Главная » Книги

Шиллер Иоганн Кристоф Фридрих - Пикколомини, Страница 7

Шиллер Иоганн Кристоф Фридрих - Пикколомини


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

sp;   ВАЛЛЕНШТЕЙНЪ.
  
                       Ну, a испанск³й Conte
             Ambassador, который за меня
             Такъ горячо всегда вступался?
  
                       ГЕРЦОГИНЯ.
  
                                 Нынче
             Ни слова въ вашу пользу y него
             Ужъ не нашлось.
  
                       ВАЛЛЕНШТЕЙНЪ.
  
                       Итакъ, намъ эти солнца
             Свѣтить ужъ перестали. Что жъ, впередъ
             Пусть собственный огонь насъ освѣщаетъ.
  
                       ГЕРЦОГИНЯ.
  
             Но если... милый герцогъ... если то,
             Что шепчетъ дворъ, о чемъ въ народѣ громко
             Идетъ молва, что патеръ Ламорменъ
             Намеками...
  
                   ВАЛЛЕНШТЕЙНЪ (быстро).
  
                       Какъ, Ламорменъ! И что же
             Онъ говоритъ?
  
                       ГЕРЦОГИНЯ.
  
                       Что обвиняютъ васъ
             И въ дерзкомъ превышеньи вашей власти,
             И въ томъ, что вы надъ высочайшей волей
             Преступно издѣваетесь. Испанцы,
             Баварск³й гордый герцогъ противъ васъ
             Возстали съ обвиненьемъ и надъ вами
             Сбирается гроза еще страшнѣй,
             Чѣмъ та, что васъ сразила въ Регенсбургѣ...
             Ужъ ходитъ слухъ - онъ говоритъ... ахъ, нѣтъ,
             Я повторить не смѣю...
  
                   ВАЛЛЕНШТЕЙНЪ (напряженно).
  
                             Что жъ такое?
  
                       ГЕРЦОГИНЯ.
  
             Слухъ о второй...
  
                       ВАЛЛЕНШТЕЙНЪ.
  
                       Второй?..
  
                       ГЕРЦОГИНЯ.
  
                                 Отставкѣ... и...
             Позорнѣе, чѣмъ первой...
  
                       ВАЛЛЕНШТЕЙНЪ.
  
                             А! вотъ что!
             (Въ сильномъ волнен³и ходитъ по комнатѣ).
             О, сами же они меня влекутъ,
             Насильно заставляютъ противъ воли
             Моей идти!...
  
             ГЕРЦОГИНЯ (просительно прижимаясь къ нему).
  
                       О, дорогой супругъ!
             Коли еще не поздно, если можно
             Покорностью, уступчивостью зло
             Предотвратить, то подчинитесь; гордый
             Свой духъ заставьте уступить; вѣдь тутъ
             Вы склонитесь предъ вашимъ господиномъ,
             Предъ вашимъ императоромъ... О, да,
             Не допускайте дольше, чтобы злоба
             Коварная чернила клеветой
             Постыдной, ядовитой ваши планы
             Прекрасные; возстаньте на нее
             Всей силою побѣдоносной правды,
             Чтобъ устыдить лжецовъ, клеветниковъ!
             Друзей y насъ, вы знаете, немного;
             На ненависть людскую обрекла
             Насъ быстрая фортуна наша. Что же
             Насъ ждетъ, когда придется наконецъ
             Лишиться намъ и милости монаршей!
  

ЯВЛЕН²Е III.

Прежн³е, графиня Терцки ведетъ за руку принцессу Тэклу.

  
                       ГРАФИНЯ.
  
             Какъ! Рѣчь y васъ ужъ о дѣлахъ, сестра,
             И - вижу я - не изъ совсѣмъ пр³ятныхъ,
             Когда еще онъ на свое дитя
             Порадоваться не успѣлъ. A радость
             Все гнать должна въ свиданья первый часъ.
             Передъ тобою дочь, родитель-герцогъ!
             (Тэкла робко приближается къ нему и хочетъ
             склониться къ его рукѣ; онъ обнимаетъ ее и
             нѣсколько времени въ глубокой задумчивости смотритъ на нее).
  
                       ВАЛЛЕНШТЕЙНЪ.
  
             Да, свѣтлая надежда y меня
             Взошла въ душѣ! Беру я дочь залогомъ
             За .будущее счастье.
  
                       ГЕРЦОГИНЯ.
  
                             Вы ее
             Оставили совсѣмъ ребенкомъ, когда
             Уѣхали, чтобъ арм³ю собрать,
             Когда-жъ изъ померанскаго похода
             Вернулись вы домой, она была
             Уже въ монастырѣ, гдѣ оставалась
             До этихъ поръ.
  
                       ВАЛЛЕНШТЕЙНЪ.
  
                       И между тѣмъ, какъ мы
             Здѣсь на войнѣ старались ей доставить
             Велич³е, оруж³емъ добыть
             Все высшее земное, мать-природа
             Свою работу дѣлала въ тиши
             Монастыря: на милаго ребенка
             Божественное щедрою рукой
             Она лила, и вотъ теперь приводитъ,
             Прекрасно такъ украсивши, ее
             На встрѣчу и своей блестящей долѣ,
             И всѣмъ моимъ надеждамъ.
  
                   ГЕРЦОГИНЯ (принцессѣ).
  
                                 Ты отца,
             Мое дитя, конечно не узнала?
             Тебѣ вѣдь было восемь лѣтъ всего,
             Когда въ послѣдн³й разъ его лицо
             Ты видѣла.
  
                       ТЭКЛА.
  
                       Нѣтъ, матушка, сейчасъ же
             Узнала я. Отецъ не постарѣлъ.
             Какимъ во мнѣ жилъ этотъ свѣтлый образъ,
             Такимъ же и теперь передо мной
             Онъ здѣсь стоитъ.
  
                   ВАЛЛЕНШТЕЙНЪ (герцогинѣ).
  
                       Какъ тонко, какъ разумно
             Замѣчено! О, милое дитя!..
             Вотъ на судьбу я гнѣвался, что сына
             Мнѣ не дала она, который могъ
             Въ наслѣдство отъ меня принять и имя,
             И счаст³е, и лин³ей князей
             Властительныхъ мое существованье
             Угасшее продлить надолго. Нѣтъ,
             Я былъ неправъ къ судьбѣ. Теперь пусть ляжетъ
             На дѣвственно-цвѣтущей головѣ
             Вѣнокъ моей суровой ратной жизни,
             И сожалѣть о томъ не буду я,
             Коль въ царственный вѣнецъ его удастся
             Мнѣ превратить со временемъ, и имъ
             Ея чело прекрасное украсить.
             (Онъ держитъ ее въ объят³яхъ. Входитъ
            ;         Максъ Пикколомини).
  

ЯВЛЕН²Е IV.

Прежн³е, Максъ Пикколомини, скоро затѣмъ графъ Терцки.

  
                       ГРАФИНЯ.
  
             А, вотъ и паладинъ, защитникъ нашъ.
  
                       ВАЛЛЕНШТЕЙНЪ.
  
             Здорово, Максъ! Всегда ко мнѣ являлся
             Ты съ радостью какой нибудь, и вотъ
             Теперь, какъ свѣтъ зари счастливой, вывелъ
             Мнѣ жизненное солнце.
  
                       МAКСЪ.
  
                             Генералъ...
  
                   ВАЛЛЕНШТЕЙНЪ.
  
             До этихъ поръ награды императоръ
             Тебѣ давалъ моей рукой. Сегодня
             Ты обязалъ счастливаго отца,
             И этотъ долгъ уже самъ Фридландъ долженъ
             Тебѣ платить.
  
                       МAКСЪ.
  
                       Мой герцогъ, слишкомъ ты
             Съ уплатой поспѣшилъ.Мнѣ стыдно, больно:
             Едва сюда я прибылъ, мать и дочь
             Въ твои объятья сдалъ, какъ получаю
             Ужъ изъ твоихъ конюшенъ въ пышной сбруѣ
             Охотничьихъ чудесныхъ лошадей -
             Награду мнѣ за трудъ; да, да, награду.
             Итакъ, все это было только трудъ,
             Служебная обязанность, не милость,
             Которую я поспѣшилъ принять,
             Которая наполнила мнѣ сердце
             Глубокою признательностью! Нѣтъ,
             Не думалъ я, что мнѣ зачтутъ за службу
             То, въ чемъ нашелъ свое блаженство я.
             (Входитъ Терцки и отдаетъ герцогу письма
             которыя тотъ быстро распечатываетъ).
  
                   ГРАФИНЯ (Максу).
  
               Не трудъ вашъ наградилъ онъ. Это только
             Возмезд³е за радость. Думать такъ
             Естественно при вашемъ миломъ сердцѣ;
             A поступать такъ царски широко
             Естественно, какъ и всегда, для мужа
             Моей сестры.
  
                       ТЭКЛА.
  
                       Такъ, стало быть, и мнѣ
             Въ его любви пришлось бы сомнѣваться:
             Вѣдь прежде, чѣмъ отцовскимъ сердцемъ онъ
             Заговорилъ со мною, ужъ подарки
             Посыпались изъ щедрыхъ рукъ его.
  
                       МАКСЪ.
  
             Да, это такъ; дарить, счастливить - это
             Душевная потребность для него.
             (Схватываетъ руку герцогини и говоритъ съ
                   возрастающею горячностью).
             О, сколькимъ я ему обязанъ! Сколько
             Высказываю я, произнося
             Мнѣ дорогое имя Валленштейна!
             Всю жизнь мою останусь я въ плѣну
             У имени того; мое все счастье,
             Всѣ лучш³я надежды будутъ въ немъ
             Одномъ цвѣсти; и какъ въ волшебномъ перстнѣ,
             Судьба меня на вѣки заключитъ
             Въ томъ имени!
  
             ГРАФИНЯ (въ это время тщательно слѣдившая за герцогомъ).
  
                       Желаетъ братъ остаться
             Одинъ. Уйдемъ.
  
             ВАЛЛЕНШТЕЙНЪ (быстро поворачшается,
             оправляется и весело говоритъ герцогинѣ).
  
                         Еще разъ, герцогиня,
             Привѣтствую васъ въ лагерѣ. Вы здѣсь
             Хозяйка... Максъ, a ты еще останься
             На этотъ разъ при должности своей,
          &nbs

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 238 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа