Главная » Книги

Шиллер Иоганн Кристоф Фридрих - Пикколомини, Страница 10

Шиллер Иоганн Кристоф Фридрих - Пикколомини


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

p;Когда нашъ императоръ соизволилъ
             Дать доблестнымъ войскамъ своимъ вождя
             Испытаннаго въ ратномъ дѣлѣ, славой
             Вѣнчаннаго, въ особѣ вашей, герцогъ,-
             Онъ свѣтлую увѣренность питалъ,
             Что это назначен³е и быстро,
             И счастливо измѣнитъ ходъ войны.
             Дѣйствительно, начало оправдало
             Желан³я монарха: новый вождь
             Богем³ю очистилъ отъ саксонцевъ,
             Побѣдное движенье шведскихъ войскъ
             Остановилъ, и снова эти земли
             Могли вздохнуть свободно и легко.
             Когда успѣлъ заставить герцогъ Фридландъ
             Всѣ вражеск³я силы, до тѣхъ поръ
             Въ Герман³и разсѣянныя всюду,
             Стянуться здѣсь; когда, какъ колдовствомъ,
             Въ единый пунктъ привлечены имъ были
             Рейнграфъ и Баннеръ, Бернгардъ, Оксенштирна.
             И даже тотъ король, который былъ
             До этихъ поръ непобѣдимъ - съ той цѣлью,
             Чтобъ наконецъ рѣшить здѣсь, предъ Нюрнбергомъ,
             Кровавую, великую борьбу.
  
                       ВАЛЛЕНШТЕЙНЪ.
  
             Прошу васъ - къ дѣлу.
  
                       КВЕСТЕНБЕРГЪ.
  
                             Новый духъ тотчасъ же
             Свидѣтелемъ явился, что войскамъ
             Данъ новый вождь. Слѣпая ярость больше
             Ужъ не сражалась съ яростью слѣпой;
             Теперь уже вступили въ бой открытый
             И правильный, гдѣ твердость начала
             Давать отпоръ стремительности смѣлой,
             A мудрое искусство - утомлять
             Настойчивую храбрость. Тщетно въ битву
             Стараются вовлечь его враги,
             Онъ дѣлаетъ одно: все глубже, глубже
             Здѣсь въ лагерѣ фундаментъ роетъ онъ,
             Какъ будто бы на немъ возвесть намѣренъ
             Навѣки домъ. Но наконецъ король,
             Въ отчаяньи, пойти послѣднимъ штурмомъ
             Рѣшается; на бойню онъ влечетъ
             Своихъ солдатъ, которыхъ y него
             Изъ лагеря, гдѣ трупъ лежитъ на трупѣ,
             Уносятъ постепенно голодъ злой
             И страшныя болѣзни. Онъ, привыкш³й
             Лишь побѣждать, теперь желаетъ путь
             Себѣ пробить сквозь укрѣпленья, съ коихъ
             Изъ тысячи оруд³й смерть глядитъ.
             И грянулъ бой... Подобной обороны
             И натиска такого никогда
             Людскимъ глазамъ не удавалось видѣть!...
             Свои войска, разбитыя въ конецъ,
             Король домой уводитъ съ поля битвы,
             И ни клочка земли онъ не успѣлъ
             Себѣ добыть такою страшной жертвой!
  
                       ВАЛЛЕНШТЕЙНЪ.
  
             Избавьте насъ то слушать изъ газетъ,
             Что съ ужасомъ мы сами пережили.
  
                       КВЕСТЕНБЕРГЪ.
  
             Мой долгъ и порученье - обвинять;
             Но сердцу моему остановиться
             На похвалѣ отраднѣе. Король
             Передъ стѣнами Нюренберга славу
             Свою сложилъ, a въ Люценскихъ равнинахъ -
             И жизнь свою. Но какъ же были всѣ
             Изумлены, когда послѣ такого
             Великаго событья герцогъ Фридландъ,
             Вдругъ, точно побѣжденный, отступилъ
             Въ Богем³ю, съ театра битвъ исчезнулъ,
             Межъ тѣмъ какъ юный веймарск³й герой
             Франкон³о, преградъ не встрѣтивъ, занялъ,
             До береговъ Дуная быстро путь
             Себѣ пробилъ и передъ Регенсбургомъ
             Явился вдругъ, на горе и на страхъ
             Всѣхъ истинныхъ католиковъ. Почтенный
             Баварск³й князь, въ безвыходномъ своемъ
             Стѣснен³и, немедленную помощь
             Себѣ зоветъ; съ той просьбой императоръ
             Семь посланныхъ - однихъ во слѣдъ другимъ -
             Шлетъ къ герцогу и молитъ,- онъ, могущ³й
             Повелѣвать, какъ властелинъ. Напрасно!
             Въ тотъ страшный часъ, нося въ своей душѣ
             Лишь ненависть старинную и злобу,
             Всѣмъ благомъ государства герцогъ нашъ
             Пожертвовалъ для наслажденья местью
             Старинному врагу - и Регенсбургъ
             Плачевно палъ!
  
                       ВАЛЛЕНШТЕЙНЪ.
  
                       Максъ, о какой порѣ
             Здѣсь рѣчь идетъ? Мнѣ память измѣнила.
  
                       МАКСЪ.
  
             Онъ говоритъ о той порѣ, когда
             Въ Силез³и мы были.
  
                       ВАЛЛЕНШТЕЙНЪ.
  
                             Такъ! Такъ! Помню...
             A для чего ходили мы туда?
  
                       МАКСЪ.
  
             Чтобы прогнать и шведовъ, и саксонцевъ.
  
                       ВАЛЛЕНШТЕЙНЪ.
  
             Да, да... Въ его разсказѣ всю войну
             Я позабылъ. (Квестенбергу), Ну, продолжать извольте.
  
                       КВЕСТЕНБЕРГЪ.
  
             На Одерѣ, быть можетъ, снова мы
             Вернули то, что было на Дунаѣ
             Позорно такъ потеряно. Теперь
             Уже чудесъ великихъ ожидали -
             Всѣ отъ войны, въ которой Фридландъ самъ
             Велъ въ бой войска. Густава побѣдитель
             Передъ собой нашелъ какихъ нибудь
             Арнгейма или Турна!... И сходились
             Дѣйствительно они между собой,
             Но для того, чтобъ чествовать другъ друга
             Пр³ятельски, какъ гостя. Вся страна
             Подъ бременемъ войны стонала тяжко,
             Но лагерь Валленштейна полонъ былъ
             Спокойств³я и мира.
  
                       ВАЛЛЕНШТЕЙНЪ.
  
                             Очень много
             Кровавыхъ битвъ дается безъ нужды
             Лишь потому, что юный полководецъ
             Нуждается въ побѣдѣ. Вождь, въ бояхъ
             Испытанный, ту выгоду имѣетъ,
             Что надобности драться нѣтъ ему,
             Чтобъ людямъ всѣмъ доказывать способность
             Одерживать побѣды. Мало пользы
             Мнѣ принесло бъ, когда бъ свою фортуну
             Заставилъ я служить себѣ для боя
             Съ какимъ нибудь Арнгеймомъ; но моя
             Умѣренная сдержанность была бы
             Герман³и весьма полезна, еслибъ
             Мнѣ удалось расторгнуть навсегда
             Столь пагубный для насъ союзъ саксонцевъ
             Со шведами.
  
                       КВЕСТЕНБЕРГЪ.
  
                       Однако это вамъ
             Не удалось,- и загорѣлась снова
             Кровавая война. Здѣсь наконецъ
             Князь Валленштейнъ свою былую славу
             Вновь оправдалъ. На Штейнаускихъ поляхъ
             Оруж³е предъ нимъ сложили шведы
             Безъ выстрѣла; здѣсь правый Бож³й судъ
             Стариннаго зачинщика всѣхъ бунтовъ,
             Проклятую поджогу всей войны
             Теперешней, Матвѣя Турна, выдалъ
             Всу власть врагу и мстителю. Но онъ,
             Увы, попалъ къ великодушью въ руки:
             Не кару здѣсь - награду онъ нашелъ,
             И герцогъ нашъ, съ богатыми дарами,
             Архиврагу монарха своего
             Свободу далъ.
  
                   ВАЛЛЕНШТЕЙНЪ (Со смѣхомъ).
  
                       Да, знаю, знаю. Въ Вѣнѣ
             Заранѣе ужъ платили за наемъ
             Окошекъ и балконовъ, чтобъ увидѣть,
             Какъ повезутъ его на плаху. Мнѣ
             Простили бы за проигрышъ позорный
             Сражен³я; но отъ того, что я
             Эффектнаго спектакля не далъ вѣнцамъ -
             Прощенья мнѣ отъ нихъ не получить.
  
                       КВЕСТЕНБЕРГЪ.
  
             Силез³я была теперь свободна,
             И герцога все звало поспѣшить
             Въ Бавар³ю, гдѣ положен³е было
             Ужасное. Дѣйствительно, туда
             Онъ двинулся - не торопясь, проходитъ
             Богем³ю путемъ длиннѣйшимъ, но,
             Еще врага не видѣвши, обратно
             Вдругъ повернулъ, остановился здѣсь
             На зимн³я квартиры, и владѣнья
             Монарха нашего отягчены
             Монарха же войсками.
  
                       ВАЛЛЕНШТЕЙНЪ.
  
  
                             Это войско
             Пришло тогда въ плачевный самый видъ.
             Лишен³я въ нужнѣйшемъ, объ удобствахъ
             И рѣчи нѣтъ. Что о своихъ войскахъ
             Его величество изволитъ думать? Развѣ
             Не люди мы? Какъ всяк³й смертный, мы
             Отъ холода, дождя и всякихъ бѣдств³й
             Не терпимъ, что ль? Проклятая судьба
             Солдатская. Куда бы ни явился -
             Всѣ прочь бѣгутъ. Откуда ни ушелъ -
             Клянутъ его! Все брать онъ долженъ силой,
             Никто не дастъ; и такъ какъ принужденъ
             Онъ отымать y каждаго, то каждый
             Чудовище въ немъ видитъ. Здѣсь мои
             Собрались генералы. Деодати!
             Караффа! Буттлеръ! Попрошу я васъ
             Сказать ему - съ какихъ ужъ поръ солдатамъ
             Не выдаютъ и жалованья?
  
                       БУТТЛЕРЪ.
  
                             За годъ
             Не плачено.
  
                       ВАЛЛЕНШТЕЙНЪ.
  
                       A жалованье мы
             Должны платить солдату непремѣнно.
             Отсюда вѣдь назван³е - солдатъ.
  
                       КВЕСТЕНБЕРГЪ.
  
             Совсѣмъ не то назадъ лѣтъ восемь, девять
             Мы слышали отъ герцога.
  
                       ВАЛЛЕНШТЕЙНЪ.
  
                                 Да, я
             Самъ виноватъ, я это знаю; самъ я
             Избаловалъ монарха. Девять лѣтъ
             Тому назадъ, для датскаго похода
             Ему собралъ я войско тысячъ въ сорокъ
             Иль пятьдесятъ, и это ни гроша
             Его казнѣ не стоило. Въ- саксонскихъ
             Владѣн³яхъ злой духъ войны прошелъ
             Неистово, и имени его
          

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 189 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа