Главная » Книги

Стороженко Николай Ильич - Предшественники Шекспира, Страница 16

Стороженко Николай Ильич - Предшественники Шекспира


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

и на смерть Эдварса, напечатанной у Вартона (History of the English Poetry, vol. III. p. 239-240).
   145) Nichols, Progresses of Queen Elisabeth, vol. I. p. 210 (издан³е 1823 г.). Комед³я Эдвардса, подавшая поводъ къ описанному нами печальному событ³ю, не сохранилась. Вообще, изъ всѣхъ драматическихъ произведен³й Эдвардса, которыя, судя по занимаемой имъ придворной должности, должны были быть весьма многочисленны, уцѣлѣла только одна трагед³я Damon and Pithias, которая была издана въ 1571 г., уже по смерти автора. Въ новѣйшее время она перепечатана въ первомъ томѣ послѣдняго издан³я Dodsley's, A Collection of Old Plays, вышедшаго въ 1825-27 подъ редакц³ею Колльера и въ первомъ же томѣ The Ancient British Drama ed. by sir W. Scott. London 1810 r.
   146) Впослѣдств³и Уэтстонъ, оставивши, блестящимъ образомъ начатую, карьеру драматическаго писателя, перешелъ въ пуританск³й лагерь и въ своемъ сочинен³и A Mirror for Magistrates of Cyties. London 1584 (См. приложен³е къ нему подъ заглав³емъ The Touchstone for the Time p. 24) за одно съ пуританскими проповѣдниками называлъ театръ учрежден³емъ безнравственнымъ, камнемъ преткновен³я добродѣтели и оруд³емъ порока. "The godly divines, (говоритъ онъ), in publique sermons and others in printed bookes have (of late) very sharply invayed against Stageplays (improperly called Tragedies, Comedies and Moralles) as the sprynges of many vices and the stumblingbloches of Godlynesse and vertue: truelly, the use of them upon fhe Sabalday and the abuse of them in all times, with scurrilytie and unchaste conveyance, ministred matter sufficient for them to blame and the Magistrate to reforme".
   147) An Apologie for Poetry написана Сиднеемъ между 1581 и 1583 г., но она вышла въ свѣтъ только въ 1595 г., т. е. черезъ девять лѣтъ послѣ геройской смерти автора, павшаго отъ раны, полученной имъ въ битвѣ при Цутфенѣ въ 1586 г. на тридцать второмъ году своей славной и безупречной жизни. Лучшее и самое доступное по цѣнѣ издан³е Аполог³и принадлежитъ Арберу, оказавшему такъ много услугъ наукѣ своими превосходными перепечатками важнѣйшихъ памятниковъ старинной англ³йской литературы. (English Reprints).
   148) Въ подлинникѣ: Pacolet's horse - волшебная лошадь, принадлежавшая Паколету въ старинномъ романсѣ Valentin and Orson (См. Nares, Glossary, illustrating Shakspeare and his contemp. A New Edition by Halliwell and Wright, vol. II. p. 626).
   149) An Apologie for Poetrie. Arber's Edition. London 1868. p. 63-67. Нѣсколько любопытныхъ данныхъ для характеристики старинной англ³йской драмы можно найти въ пуританскихъ памфлетахъ, направленныхъ противъ театра. Сочинители этихъ памфлетовъ были по большей части люди образованные, коротко знакомые со сценой, а потому свѣдѣн³я, ими сообщаемыя, во всякомъ случаѣ заслуживаютъ полнаго вниман³я. Такъ напр. въ памфлетѣ Госсона (Playes Confuted, London, 1582) встрѣчаются драгоцѣнныя указан³я относительно иcточниковъ англ³йской драмы въ описываемое нами глухое время. Отсюда мы узнаемъ, что современные Госсону драматурги заимствовали матер³алы для своихъ произведен³й изъ богатой литературы новеллъ и средневѣковыхъ сказан³й, которыя тогда только что начинали появляться въ англ³йскихъ переводахъ и кромѣ того передѣлывали цѣлыя пьесы изъ латинскаго, французскаго, итальянскаго и испанскаго языковъ. "I may boldly say it (говоритъ Госсопъ) because I have seen it, that The Palace of Pleasure (сборникъ итальянскихъ новеллъ въ англ³йскомъ переводѣ, изданный Пайнтеромъ въ 1566 г.), The Golden Ass (здѣсь разумѣется Апулеевъ Золотой Оселъ), The Aethiopian History (Гел³одорова Aethiopica, появившаяся въ англ³йскомъ переводѣ 1577 г. см. Dunlop's, Geschiehte der Prosadichtungen, deutsch von Librecht s. 457, Anmerkung 25), Amadis of France, and the Sound Table, bawdy Comédies in Latin, French, Italian and Spanish bave been thorongbly ransacked to furnish the playhouses in London". (Playes Confuted in five Actions. London. 1591. in 16. Экземпляръ британскаго музея). Пьесы, содержан³е которыхъ заимствовано изъ подобныхъ фантастическихъ источниковъ, Госсонъ характеризуетъ такъ: "по временамъ въ нихъ ничего нельзя найти кромѣ приключен³й влюбленнаго рыцаря, котораго любовь къ какой нибудь принцессѣ гонитъ изъ страны въ страну; во время своихъ странствовав³й онъ встрѣчается съ множествомъ страшныхъ чудовищъ и возвращается домой до такой степени измѣнившимся, что его можно узнать развѣ по какому нибудь девизу на его щитѣ, или по сломанному кольцу, или по носовому платку" и т. д. Не лучше обработывались и историческ³е сюжеты. "Если же - говоритъ Госсопъ - нашимъ драматургамъ случайно попадался подъ руку настоящ³й историческ³й сюжетъ, то они выкроивали изъ него рядъ человѣческихъ тѣней, которыя, какъ извѣстно, всего длиннѣе при восходѣ и заходѣ солнца и всего короче въ полдень, потому что они обращали вниман³е только на так³я стороны историческихъ событ³й, которыя давали имъ предлогъ блеснуть своимъ краснорѣч³емъ въ трагическихъ монологахъ, или пощекотать нервы зрителя страстными любовными д³алогами; иногда же, чтобъ потѣшить самихъ себя, они выводили на сцену разныхъ чудаковъ, осыпая ихъ бранью и насмѣшками и т. д. (ibid. Second Action). Для интересующихся дѣломъ замѣтимъ, что памфлетъ Госсопа вошелъ въ собран³е документовъ и трактатовъ, относящихся къ старинному англ³йскому театру, изданное однимъ извѣстнымъ англ³йскимъ археологическимъ обществомъ, (Roxburghe Club) подъ редакц³ей Гецлита. (The English Drama and Stage under the Tudor and Stuart Princes, 15²З-1664, illustrated by a series of Documents, Treatises and Poems. London. 1869. Printed for the Roxburghe Library).
   150) Старѣйш³й изъ англ³йскихъ эстетиковъ, Гасконъ, сочинен³е котораго (Certayne notes of Instruction, concerning the making of verse or ryme in English, London 1575) было недавно вновь издано Арберомъ въ English Reprints, ни однимъ словомъ не упоминаетъ объ Аристотелѣ; равнымъ образомъ Поттенгэмъ въ своей Теор³и Поэз³и (The Arte of English Poesie), написанной около 1584 г., но впервые изданной только въ 1589, хотя и упоминаетъ объ Аристотелѣ три раза (Ancient critical essais upon English Poets and Poesy ed. by Haslewood, vol. I. p. 13, 191, 225), но по поводу его Политики и Логики; послѣднее обстоятельство невольно наводитъ на мысль, что о П³итикѣ Аристотеля Поттенгэмъ едвали зналъ даже по слухамъ. Почти тоже можно сказать и о другомъ извѣстномъ критикѣ, Веббе, въ сочинен³и котораго (A Discourse of English Poetrie, London 1586) при самомъ пристальномъ чтен³и намъ не удалось открыть слѣдовъ хотя отдаленнаго знакомства съ П³итикой Аристотеля. Изъ его опредѣлен³я трагед³и и комед³и видно, что Веббе гораздо ближе стоялъ къ Ars Poetica Горац³я и П³итикѣ Скалигера, даже къ воззрѣн³ямъ средневѣковыхъ теоретиковѣ, чѣмъ къ П³итикѣ Аристотеля.
   151) См. превосходную характеристику скалигеровой П³итики, сдѣланную Эбертомъ въ Entwickl. Geschichte der franz. Tragödie, стр. 149-152. Чтобы опредѣлить мѣру вл³ян³я этого сочинен³я на англ³йскую критику достаточно сличить опредѣлен³е трагед³и и комед³и у Свалигера и y нѣкоторыхъ англ³йскихъ писателей, напр. y Hopcбрука (A Treatise against Dicing, Dancing, Plays and Interludes L. 1577, ediled by I. P. Collier Lond. 1843. p. 104), Госсона (Plays Confuted. The 2-nd Action), Веббе (A Discourse of English Poetrie въ Ancient critical Essays ed. by Haslewood. vol. II. p. 38-40) и т. д.
   152) The Plays Confuted in fire Actions. London 1591. The Second Action (въ концѣ).
   153) History of Engl. Dram. Poetry vol. II, p. 426. Вопросъ объ относительной цѣнности показан³й Госсона не представлялъ бы никакихъ затруднен³й, если бы сохранились данныя, на которыхъ онъ основалъ свое сужден³е, но къ сожалѣн³ю фактическая повѣрка его свидѣтельства невозможна, ибо изъ всѣхъ пьесъ, упоминаемыхъ Госсономъ въ его двухъ памфлетахъ (The School of Abuse и Plays Con-futed) уцѣлѣла тодько одна - The Three Ladies of London, (изданная Колльеромъ по поручен³ю Roxburghe Club'a въ 1851 г.). да и та есть ничто иное, какъ моралите самой чистой воды и притомъ самыхъ строгихъ правилъ.
   154) Авторомъ этой пьесы былъ нѣкто Thomas Ingeland, бывш³й студентъ кембриджскаго университета. Она была издана in 4-to безъ означен³я года, но по языку должна быть отнесена къ началу царствован³я Елисаветы. Обстоятельный разборъ ея сдѣланъ нѣмецкимъ ученымъ Фритше (Bericht über das altenglische Enterhide The Disobedient Child) въ актовой рѣчи, произнесенной имъ на годичномъ праздникѣ королевской гимназ³и въ Торнѣ 28 сентября 1858 г. Почтенному автору, повидимому, не было извѣстно, что пьеса, которую онъ подвергъ такому тщательному анализу, была издана гораздо раньше (въ 1848 г.) иждивен³емъ одного англ³йскаго литературнаго общества. (Perey Society).
   155) Morley, The Life of Girolamo Cardano. London. 1854, vol. II. p. 144.
   156) The Scholemaster by Roger Ascham, ed. by Mayor, London 1863. p. 69-70. Извѣстный Французск³й протестантъ Гюберъ Ланге въ письмѣ къ другу своему Филиппу Сиднею выражается о нравственномъ характерѣ итальянцевъ еще болѣе рѣзко: "The ancients (говоритъ онъ) gave the name of stratagem to any wise consel, by which the commander of un army brought about the preservation of his own men, when in peril, or the overthrow of his enemy. But nowadays, after your Italian School (Мак³авелли?) we give to vices the names of vertues and are not ashamed to call falsehood, treachery and cruelty by the names of wisdom and magnanimity". (The Correspondence of sir Philip Sidney and Hubert Languet, translated by Pears, p. 78).
   157) Изъ письма къ своему брату Роберту, (ibid. Appendix p. 198). Сидней заключаетъ свою характеристику итальянцевъ слѣдующими замѣчательными словами: "начиная отъ трактирнаго слуги и выше - всѣ они говоруны и фразеры". Съ этимъ отзывомъ слѣдуетъ сравнить то, что писалъ Ланге Сиднею отъ 21 декабря 1573. (ibid. p. 12).
   158) Farewell, monsieur traveller: Look you lisp and wear strange suits, disable all the benefits of your own country, be out of love with your nativity and almost chide God for making you that countenance you are; or I will scarce think you have swam in а gondola. (As You Like it. Act IV, Scene I).
   159) Книга графа Кастильоне Il libro del Cortegiano была переведена на англ³йск³й языкъ и издана въ 1561 г. (The Courtier of Count Baldassar Castilio done into English by sir Thomas Moby). Вартонъ (History of Eng. Poetry. Vol. III, p. 301, примѣчан³е у) думаетъ, что третья часть этого сочинен³я, трактующая объ обязанностяхъ придворныхъ дамъ (On the behaviour of Court-ladiee) была переведена гораздо раньше (въ 1551 г.) до желан³ю маркизы Нортгэмптонъ.
   160) Berti, Vita di Giordano Bruno p. 189. Уельсингэмъ, Лейстеръ, Сидней, Гревилль не только хорошо говорили по итальянски, но постоянно употребляли этотъ языкъ для дипломатическихъ сношен³й съ посланниками Итал³и и Испан³и. Авторъ Горбодука, лордъ Вокгорстъ, славился своею начитанностью въ итальянскихъ авторахъ, а придворный поэтъ Дан³эль даже писалъ сонеты на итальянскомъ языкѣ.
   161) "Чары Цирцеи - писалъ Роджеръ Ашэмъ - вывезены изъ Итал³и, чтобы окончательно испортить добрые нравы нашего народа примѣрами развратной жизни и всего болѣе идеями, почерпнутыми изъ безнравственныхъ книгъ, недавно переведенныхъ съ итальянскаго и продающихся въ каждой лавочкѣ въ Лондонѣ". (The Scholemaster, ed. by Mayor p. 79). "Десять рѣчей, произнесенныхъ съ кафедры церкви Св. Павла не въ состоян³и такъ подвинуть людей къ истинѣ и добру, какъ одна изъ нихъ къ разврату". "И что всего печальнѣе - продолжаетъ онъ - такъ это то, что въ течен³е послѣднихъ мѣсяцевъ этихъ нечестивыхъ книгъ вышло въ свѣтъ больше, чѣмъ прежде въ цѣлые десятки лѣтъ". (Ibid. p. 82).
   162) О причинѣ этого явлен³я въ итальянской литературѣ см. Гервинуса (Shakspeare. Dritte Auflage, s. 53-56), Морлея въ статьѣ Euphuism (Quart. Review 1861 г. January-April), Мезьера (Prédécesseurs de Shakspeare. Deuxième Edition p. 61 et sequ.) и др. Напротивъ того Ульрици (Shakspeare's Dram. Kunst. Dritte Auflage. 1 Theii. s. 103) приписываетъ возникновен³е эвфуизма желан³и: подражать элегантному стилю римскихъ классиковъ, желан³ю, которое было повсемѣстно распространено въ эпоху Возрожден³я, забывая, что Итал³я можетъ представить обращики эвфуизма гораздо болѣе древн³е, чѣмъ какая бы то ни было страна Европы. Въ лирическихъ произведен³яхъ Петрарки мы находимъ уже почти всѣ элементы эвфуизма - изысканность, игру словами, антитезы и д. Отсылаемъ читателя къ книгѣ Мезьера. (Pétrarque. Étude d'après de nouveaux documents Paris, 1868), гдѣ приведены мѣста (см. стр. 46) изъ сонетовъ Петрарки, наиболѣе отличающ³яся аффектац³ей. О соотвѣтств³и изысканнаго стиля Петрарки и его послѣдователей съ нац³ональнымъ характеромъ итальянцевъ можно найти нѣсколько глубокихъ замѣчан³й у M-me Сталь въ ея сочинен³и De la Littérature. (Oeuvres Completes, ed. Didot. Vol. I. p. 247).
   163) Мнѣн³е это впервые было пущено въ ходъ издателемъ драматическихъ произведен³й Лилли, Эдвардомъ Блоунтомъ (Sixe Court Comedies. Written by the only rare poet of that time, the witlie, comical, facetiouslyquieke and unparalleld John Lilly. London 1632), который въ обращен³и къ читателю (Address to the Reader) такъ оцѣниваетъ заслуги Лилли: "Нашъ народъ обязанъ ему новымъ англ³йскимъ языкомъ, которому онъ обучилъ своихъ соотечественниковъ; этотъ языкъ ведетъ свое начало отъ его Эвфуэса. Всѣ наши лэди были его ученицами, и красавица, не усвоившая себѣ эвфуизма, также мало могла расчитывать на успѣхъ при тогдашнемъ дворѣ, какъ особа не говорящая по французски при нынѣшнемъ". Въ другомъ мѣстѣ (The Epistle Dedicatorie) Блоунтъ говоритъ, что "лира, на которой игралъ Лилли не имѣла заимствованныхъ струнъ". Основываясь на приведенномъ нами свидѣтельствѣ, извѣстный критигкъ Джиффордъ (въ своемъ безцѣнномъ издан³и Бенъ-Джонсона, London 1816) не замедлилъ обвинить Лилли въ томъ, что онъ испортилъ надолго англ³йск³й литературный языкъ, прививъ къ нему вкусъ къ аффектац³и и неестественному способу выражен³я. Онъ взвалилъ на Лилли вину за всѣ тѣ безчисленныя искажен³я вкуса, которыми кишатъ произведен³я англ³йскихъ поэтовъ конца 16 в., бывшихъ его учениками. Новѣйшая критика взглянула на дѣло съ исторической точки зрѣн³я, и поспѣшила во многомъ оправдать Лилли. Дѣйствительно, если Лилли и можетъ быть чѣмъ нибудь названъ, то къ нему болѣе идетъ прозвище реформатора эвфуизма, нежели его изобрѣтателя. Онъ не пробивалъ новой дороги, но, идя по старой, расширилъ ее во всѣ стороны и своимъ талантомъ и успѣхомъ увлекъ за собой толпу подражателей. Современники Лилли никогда не считали его творцомъ эвфуизма, но только талантливѣйшимъ его представителемъ. Знаменитый критикъ XVI в. Вилльямъ Веббе (въ своемъ Discourse of English Poetrie. London 1586) осыпаетъ похвалами Лилли за то, что по отношен³ю къ слогу онъ сдѣлалъ одинъ шагъ дальше другихъ. "Among whom (говоритъ онъ) I thinke there is none that will gainsay, but Maister John Lilly hath deserveth moste high commendations, as he hath stept one steppe further therein, than any either before or since he first beganne the wyttie discourse of his Euphues" и т. д. (Ancient Critical Essays, ed. by Haslewood, vol. II. p. 46). Всѣ ингред³енты, входящ³е въ составъ эвфуизма, можно найти задолго до появлен³я эвфуизма у поэтовъ, подпавшихъ вл³ян³ю школы петраркистовъ, напр. у Вьята (Warton, History etc. vol. III. p. 44-46) и у нѣкоторыхъ драматурговъ, подражавшихъ итальянскимъ образцамъ, напр. у Гасконя (см. прологъ къ его переводу Suppositi Ар³оста London 1566) и друг.
   164) Euphues. The Anatomy of Wit. London 1579. Года три тому назадъ романъ Лилли былъ прекрасно изданъ Арберомъ въ его коллекц³и English Reprints. Вотъ вкратцѣ содержан³е романа, которое мы передадимъ по возможности словами подлинника, чтобы читатели могли составить себѣ понят³е о манерѣ изложен³я Лилли, приводившей въ такой восторгъ его современниковъ. Нѣкогда въ Аѳинахъ жилъ молодой человѣкъ, по имени Эвфуэсъ. Природа и фортуна щедро надѣлили его всѣми благами, которыя составляютъ зависть многихъ; въ особенности же онъ славился своимъ остроум³емъ, былъ мастеръ говорить остроумныя сентенц³и, изящныя фразы, тонк³я насмѣшки и веселыя шутки. Но такъ какъ на землѣ нѣтъ ничего совершеннаго, то и нашъ герой имѣлъ одинъ недостатокъ, причинивш³й ему много горя, а именно - легкомысл³е. Наскучивъ однообраз³емъ аѳинской жизни и увлекаемый своимъ легкомысл³емъ, Эвфуэсъ безъ сожалѣн³я оставилъ своихъ родныхъ и друзей и отправился странствовать по бѣлу свѣту. Онъ прибылъ въ Неаполь - городъ, по всѣмъ признакамъ болѣе похож³й на алтарь Венеры, чѣмъ на храмъ Весты - и рѣшился основать въ немъ свое мѣстопребыван³е. "По той же причинѣ, (говоритъ авторъ), по которой рѣзвѣйшая изъ рыбъ попадается на самую лучшую приманку, высоко парящ³й орелъ попадается въ разставленныя ему сѣти, по той же причинѣ и самый остроумный человѣкъ не можетъ упастись отъ обольщен³я". Поселясь въ Неаполѣ, Эвфуэсъ велъ разсѣянную жизнь въ обществѣ веселыхъ товарищей и предавался всевозможнымъ удовольств³ямъ. Впрочемъ онъ не былъ ни съ кѣмъ особенно друженъ, и не только не вступалъ въ откровенные разговоры съ своими знакомыми, но даже въ отвѣтъ на самые простые вопросы, въ родѣ того: откуда онъ родомъ и чей онъ сынъ, пускался въ длиннѣйшую контроверсу о томъ, чей онъ не сынъ и проч. "Я - говоритъ онъ - могу бражничать съ Александромъ, быть воздержнымъ съ Ромуломъ, пировать съ Эпикуромъ и поститься съ стоиками и т. п." Такая изворотливость и остроум³е Эвфуэса приводили въ восторгъ его собесѣдниковъ и возбудили къ нему участ³е въ одномъ джентльмэнѣ почтенныхъ лѣтъ, по имени Эвбулусѣ. Боязнь, чтобъ разсѣянная жизнь не погубила въ конецъ юношу, дала ему смѣлость обратиться къ Эвфуэсу съ непрошеннымъ предостережен³емъ. Разговоръ, происшедш³й между ними по этому поводу, можетъ служить прекраснымъ образчикомъ Эвфуизма. "Молодой человѣкъ (такъ началъ Эвбулусъ), хотя мое знакомство съ вами слишкомъ мало, чтобъ я имѣлъ право просить васъ, а мой авторитетъ еще меньше, чтобъ я имѣлъ право приказать вамъ, тѣмъ не менѣе мое доброе желан³е дать вамъ совѣтъ должно побудить васъ повѣрить мнѣ, а мои сѣдые волосы - вѣстники опытности - заставить васъ послушаться меня, ибо чѣмъ болѣе я вамъ чужой, тѣмъ болѣе вы должны быть мнѣ обязаны. Подобно тому какъ ваше рожден³е носитъ на себѣ точный и ясный отпечатокъ благородной крови (bloud), такъ ваше воспитан³е кажется мнѣ большимъ пятномъ (blotte) на родословной столь благороднаго существа, почему я принужденъ думать, что или у васъ не было никого, кто бы вамъ могъ дать добрый совѣтъ, или ваши родители своимъ баловствомъ сдѣлали васъ легкомысленнымъ; или они были слишкомъ неблагоразумны, оставляя васъ безъ наставлен³я; или они желали видѣть васъ лѣнивымъ, или вы сами пожелали остаться нерадивымъ. Развѣ ваши родители не знали, что дѣтск³й возрастъ походитъ на воскъ, способный принимать какую угодно форму? Кто, подобно Милону, хочетъ поднимать быка - долженъ пр³учиться носить его теленкомъ; кто хочетъ имѣть прямое дерево не долженъ гнуть его, когда оно еще вѣтка. Подобно тому какъ раскаленное желѣзо принимаетъ подъ ударами молота любую форму, которую оно, остывши, сохраняетъ навсегда, точно также и нѣжный умъ ребенка, если ему съизмала внушатъ любовь къ прилежан³ю, сохранитъ это качество и въ зрѣломъ возрастѣ". За тѣмъ, переходя собственно къ Эвфуэсу, старикъ обрисовалъ ему самыми мрачныии красками ту бездну нечест³я и разврата, въ которую онъ неминуемо погрузится, если не измѣнитъ своего образа жизни. "Ахъ, Эвфуэсъ,- сказалъ онъ - чѣмъ болѣе я любуюсь высокимъ парен³емъ твоихъ способностей, тѣмъ болѣе я страшусь твоего паден³я, ибо нѣжный кристаллъ разбивается скорѣе, чѣмъ твердый мраморъ, зеленый букъ сгораетъ скорѣе, чѣмъ самый сухой дубъ, а изъ сладчайшаго вина выходитъ кислѣйш³й уксусъ" и т. д. Рѣчь Эвбулуса, занимающая въ подлинникѣ нѣсколько страницъ, была выслушена Эвфуэсомъ съ замѣчательнымъ терпѣн³емъ. Не желая остаться въ долгу, онъ отвѣчаетъ на сравнен³е сравнен³ями, на антитезы антитезами, обнаруживая при этомъ такую ученость, такое знакомство съ классической миѳолог³ей и средневѣковыми бест³ар³ями, что уничтоженный Эвбулусъ не знаетъ, что ему сказать въ отвѣтъ и разстается съ Эвфуэсомъ съ глубокой печалью, какъ бы предчувствуя неминучую гибель молодаго человѣка.
   Оставшись въ Неаполѣ, Эвфуэсъ продолжаетъ вести тотъ же разсѣянный и безпорядочный образъ жизни, противъ котораго его напрасно предостерегалъ опытный Эвбулусъ. Изъ товарищей своихъ по удовольств³ямъ онъ сошелся съ веселымъ и остроумнымъ юношей, по имени Филавтомъ. Послѣдн³й ввелъ Эвфуэса въ домъ Дона-Ферардо, одного изъ правителей города. Дочь Ферардо, прекрасная Люцилла, любила Филавта и онъ ей платилъ взаимностью. Случилось однажды, что донъ-Ферардо долженъ былъ уѣхать по своимъ дѣламъ въ Венец³ю; въ тотъ же день Люцилла, воспользовавшись отъѣздомъ отца, пригласила Филавта къ себѣ ужинать. Въ кто время Эвфуэсъ и Филавтъ были уже неразлучными друзьями, и Филавтъ пришелъ не одинъ, но въ сопровожден³и своего друга. Люцилла, вѣроятно расчитывавшая провести вечеръ наединѣ съ Филавтомъ, приняла Эвфуэса довольно холодно. Впрочемъ изъ вѣжливости она и его пригласила ужинать. По обычаю того времени, любившаго соединять гастрономическ³я удовольств³я съ умственными наслажден³ями, послѣ ужина началась оживленная бесѣда о различныхъ вопросахъ изъ области "любви или науки" (love or learning), въ которой Эвфуэсъ имѣлъ случай выказать блестящ³я ораторск³я способности, защищая свой тезисъ, что любовь скорѣе можетъ быть возбуждаема умственными качествами, чѣмъ физической красотой. За тѣмъ онъ перешелъ къ вопросу о томъ, кто постояннѣе въ любви, мужчина или женщина. Люцилла, желая выслушать отъ нею похвалу женщинамъ, нарочно сказала, что по ея мнѣн³ю женщины весьма непостоянны въ своихъ привязанностяхъ. Эвфуэсъ началъ было краснорѣчивую защиту женской вѣрности, но среди блестящей рѣчи голосъ его вдругъ оборвался; онъ объявилъ дамамъ, что не можетъ болѣе говорить и въ смущен³и вышелъ изъ комнаты. Люцилла догадалась о причинахъ этого неожиданнаго смущен³я; она очень хорошо видѣла, что во весь вечеръ Эвфуэсъ не сводилъ съ нея глазъ и внутренно созналась самой себѣ, что и она его любитъ. Если читатель думаетъ, что это сознан³е стоило ей тяжкихъ усил³й надъ собой, что въ ея сердцѣ происходила борьба между прежнимъ чувствомъ къ Филавту и ея новой любовью къ Эвфуэсу, то онъ жестоко ошибется. Съ свой стороны и Эвфуэсъ, пришедши домой, тотчасъ же успокоилъ себя цѣлымъ рядомъ эвфуизмовъ. Остроум³е и ученость спасли его отъ угрызен³й совѣсти. Правда, онъ сознавалъ, что не хорошо поступилъ по отношен³ю къ другу, оказавшему ему много существенныхъ услугъ, но онъ утѣшился той фразой, что человѣкъ, ослѣпленный любовью, не различаетъ цвѣтовъ честности. Развѣ Гигесъ не также поступилъ къ Кандавломъ? Развѣ Парисъ, гостивш³й у Менелая, не похитилъ у него жены? Когда онъ такимъ образомъ успокоивалъ себя примѣрами, заимствованными изъ Гомера и Геродота, въ комнату вошелъ Филавтъ и, видя Эвфуэса нѣсколько разстроеннымъ, спросилъ о причинѣ. Эвфуэсъ солгалъ, сказавши, что онъ влюбился въ одну изъ подругъ Люциллы - Лив³ю. Филавтъ обѣщалъ ему помогать въ этомъ дѣлѣ, и они снова отправились вдвоемъ къ Люциллѣ. Случилось, что дону-Ферардо, только что возвратившемуся изъ своей поѣздки, опять нужно было ѣхать по дѣламъ и даже взять съ собой Филавта. Такимъ образомъ Эвфуесъ остался наединѣ съ Люцпллой, и они еще болѣе имѣли случай узнать и полюбить другъ друга. Когда же по возвращен³и изъ путешеств³я отецъ началъ говорить Люциллѣ объ ея прежнемъ женихѣ, то послѣдняя прямо сказала ему, что любитъ Эвфуэса. Тутъ Филавтъ понялъ, что для него все потеряно и съ отчаян³емъ въ душѣ вышелъ изъ дому дона-Ферардо. Возвратившись къ себѣ, онъ написалъ письмо Эвфуэсу, исполненное самыхъ горькихъ упрековъ. Но послѣдн³й поступилъ съ этимъ письмомъ какъ прежде съ совѣтами Эвбулуса. Въ отвѣтѣ своемъ Филавту онъ наговорилъ кучу эвфуизмовъ, привелъ въ примѣръ Юпитера, который изъ любви къ Алкменѣ принялъ образъ ея супруга Амфитр³она, который изъ любви къ Лэдѣ превратился въ лебедя, а изъ любви къ ²о - въ быка, утверждалъ, что въ любви позволены всѣ средства, такъ какъ она сама по себѣ не хочетъ признавать никакихъ законовъ и въ концѣ концовъ оправдалъ себя во всемъ. Но счастье Эвфуэса не было продолжительно. Не прошло и нѣсколькихъ недѣль, какъ легкомысленная красавица промѣняла его на другаго. Тогда Эвфуэсъ вспомнилъ совѣты мудраго Эвбулуса, предостерегавшаго его отъ сѣтей любви, рѣшилъ навсегда оставить Неаполь и въ уединен³и вознаградить потерянное для наукъ и мудрости время. Онъ примиряется съ Филавтомъ, который въ немъ увидѣлъ теперь не коварнаго друга, а товарища по несчаст³ю и удаляется на родину, откуда пишетъ къ Филавту, Эвбулусу и другимъ друзьямъ нравоучительныя письма о тщетѣ любви, о воспитан³и юношества и т. д.
   Во второй части (Enphues and his England), вышедшей годъ спустя, описывается путешеств³е Эвфуэса и Филавта въ Англ³ю. Все видѣнное ими приводитъ ихъ въ совершенный восторгъ. Вообще, вся эта часть есть восторженный панегирикъ Англ³и и въ особенности англ³йскимъ женщинамъ, соединяющимъ въ себѣ, въ противуположность итальянкамъ, рѣдкую красоту съ скромностью и цѣломудр³емъ. Въ Лондонѣ друзья принуждены были разстаться; Эвфуэсъ, вызванный письмами отъ родныхъ, уѣзжаетъ въ Аѳины и въ послан³и къ неаполитанскимъ дамамъ описываетъ все видѣнное имъ въ Англ³и (Euphues' Glasse for Europe), а Филавтъ остается въ Лондонѣ и женится на англичанкѣ Флав³и. Одинъ ежеминутно пьетъ новыя наслажденья, которыя ему доставляетъ супружеская жизнь; другой, поселившись на уединенной горѣ Симексфедрѣ, вспоминаетъ свои прошлыя злоключен³я.
   Мы полагаемъ, что приведенныхъ нами отрывковъ достаточно для составлен³я себѣ понят³я объ языкѣ Лилли и его манерѣ изложен³я. Это мозаическ³й преднамѣренный подборъ изысканныхъ выражен³й, нравоучительныхъ сентенц³й, антитезъ, аллегор³й, сравнен³й, въ которыхъ видно желан³е щегольнуть знан³емъ классической миѳолог³и, естественной истор³и и т. д. Лилли нисколько не заботился о правдѣ выражен³я, о томъ чтобы рѣчи дѣйствующихъ лицъ соотвѣтствовали ихъ душевному состоян³ю; всѣ старан³я его направлены къ тому, чтобы изумить читателя неожиданно-ловкимъ оборотомъ фразы или рядомъ затѣйливыхъ сравнен³й, или эффектно подобранными антитезами. Филавтъ пишетъ отчаянное письмо къ Эвфуэсу, похитившему у него сердце его невѣсты, но взволнованное состоян³е, въ которомъ онъ находится, не мѣшаетъ ему изощрять свой умъ, сравнивая своего коварнаго друга съ мускусомъ, кедромъ, свѣтящимся червякомъ и проч. Изъ посвящен³я первой части Эвфуэса Лорду Верру (The Epistle Dedicdtorie) видно, что въ началѣ своего литературнаго поприща Лилли самъ сознавалъ неестественность изысканнаго жаргона, ставшаго впослѣдств³и его второй природой, а его боязнь неудовлетворить избалованному вкусу людей, предпочитавшихъ искуственныя выражен³я естественному складу рѣчи или, какъ онъ картинно выражается, любившихъ просѣвать самую лучшую муку, показываютъ, что онъ, можетъ быть, скрѣпя сердце подчинился господствовавшему тогда ложному вкусу. "It is а world to see - говоритъ онъ - how Englishmen desire to hear finer speech, than their language will allow, to eat finer bread than is made of wheat, or wear finer cloth than is made of wool; but I let pass their fineness, which can no way excuse my folly". (Euphues, cd. by Arber. London 1868. p. 204). Cp. письмо Елисаветы къ сестрѣ своей Мар³и, могущее служить образчикомъ тогдашняго эпистолярнаго стиля. Оно приведено у Disraeli, Curiosities of Literature. London 1867. p. 172 и въ особенности ея письмо къ Эдуарду VI, изобилующее такими эвфуизмами, отъ которыхъ не отказался бы самъ Лилли. Оно напечатано у Aikin, Memoirs of the Court of Queen Elirabeth, London 1869. p. 61-62. Маршъ въ своихъ Лекц³яхъ объ истор³и Англ³йскаго языка относитъ возникновен³е эвфуистическаго стиля къ началу XVI ст. и находитъ его зародышъ въ тяжеломъ и изысканномъ языкѣ Скельтона. (The Origin and History of the English Language, London 1862. p. 539).
   165) Письма эти не помѣчены годомъ, но если мы примемъ въ расчетъ что Лилли поступилъ на придворную службу вскорѣ послѣ издан³я Эвфуэса, т. е. въ 1580, то первое его письмо къ Елисаветѣ нужно будетъ отнести къ 1590, а второе, гдѣ онъ вспоминаетъ о своей тринадцатилѣтней службѣ, къ 1593, что весьма вѣроятно, ибо вскорѣ послѣ 1593 г. Лилли навсегда распростился съ дворомъ.
   166) The Dramatic Works of John Lilly ed. by Fairholt. London 1858. vol. I. p. 151. Campaspe. The Epilogue at the Court.
   167) Въ средн³е вѣка существовало повѣрье, что ²уда повѣсился на бузинѣ (elder tree); оттого это дерево считалось символомъ несчаст³я и печали. (Naree, Glossary, illustr. Shakspeare and his Contemp. L. 1867. Sub voce).
   168) Такимъ напр. чувствомъ дышетъ прекрасное стихотворен³е Томаса Годсона, современника Лилли, начинающееся словами:
  
   О You, whose noble hearts cannot accord
   о be the Slaves of an infamous lord и т. д.
  
   Оно помѣщено въ извѣстномъ старинномъ сборникѣ стихотворен³й England's Parnassus, London 1600 и въ недавнее время перепечатано Колльеромъ въ его Seven Poetical Miscellanies.
   169) Рядъ пастушескихъ драмъ открываетъ Анжело Полиц³ано своимъ Орфеемъ (1472 г.). За нимъ слѣдовали - Никколо да Корреддж³о. (Faibnla di Cefalo 1486 г.) Луиджи Таизило (I due Pellegrini 1529 г.), извѣстный новеллистъ Джиральди Чинт³о (Ед³е 1545 г.), Агостино Беккари (Il sagrifizio 1554 г.), Торквато Tacco (Aminta 1513 г.) и др. Какой популярностью пользовался этотъ родъ поэз³и въ Итал³и видно изъ того, что пастушеск³й романъ Саннацаро "Аркад³я" (1502 г.) выдержалъ въ XVI в. около шестидесяти издан³й. О пастушеской драмѣ (Favola pastorale) въ Итал³и См. Klein, Geschichte des Dramas, V Band, s. 1-234. Въ 1577-78 г. труппа итальянскихъ актеровъ подъ управлен³емъ Друз³ано давала представлен³я въ Лондонѣ и Виндзорѣ, (Collier, History etc. vol 1. p. 235 и vol. III. p. 399), и весьма вѣроятно, что нѣкоторыя изъ названныхъ нами пастушескихъ драмъ Лнлли имѣлъ случай видѣть на придворной сценѣ.- Госсонъ (Plays confuted, London 1582. First Action), нападая на нѣкоторыя безнравственныя книги, переведенныя съ итальянскаго, упоминаетъ также о комед³яхъ, написанныхъ въ подражан³е итальянскимъ образцамъ (cut by the same paterne).
   170) The Dramatic Works of John Lilly, ed. by Fairholt, vol. II. p. 178-179.
   171) Подъ этимъ именемъ ее воспѣвалъ Спенсеръ въ своей поэмѣ Colin Clout's come home again, а позднѣе Бэнъ-Джонсонъ назвалъ одну изъ своихъ комед³й, гдѣ осмѣянъ дворъ Елисаветы, Cynthia's Bevels. (1600 r.).
   172) Мезьеръ (Predecesseurs ct Contemporains de Shakspeare, Denxieme Edition p. 75-76) вѣрно понялъ общ³й смыслъ комед³и Лилли, но только онъ напрасно утверждаетъ, что перомъ ея автора руководило желан³е выместить на Елисаветѣ всѣ неудачи, испытанныя имъ при дворѣ. Не говоря уже о томъ, что подобное желан³е кажется намъ неестественнымъ въ человѣкѣ, жившемъ крупицами, падавшими съ придворной трапезы, самое время сочинен³я пьесы противорѣчитъ заключен³ямъ Мезьера, ибо въ прологѣ авторъ называетъ Женщину на Лунѣ своимъ первымъ произведен³емъ, первымъ сномъ, видѣннымъ имъ въ священной обители Феба (The firth dream he had in Phoebus holy bowre); стало быть она была написана вскорѣ по поступлен³и Лилля ко двору, когда онъ еще жилъ сладкой надеждой на получен³е важной придворной должности и не могъ даже предвидѣть неудачъ, обрушившихся на него впослѣдств³и.
   173) Endimion, the Man iu the Moone. The Prologue.
   174) Кромѣ The Woman in the Moone Лилли написалъ еще нѣсколько пасторалей: 1) Sapho and Phao. 1584 г., 2) Endimion, the Man in the Moone 1591 r., 3) Gollathea 1592 r., 4) Midas 1592 r. и 5) Love's Metamorphosis 1601 r. Сквозь фантастическую оболочку ихъ содержан³я видно въ авторѣ явное желан³е загладить свою первую вину и возвеличить Елисавету какъ женщину и государыню.- Гальпинъ, сколько извѣстно, первый (См. его Oberon's Vision in the Midmmmernights Dream, illustrated by а comparison with Lilly's Endymion. London 1843. Shakspeare Society) сдѣлалъ удачную попытку разорвать покровъ аллегор³и и разгадать, как³я живыя лица скрываются за этими Купидонами, Цинт³ями, Д³анами, Эндим³онами и т. д. Изъ его изслѣдован³й оказывается, что Эндим³онъ есть аллегорическое изображен³е любви Лейстера къ Елисаветѣ, а Мидасъ - сатира на Филиппа II и его непобѣдимую армаду.Окончательно порвавши связи со дворомъ, Лилли перешелъ на народную сцену и написалъ комед³ю Mother Bombie (1594). Современники приходили въ восторгъ отъ этой пьесы; въ сущности же она довольно плохой фарсъ, написанный подъ вл³ян³емъ комед³й Планта. - Лучш³я сцены тѣ, гдѣ слуги, постоянно обманывающ³е своихъ господъ, состязаются между собой въ остроум³и; впрочемъ комизмъ этихъ сценъ чисто внѣшн³й, основанный на игрѣ словъ, притворномъ непониман³и другъ друга и т. п.
   175) Эти слова составляютъ только парафразъ прекрасныхъ словъ Плин³я, которыми онъ заключаетъ свое описан³е великодушнаго поступка Александра: Magnus animo, major imperio suo; nee minor hoc facto, quam victoria aliqua.
   176) Желая посмѣяться надъ простотой Аѳинянъ, Д³огенъ распустилъ слухъ, что онъ намѣревается улетѣть изъ Аѳинъ на крыльяхъ Дедала. Въ назначенный часъ на площади собралась толпа народа, и Д³огенъ воспользовался этимъ случаемъ, чтобъ высказать своимъ соотечественникамъ много горькихъ истинъ. Рѣчь Д³огена дышетъ такимъ глубокимъ негодован³емъ, что ее никакъ нельзя заподозрить въ неискренности. "О гнусные Аѳиняне, заражающ³е воздухъ своимъ дыхан³емъ! Вы пришли сюда посмотрѣть какъ высоко подымется Д³огенъ на воздухъ, а Д³огенъ пришелъ посмотрѣть, какъ вы низко упали;. - Вы зовете меня собакой; да, дѣйствительно, я готовъ, подобно собакѣ, глодать ваши кости. Вы считаете меня ненавистникомъ людей, но я ненавижу только ваши распущенные нравы. Вы только и дѣлаете, что спите днемъ и обжираетесь ночью. Вы льстите царямъ и называете ихъ земными богами, но самихъ себя не щадите, не скрываете своихъ дурныхъ поступковъ и тѣмъ самимъ сознаетесь, что всѣ вы - дьяволы. Всякое беззакон³е дозволено въ Аѳинахъ. Или вы въ самомъ дѣлѣ думаете, что нѣтъ боговъ, или я принужденъ буду перестать считать васъ людьми и т. д.
   177) The Dramatic Works of John Lilly, ed. by Fairholt, vol I. Sapho and Phao, Act. II, sc. III. Сл. съ этимъ разговоръ Молюса съ Критикусомъ (Act I, sc. III).
   178) Описан³е коня (въ Mother Bombie) заимствовано у Берни, а картина весны (въ Галатеѣ) есть близкое подражан³е одному мѣсту въ Освобожденномъ ²ерусалимѣ (Ger. Liber. XVI. 12) Торквато Тассо. (Collier, History etc. vol. III. p. 185 и 187). Cp. также антитезы въ рѣчахъ пастуховъ (The Woman in the Moone. Act. II. se.I) съ нѣкоторыми мѣстами изъ сонетовъ Петрарки.
  
   Sweet hony words, but sawst with bitter gawle
   They drawe me on, and yet they put me back.
   They hold me up and yet they let me fall.
   They give me life aud yet they let me dye.
  
   Сонеты 126 и 90 представляютъ рядъ подобныхъ антитезъ, очевидно послужившихъ образцами для Лилли.
  
   Amor mi sprona in un tempo ed affrena,
   Assecura e spaventa, arde et agghiaccia,
   Gradisce e sdegna, а se mi chiama e scaccia,
   Or mi tenein speranzaed or in pena. (Son. 126. изд. Lemonnier)
  
   или:
  
   Pace pon trovo e non ho da far guerra;
   E temo, e spero, ed ardo, e son un ghiaccio,
   E volo sopra'l cielo, e giaccio in terra
   E nulla stringo, e tutto'l mondo abbraccio.
   (ibid. Son. 90. См. Petrarque. Etude d'apres de nouveaux documents par Mezieres. Paris 1868. p. 46).
   179) Другъ Эвфуэса, Филавтъ, влюбленный въ англичанку Камиллу считаетъ себя недостойнымъ ея потому, что онъ итальянецъ. "Thou art an Italian (говоритъ онъ самъ себѣ), poore Philautus, as much misliked for the vice of thy countrey, as she mervailed at for the vertue of hers und with no lesse shame dost thou heare, then know with griefe. How if any English-Man be iniected with any mysdemeanour, they say wit one mouth hee is Italianated: so odious is that nation to this, that the very man is no lesse hated for his name, then the countrcy for the manners. О Italy, I must love thee, because I was borne in thee, but if the infection of the ayre be such, as whosoever breede in thee, is poisoned by thee, than had I rather be а bastard to the Turke Ottomo, then heire to the Emperour Nero. (Euphues ed. by Arber, p. 714). См. также сравнен³е итальянскихъ женщинъ съ англ³йскими (ibid. p. 318), могущее служить образчикомъ беззастѣнчиваго кваснаго патр³отизма Лилли.
   180) Въ 1588 г. когда Англ³я торжествовала свою побѣду надъ непобѣдимою армадой, она вдругъ была взволнована появлен³емъ множества пуританскихъ памфлетовъ, направленныхъ противъ установленной церкви и ея епископовъ и подписанныхъ именемъ какого-то Мартина Марпрелата. До сихъ поръ не рѣшено, кто были авторы этихъ памфлетовъ, но несомнѣнно, что Мартинъ была личность собирательная, общ³й псевдонимъ для всѣхъ недовольныхъ. Дизраэли (Miscellanies oj Literature, London 1856. p. 305) думаетъ, что въ сочинен³и ихъ принимали участ³е пуританск³е священники Джонъ Пенри, впослѣдств³и казненный, Джонъ Юдоллъ, Джонъ Фильдъ и ²овъ Трокмортонъ.- Какъ бы то ни было, но таинственная личность Мартина Марпрелата то и дѣло бродила по Англ³и съ своимъ передвижнымъ станкомъ и сбивала съ толку преслѣдователей. Всѣ усил³я поймать ее оказались тщетны. Мартинъ Марпрелатъ видимо издѣвался надъ бдительностью властей и съ каждымъ днемъ становился все дерзче и неуловимѣе. Иногда онъ на нѣсколько мѣсяцевъ замолкалъ и, давъ обществу успокоиться, неожиданно появлялся на противоположномъ концѣ Англ³и, освѣдомляясь объ отцѣ и называя себя Мартиномъ Junior'омъ, послѣднимъ изъ пятисотъ сыновей стараго Мартина. Благодаря тому, что общественное мнѣн³е было сильно раздражено жестокими преслѣдован³ями пуританъ, памфлеты Мартина Марпрелата быстро распространялись между всѣми классами общества. Разсказываютъ, что когда былъ изданъ указъ, запрещающ³й читать ихъ подъ страхомъ наказан³я, Эссексъ сказалъ Елисаветѣ, что въ такомъ случаѣ онъ первый заслуживаетъ наказан³я; при этомъ онъ вынулъ изъ своего кармана и подалъ королевѣ одинъ изъ послѣднихъ памфлетовъ Мартина. Истощивъ угрозы и репрессивныя мѣры, епископы рѣшили воевать съ Мартиномъ его собственнымъ литературнымъ оруж³емъ. Сторону епископовъ приняли Лилли, Т. Нашъ и друг³е драматичес³с³е писатели, искавш³е случая отмстить пуританамъ за ихъ нападки на театральныя представлен³я. Памфлетъ Лилли, вышедш³й въ 1589 г. подъ курьезнымъ заглав³емъ Pap with а hatchet (Каша на концѣ сѣкиры) своимъ браннымъ тономъ превзошелъ даже листки Мартина Марпрелата. Въ настоящее время онъ сдѣлался такою рѣдкостью, что издатели Puritan Discipline Tracts сочли нужнымъ вновь перепечатать его. (London 1848. in 8).
   181) Истор³я индуктивныхъ наукъ Уэвелля, русск³й переводъ. Спб. 1867. Т. I. стр. 376.
   182) Lecky, Geschichte der Aufklärung in Еѣгора, Deutsch von Jolowicz. 1 Band. s. 212 и 216,
   183) Aikin, Memoirs of the Court of Elizabeth. London 1869. p. 284. Слѣдующ³й фактъ показываетъ, что государственные люди того времени не меньше вѣрили въ астролог³ю, чѣмъ въ алхим³ю. Когда въ ³юнѣ 1572 г. начались переговоры насчетъ предполагаемаго брака Елисаветы съ младшимъ сыномъ Екатерины Медичи, герцогомъ алансонскимъ, въ числѣ немногихъ лицъ, вѣрившихъ въ осуществимость этого союза былъ также и Борлей. Впослѣдств³и объяснилось, что эту увѣренность Борлей почерпнулъ изъ гороскопа Елисаветы, составленнаго по его поручен³ю какимъ-то астрологомъ и найденнаго въ его бумагахъ. Тамъ между прочимъ было сказано, что Елисавета выйдетъ замужъ уже въ зрѣлыхъ лѣтахъ а притомъ за иностраннаго принца, гораздо моложе ее годами. (Aikin, Memoirs of the Court of Elizabeth. L. 1869. p. 277).
   184) Thornbury, Shakspeare's England, or Sketches of our social History in the reign of Elizabeth, London 1856, vol. II p. 99. Впрочемъ кажется, что самъ Ли былъ не столько сознательнымъ шарлатаномъ, сколько легковѣрнымъ энтуз³астомъ, и находился подъ вл³ян³емъ своего плутоватаго товарища, Келли. (Ibid. p. 100 et sequ).
   185) Euphues by Lilly, ed. by Arber. L. 1868. p. 344-346.
   186) Froude, History of England from the fall of Wolsey to the death of Elizabeth. Brockhaus Edition, vol. VI. p. 331.
   187) Отсылаемъ читателя къ превосходному этюду Маколея о Борлеѣ, гдѣ проведена параллель между монархической властью Елисаветы и Людовика XIV. (Критическ³е и Историческ³е Этюды. Русск³й переводъ. Спб. 1861. Т. II. стр. 94-96). Намъ кажется, впрочемъ, что знаменитый историкъ нѣсколько преувеличиваетъ значен³е постоянныхъ арм³й, считая ихъ отсутств³е главнымъ оплотомъ англ³йской свободы. Мы думаемъ, что истинный оплотъ англ³йской свободы въ борьбѣ съ возраставшимъ могуществомъ короны должно искать не въ отсутств³и постоянныхъ арм³й, даже не въ парламентаризмѣ, а въ богатомъ развит³и областнаго мѣстнаго самоуправлен³я, которое, окрѣпнувъ во время своей многовѣковой жизни, постоянно парализировало всѣ покушен³я деспотизма и ограничивало кругъ его дѣятельности только узкой придворной сферой, (см. объ этомъ статью Нордена - Zur Literatur und Geschichte des englischen Selfgovernements - помѣщенную въ XIII томѣ Historische Zeitschrift Зибеля.
   188) Впрочемъ идеи Виклефа не погибли. Не смотря на страшныя гонен³я, воздвигнутыя на его послѣдователей, его переводъ библ³и бережно хранился въ отдаленныхъ уголкахъ Англ³и, а остатки гонимыхъ повсюду Лоллардовъ образовали въ началѣ XVI в. въ самомъ Лондонѣ, такъ называемую, Общину Христ³анъ (Association of Christian Brothers), которая вскорѣ сдѣлалась передовымъ постомъ англ³йской реформац³и. (Froude, History of England, vol II. p. 17

Другие авторы
  • Вагинов Константин Константинович
  • Берман Яков Александрович
  • Ярцев Алексей Алексеевич
  • Песковский Матвей Леонтьевич
  • Вознесенский Александр Сергеевич
  • Золотухин Георгий Иванович
  • Юрьев Сергей Андреевич
  • Сельский С.
  • Лазаревский Борис Александрович
  • Чехов Антон Павлович
  • Другие произведения
  • Жанлис Мадлен Фелисите - Жена, сумасбродная по наружности
  • Подъячев Семен Павлович - Про себя
  • Леонтьев-Щеглов Иван Леонтьевич - И. Л. Щеглов: биографическая справка
  • Воровский Вацлав Вацлавович - В кривом зеркале
  • Свенцицкий Валентин Павлович - Письма из ссылки
  • Некрасов Николай Алексеевич - Летопись русского театра. 1841 год. Месяц январь
  • Шекспир Вильям - Трагедия о Гамлете, принце датском
  • Блок Александр Александрович - О современной критике
  • Лесков Николай Семенович - Соборяне. Старогородская хроника. Н. Лескова
  • Вагнер Николай Петрович - Сказки Кота-Мурлыки
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 254 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа