Главная » Книги

Шекспир Вильям - Кориолан, Страница 15

Шекспир Вильям - Кориолан


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

ашихъ
         Двѣнадцать разъ я побѣжденъ тобою,
         И съ той поры не преходило ночи,
         Чтобъ не видалъ во снѣ я нашихъ встрѣчъ.
         Во снѣ, въ бою, съ тобой я на земь падалъ,
         Срывалъ твой шлемъ, хваталъ тебя за горло,
         Изнемогалъ - и просыпался вдругъ.
         Теперь, мой храбрый Марц³й, если бъ мы
         И не готовились бороться съ Римомъ,
         То за одно изгнан³е твое
         Мы собрали бъ и отроковъ и старцовъ,
         Чтобъ яростнымъ потокомъ налетѣть
         Къ неблагодарнымъ римлянамъ въ предѣлы.
         Иди жь въ мой домъ - тамъ руку ты подашь
         Моимъ друзьямъ сенаторамъ: сегодня
         Я миръ для нихъ даю, прощаясь съ ними
         Передъ походомъ въ римск³е предѣлы,
         Хоть не на самый Римъ.
  
             Кор³оланъ.
  
                             Благ³е боги,
         Меня благословили вы!
  
             Авфид³й.
  
                       Теперь
         Ты здѣсь хозяинъ. Если хочешь ты
         Распоряжаться самъ своей отплатой,
         Сдаю тебѣ полвласти я надъ войскомъ.
         Рѣшай, какъ знаешь: болѣе чѣмъ мы,
         Знакомъ ты съ римской силой. Если надо
         Нагрянуть прямо на ворота Рима,
         Иль, предъ ударомъ, въ областяхъ далекихъ
         Разсѣять ужасъ и опустошенье,
         Мы за тобою всѣ. Войди жь ко мнѣ:
         Я покажу тебя вельможамъ нашимъ,
         И всѣ они соглас³емъ отвѣтитъ
         На замыслы твои. Привѣтъ тебѣ,
         Мой бывш³й врагъ и настоящ³й другъ!
         А сильно враждовали мы, мой Марц³й!
         Дай руку - здравствуй - тысяча привѣтовъ!

(Кор³оланъ и Авфид³й уходятъ.)

  

1-й Слуга (выходя впередъ).

   Вотъ ужь превращен³е!
  

2-й Слуга.

   А я то собирался угостить его палкой, да смекнулъ, какъ-то, что нельзя вѣрить его наряду.
  

1-й Слуга.

   А рука-то у него какая? Онъ меня повернулъ двумя пальцами, какъ кубарь какой нибудь.
  

2-й Слуга.

   Ужь по лицу его я догадался, что тутъ что нибудь - у него лицо то, лицо - не знаю какъ и сказать.
  

1-й Слуга.

   Да, да, въ немъ что-то такое. Пусть меня повѣсятъ, коли я не догадался сразу.
  

2-й Слуга.

   И я догадался. Такого человѣка не часто встрѣтить.
  

1-й Слуга.

   И я такъ думаю. Впрочемъ, одного воина, еще получше - и ты знаешь.
  

2-й Слуга.

   Кого это? нашего господина, что ли?
  

1-й Слуга.

   Да хоть бы и его.
  

2-й Слуга.

   Ну, онъ-то и шестерыхъ такихъ стоитъ.
  

1-й Слуга.

   Ужь это слишкомъ много, хоть онъ и отличный воинъ.
  

2-й Воинъ.

   Тутъ, видишь ты, рѣшать трудно. Коли надо оборонять города, нашъ господинъ большой мастеръ.
  

1-й Слуга.

   Да и брать ихъ онъ умѣетъ.
  

Входъ 3-й Слуга.

  

3-й Слуга.

   Ну, братцы, вотъ это такъ новости!
  

1-й и 2-й Слуга.

   Говори, говори, что такое?
  

3-й слуга.

   Не хотѣлъ бы я теперь быть римляниномъ! Оно теперь хуже, чѣмъ имѣть петлю не шеѣ.
  

1-й и 2-й Слуга.

   Отчего же бы?
  

3-й Слуга.

   Да оттого, что здѣсь теперь Ка³й Марц³й, тотъ, что колотилъ нашего господина.
  

1-й Слуга.

   Какъ? Колотилъ господина?

3-й Слуга.

   Я не говорю, чтобъ колотилъ, а такъ, въ бою, былъ ему всегда подъ пару.
  

2-й Слуга.

   Ну, чего тутъ скрывать - вѣдь мы товарищи. Онъ всегда одолѣвалъ нашего-то; самъ онъ при мнѣ признавался.
  

1-й Слуга.

   Нечего таиться, что правда, то правда. Подъ Кор³оли онъ избилъ господина, какъ говядину.
  

2-й Слуга.

   Такъ, что только поджарить оставалось.
  

1-й Слуга.

   Ну, а что еще новаго?
  

3-й Слуга.

   Наши-то теперь съ нимъ носятся, будто съ сыномъ и наслѣдникомъ Марса. За столомъ отвели ему первое мѣсто; кто изъ сенаторовъ заговоритъ съ нимъ, такъ прежде самъ съ мѣста встанетъ. А господинъ нашъ съ нимъ, словно съ любовницей: то слушаетъ его, выпуча глаза, то дотронется до руки его, да такъ, учтиво! Да, главная-то новость въ томъ, что теперь нашего вождя раздѣлили на двое - половина власти сдана Марц³ю, такъ за столомъ всѣ и рѣшили. Я, говоритъ Марц³й, римскаго привратника за уши возьму, все передъ собой скошу, гдѣ я ни пройду, говоритъ, все станетъ гладко!
  

2-й Слуга.

   И такъ все сдѣлается, какъ сказано - скорѣе, чѣмъ кто нибудь!
  

3-й Слуга.

   Сдѣлается - еще бы! Понимаешь ли: дома у него столько же друзей, сколько непр³ятелей, только друзья-то - возьми въ толкъ хорошенько - боятся его друзьями, то есть, какъ говорится, трусятъ, до тѣхъ поръ; пока онъ такъ сказать, у народа въ подозрительности.
  

1-й Слуга.

   Какъ это въ подозрительности?
  

3-й Слуга.

   А какъ увидятъ эти друзья; что онъ поднялъ голову, такъ и выползутъ изъ своихъ норъ, и соберутся къ нему на подмогу.
  

1-й Слуга.

   А когда же походъ сказать?
  

3-й Слуга.

   Завтра, сегодня, с³ю минуту. Послѣ обѣда и забыть въ барабанъ. Встанутъ изъ за стола - и за дѣло!
  

2-й Слуга.

   Опять пойдетъ веселое время! Что проку въ мирѣ? желѣзо ржавѣетъ, портные плодятся, стихотворцы разводятся!
  

1-й Слуга.

   И по мнѣ война лучше. Передъ миромъ, она какъ день передъ вочыо. Сколько жизни, хлопотъ, слуховъ, разсказовъ! А миръ - будто сонъ или параличъ какой нибудь: скука, глухота, вялость. Только незаконнорожденныхъ ребятишекъ родится больше, чѣмъ на войнѣ людей гибнетъ.
  

2-й Слуга.

   Правда, правда. На войнѣ насильно таскаютъ чужихъ женъ, а при мирѣ и сами онѣ мужей надуваютъ.
  

1-й Слуга.

   Да и люди въ мирную пору другъ на друга больше злятся.
  

3-й Слуга.

   Потому что никто не нуженъ другому! То ли дѣло - война! Вотъ теперь и римляне будутъ такъ же дешевы, какъ и вольски. Встаютъ, встаютъ изъ-за стола!
  

Всѣ.

   Идемъ, идемъ скорѣе. (Уходятъ.)
  

СЦЕНА VI.

Римъ. Народная площадь.

Входятъ Сицн³й и Брутъ.

  
             Сицн³й.
  
         О немъ не слышимъ мы, да и не стоитъ
         О немъ заботиться. Зачѣмъ онъ намъ?
         Народъ, при немъ такъ буйный и строптивый,
         Теперь покоенъ,- миръ цвѣтетъ вездѣ,
         Хоть оттого патриц³и краснѣютъ,
         Хоть имъ пр³ятнѣй было бы глядѣть
         На скопища, на неустройства въ Римѣ!
         Не весело имъ видѣть, что въ порядкѣ
         Идутъ дѣла, что весело поютъ
         Простолюдины, сидя за работой!
  

Входитъ Менен³й.

  
             Брутъ.
  
         Да, въ пору постояли мы за дѣло,
         А, и Менен³й здѣсь?
  
             Сицин³й.
  
                       Да, это онъ.
         Поласковѣе сдѣлался онъ съ нами.
         Привѣтъ тебѣ, почтенный мужъ!
  
             Менен³й.
  
                                 Спасибо.
         И вамъ привѣтъ.
  
             Сицин³й.
  
                       А вѣдь нельзя сказать,
         Чтобъ очень о твоемъ Кор³оланѣ
         Жалѣли всѣ, - республика стоитъ,
         На зло ему, спокойнѣе, чѣмъ прежде.
  
             Менен³й.
  
         Все хорошо, и вдвое бъ лучше было,
         Когда бъ онъ уступилъ.
  
             Сицин³й.
  
                             Ты не слыхалъ,
         Гдѣ онъ теперь?
  
             Менений.
  
                       Я ничего не знаю:
         Ни матери своей онъ, ни женѣ
         Не шлетъ извѣст³й.
  

Входятъ три или четыре Гражданина.

  
             1-й гражданинъ.
  
                       Честные трибуны,
         Пусть боги васъ хранятъ!
  
             Сицин³й.
  
                       А, добрый день,
         Сосѣди добрые!
  
             Брутъ.
  
                   Привѣтъ вамъ всѣмъ.
  
             1-й гражданинъ.
  
         Мы всѣ, съ дѣтьми и жонами, должны
         Молить боговъ за висъ.
  
             Сицин³й.
  
                       Живите въ мирѣ
         И счаст³и!
  
             Брутъ.
  
                   Сосѣди дорог³е,
         Прощайте же. Когда бъ Кор³оланъ
         Любилъ васъ такъ, какъ мы.
  
             1-й гражданинъ.
  
                       Прощай, пусть боги
         Хранятъ обѣихъ васъ!
  
             Оба Трибуна.
  
                       Друзья, прощайте.

(Граждане уходятъ.)

  
             Сицн³й.
  
         Вотъ эти дни покойнѣе тѣхъ дней,
         Когда народъ шатался съ дикимъ крикомъ
         По улицамъ.
  
             Брутъ (Менен³ю).
  
                   Да, Ка³й Марц³й твой
         Хорош³й вождь, но былъ онъ гордъ и дерзокъ,
         Честолюбивъ превыше воякой мѣры,
         Самолюбивъ...
  
             Сицин³й.
  
                   Онъ жаждалъ высшей власти
         Для одного себя.
  
             Менен³й.
  
                       Едва ли такъ!
  
             Сицин³й.
  
         На горе намъ, мы бъ убѣдились въ этомъ,
         Когда бъ остался консуломъ онъ въ Римѣ.
  
             Брутъ.
  
         Но боги насъ спасли - и безъ него
         Покоенъ Римъ.
  
             Эдилъ.
  
                   Почтенные трибуны!
         Какой-то рабъ, ужь схваченный подъ стражу,
         Болталъ, что вольски, въ двухъ большихъ отрядахъ,
         Вломились въ наши земли, и со злобой
         Все встрѣчное и жгутъ, и грабитъ.
  
             Менен³й.
  
         Такъ, это Туллъ Авфид³й. Донеслась
         Къ нему молва о томъ, что Марц³й изгнанъ,
         Онъ показалъ опять свои рога.
         Онъ пряталъ ихъ при Марц³ѣ одномъ,
         Такъ какъ улитка.
  
             Сицин³й.
  
                       Что ты все толкуешь
         Про Марц³я!
  
             Брутъ (эдилу).
  
                   Чтобъ вѣстовщикъ сейчасъ
         Былъ высѣченъ. Не можетъ быть, чтобъ вольски
         Посмѣли миръ нарушить.
  
             Менен³й.
  
                             Какъ не можетъ?
         Или тому примѣровъ не бывало?
         Три раза на своемъ вѣку я видѣлъ
         Подобное. Чѣмъ по напрасну бить
         Того, кто вѣсть даетъ, и про опасность
         Намъ сообщилъ,- вели спросить его,
         Откуда вѣсть онъ добылъ.
  
             Сицн³й.
  
                             Пустяки,
         Не можетъ быть, я знаю.
  
             Брутъ.
  
                             Невозможно!
  

Входитъ Вѣстникъ.

  
             Вѣстникъ.
  
         Патриц³и толпой бѣгутъ въ сенатъ.
         Всѣ лица блѣдны. Бѣдственное что-то "
         Случилося.
  
             Сицин³й (эдилу).
  
                   Я знаю - это рабъ.
         Сейчасъ его передъ народомъ высѣчь!
         Онъ поднялъ всѣхъ! онъ слухи распустилъ!
  
             Вѣстникъ.
  
         Достойный мужъ, тѣ слухи подтвердились
         И новые, еще страшнѣе прежнихъ,
         Ужь носятся.
  
             Сицин³й.
  
                   Еще страшнѣе прежнихъ?
  
             Вѣстникъ.
  
         Всѣ говорятъ - и громко говорятъ,
         Не знаю, правду-ли,- что Ка³й Марц³й
         Съ Авфид³емъ ведетъ войска на Римъ.
         Что онъ поклялся отомститъ имъ всѣмъ
         Великой, безграничною отплатой.
  
             Сицин³й.
  
         Все это вздорный слухъ.
  
             Брутъ.
  
                       И распустили
         Его затѣмъ, чтобъ трусовъ побудить
         Къ возврату Марц³я.
  
             Сицн³й.
  
                       Вотъ вся разгадка.
  
             Менен³й.
  
         Я самъ не вѣрю. Марц³й и Авфид³й
         Другъ съ другомъ не сойдутся никогда.
  

Входитъ другой Вѣстникъ.

  
             Вѣстникъ.
  
         Васъ требуютъ въ сенатъ. Въ огромныхъ силахъ
         Войной ворвался врагъ въ предѣлы наши.
         Съ Авфид³емъ соединился Марц³й:
         Онъ къ намъ идетъ, ломая всѣ преграды,
         Пожаромъ и грозой опустошенья
         Свой путь обозначая.
  

Входитъ Комин³й.

  
             Комин³й (трибунамъ).
  
                       Ну, друзья,
         Надѣлали вы дѣлъ!
  
             Менен³й.
  
                     &nbs

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 311 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа