Главная » Книги

Шекспир Вильям - Венецианский купец, Страница 2

Шекспир Вильям - Венецианский купец


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

лся за победой.
  
  
  О, друг, имей я средства для того,
  
  
  Чтоб между них соперником явиться, -
  
  
  Душа моя предсказывает мне,
  
  
  Что я победу одержу бесспорно.
  
  
  
  
  Антонио
  
  
  Ты знаешь сам - имущество мое
  
  
  Все на море; нет у меня ни денег,
  
  
  Ни средств достать сейчас же капитал.
  
  
  Ступай, ищи, разведай - сколько силы
  
  
  В Венеции имеет мой кредит;
  
  
  Его готов я выжать до копейки,
  
  
  Чтоб снарядить как следует тебя
  
  
  В Бельмонт, к прекрасной Порции. Ступай же,
  
  
  Выведывай; я тоже поищу,
  
  
  Где деньги есть - и может быть едва ли,
  
  
  Чтобы мне и под мою поруку отказали.
  
  
  
  
  Уходят.
  
  
  
   Сцена вторая
  
  
   Бельмонт. Комната в доме Порции.
  
  
  
  Входят Порция и Нерисса,
  
  
  
  
  Порция
  Право, Нерисса, моему маленькому телу уже не под силу этот большой мир.
  
  
  
  
  Нерисса
  Так бы оно и было, если бы вы настолько же бедствовали, насколько вы счастливы; но, видно, те, кто чересчур много ест, болеют точно так же, как и те, кто мучится голодом. Потому-то среднее состояние - немаловажное счастье. Излишество скоро доживает до седых волос, а умеренность живет долго.
  
  
  
  
  Порция
  Хорошие правила и хорошо сказаны.
  
  
  
  
  Нерисса
  Они были бы еще лучше, если бы их исполняли как должно.
  
  
  
  
  Порция
  Если бы делать было так же просто, как знать, что следует делать - часовни были бы церквами, а избы бедных людей - царскими дворцами. Тот хороший проповедник, кто следует своим собственным побуждениям: мне легче научить двадцать человек тому, что они должны делать, чем быть одной из этих двадцати и следовать моим собственным наставлениям. Мозг может изобретать законы для крови, но горячая натура перепрыгивает через холодное правило. Безумная молодость - заяц, перескакивающий через капканы, которые ставит ему благоразумие. Но такое рассуждение некстати теперь, когда мне предстоит выбрать себе мужа. Увы! к чему я говорю: "Выбрать"? Я не имею права ни избрать того, кого сама желала бы, ни отказать тому, кто мне не нравится. Так воля живой дочери склоняется перед волей умершего отца Не жестоко ли, Нерисса, что я не могу никого выбрать и никому отказать?
  
  
  
  
  Нерисса
  Ваш отец всегда был добродетельным человеком, а к святым людям в минуту смерти приходят благие мысли. Потому-то в этой придуманной им лотерее, по которой вы будете принадлежать тому, кто угадает его намерение при выборе одного из трех ящиков - золотого, серебряного и свинцового, - без сомнения, выиграет только человек, искренно любящий вас. Но скажите, чувствуете ли вы горячую привязанность к какому-нибудь из царственных женихов, уже появлявшихся перед вами?
  
  
  
  
  Порция
  Пожалуйста, перечисли мне их по именам; по мере того, как ты будешь называть их, я буду их описывать, по моему описанию, ты заключишь о степени моей привязанности.
  
  
  
  
  Нерисса
  Во-первых, принц Неаполитанский.
  
  
  
  
  Порция
  Ну, этот - родился в конюшне, потому что только и говорит, что о своей лошади и хвастается, как большим талантом, тем, что умеет сам подковывать ее. Весьма похоже, что его почтенная матушка сыграла фальшивую игру с каким-нибудь кузнецом*.
  
  
  
  
  Нерисса
  Затем - пфальцграф.
  
  
  
  
  Порция
  Этот только и делает, что морщит брови, как будто хочет сказать: "Если вы не хотите меня, то решайтесь". Он без улыбки слушает веселые рассказы. Если уж в молодости им овладела такая безнадежная угрюмость, то в старости он, пожалуй, сделается плачущим философом*. Я скорей готова выйти за мертвую голову с костью в зубах, чем за одного из этих двоих. Избави меня Господь от них обоих!
  
  
  
  
  Нерисса
  Что вы скажете о французском вельможе - месье Лебоне?
  
  
  
  
  Порция
  Его создал Бог, так пусть он и слывет человеком. Право, я знаю, что насмехаться грешно, но этот француз... У него лошадь лучше, чем у неаполитанца; скверная привычка морщить брови у него лучше, чем у пфальцграфа; он как все люди и вместе с тем не человек. Стоит дрозду запеть - он тотчас же подпрыгивает; он готов сражаться со своею собственною тенью. Выйдя за него, я вышла бы за двадцать человек; если бы он даже презирал меня, я прощала бы ему это, потому что, люби он меня хоть до безумия, мое сердце никогда бы ему не отвечало.
  
  
  
  
  Нерисса
  Ну, так что вы скажете о Фальконбридже, молодом английском бароне?
  
  
  
  
  Порция
  Ты знаешь, что я не обмолвилась с ним ни словом, потому что мы не понимаем друг друга. Он не говорит ни по-латыни, ни по-французски, ни по-итальянски, а ты можешь присягнуть перед судом, что я ни на грош не знаю по-английски. По фигуре он образец порядочного человека, но - увы! - кто может разговаривать с немою куклой? Как странно он одевается! Мне кажется, что камзол свой он купил в Италии, панталоны - во Франции, шляпу - в Германии, а манеры - во всех странах.
  
  
  
  
  Нерисса
  Какого вы мнения о его соседе, шотландском лорде*?
  
  
  
  
  Порция
  Я думаю, что в нем есть чувство милосердия к своим соседям, потому что он взял взаймы у англичанина пощечину и поклялся, что отдаст ее ему, когда будет в состоянии. Кажется, француз поручился в том и обязался подпиской*.
  
  
  
  
  Нерисса
  Как вам нравится молодой немец, племянник герцога Саксонского?
  
  
  
  
  Порция
  Он отвратителен по утрам, когда трезв, и еще отвратительнее после обеда, когда пьян. В свои лучшие минуты он немного хуже, чем человек; в худшие - немного лучше зверя. Какое бы несчастье ни постигло меня, я все-таки надеюсь, что найду средство не попасть в руки этого человека.
  
  
  
  
  Нерисса
  Значит, если он захочет попытать счастья и угадает, какой ящичек надо выбрать, вы, отказав ему в своей руке, отвергните вместе с тем волю вашего отца?
  
  
  
  
  Порция
  Чтоб избежать этого несчастья, поставь, пожалуйста, на невыигрышный ящик большой стакан рейнвейна. Тогда, будь внутри этого ящика хоть сам дьявол, а на крыше его этот соблазн, немец непременно выберет его. Я готова скорее решиться на все на свете, чем сделаться женою губки.
  
  
  
  
  Нерисса
  Вам нечего бояться, синьора: вы не достанетесь ни одному из этих господ. Они уже сообщили мне свое решение - вернуться домой и перестать беспокоить вас своими домогательствами, разве только найдется какое-нибудь другое средство вас получить, кроме предложенного вашим отцом.
  
  
  
  
  Порция
  Пускай бы мне пришлось дожить до старости Сивиллы, я умру целомудренною, как Диана, если никому не удастся получить меня согласно с волей моего отца. Я очень рада, что эта толпа воздыхателей так благоразумна, потому что из всех их нет ни одного, отсутствия которого я не желала бы от всего сердца - и я всем им желаю счастливого пути.
  
  
  
  
  Нерисса
  Помните ли вы, синьора, одного венецианца, ученого и храбреца, который еще при жизни вашего отца приезжал сюда с маркизом Монферратом?
  
  
  
  
  Порция
  Да, да, это был Бассанио. Кажется, его так зовут?
  
  
  
  
  Нерисса
  Так, синьора. Из всех людей, которых видели мои глупые глаза, он больше всех достоин прекрасной женщины.
  
  
  
  
  Порция
  Я хорошо помню его - и помню, что он заслуживает твоей похвалы.
  
  
  
   Входит слуга.
  
  
  
  
  Слуга
  Синьора, четыре чужестранца ищут вас, чтоб проститься с вами. Кроме того, прибыл посыльный от пятого, принца Марокканского. Он объявил, что принц, его повелитель, будет здесь сегодня вечером.
  
  
  
  
  Порция
  Если б этому пятому я могла сказать "здравствуйте" так же охотно, как говорю этим четверым "прощайте", его приезд порадовал бы меня; если у него характер святой, а лицо черта, я скорее предпочту иметь его своим духовником, чем мужем. Пойдем, Нерисса. (Слуге.). Ты же ступай вперед. В ту самую минуту, как мы запираем ворота за одним, другой стучится в дверь.
  
  
  
  
  Уходят.
  
  
  
   Сцена третья
  
  
  
   Венеция. Площадь.
  
  
   Входят Бассанио и Шейлок.
  
  
  
  
  Шейлок
  Три тысячи дукатов? Хорошо.
  
  
  
  
  Бассанио
  Да, синьор, на три месяца.
  
  
  
  
  Шейлок
  На три месяца? Хорошо.
  
  
  
  
  Бассанио
  За уплату, как я уже сказал вам, поручится Антонио!
  
  
  
  
  Шейлок
  Антонио поручится? Хорошо.
  
  
  
  
  Бассанио
  Можете ли вы помочь мне? Удовлетворите ли вы мою просьбу? Узнаю ли я ваш ответ?
  
  
  
  
  Шейлок
  Три тысячи дукатов на три месяца и за поручительством Антонио.
  
  
  
  
  Бассанио
  Что ж вы ответите?
  
  
  
  
  Шейлок
  Антонио - хороший человек.
  
  
  
  
  Бассанио
  Разве вы слыхали когда-нибудь, что это неправда?
  
  
  
  
  Шейлок
  О, нет, нет, нет! Понимаете, словами: "он хороший человек" я хочу сказать, что у него есть чем заплатить. Но его богатство не надежно. Один из его кораблей плывет в Триполи, другой - в Индию; кроме того, я узнал на Риальто, что третий корабль он отправил в Мексику, четвертый - в Англию, а остальные суда тоже рассеяны по разным странам. Но суда ведь - всего лишь доски, а матросы - люди; на свете же живут земляные и водяные крысы, а так- же земляные и водяные воры, то есть пираты. Да и, кроме того, опасны волны, ветры и скалы. Но у Антонио все-таки есть, чем заплатить. Три тысячи дукатов? Я полагаю, что можно взять его вексель.
  
  
  
  
  Бассанио
  Будьте уверены, что можно.
  
  
  
  
  Шейлок
  Я желаю быть уверенным, что можно - и, чтоб увериться, хочу все обдумать. Могу я поговорить с Антонио?
  
  
  
  
  Бассанио
  Для этого не угодно ли вам отобедать с нами?
  
  
  
  
  Шейлок
  Да - чтоб нюхать свинину, чтоб есть из сосуда, в который ваш пророк загнал заклинаниями дьявола! Я готов покупать с вами, продавать с вами, разговаривать с вами, прогуливаться с вами и так далее; но я не стану ни есть с вами, ни пить с вами, ни молиться с вами. Что нового на Риальто? Кто это идет сюда?
  
  
  
   Входит Антонио.
  
  
  
  
  Бассанио
  Это синьор Антонио.
  
  
  
  
  Шейлок
  
  
  
   (в сторону)
  
  
  Его за то так ненавижу я,
  
  
  Что он христианин; но вдвое больше
  
  
  Еще за то, что в гнусной простоте
  
  
  Взаймы дает он деньги без процентов
  
  
  И курса рост сбивает, между нами,
  
  
  В Венеции. Пусть мне хоть раз один
  
  
  Ему бока пощупать доведется -
  
  
  УЖ ненависть старинную свою
  
  
  Я утолю. Святое наше племя
  
  
  Не терпит он, и даже в тех местах,
  
  
  Где сходятся купцы между собою,
  
  
  Ругает он меня, мои дела,
  
  
  И мой барыш законный называет
  
  
  Он лихоимством. Будь проклято мое
  
  
  Колено все, когда ему прошу я!
  
  
  
  
  Бассанио
  
  
  Послушайте!
  
  
  
  
  Шейлок
  
  
  
   Наличный мой запас
  
  
  На память помню весь, и по расчету
  
  
  Выходит так, что вдруг собрать для вас
  
  
  Три тысячи дукатов не могу я.
  
  
  Но все равно. Тубал, богач-еврей,
  
  
  Поможет мне. Однако, погодите:
  
  
  Какой вы срок назначите?
  
  
  
  (Обращаясь к Антонио.)
  
  
  
  
  
   Синьор
  
  
  Почтеннейший, желаю вам здоровья!
  
  
  У нас сейчас речь шла
  
  
  О вас.
  
  
  
  
  Антонио
  
  
  
  Шейлок, хотя обыкновенья
  
  
  Нет у меня ни брать, ни занимать,
  
  
  Чтоб не платить и не взимать процентов,
  
  
  Но правило свое нарушу я,
  
  
  Чтоб выручить от крайнего стесненья
  
  
  Приятеля.
  
  
  
   (К Бассанио.)
  
  
  
   Известно ли ему,
  
  
  Вы сколько взять желаете?
  
  
  
  
  Шейлок
  
  
  
  
  
   Да, знаю:
  
  
  Три тысячи дукатов.
  
  
  
  
  Антонио
  
  
  
  
  
  И на срок
  
  
  Трехмесячный.
  
  
  
  
  Шейлок
  
  
  
  
  Я и забыл. Да точно,
  
  
  Три месяца и поручитель - вы.
  
  
  Сообразим. Послушайте, однако:
  
  
  Вы, кажется, сказали, что у вас
  
  
  Привычки нет ни брать, ни делать ссуды
  
  
  С процентами?
  
  
  
  
  Антонио
  
  
  
  
  Не поступаю так
  
  
  Я никогда.
  
  
  
  
  Шейлок
  
  
  
   Когда овец Лавана
  
  
  Иаков пас, Иаков этот был
  
  
  Всем матери своей премудрой этим
  
  
  Обязан, - был он третьим по числу
  
  
  Преемником святого Авраама.
  
  
  Да, третьим, так.
  
  
  
  
  Антонио
  
  
  
  
   Ну, что же из того?
  
  
  Проценты брал он, что ли?
  
  
  
  
  Шейлок
  
  
  
  
  
   Нет, процентов
  
  
  Не брал он; нет, тут не было того,
  
  
  Что прямо вы процентами зовете
  
  
  Послушайте, что сделал он. Лаван
  
  
  С ним заключил условье, что ягнята
  
  
  Белесые и пестренькие, все
  
  
  Иакову служить наградой будут
  
  
  За труд его. Когда пришла пора
  
  
  Осенняя, овечки в вожделенье
  
  
  Пошли к своим баранам - и начался
  
  
  Меж этою лохматою породой
  
  
  Созданья труд. Тогда хитрец-пастух
  
  
  Стал обдирать кору с ветвей древесных
  
  
  И ветви те пред каждою овцой
  
  
  Втыкал в момент ее совокупленья -
  
  
  И овцы зачинали, и потом
  
  
  Рождалися все пестрые ягнята,
  
  
  И было все Иакову. Такой
  
  
  Он путь избрал для барыша и небом
  
  
  Благословен он был. Итак, барыш
  
  
  Некраденый - благословенье неба.
  
  
  
  
  Антонио
  
  
  Иаков тут служил на риск, синьор:
  
  
  Не от него зависела удача;
  
  
  Его барыш был Божьею рукой
  
  
  Определен и сделан. Разве этим
  
  
  Хотите вы проценты оправдать?
  
  
  Иль серебро и золото у вас
  
  
  Одно и то ж, что овцы и бараны?
  
  
  
  
  Шейлок
  
  
  Как вам сказать? Я быстро их пложу.
  
  
  Послушайте, однако.
  
  
  
  
  Антонио
  
  
  
  
  
  Вот, Бассанио,
  
  
  Заметь себе ссылаться может черт
  
  
  На доводы Священного Писанья.
  
  
  Когда душа порочная берет
  
  
  В защитники свидетельство святое,
  
  
  Она - злодей с улыбкой на устах,
  
  
  Красивый плод с гнилою сердцевиной.
  
  
  О, как на вид всегда красива фальшь!
  
  
  
  
  Шейлок
  
  
  Три тысячи дукатов! Это сумма
  
  
  Изрядная. Три месяца из года -
  
  
  Сообразим, процентов сколько тут
  
  
  Приходится?
  
  
  
  
  Антонио
  
  
  
   Ну, что ж, Шейлок, скажите,
  
  
  Хотите вы нам одолжить?
  
  
  
  
  Шейлок
  
  
  
  
  
   Синьор
  
  
  Антонио, припомните, как часто
  
  
  На Риальто вы ругались надо мной
  
  
  Из-за моих же денег и процентов.
  
  
  Я это все всегда переносил,
  
  
  С терпением плечами пожимая;
  
  
  Терпенье же - наследственный удел
  
  
  Всей нации еврейской. Вы меня
  
  
  Ругали псом, отступником, злодеем, -
  
  
  Плевали мне на мой кафтан жидовский,
  
  
  И это все за то лишь, что своим
  
  
  Я пользуюсь. Теперь, как видно, помощь
  
  
  Моя нужна - ну, что ж! вперед! и вы
  
  
  Приходите ко мне и говорите:
  
  
  "Шейлок, нужны нам деньги". Это вы
  
  
  Так просите, вы, часто так плевавший
  
  
  Мне в бороду, дававший мне пинки,
  
  
  Как будто псу чужому, что забрался
  
  
  На ваш порог. Вам нужны деньги. Что ж
  
  
  Мне следует ответить? Не сказать ли:
  
  
  "Да разве же имеет деньги пес?
  
  
  Разве же возможно, чтоб собака
  
  
  Три тысячи дукатов вам дала?"
  
  
  Иль, может быть, я должен низко шляпу
  
  
  Пред вами снять и тоном должника,
  
  
  Едва дыша, вам прошептать смиренно:
  
  
  "Почтеннейший синьор мой, на меня
  
  
  Вы в среду прошлую плевали,
  
  
  В такой-то день вы дали мне пинка,
  
  
  В другой - меня собакой обругали;
  
  
  И вот теперь за ласки эти все
  
  
  Я приношу вам столько-то и столько".
  
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 215 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа