Главная » Книги

Шекспир Вильям - Венецианский купец, Страница 7

Шекспир Вильям - Венецианский купец


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

v align="justify">  Тубал
  Лишился корабля, который шел из Триполи.
  
  
  
  
  Шейлок
  Благодарю Создателя, благодарю Создателя! И это верно? Это верно?
  
  
  
  
  Тубал
  Мне сказали это некоторые из его матросов, которые спаслись от кораблекрушения.
  
  
  
  
  Шейлок
  Благодарю тебя, добрый Тубал. Хорошая новость, хорошая новость! Где же это? В Генуе?
  
  
  
  
  Тубал
  Твоя дочь, как я слыхал, истратила в Генуе в одну ночь восемьдесят дукатов.
  
  
  
  
  Шейлок
  Ты вонзаешь в меня кинжал. Значит, я никогда уже не увижу моего золота. Восемьдесят дукатов за один раз! Восемьдесят дукатов!
  
  
  
  
  Тубал
  Со мною вместе приехало в Венецию несколько кредиторов Антонио. Они божатся, что ему непременно быть банкротом.
  
  
  
  
  Шейлок
  Мне это весьма приятно. Я буду мучить его, я буду терзать его. Мне это весьма приятно.
  
  
  
  
  Тубал
  Один из них показал мне кольцо, которое твоя дочь отдала ему за обезьяну.
  
  
  
  
  Шейлок
  Будь она проклята! Ты терзаешь меня, Тубал. Это моя бирюза. Мне подарила ее Лия, когда я еще был холостой. Я не отдал бы этого кольца за целый лес обезьян.
  
  
  
  
  Тубал
  Но Антонио разорен - это верно.
  
  
  
  
  Шейлок
  Да, это верно, это очень верно. Ступай, Тубал, найми мне судебного пристава, договорились с ним на две недели вперед. Если Антонио просрочит, я вырежу у него сердце. Не будет его в Венеции - никто не станет мешать моей торговле. Ступай, Тубал, и потом приди ко мне в нашу синагогу. Ступай, добрый Тубал. Итак - в нашей синагоге, Тубал.
  
  
  
  
  Уходят.
  
  
  
   Сцена вторая
  
  
   Бельмонт. Комната в доме Порции.
  
  
  Входят Бассанио, Порция, Грациано,
  
  Нерисса и свита. Ящики не задернуты занавеской.
  
  
  
  
  Порция
  
  
  Я вас прошу, повремените лучше
  
  
  И, прежде чем решиться, дайте дню
  
  
  Иль двум пройти; ведь, если ошибетесь
  
  
  Вы в выборе, я потеряю вас
  
  
  Поэтому немного подождите.
  
  
  Я слышу что-то - только не любовь -
  
  
  Мне говорит, что я бы не хотела
  
  
  Вас потерять, а знаете вы сами,
  
  
  Что ненависть не может подавать
  
  
  Такую мысль. Но для того, чтоб лучше
  
  
  Меня понять могли вы, - хоть язык
  
  
  У девушек один; их мысль, - охотно
  
  
  Держала б вас я месяц или два
  
  
  Здесь у себя пред тем, как вы рискнули б
  
  
  Из-за меня. Могла бы я, тогда
  
  
  Вас научить, как выбрать то, что надо;
  
  
  Но клятву тем нарушила бы я,
  
  
  А этого я ни за что на свете
  
  
  Не сделаю. Итак, возможно вам
  
  
  Не угадать. Но если так случится,
  
  
  То грешное раскаянье в меня
  
  
  Вселите вы - раскаянье, что клятву
  
  
  Нарушить я не захотела. Ах,
  
  
  Проклятие глазам чудесным вашим!
  
  
  Они меня околдовали всю
  
  
  И на две половины разделили:
  
  
  Одна из них вам вся принадлежит,
  
  
  Другая - вам - мне, я сказать хотела;
  
  
  Но если мне, то также вам - и так
  
  
  Вам все мое принадлежит. О, злая
  
  
  Судьба, зачем преграду ставишь ты
  
  
  Меж собственником и его правами?
  
  
  Я ваша - да, но все-таки не вам
  
  
  Принадлежу... Коль так судьбе угодно,
  
  
  То в ад идет пускай она - не я.
  
  
  Я говорю, однако, слишком много,
  
  
  Но цель моя - чтоб время протянуть
  
  
  Подолее и выбор ваш замедлить.
  
  
  
  
  Бассанио
  
  
  Нет, дайте мне скорее приступить
  
  
  Мне это положенье - просто пытка.
  
  
  
  
  Порция
  
  
  Как, пытка? Ну, так повинитесь мне.
  
  
  К своей любви какую примешали
  
  
  Измену вы?
  
  
  
  
  Бассанио
  
  
  
   Измену лишь одну -
  
  
  Ужасную измену недоверья,
  
  
  Которая за обладанье тем,
  
  
  Что я люблю, бояться: заставляет.
  
  
  Такое ж отношенье и родство
  
  
  Между моей любовью и изменой,
  
  
  Как меж огнем и снегом.
  
  
  
  
  Порция
  
  
  
  
  
   Да, но вы
  
  
  Мне, может быть, все это говорите,
  
  
  Как человек, который может все
  
  
  Под пыткою сказать.
  
  
  
  
  Бассанио
  
  
  
  
  
  Пообещайте
  
  
  Мне только жизнь - и правду я скажу.
  
  
  
  
  Порция
  
  
  Ну, хорошо - скажите и живите.
  
  
  
  
  Бассанио
  
  
  Скажите и любите - в этом все
  
  
  Признание мое. Какая пытка
  
  
  Блаженная, когда палач мой
  
  
  Подсказывает мне мои ответы,
  
  
  Служащие к спасенью моему!
  
  
  Ведите же меня скорее к счастью
  
  
  И к ящикам.
  
  
  
  
  Порция
  
  
  
  
  Итак, вперед! В одном
  
  
  Из этих трех я заперта, и если
  
  
  Вы любите меня, то ящик тот
  
  
  Отыщете. Нерисса, стань подальше
  
  
  Со всеми остальными. Пусть оркестр
  
  
  Гремит, меж тем как выбирать он будет;
  
  
  Тогда, коли не угадает он,
  
  
  Закончит так, как умирает лебедь -
  
  
  При музыке; иль, чтоб сравнить верней,
  
  
  Мои глаза ручьем обильным будут,
  
  
  Где он найдет свой влажный смертный одр,
  
  
  Но может он и выиграть. Тогда же
  
  
  Чем будут звуки музыки? Тогда
  
  
  Те звуки будут трубным ликованьем,
  
  
  С которым верноподданный народ
  
  
  Перед своим царем нововенчанным
  
  
  Склоняется; то будет сладкий звук,
  
  
  Что на заре нашептывает тихо
  
  
  В слух жениха, и, оторвав от грез,
  
  
  Зовет к налою брачному. Смотрите:
  
  
  Вот он идет - хоть так же величаво,
  
  
  Но с большею любовью, чем Алкид,
  
  
  Когда из рук чудовища морского
  
  
  Освободил он девственную дань,*
  
  
  Заплаченную Троею скорбящей.
  
  
  Я здесь стою, как жертва; там
  
  
  Дарданянки испуганные смотрят,
  
  
  Чем подвиг тот окончится. Иди,
  
  
  Мой Геркулес! Ты не умрешь - и буду
  
  
  Я тоже жить. Смотреть на битву мне страшней,
  
  
  Чем для тебя - идти и принять в ней участье,
  
  
  Бассанио начинает рассматривать ящики.
  
  
  
  
  Музыка.
  
  
  
  
  Свита
  
  
  
  
  (поет)
  
  
  О, скажи, где источник любви -
  
  
  В голове или сердца в крови?
  
  
  Как она рождается?
  
  
  Чем она питается?
  
  
  Отвечай, отвечай!
  
  
  Родится в глубине очей -
  
  
  И взгляды служат пищей ей,
  
  
  И умирает в цвете дней,
  
  
  Качаясь в люлечке своей.
  
  
  Раздайся же повсюду звон!
  
  
  Я начинаю: динь - динь - дон!
  
  
  
  
   Все
  
  
  Динь - динь - дон!
  
  
  
  
  Бассанио
  
  
  Итак, нельзя блестящую наружность
  
  
  Всегда считать правдивою; весь мир
  
  
  Вводим в обман наружным украшеньем.
  
  
  В судилищах найдется ль хоть одно
  
  
  Позорное, испачканное дело,
  
  
  В котором бы приятным голоском
  
  
  Нельзя прикрыть всю видимую гнусность?
  
  
  В религии найдется ль хоть одно,
  
  
  Достойное укора заблужденье,
  
  
  Которое не мог бы мудрый муж
  
  
  И освятить, и текстами приправить,
  
  
  И внешним украшением прикрыть?
  
  
  Ни одного порока нет, настолько
  
  
  Наивного, чтоб появляться в свет,
  
  
  Не облачась наружно в добродетель.
  
  
  Немало ведь меж нами трусов есть,
  
  
  Чьи души так печально ненадежны,
  
  
  Как лестница песчаная - меж тем
  
  
  Они лицо снабжают бородою,
  
  
  Как Геркулес или суровый Марс
  
  
  Раскройте-ка их внутренность: печенка
  
  
  В них бела как молоко. Они
  
  
  У истинного мужества берут
  
  
  Наросты лишь одни, чтобы
  
  
  Страх поселить в других. Взгляните только
  
  
  На красоту - увидите тотчас,
  
  
  Что ценится она всегда по весу
  
  
  Наружных украшений; оттого
  
  
  И сделалось теперь в природе чудо,
  
  
  Что женщина тем более легка,
  
  
  Чем более на ней тех украшений.
  
  
  Итак, когда порою мы глядим
  
  
  На мнимую красавицу и видим,
  
  
  Как кудри золотистые ее
  
  
  Вниз с головы бегут двумя змеями,
  
  
  Кокетливо играя с ветерком,
  
  
  То знаем мы, что это - достоянье
  
  
  Уже второй головки: череп тот,
  
  
  Что их родил, давно лежит в могиле.
  
  
  Поэтому на блеск наружный мы
  
  
  Должны смотреть как на коварный берег
  
  
  Опаснейшего моря, как на шарф
  
  
  Прелестнейший, который закрывает
  
  
  Красавицы индийской черноту.
  
  
  Короче, блеск наружный есть личина
  
  
  Правдивости, которою наш век
  
  
  Коварнейший обманывает ловко
  
  
  И самого мудрейшего из нас
  
  
  Вот почему меня не соблазняешь
  
  
  Ты, золото блестящее, ты, твердый
  
  
  Мидаса корм!
  
  
   (Обращаясь к серебряному ящику.)
  
  
  
  
  Не нужен мне и ты -
  
  
  Ты, серебро, посредник пошлый, бледный
  
  
  Между людьми. Но ты, простой свинец,
  
  
  Ты, более грозящий, чем манящий
  
  
  Надеждою, своею простотой
  
  
  Ты убедил меня: тебя я выбираю -
  
  
  И от тебя теперь блаженства ожидаю!
  
  
  
  
  Порция
  
  
  Как все другие страхи, разлетелись
  
  
  По воздуху сомнения мои,
  
  
  Безумное отчаянье, боязнь
  
  
  Дрожащая, мучительная ревность -
  
  
  С зелеными глазами... О, любовь,
  
  
  Сдержи себя, умерь свои восторги,
  
  
  Останови дождь радости своей!
  
  
  Я чувствую, уж слишком сильно в сердце
  
  
  Твое благословение; уменьши
  
  
  Его скорей - оно меня задавит!
  
  
  
  
  Бассанио
  
  
   (раскрывает свинцовый ящик)
  
  
  
  
  
  
  Что вижу?
  
  
  Дивной Порции портрет!
  
  
  Какой же полубог так превосходно
  
  
  Воспроизвел натуру? Эти очи
  
  
  Действительно ли движутся, иль мне
  
  
  Так кажется лишь потому, что ими
  
  
  Приводятся в движение мои?
  
  
  Вот и уста: они полураскрыты,
  
  
  И сладостным дыханьем губки их
  
  
  Разделены - прелестная преграда
  
  
  Меж двух друзей прелестных, как они.
  
  
  Вот волоса - тут разыграл художник
  
  
  Роль паука: сплел золотую сеть,
  
  
  Куда сердца людские попадают
  
  
  Быстрей, чем в паутину комары.
  
  
  Но как же мог художник оба глаза
  
  
  Нарисовать? Ведь, сделавши один,
  
  
  Мне кажется, он должен бы ослепнуть
  
  
  И бросить незаконченным второй.
  
  
  Смотрите-ка, однако же: насколько
  
  
  Действительность восторга моего
  
  
  На эту тень клевещет, воздавая
  
  
  Ей не такой, как следует, почет -
  
  
  Настолько же и эта тень влачится
  
  
  С большим трудом действительности вслед.
  
  
  Вот тот клочок бумаги, на котором
  
  
  Написано все счастие мое,
  
  
  
  
  (Читает.)
  
  
  "Ты, избирающий не только
  
  
  По виду внешнему, насколько
  
  
  Удачен, верен выбор твой!
  
  
  Теперь, когда уж клад такой
  
  
  Тебе достался, оставайся
  
  
  Доволен им и не старайся
  
  
  Найти другой. Коли тебе
  
  
  Он мил и ты в своей судьбе
  
  
  Нашел блаженство - подойди же
  
  
  К своей красавице поближе,
  
  
  И поцелуями любви
  
  
  Ее скорей к себе зови!"
  
  
  Чудесные слова! Итак, позвольте,
  
  
  Прекрасная синьора.
  
  
  
   (Целует ее.)
  
  
  
  
  
  Прихожу
  
  
  Я получить и произвесть уплату
  
  
  По векселю. Когда перед толпой
  
  
  Атлетов пара бьется на арене
  
  
  И слышится рукоплесканий гром
  
  
  Со всех сторон, тогда один из них,
  
  
  Взволнованный, почти ошеломленный,
  
  
  Тревожно ждет, не зная сам, ему ль
  
  
  Весь этот гром хвалебного восторга?
  
  
  Так точно я, о, трижды милый друг,
  
  
  Стою теперь перед вами, сомневаясь
  
  
  В правдивости того, что вижу здесь,
  
  
  И лишь тогда, когда от вас услышу,
  
  
  Что это так, поверю я вполне.
  
  
  
  
  Порция
  
  
  Синьор, меня вы видите такою,
  
  
  Какою Бог на свет меня создал.
  
  
  Я для себя самой бы не имела
  
  
  Желания быть лучшее но для вас
  
  
  Хотела б я хоть в двадцать раз утроить
  
  
  Цену, быть в десять тысяч раз
  
  
  Прекраснее, в сто тысяч раз богаче -
  
  
  И этого хотела б для того,
  
  
  Чтоб высоко подняться в вашем мненье,
  
  
  Несчетное количество иметь
  
  
  Талантов, красоты, друзей, богатства.
  
  
  Но, ах, итог того, что стою я -
  
  
  Ничто; теперь я девушка простая,
  
  
  Без сведений, без опытности, тем
  
  
  Счастливая, что не стара учиться,
  
  
  И тем еще счастливей, что на свет
  
  
  Не родилась тупою для ученья;
  
  
  Всего же тем счастливее, что свой
  
  
  Покорный ум она теперь вверяет
  
  
  Вам, мой король, мой муж, учитель мой.
  
  
  И я, и вес мое - отныне ваше
  
  
  Еще за миг пред этим я была
  
  
  Владычицей в великолепном замке
  
  
  И госпожой всех слуг моих - была
  
  
  Царицею самой себе; теперь же
  
  
&n

Другие авторы
  • Литке Федор Петрович
  • Карамзин Н. М.
  • Михаил, еп., Никольский В. А.
  • Стороженко Николай Ильич
  • Маслов-Бежецкий Алексей Николаевич
  • Одоевский Владимир Федорович
  • Марриет Фредерик
  • Лухманова Надежда Александровна
  • Огарков Василий Васильевич
  • Клеменц Дмитрий Александрович
  • Другие произведения
  • Софокл - Софокл
  • Григорьев Аполлон Александрович - Белинский и отрицательный взгляд в литературе
  • Писарев Модест Иванович - Гроза. Драма А. Н. Островского
  • Плеханов Георгий Валентинович - Централизм или бонапартизм?
  • Леонтьев Константин Николаевич - Пасха на Афонской Горе
  • Тургенев Иван Сергеевич - Эпиграммы. Сатирические стихотворения и пародии. Альбомные записи (1848-1881)
  • Вяземский Петр Андреевич - Письмо к князю Д. А. Оболенскому
  • Шулятиков Владимир Михайлович - Три романистки
  • Житков Борис Степанович - Вечер
  • Гроссман Леонид Петрович - Мастера сонета
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 255 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа