О, это стыдъ кровавый, лютость звѣря,
             Позорнѣйш³й ударъ, какими только
             Каменосердый гнѣвъ и злая ярость
             У состраданья вызывали слезы!
  
                       Пэмброкъ.
  
             Уб³йства всѣ невинны передъ этимъ:
             Оно въ своемъ единствѣ безпримѣрно
             И освятитъ, и извинитъ собой
             Всѣ ужасы, что намъ въ грядущемъ скрыты,
             И шуткой станетъ пролитая кровь,
             Въ сравнен³и съ ужаснымъ этимъ видомъ.
  
                       Филиппъ Незаконнорожденный.
  
             Кровавое и пагубное дѣло,
             Злодѣйскихъ рукъ безжалостнѣйш³й слѣдъ,
             Коль точно здѣсь виной рука людская.
  
                       Салисбюри.
  
             Коль точно здѣсь виной рука людская?
             Мы съ ясностью предвидѣли бѣду:
             Здѣсь, въ дѣлѣ срама - Губерта рука,
             А короля и замыселъ, и воля.
             Здѣсь подданство слагаю я свое,
             И на колѣняхъ передъ милымъ трупомъ,
             Передъ красой безжизненной, несу,
             Какъ ѳим³амъ, такой обѣтъ священный:
             Отторгнусь я отъ прелестей земныхъ,
             Я радостью себя не опозорю,
             Не стану знать ни лѣни, ни покоя
             До той поры, пока свою я руку
             Не освящу отмщен³емъ священнымъ.
  
                       Пэмброкъ и Биготъ.
  
             И тѣ слова мы свято подтверждаемъ.
  

Входитъ Губертъ.

 []

  
                       Губертъ.
  
             Я къ вамъ спѣшу, достойные вельможи.
             Артуръ не умеръ; васъ зоветъ король.
  
                       Салисбюри.
  
             О, дерзокъ онъ - предъ смертью не краснѣетъ!
             Вонъ, мерзк³й извергъ! съ глазъ долой, подлецъ!
  
                       Губертъ.
  
             Не извергъ я.
  
                       Салисбюри.
  
             Я твой палачъ теперь! (Вынимаетъ мечъ).
  
                       Филиппъ Незаконнорожденный.
  
             Въ порядкѣ мечъ твой - спрячь его въ ножны!
  
                       Салисбюри.
  
             Уб³йцы трупъ ему ножнами будетъ.
  
                       Губертъ.
  
             Назадъ, милордъ! назадъ, я говорю!
             Твой мечъ остеръ, но - Небомъ я клянусь -
             И у меня наточенъ мечъ изрядно.
             Опомнись же, не искушай меня,
             Не вызывай опасную защиту,
             Чтобъ не забылъ я, предъ твоею злобой,
             Велич³я и сана твоего.
  
                       Биготъ.
  
             Ты, куча грязи, лорду шлешь угрозы?
  
                       Губертъ.
  
             Нисколько; но стоять за жизнь мою
             И противъ императора я смѣю.
  
                       Салисбюри.
  
             Уб³йца ты!
  
                       Губертъ.
  
                   Нѣтъ, не уб³йца я.
             Тотъ, чей языкъ неправо обвиняетъ,
             Тотъ говоритъ неправду предъ людьми.
             А кто сказалъ неправду, тотъ солгалъ.
  
                       Пэмброкъ.
  
             Руби его въ куски!
  
                       Филиппъ Незаконнорожденный.
  
                       Остановитесь,
             Я говорю вамъ.
  
                       Салисбюри.
  
                       Отойди назадъ,
             Иль я тебя ударю, Фальконбриджъ.
  
                       Филиппъ Незаконнорожденный.
  
             Ударь ты лучше чорта, Салисбюри!
             Пошевелись, косой мнѣ взглядъ пошли,
             Иль съ гнѣвомъ мнѣ скажи худое слово -
             И я тебя убью. Вложи жъ свой мечъ,
             Не то - тебя съ твоею кочергою
             Я такъ сомну, что будешь думать ты,
             Не дьяволъ ли пришелъ къ тебѣ изъ ада.
  
                       Биготъ.
  
             Какъ, храбрый, знаменитый Фальконбриджъ
             На сторонѣ уб³йцы и мерзавца?
  
                       Губертъ.
  
             Не для меня названья тѣ, лордъ Биготъ.
  
                       Биготъ.
  
             Вотъ принца трупъ - кто умертвилъ его?
  
                       Губертъ.
  
             За часъ назадъ онъ живъ былъ и здоровъ;
             Я чтилъ его, любилъ его - и стану
             Всю жизнь рыдать о горестной потерѣ.
  
                       Салисбюри.
  
             Коварныхъ глазъ слезамъ не вѣрю я!
             Ихъ проливать умѣетъ и злодѣйство;
             А кто привыкъ, тотъ ихъ рѣкою льетъ,
             И жалость, и невинность представляя.
             За мною всѣ, для чьей души ужасенъ
             Нечистый воздухъ этой мерзкой бойни!
             Здѣсь смрадъ грѣха - и душитъ онъ меня.
  
                       Биготъ.
  
             Идемъ, идемъ къ дофину; ѣдемъ въ Бери.
  
                       Пэмброкъ.
  
             А королю скажи - пусть ищетъ насъ.

(Лорды уходятъ).

  
                       Филиппъ Незаконнорожденный.
  
             Не хороши дѣла! (Губерту.) О смерти принца
             Ты зналъ ли? Если ты убилъ его,
             То нѣтъ тебѣ прощенья: ты нарушилъ
             Границы всѣ и мѣры для пощады.
             Ты будешь проклятъ, Губертъ.
  
                       Губертъ.
  
                                 Но послушай.
  
                       Филиппъ Незаконнорожденный.
  
             А вотъ что я могу тебѣ сказать:
             Ты черенъ такъ, какъ чернота сама,
             Проклятѣе ты принца Люцифера,
             И дьявола гнуснѣе нѣтъ въ аду,
             Чѣмъ ты, убивш³й этого ребенка.
  
                       Губертъ.
  
             Клянусь душой моей...
  
                       Филиппъ Незаконнорожденный.
  
                             Когда ты далъ
             Согласье на жесток³й тотъ проступокъ,
             То задохнись съ отчаянья, и если
             Веревку ты захочешь для себя,
             То подбери ничтожнѣйшую нитку,
             Что выпускаетъ изъ себя паукъ,
             И удавися ей; на тростникѣ,
             Какъ на суку, повѣсься безъ труда,
             А если ты захочешь утопиться,
             То зачерпни воды себѣ на ложку -
             И эта ложка станетъ океаномъ,
             Чтобъ поглотить такого душегубца.
             Да, тяжко заподозрѣнъ мною ты.
  
                       Губертъ.
  
             Когда я дѣломъ, мысл³ю, согласьемъ
             Виновенъ въ кражѣ милой той души,
             Что замкнута была въ прелестномъ прахѣ,
             То пусть въ аду не сыщется мнѣ мукъ!
             Онъ былъ здоровъ, когда ушелъ я.
  
                       Филиппъ Незаконнорожденный.
  
                                 Ну,
             Бери же трупъ, неси его отсюда.
             Мой духъ смущенъ - теряется мой путь
             Межъ терн³й и житейскихъ треволнен³й!

(Губертъ поднимаетъ тѣло на руки).

             О, какъ легко всю Англ³ю ты поднялъ!
             Изъ этихъ мертвыхъ, царственныхъ останковъ
             Взлетѣла къ небу жизнь страны родной
             И правда, и законъ, и остается
             Вся Англ³я на горе и тревогу,
             И на раздоръ, и на добычу скорби.
             Теперь, какъ песъ на кинутую кость,
             Щетинится война на царство наше -
             И грозно зубы скалитъ и рычитъ
             На миръ невинный съ кроткими глазами.
   &nb

Категория: Книги | Добавил: Ash (30.11.2012)
Просмотров: 248 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа