Главная » Книги

Гриневская Изабелла Аркадьевна - Баб, Страница 16

Гриневская Изабелла Аркадьевна - Баб


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

bsp;       Отправится со мной, или в Адарбейджан
             С муллою Бушруи! - там сеять семя
             Ученья нашего... Да, да! Настанет время
             Возмездия, как час теперь настал суда.
             Прошел молчанья час, настало время гнева!
             Молчал и Демавенд... Он долгие года
             Хранил грозу в груди, пока из зева
             Не полились вокруг
             Потоки жгучие огня и темной лавы...
             Так и народ молчал... Ах, нет в молчаньи славы!
             Как исцелить, друзья, страны родной недуг?
             Коли гниет рука - ее нам нежить поздно:
             От тела надобно ее нам отрубить.
             Должны мы также грозно
             Судьбы родной страны порвать гнилую нить!
             Согласны ли со мной, скажите, вы согласны?
             Сеид Гуссейн что скажет нам?
             При Бабе он всечасно;
             Ко всем его мечтам, небесным чудным снам
             Он ключ нашел умом, как Эльборус, высоким,
             Как море синее, глубоким,
             К хранилищу его высоких грез!
  
                       Сеид Гуссейн.
  
             От Баба амулеты вам принес!
             Скажу вам всем: О страх, из сердца вмиг исчезни
             И скройся навсегда во мглу немых ночей!
             Они вас охранят от вражьих пуль, мечей,
             От страха, праздности, болезни,
             От злых стастей.
             Но раньше, чем принять решенье,
             Молитву мы прочтем тому,
             Чье слово - повеленье,
             Кто осветил нам тьму!
             (Преклоняют колени и все за ним).
             О, Баб! Посланник ты имам Сехбуз Земана,
             Великого Мегди! На низменной земле
             Блестишь в туманной мгле,
             Как та звезда над горестью Ирана!
             Ты луч от божества. Открыл ты к небесам
             Нам двери истины, - и в них сияешь сам...
             Кто научил познать Аллаха?
             Пророки все и ты!
             Кто научил нас чтить Аллаха?
             Пророки все и ты!
             Кто прославлять вовек Аллаха
             Нас научил?
             Пророки все и ты!
             Явись к нам снова!
             Бог слово дал тебе, скажи святое слово!
             Приди!
  
                       Агка.
                   (Поднимается и все за ним).
  
             В груди,
             В груди моей дрожит то слово, что вы ждете
             Услышать в эту ночь: "Борьба, борьба!"
             С времен ормуздовых оно звучит. Несете
             Вы все его в душе. Да, такова судьба!
             Людская жалкая судьба!
             Во все века, от Феридуна,
             Его несчастных сыновей,
             И до сынов несчастных эндеруна
             Печальных наших дней -
             Несется слово то раскатом
             По саклям и палатам.
             Порой стихает крик, чтоб снова понестись
             Сильнее и грозней, и в ширь, и в высь...
             Иначе бы в ночную эту пору
             Мы все не поднялись бы в гору,
             Не встретились бы здесь!
             Нет, век наш весь
             В долине тьмы бы мы молчали,
             Полны печали...
             Мы б лобызали руку ту,
             Что нас ввергает в нищету,
             Что бьет нас по ланитам...
             Мы пресмыкались бы у ног
             Безумцев тех слепых, что по полям, политым
             Слезами нашими, идут, святой чертог
             Терпения, труда беспечно попирая,
             Топча надеянный посев,
             Чтоб колосок сорвать... Нет, от стыда сгорая,
             Мы б до сих пор наш гнев
             В груди больной таили,
             Поникнув головой!
             На собственных плечах мы б палачей носили!
             И мы собрались здесь... Над этою горой
             Царит дух Джемшида, и дети мы Шираза,
             Гафиза родины, великих мудрецов!
             Дух праотцов сиял светлей, ясней алмаза;
             За ними также мы воспрянем из оков!
             Не для того сюда собрались мы, о братья,
             Чтоб, разойдясь, вновь шею гнуть,
             И чтоб уснуть,
             Вновь погрузясь в сонливые объятья
             Печали низменной... Пришли мы для проклятья!
             Для гнева мы пришли сюда!

(Из грудей всех вырывается подавленный клик сочувствия).

  
                       Все.
  
             Да... да...
             Для гнева мы пришли сюда!..
  
                       Агка.
  
             Проклятье сеющим беду на наши нивы,
             Сбирающим плоды, спокойно, горделиво
             В закромы темные без тяжкого труда,
             Не знающим добра, не знающим стыда!
             И, как вулканы льют потоки грозной лавы,
             Из наших уст на них проклятья вознесем!
             Внесем
             В их игрища, веселья и забавы
             Проклятий страшный яд...
             Пускай наш взгляд,
             Наш каждый взгляд
             Несет им смерть, проклятья!
             Ах, грудь моя слаба,
             Чтоб крикнуть на весь мир: Борьба,
             Борьба со злом, о братья!
             Пускай встает она безумная, нагая!
             Мольбы к Всевышнему слагая,
             Потушим зло навек! О Боже, нам внемли!
             Пусть царствие Твое настанет на земли!..
             Так он бы вам сказал. Что сердце Баба скрыло,
             Звучит в моих устах... В ком рвение остыло,
             Пусть тот уйдет без слов. Кто с нами, тот свой меч
             Пускай возьмет и пусть клянется он, что лечь
             Готов на поле брани,
             Что муки перенесть за Баба он готов!..
             Я говорю заране, чтоб споров не было, излишних слов...
             (Несколько человек встает и уходит).
  
                       Цирюльник 2-й.

(Тоже делает движение, чтобы уйти, потом опять садится. Уходящих молча пропускают.)

(На середине этого монолога со стороны гор показывается Баб. Он слушает. По мере того, как продолжается речь, лицо его омрачается. Когда читают обращенную к нему молитву, он слушает как человек, не понимающий, что происходит вокруг. В конце он остается, точно пораженный, неподвижный. По небу проходят тучи, которые то застилают луну, то открывают ее. Лицо и фигура Баба то освещены, то погружаются во мрак. Находящиеся внизу не видят его).

  
                       Агка.
  
             Пусть имя Бабово не молкнет в нашем стане.
             Пока мы знамени его не водрузим,
             Пойдем за ним,
             За ним!
             Клянемся счастием небесным,
             Аллахом, духом бестелесным!
             Клянемся Бабом мы, клянемся им самим,
             Что мы пойдем за ним...
             Сказал и Магомет: сражайтесь без боязни
             С врагом
             Словами и мечом,
             Чтоб вас сразить ему и не было соблазна!
             Мы клятву вновь начнем.
  
                       Старик.
             (Встает, повторяет клятву. Все за ним).
  
             Клянемся счастием небесным,
             Аллахом, духом бестелесным!
             Клянемся Бабом мы, клянемся им самим,
             Что мы пойдем за ним!
                       (Тишина).
  
                       Агка.
  
             Не слышу песни я. Идут на нас ферраши!
             В сердцах держите клятвы ваши,
             Мечи в руках!

Явление XII.

  

Раздается свист и вбегает Ассад и другие расставленные на стражу бабиды.

  
                       Агка.
  
             Дорогою одной -
             За мной!..

(Становится на возвышении спереди, у края террасы.

Все становятся за ним и обнажают мечи).

Явление XIII.

Ночной дозор. Десятка три феррашей с начальником во главе. Некоторые несут факелы.

  
                       Начальник дозора.
  
             Сдавайтесь все сейчас во имя шаха!
  
                       Агка.
  
             Пророка именем и именем Аллаха
             Скажу тебе: ступай дорогою своей!..
  
                       Начальник дозора.
  
             Когда дадим тебе мы сто плетей,
             Ты станешь вмиг умней:
             Научим говорить тебя, приятель.
             Есть плети с нами, друг, найдется и каратель!
  
                       Агка.
  
             Коль жизнью дорожишь, ступай скорее прочь!
             Я говорю тебе: ступай в свое жилище,
             Не быстро так пройдет вот эта ночь,
             Как станешь трупом ты. Уйди скорей, дружище!
  
                       Начальник дозора.
  
             Уйми язык. Получишь сто плетей,
             Недаром простоит в Ширазе плаха!
             Во имя шаха -
             Вперед...
                       (Ферраши наступают).
  
                       Агка.

(С иронией, давая на себя наступать.)

  
             Пощады нет! Я на поклон
             Приду...

(Когда ферраши почти все взошли на ступени, Агка громовым голосом кричит).

             Из-за колонн!

(Мгновенно выскакивают из-за колонн скрывшиеся бабиды).

  
                       Ферраши.
  
             Во имя шаха!
  
                       Агка.
  
             Грозит нам плаха!
             Ха-ха! в штыки!
             Мне жаль, что у меня всего лишь две руки!
             Ха-ха! Грозит нам плаха!
             Лишь две руки имею я,
             Как жаль! За мной, друзья!
  

Среди феррашей происходит смятение. Их бьют с обеих сторон, факелы и фонари потушены. Часть их убита, часть - ранена. На ступенях и на площади падают трупы и умирающие.

(Вначале, когда на них напали из-за колонн, слышны возгласы между феррашами).

  
                       1-й ферраш.
  
             Измена! Ах, измена!
  
                       2-й ферраш.
  
             Сойдите со ступеней...
             Измена!
  
                       3-й ферраш.
  
             Беги!
             О, Боже, помоги!
  
                       4-й ферраш.
  
             Во имя шаха,
             Спасите! Ах, во имя шаха!
                       (Воцаряется тишина).
  
                       Агка.
  
             Начало сделано. Желанием Аллаха,
             Страдания век, как ниву - жар,
             В нас духа не убил. Воспрянул он из праха,
             Воспрянул он! И млад, и стар
             На муки все пойдут без страха...
             О злобе палачей, о ряде наших бед
             Не будем поражать мы света мрачным слухом,
      &

Другие авторы
  • Грот Николай Яковлевич
  • Барятинский Владимир Владимирович
  • Никандров Николай Никандрович
  • Тургенев Иван Сергеевич
  • Казанович Евлалия Павловна
  • Дерунов Савва Яковлевич
  • Тимофеев Алексей Васильевич
  • Волков Федор Григорьевич
  • Горчаков Михаил Иванович
  • Раевский Владимир Федосеевич
  • Другие произведения
  • Стивенсон Роберт Льюис - Вечерние беседы на острове
  • Галина Глафира Адольфовна - Галина Г. А.: Биографическая справка
  • Чернышевский Николай Гаврилович - Письмо сыновьям А. Н. и М. Н. Чернышевским
  • Сологуб Федор - Публицистика разных лет
  • Шекспир Вильям - Эдуард Iii
  • Бунин Иван Алексеевич - Метеор
  • Чернышевский Николай Гаврилович - Этюды. Популярные чтения Шлейдена. Перевод с немецкого профессора Московского университета Калиновского
  • Герцык Евгения Казимировна - Из книги "Воспоминания"
  • Невзоров Максим Иванович - Невзоров М. И.: Биографическая справка
  • Сулержицкий Леопольд Антонович - Дневник матроса
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (30.11.2012)
    Просмотров: 153 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа