Главная » Книги

Шекспир Вильям - Король Генрих V, Страница 9

Шекспир Вильям - Король Генрих V


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

p;  Бароны, рыцари, постойте грудью
             За лены и права свои! И смойте
             Свой стыдъ, дорогу преградивъ англ³йскимъ
             Войскамъ, что топчутъ нашу землю, вѣя
             Знаменами, окрашенными кровью
             Защитниковъ Гарфлёра! На врага
             Обрушьтесь съ силою лавины снѣжной,
             Что грозный духъ Альп³йскихъ горъ швыряетъ
             На кровли низк³я своихъ вассаловъ!
             Сотрите въ прахъ врага,- у васъ есть силы,-
             И Генриха плѣненнаго доставьте
             Въ телѣгѣ намъ въ Руанъ!
  
                       Коннэтабль.
  
                             Вотъ рѣчь монарха!
             Одна бѣда: войска его ничтожны,
             Болѣзнями и недостаткомъ пищи
             Изнурены. Увѣренъ я - едва
             Завидитъ онъ всѣ наши силы, въ пятки
             Уйдетъ душа отъ страха у него,
             И предпочтетъ отъ насъ онъ откупиться!
  
                       Король Карлъ.
  
             Вы, коннэтабль, пошлете Монжуа
             Немедленно, и пусть онъ спроситъ также
             У Генриха, какой намъ можетъ выкупъ
             Онъ предложить.- Дофинъ, вы здѣсь, въ Руанѣ,
             Останетесь.
  
                       Дофинъ.
  
                   О, государь! Молю...
  
                       Король Карлъ.
  
             Терпѣн³е! Должны вы здѣсь остаться.
             Отъ васъ-же, коннэтабль и принцы, скоро
             Придетъ, надѣюсь, радостная вѣсть:
             "Побѣда! Спасена отчизны честь!"

(Уходятъ).

  

ЯВЛЕН²Е VI.

Лагерь англичанъ въ Пикард³и.

Входятъ Гоyэръ и Флюелленъ.

   Гоуеръ. Ну, какъ дѣла, капитанъ?
   Флюелленъ? Вы были у моста?
   Флюелленъ. Могу увѣрять васъ, тамъ у моста пыло весьма отличное дѣло.
   Гоуеръ. Герцогъ Эксетеръ не раненъ?
   Флюелленъ. Герцогъ Эксетеръ герой, совсѣмъ Агамемнонъ; я увашаю его и люплю всей душой, всѣмъ зердцемъ и долгомъ и шизнью и слушпой и всѣми спозопностями! Онъ, хвала Господу, завсѣмъ не раненъ, а мостъ охранялъ весьма храпро и съ превозходнымъ искусствомъ... Видалъ я тоше одного подпрапорщика; право, скашу по совѣсти, храпръ, какъ самъ Маркъ Антон³й, а не имѣетъ почета; а я самъ видалъ, что онъ храпр³й слушака.
   Гоуеръ. Какъ его зовутъ?
   Флюелленъ. Подпрапорщикъ Пистоль.
   Гоуеръ. Не знаю такого.

(Входитъ Пистоль).

   Флюелленъ. Не снаете? Да вотъ онъ самъ.
  
                       Пистоль.
  
             Я, капитанъ, за милостью къ тебѣ,-
             Расположенъ къ тебѣ, я знаю, герцогъ.
  
   Флюелленъ. Да, слава тебѣ Господи! Я заслюшилъ нѣкоторую его благосклоность.
  
                       Пистоль.
  
             Боецъ съ душой открытой, смѣлой, Бардольфъ
             Злокозненной судьбою и фортуной,
             Слѣпой богиней, что стоитъ на камнѣ,
             Который катится безъ остановки...
  
   Флюелленъ. Съ вашего посволен³я, подпрапорщикъ Пистоль, фортуна исопрашается слѣпой, съ повяской на гласахъ, дапы покасать, что счастье слѣпо; далѣе - она исопрашается на колесѣ, дапы покасать,- въ чемъ и саключается мораль,- что она вѣчно въ двишен³и и перемѣнѣ, непостоянна, а нога ея, видите, опирается на кругл³й камушекъ, который катится и катится и катится. По истинѣ, поэтъ даетъ очень превозходное описан³е. Фортуна отличная мораль.
  
                       Пистоль.
  
             Фортуна Бардольфа не возлюбила
             И вѣроломно поступила съ нимъ.
             Распятье взялъ изъ церкви онъ, и вотъ,
             Его къ повѣшенью приговорили.
             Будь проклята такая смерть!
             Пусть берегутъ веревки для собакъ,
             А человѣка пусть отпустятъ съ миромъ,
             Пенькой ему не стягивая глотки!
             Но Эксетеръ обрекъ его на смерть,
             И за такой пустякъ!-
             Поди-же къ герцогу! Проси! Тебя
             Послушается онъ и не позволитъ
             Грошовою веревкой перерѣзать
             Нить жизни Бардольфа. Спаси его!
             Я награжу тебя!
  
   Флюелленъ. Подпрапорщикъ Пистоль, я част³ю васъ понимаю.
   Пистоль. Такъ и ликуй!
   Флюелленъ. По истинѣ, подпрапорщикъ Пистоль, несачѣмъ ликовать. Потому что, видите, пудь онъ даше братъ мой, я пы просилъ герцога поступать съ нимъ, какъ угодно, и каснить; потому что диссиплина первое дѣло.
  
                       Пистоль.
  
             Умри и провались въ тартарары!
             Тебѣ за дружбу фигу!
  
   Флюелленъ. Хорошо!
   Пистоль. Испанскую!
   Флюелленъ. Отлично!

(Пистоль уходитъ).

   Гоyеръ. Вотъ плутъ! Отъявленный плутъ! Теперь я его вспомнилъ. Это сводня и воришка!
   Флюелленъ. Могу увѣрять васъ, онъ говорилъ у моста так³я мушественныя слова, как³я только слыхало солнце. Но это отлично, что онъ скасалъ мнѣ; весьма хорошо; я при слючаѣ ему покашу.
   Гоуеръ. Этотъ болванъ, дуракъ и плутъ затесался въ войско, чтобы побывать въ походѣ, а потомъ, когда вернется въ Лондонъ, разыгрывать изъ себя настоящаго рубаку. Молодчики этого сорта знаютъ на перечетъ имена всѣхъ главныхъ полководцевъ и всѣ мѣста жаркихъ схватокъ; знаютъ кто, когда, и гдѣ отличился, убитъ, посрамленъ, какую позиц³ю защищалъ непр³ятель, и обо всемъ этомъ повѣствуютъ, пересыпая чисто солдатск³е обороты самыми новомодными клятвами. А нельзя и представить себѣ, какъ дѣйствуютъ так³я розсказни, да борода, подстриженная по фельдмаршальски, да боевыя лохмотья на отуманенныя пивомъ головы среди пѣнящихся стакановъ! Но вамъ надо выучиться отличать такихъ хвастунишекъ, позорящихъ наше время, не то васъ будутъ жестоко водить за носъ.
   Флюелленъ. Я вотъ что скажу вамъ, капитэнъ Гоуеръ. Я вишу, что онъ не таковъ, какимъ ему шелательно покасываться, и когда я найду дирочку въ его мундирѣ, я ему выскашу свое мнѣнье.

(Раздается барабанный бой).

   Слышите? Король идетъ, а мнѣ нушно сказать ему насчетъ моста.
  

Входитъ король Генрихъ съ Глостеромъ и воинами).

  
   Флюелленъ. Господи благослови ваше величество!
   Король Генрихъ. Ну, Флюелленъ, ты съ моста?
   Флюелленъ. Къ услугамъ вашего величества. Герцогъ Эксетеръ охранялъ мостъ весьма храпро; непр³ятель ушелъ; весьма мушественное и отвашное дѣло. По чести, врагъ чуть пыло не савладѣлъ мостомъ, но принушденъ къ ретирадѣ, и герцогъ Эксетеръ остался господиномъ моста; я могу долошить вашему величеству, что герцогъ храпр³й воинъ.
   Король Генрихъ. Больш³я потери, Флюелленъ?
   Флюелленъ. У врага очень польш³я, навѣрно, весьма польш³я, а герцогъ, я думаю, не потерялъ ни одного человѣка, кромѣ одного, котораго, вѣрно, повѣсятъ за крашу въ церкви, нѣкоего Бардольфа, если ваше величество исволите его снать. У него все лицо пыло въ прищахъ и въ пятнахъ и въ шишкахъ, и красное, какъ огонь, гупы расдутыя, а носъ, какъ раскаленный уголь, то син³й, то красн³й; но, должно пыть, этотъ носъ каснили, и огонь его погасъ.
   Король Генрихъ. Пусть такой конецъ постигнетъ всѣхъ подобныхъ преступниковъ! Мы строго повелѣваемъ, чтобы во время нашего похода ничего не отнимать у мирныхъ жителей силой, ничего не брать даромъ, не оскорблять и не поносить ни единаго изъ французовъ; тамъ, гдѣ спорятъ о коронѣ кротость и грубость, скорѣе всего верхъ возьметъ кротость.

(Звуки трубъ. Входить Монжуа).

   Монжуа. Вы видите, кто я, по моему одѣян³ю.
   Король Генрихъ. Да, вижу; что-же ты сообщишь намъ?
   Монжуа. Волю моего короля.
   Король Генрихъ. Такъ говори!
   Монжуа. Вотъ слова моего короля: "Скажи Генриху Англ³йскому, что, хотя мы и казались мертвыми, на дѣлѣ мы только дремали. Благоразум³е лучш³й воинъ, нежели шальная смѣлость. Скажи ему, мы могли-бы поразить его при Гарфлёрѣ, но не нашли нужнымъ вскрывать нарывъ обиды, пока онъ еще не вполнѣ созрѣлъ. Теперь же мы откликаемся на вызовъ и говоримъ голосомъ повелителя: пусть король Англ³и раскается въ своемъ безум³и, узритъ свою слабость и подивится нашему долготерпѣн³ю. Предложи ему позаботиться о вы купѣ за себя, который бы могъ вознаградить насъ за понесенныя нами потери, за подданныхъ, которыхъ мы лишились, и за унижен³е, которому мы подверглись. Если онъ взвѣситъ все это, какъ слѣдуетъ, то всего его ничтожества не хватитъ, чтобы уравнять чашки вѣсовъ. Чтобы возмѣстить всѣ наши потери, не хватитъ всей его государственной казны; чтобы воздать намъ за пролитую кровь, не хватитъ всего народонаселен³я Англ³и, а за унижен³е, которому мы подверглись, не заплатитъ и онъ самъ, колѣнопреклоненный у нашихъ ногъ. Прибавь къ этому нашъ вызовъ, и, наконецъ, скажи ему, что онъ погубилъ свои войска, приговоръ которыхъ подписанъ". Вотъ слова моего короля и государя, которыя онъ послалъ меня возвѣстить вамъ.
  
                       Король Генрихъ.
  
             Ну, кто-ты, знаю я, а какъ зовешься?
  
                       Монжуа.
  
             Зовусь я Монжуа.
  
                       Король Генрихъ.
  
                       Ты порученье
             Свое исполнилъ, Монжуа, отлично.
             Вернись теперь и королю повѣдай,
             Что столкновенья съ нимъ я не ищу,
             И предпочту вернуться безъ препятств³й
             Въ Калэ, за тѣмъ что, правду говоря,-
             Хоть не разумно быть столь откровеннымъ
             Съ такимъ врагомъ, умѣлымъ и счастливымъ,-
             Немного у меня осталось войска,
             И то болѣзнями истощено,
             А потому наврядъ-ли стоитъ больше,
             Чѣмъ равное ему число французовъ.
             Скажу тебѣ, герольдъ, что англичанинъ,
             Коль онъ здоровъ, троихъ французовъ стоитъ.-
             Богъ отпусти мнѣ эту похвальбу!
             Заразой хвастовства здѣсь дышетъ воздухъ,
             И я глотнулъ ея, должно быть, каюсь!-
             Итакъ, ступай и королю скажи:
             Вотъ я, и выкупъ мой - мой бренный прахъ,
             А войско - горсть людей больныхъ,усталыхъ,
             Но все-же съ помощью Господней мы
             Пойдемъ впередъ, хотя-бъ король французск³й
             И съ нимъ еще союзникъ, силой равный,
             Намъ стали на пути.- Вотъ, Монжуа,
             Возьми себѣ за трудъ (даетъ ему кошелекъ) и посовѣтуй
             Размыслить королю: коль намъ дадутъ
             Уйти свободно, мы уйдемъ, а если
             Насъ остановите, то вашей кровью
             Мы вашу землю черную окрасимъ!
             Прощай! И вотъ тебѣ послѣдн³й сказъ:
             Искать сраженья съ вами мы не будемъ,
             Но и бѣжать отъ васъ не побѣжимъ.
             Такъ королю и передай.
  
                       Монжуа.
  
                             Все будетъ
             Доложено ему. Благодарю
             Васъ, государь, за щедрый даръ!

(Уходитъ).

  
                       Глостеръ.
  
                             Надѣюсь,
             Не вздумаютъ какъ разъ теперь французы
             Напасть на насъ!
  
                       Король Генрихъ.
  
                   Не въ ихъ рукахъ мы,- въ Божьихъ,
             Мой братъ. - Такъ ѣдемъ къ мосту. Ночь близка.
             Нашъ лагерь разобьемъ мы за рѣкою.
             А завтра двинемся въ походъ съ зарею!

(Уходятъ).

 []

  

ЯВЛЕН²Е VII.

Лагерь французовъ подъ Азинкуромъ.

Входятъ коннэтабль, Рамбюръ, герцогъ Орлеанск³й, дофинъ и проч.

   Коннэтабль. Э, что тамъ! У меня лучш³е доспѣхи въ м³рѣ.- Ахъ, скорѣе бы день насталъ!
   Герцогъ Орлеанск³й. У васъ превосходные доспѣхи, но отдайте же должное и моему коню!
   Коннэтабль. Это лучш³й конь въ Европѣ.
   Герцогъ Орлеанск³й. Что-жъ это утро никогда не наступитъ?
   Дофинъ. Герцогъ Орлеанск³й, велик³й коннэтабль, - у васъ идетъ разговоръ о доспѣхахъ и о коняхъ?
   Герцогъ Орлеанск³й. Васъ-то не перещеголяетъ ни конемъ, ни доспѣхами никакой принцъ.
   Дофинъ. Однако, этой ночи конца не будетъ!- Да, я бы не промѣнялъ своего коня ни на какое животное о четырехъ копытахъ. Ha, ha! Онъ прыгаетъ, словно мячъ, набитый волосомъ! Le cheval volant, Пегасъ, qui а les narines de feu! Сидя на немъ, паришь, какъ соколъ; онъ несется по воздуху, земля звенитъ, когда онъ задѣнетъ ее копытомъ. Самая ничтожная часть его копытъ поспоритъ гармон³ей съ цѣвницей Гермеса.
   Герцогъ Орлеанск³й. А мастью - чистый мускатный орѣхъ.
   Дофинъ. И горячъ, какъ имбирь. Настоящ³й конь Персея. Воздухъ и огонь! Тяжелыхъ элементовъ - земли и воды - въ немъ и не замѣтишь, развѣ, когда онъ терпѣливо стоитъ, какъ вкопанный, готовясь принять въ сѣдло всадника. Да, это лошадь, а всѣ остальныя просто клячи.
   Коннэтабль. Дѣйствительно, принцъ, лошадь у васъ превосходная, безъ малѣйшаго порока.
   Дофинъ. Это царь всѣхъ скакуновъ. Въ его ржан³и - что-то королевски-повелительное, а весь его обликъ невольно требуетъ поклонен³я.
   Герцогъ Орлеанск³й. Ну, будетъ, кузенъ.
   Дофинъ. Нѣтъ, кто не сможетъ воспѣвать моего коня съ пробужденья жаворонковъ до отхода на покой ягнятъ, тотъ ничего не смыслитъ! Эта тема неисчерпаема, какъ море. Стань каждая песчинка краснорѣчивымъ языкомъ - всѣмъ имъ хватило бы разговоровъ о моемъ конѣ. Это достойный предметъ для разговора владыки и верховой конь для владыки владыкъ. Онъ стоитъ того, чтобы весь м³ръ, вѣдомый и невѣдомый, бросилъ всѣ дѣла и только о немъ и говорилъ, ему и дивовался. Я посвятилъ ему сонетъ, который начинается такъ: "О, ты, природы дивное созданье!"
   Герцогъ Орлеанск³й. Я слышалъ чей-то сонетъ "Къ возлюбленной", который начинается такъ.
   Дофинъ. Такъ это подражан³е моему, который я посвятилъ своему скакуну. Мнѣ лошадь замѣняетъ возлюбленную.
   Герцогъ Орлеанск³й. Ваша возлюбленная великолѣпна подъ сѣдломъ.
   Дофинъ. Да, только не признаетъ иныхъ всадниковъ, кромѣ меня. А въ этомъ какъ разъ все и совершенство доброй и вѣрной возлюбленной.
   Коннэтабль. Однако, ma foi, вчера ваша возлюбленная порядкомъ таки потрясла вамъ бока.
   Дофинъ. Пожалуй, и ваша вамъ.
   Коннэтабль. Я свою не взнуздываю.
   Дофинъ. Ну да, она, пожалуй, стара и лѣнива, а вы ѣздите на ней по шотландски, безъ панталонъ.
   Коннэтабль. Вы таки знатокъ верховой ѣзды.
   Дофинъ. И потому позвольте васъ предостеречь: кто ѣздитъ по вашему и недостаточно осторожно, тотъ можетъ сѣсть прямо въ лужу. Нѣтъ, пусть лучше у меня лошадь будетъ возлюбленной!
   Коннэтабль. А у меня пусть бы возлюбленная была лошадью!
   Дофинъ. У моей возлюбленной, по крайней мѣрѣ, нѣтъ фальшивыхъ волосъ.
   Коннэтабль. Что-жъ, и я могъ бы похвастаться этимъ, будь у меня возлюбленной свинья.
   Дофинъ. Le chien est retournêe, à son propre vomissement et la truie lavêe an bourbier; вы ничѣмъ не брезгаете.
   Коннэтабль. Я, однако, не пользуюсь лошадью вмѣсто возлюбленной и пословицами, не идущими къ дѣлу.
   Рамбюръ. А скажите, достойный коннэтабль, звѣзды или солнце на вашихъ доспѣхахъ, которыя я видѣлъ у васъ въ палаткѣ вечеромъ?
   Коннэтабль. Звѣзды.
   Дофинъ. Надѣюсь, утромъ мног³я изъ нихъ померкнутъ.
   Коннэтабль. На моемъ небѣ въ звѣздахъ никогда не будетъ недостатка.
   Дофинъ. Можетъ статься; у васъ ихъ много лишнихъ, и вамъ-же больше чести будетъ, если ихъ поубавится.
   Коннэтабль. Вотъ, то же можно сказать и о вашихъ похвалахъ своей лошади; у нея прибавится рыси, если вы посбросите ихъ съ сѣдла.
   Дофинъ. А я желалъ бы навьючить на нее всѣ, какихъ она только заслуживаетъ... Да, настанетъ-ли когда-нибудь утро!... Я проскачу завтра цѣлую милю, и путь мой будетъ усыпанъ головами англичанъ, носами кверху!
   Коннэтабль. Я-бы побоялся, какъ бы не остаться на этомъ пути съ носомъ. Но скорѣй-бы утро! Я просто горю отъ нетерпѣн³я схватить англичанъ за шиворотъ!
   Рамбюръ. Кто хочетъ бросить кости? Ставка два десятка плѣнныхъ англичанъ!
   Коннэтабль. Сперва надо рискнуть своими костями, чтобы добыть этихъ плѣнныхъ.
   Дофинъ. Полночь. Пойду надѣть доспѣхи. (Уходитъ).
   Герцогъ Орлеанск³й. Дофинъ ждетъ - не дождется утра.
   Рамбюръ. Онъ точитъ зубы на англичанъ.
   Коннэтабль Пожалуй, онъ и сожретъ всѣхъ, кого убьетъ.
   Герцогъ Орлеанск³й. Клянусь бѣлоснѣжной ручкой моей дамы, онъ храбрый принцъ!
   Коннэтабль. Клянитесь лучше ея ножкой, чтобы она могла стереть ею слѣды вашей клятвы.
   Герцогъ Орлеанск³й. Поистинѣ, онъ самый дѣятельный человѣкъ во Франц³и.
   Коннэтабль. Да, да, вѣчно затѣваетъ что нибудь.
   Герцогъ Орлеанск³й. И никому никогда не сдѣлалъ зла, насколько я знаю.
   Коннэтабль. Не сдѣлаетъ и завтра; эту добрую славу онъ сохранитъ за собой навсегда.
   Герцогъ Орлеанск³й. Я знаю, что онъ храбръ.
   Коннэтабль. Это мнѣ уже говорилъ одинъ человѣкъ, знающ³й его получше васъ.
   Герцогъ Орлеанск³й. Кто-же это?
   Коннэтабль. Чортъ возьми, онъ самъ, и еще прибавилъ, что не заботится о томъ, знаютъ объ этомъ или нѣтъ.
   Герцогъ Орлеанск³й. Ему и нѣтъ нужды заботиться. Храбрость не изъ скрытыхъ его добродѣтелей.
   Коннэтабль. Ma foi! Однако, ея еще никто не видалъ, за исключен³емъ его лакея; храбрость его, какъ соколъ въ колпачкѣ: стоитъ снять колпачокъ - сокола и слѣдъ простылъ.
   Герцогъ Орлеанск³й. "Отъ недруга не жди добраго слова"!
   Коннэтабль. На эту поговорку найдется другая: "Дружба льстива".
   Герцогъ Орлеанск³й. А эту я отпарирую: "Отдай должное и чорту"!
   Коннэтабль. Хорошо сказано; вашъ другъ сошелъ за чорта. Но и эту пословицу я побью: "Всякому свое, а чорту ничего".
   Герцогъ Орлеанск³й. Вамъ везетъ на пословицы по пословицѣ: "Дуракамъ счастье".
   Коннэтабль. Ну, тутъ вы дали маху.
   Герцогъ Орлеанск³й. И вамъ не привыкать стать къ промахамъ.

(Входитъ гонецъ).

   Гонецъ. Велик³й коннэтабль! Англичане всего въ полутора тысячахъ шагахъ отъ вашего лагеря.
   Коннэтабль. Кто мѣрилъ разстоянье?
   Гонецъ. Баронъ Гранпрэ.
   Коннэтабль. Это храбрый и опытный дворянинъ.- Скорѣй бы день!... А, бѣдняга Генрихъ! Онъ-то не жаждетъ утра, какъ мы!
   Герцогъ Орлеанск³й. И что онъ за жалк³й глупецъ! Куда онъ забрелъ со своими тупоголовыми молодчиками!
   Коннэтабль. Будь у англичанъ хоть крупица здраваго смысла, они бы давно обратились вспять.
   Герцогъ Орлеанск³й. Вотъ этого-то имъ и не хватаетъ; будь у нихъ хоть что нибудь въ головѣ, не стали бы они носить такую тяжесть на головѣ, какъ ихъ шлемы.
   Рамбюръ. Но и Англ³я даритъ м³ру храбрецовъ. Англ³йск³е бульдоги-необычайно воинственны!
   Герцогъ Орлеакск³й. Глупые псы! Кидаются, закрывъ глаза, въ пасть русскому медвѣдю, чтобы онъ сплюснулъ имъ башки, какъ гнилыя яблоки. Эдакъ вы скажете, что и блоха храбра: завтракаетъ на губѣ льва!
   Коннэтабль. Вотъ, вотъ! И англичане похожи на бульдоговъ, кидаются на врага съ такимъ-же остервенѣн³емъ, оставивъ разумъ дома вмѣстѣ съ женами; дай-ка имъ добрый кусокъ говядины на обѣдъ, да добрый мечъ въ руки, они будутъ жрать, какъ волки, и драться, какъ черти.
   Герцогъ Орлеанск³й. Ну, эти-то англичане врядъ-ли откормлены говядиной.
   Коннэтабль. Такъ завтра покажется, что они хотятъ ѣсть, а не драться.- Теперь пора надѣть доспѣхи. Пойдемте; надо быть готовыми.
  
                       Герцогъ Орлеанск³й.
  
             Бьетъ два часа; до десяти - пари -
             Мы трое въ плѣнъ захватимъ сотни три.

(Уходятъ).

 []

  

ДѢЙСТВ²Е ЧЕТВЕРТОЕ.

  
                       Хоръ (входитъ).
  
             Прошу я васъ теперь себѣ представить
             Тотъ часъ, когда въ чертог

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 250 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа