Главная » Книги

Шекспир Вильям - Генрих Iv (Часть вторая), Страница 14

Шекспир Вильям - Генрих Iv (Часть вторая)


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

sp; 
  
  
  Фальстаф
  Рассказывай же их поскорее, да не как человек, вырвавшийся с того света.
  
  
  
  
  Пистоль
  
  
  Черт побери сей свет презренно-гнусный!
  
  
  Про Африку я говорю, со всеми
  
  
  Блаженствами ее златого века.
  
  
  
  
  Фальстаф
  
  
  
   (декламируя)
  
  
  О, ассирийский раб, какие вести
  
  
  Ты королю Кофетуа принес?
  
  
  
  
  Сайленс
  
  
  
  
  (поет)
  
  
  И Робин Гуд, и Джон, и Скарлет...
  
  
  
  
  Пистоль
  
  
  Достойны ли дворняжки - Геликона
  
  
  Возвышенным сынам давать ответы?
  
  
  Неужто весть подобную с насмешкой
  
  
  Возможно принимать? Коль так, о Пистоль,
  
  
  Стремглав лети в объятья злобных фурий!
  
  
  
  
  Шэллоу
  Честнейший джентльмен, я решительно не понимаю ни одного слова из всего, что вы говорите.
  
  
  
  
  Пистоль
  
  
  О, если так, скорби и сокрушайся.
  
  
  
  
  Шэллоу
  Извините меня, сэр... но если вы, сэр, привезли добрые вести от двора, мне кажется, надо решиться на одно из двух: или сообщить их, или молчать. Знайте, сэр, что я по воле короля облечен некоторой долей власти.
  
  
  
  
  Пистоль
  
  
  Какого короля? Иль отвечай мне,
  
  
  Иль ты умрешь!
  
  
  
  
  Шэллоу
  
  
  
  
  Да Генриха.
  
  
  
  
  Пистоль
  
  
  
  
  
  
  Какого:
  
  
  Четвертого иль Пятого?
  
  
  
  
  Шэллоу
  
  
  
  
  
   Конечно,
  
  
  Четвертого.
  
  
  
  
  Пистоль
  
  
  
   Ну, с должностью прощайся,
  
  
  Коль так. Сэр Джон, незлобливый твой агнец
  
  
  Вступил на трон; теперь он - Генрих Пятый,
  
  
  И если я соврал, ты можешь кукиш
  
  
  Мне показать, как лживому испанцу.
  
  
  
  
  Фальстаф
  Разве прежний король умер?
  
  
  
  
  Пистоль
  Как гвоздь дверной теперь он бездыханен, и всё, что я сказал, святая правда.
  
  
  
  
  Фальстаф
  Скорей, Бардольф!.. Седлай мою лошадь... Теперь, мистер Роберт Шэллоу, выбирай, какую угодно, должность во всем королевстве, - и она твоя... Тебя же, Пистоль, я не только осыплю, но и обременю почестями.
  
  
  
  
  Бардольф
  
  
  Вот весть, так весть! и я не променял бы
  
  
  На званье рыцаря ее.
  
  
  
  
  Пистоль
  
  
  
  
  
  Ну, что же,
  
  
  Обрадовал ли вас я, джентльмены?
  
  
  
  
  Фальстаф
  Отнесите мистера Сайленса в постель... - Ты ж, мистер Шэллоу, лорд Шэллоу, можешь быть, чем тебе угодно: сам я теперь даритель милостей Фортуны. Надевай скорее сапоги; мы всю ночь проведем в дороге. - О сладчайший Пистоль! - Ступай же, Бардольф! (Бардольф уходит.) Рассказывай подробнее, Пистоль, а сам придумывай что-нибудь такое, чем бы я мог осчастливить тебя. - Надевайте же сапоги, мистер Шэллоу!.. Я знаю, юный король, пожалуй, занеможет от нетерпеливого желания видеть меня... Теперь мы можем брать чьих угодно лошадей: законы Англии в моей власти. Счастлив тот, кто был мне другом, ну а ты, верховный судья, держись! Горе тебе!
  
  
  
  
  Пистоль
  
  
  Пусть коршуны ему растреплют печень...
  
  
  "Где жизнь моя былая?" восклицают
  
  
  Иные. Вот она! Ликуй народ,
  
  
  Дней золотых приветствуя восход.
  
  
  
  
  Уходят.
  
  
  
  
  СЦЕНА IV
  
  
  
   Улица в Лондоне.
  
  Тюремщики ведут харчевницу Куикли и Долли Тершит.
  
  
  
  
  Харчевница
  Нет, отъявленный мерзавец! Дай Господи тебе быть повешенным, если бы даже и самой пришлось бы умереть из-за этого. Ты мне совсем плечо вывихнул!
  
  
  
   1-ый тюремщик
  Мне ее передали констебли, и ручаюсь, чем угодно, что телесного наказания ей не миновать. Недавно из-за нее убито не то двое, не то трое.
  
  
  
  
  Долли
  Врешь ты, тюремный мошенник! Говорю тебе, требушиная рожа, что если ребенок, которого я теперь ношу в утробе, родится до срока, то лучше бы тебе собственную свою мать убить; бумажная харя ты этакая!
  
  
  
  
  Харчевница
  О, Господи, как жаль, что здесь нет сэра Джона; дело кое для кого не кончилось бы тогда без крови! Молю Бога, чтобы ее ребенок родился до срока.
  
  
  
   1-ый тюремщик
  Что ж, если случится так, вы ей подоткнете двенадцатую подушку; теперь у нее только одиннадцать. Ну, идите за мной! Слышите? - потому что тот, кого вы отколотили вместе с Пистолем, умер.
  
  
  
  
  Долли
  А я говорю тебе, поджарый ты фитиль от курильницы, - что тебя так выпорят, что ты своих не узнаешь. Ах, муха ты навозная! Ах, подлый палач чахоточный!.. Дай Бог мне никогда больше коротких юбок не носить, если тебя не выпорют.
  
  
  
   1-ый тюремщик
  Ну ты, странствующий рыцарь женского пола, идем.
  
  
  
  
  Куикли
  Вот оно, как с_и_л_а-т_о давит п_р_а_в_д_у!.. Но не беда! После горя всегда бывает радость.
  
  
  
  
  Долли
  Ну, идем, подлец! Веди меня к судье.
  
  
  
  
  Куикли
  Идем, голодный пёс.
  
  
  
  
  Долли
  Идем, дохлятина! Идем, привиденье!
  
  
  
  
  Куикли
  Идем, скелет!
  
  
  
  
  Долли
  Идем, сухопарый огрызок!
  
  
  
   1-ый тюремщик
  Идем.
  
  
  
  
  Уходят.
  
  
  
  
  СЦЕНА V
  
   Площадь перед Вестминстерским аббатством.
  
  Входят два грума, разбрасывая зеленый тростник.
  
  
  
  
  1-й грум
  Побольше, побольше тростника!
  
  
  
  
  2-й грум
  Уже два раза трубили.
  
  
  
  
  3-й грум
  Раньше третьего часа они с коронования не воротятся.
  
  
  
  
  1-й грум
  Ну, живей, живей!
  
  Уходят. Появляются Фальстаф, Шэллоу, Бардольф и паж.
  
  
  
  
  Фальстаф
  Стойте здесь, мистер Шэллоу, я обращу на вас вниманье короля. Я пристану к нему, когда он будет проходить мимо. Смотрите, с каким почетом он меня примет.
  
  
  
   Пистоль (входя)
  Да благословит Небо твои легкие, доблестный рыцарь.
  
  
  
  
  Фальстаф
  Иди сюда, Пистоль. Стой сзади меня. (К Шэллоу). Если бы у меня время было, я бы заказал новое платье и на это истратил бы тысячу фунтов, которую занял у тебя. Впрочем, не беда; бедная одежда тут больше кстати; она доказывает, как нетерпеливо я желал видеть его.
  
  
  
  
  Шэллоу
  Это так.
  
  
  
  
  Фальстаф
  Этим я доказываю, как глубока моя привязанность.
  
  
  
  
  Шэллоу
  Конечно.
  
  
  
  
  Фальстаф
  Мое благоговенье...
  
  
  
  
  Шэллоу
  Разумеется, разумеется.
  
  
  
  
  Фальстаф
  Скакали день и ночь; где же тут вспомнить, где обдумывать наряды... Не хватит терпения.
  
  
  
  
  Шэллоу
  О, всеконечно.
  
  
  
  
  Фальстаф
  И вот, я стою здесь прямо с дороги, забрызганный грязью, потея от нетерпения видеть его, только и думаю об этом, забыв обо всем остальном, словно у меня одно только это дело и есть - желанье его видеть.
  
  
  
  
  Пистоль
  Semper idem; absque hoc nihil est {Всегда то же; без этого ничто не существует (лат.).}! Превосходно!
  
  
  
  
  Шэллоу
  Действительно превосходно!
  
  
  
  
  Пистоль
  
  
   О, рыцарь мой, сиятельную печень
  
  
   Твою разжечь приходится и в ярость
  
  
   Тебя привесть. Узнай, что Долли Тершит,
  
  
   Сия прекрасная Елена мыслей
  
  
   Твоих возвышенных, рукой презренной
  
  
   И подлой ввергнута в вертеп позора
  
  
   И заразительных болезней, то есть
  
  
   Заключена в темницу. Ради мести
  
  
   Скорее вызови из мрака ада
  
  
   Шипящих змей безжалостной Алекто.
  
  
   Да, Долли в тюрьме! Про то вещает Пистоль.
  
  
  
  
  Фальстаф
  
  
   О, я ее освобожу!
  
  За сценой гремят трубы, и слышны возгласы толпы.
  
  
  
  
  Пистоль
  
  
  
  
  
  Чу, слышишь
  
  
   Ты моря шум и громы трубных звуков?!
   Входит король со свитой; в числе ее - верховный судья.
  
  
  
  
  Фальстаф
  
  
   Да здравствует король, мой милый Гарри!
  
  
   Мой венценосный Хел!
  
  
  
  
  Пистоль
  
  
  
  
  
   Да сохраняет
  
  
   Своей десницей Бог сей дивный отпрыск
  
  
   Державного величия и славы!
  
  
  
  
  Фальстаф
  
  
   Дружочек мой, храни тебя Создатель!
  
  
  
  
  Король
  
  
   Милорд судья, прошу вас, образумьте
  
  
   Скорее этого нахала.
  
  
  
  
  Судья
  
  
  
  
  
   Дерзкий,
  
  
   В уме ли вы и помните ли сами,
  
  
   Что говорить дерзаете?!
  
  
  
  
  Фальстаф
  
  
  
  
  
   Король мой,
  
  
   Юпитер мой! Я говорю с тобою,
  
  
   Дитя моей души.
  
  
  
  
  Король
  
  
  
  
   Нет, я не знаю
  
  
   Тебя, старик. Пора б тебе усердно
  
  
   Замаливать грехи свои: седины
  
  
   Шутам-забавникам нейдут. Да, снился
  
  
   Мне долго человек, такой же старый,
  
  
   Вконец испорченный, как ты, распухший
  
  
   От пьянства и разврата, но проснулся
  
  
   Я к счастию, и сном своим гнушаюсь.
  
  
   Поменее заботься же о теле,
  
  
   А о душе - побольше; от обжорства
  
  
   Советую тебе я отказаться:
  
  
   Не забывай, что для тебя могила
  
  
   Разверзла пасть свою и втрое шире,
  
  
   Чем было бы для всякого другого.
  
  
   Не возражай мне шуткой площадною;
  
  
   Теперь уж я не тот. Да, Небо видит,
  
  
   А Божий мир узнает, что отрекся
  
  
   Я навсегда от прошлого; вот так же
  
  
   Торжественно я нынче отрекаюсь
  
  
   От прежних всех товарищей, и если
  
  
   Услышишь ты, что я опять такой же,
  
  
   То приходи ко мне: ты снова будешь
  
  
   Руководителем моим в беспутстве.
  
  
   До тех же пор тебя я изгоняю,
  
  
   Как от двора уж удалил и прочих
  
  
   Развратников. Под страхом смертной казни,
  
  
   К нам подходить не смей ты даже ближе,
  
  
   Чем н_а_ десять иль больше миль. А что же
  
  
   Касается до средств к существованью, -
  
  
   Чтоб, ради них, вы не пошли, пожалуй,
  
  
   Еще на худшее, - вам содержанье
  
  
   Назначил я, и если будет слышно,
  
  
   Что вы исправились, приближу снова
  
  
   Я вас к себе и дам вам назначенье
  
  
   Приличное, смотря по вашим силам
  
  
   И по способностям. Вам поручаю,
  
  
   Милорд судья, немедленно исполнить
  
  
   Все это в точности. Теперь идемте.
  
  
  
   Уходит со свитой.
  
  
  
  
  Фальстаф
  Мистер Шэллоу, я вам должен тысячу фунтов...
  
  
  
  
  Шэллоу
  Так точно, сэр Джон, и я вас умоляю возвратить мне их, чтобы я мог отвезть их с собою домой.
  
  
  
  
  Фальстаф
  Это едва ли возможно, Мистер Шэллоу. Но не печальтесь; король вынужден был обойтись так со мной при народе, но уж он непременно пришлет за мной украдкой. Не бойтесь за свое назначение.
  
  
  
  
  Шэллоу
  Ну это тоже едва ли возможно... или вы дадите мне надеть на себя ваше платье да набьете его соломой. Умоляю вас, добрейший сэр Джон, верните мне хоть пятьсот фунтов из моей тысячи.
  
  
  
  
  Фальстаф
  Не бойтесь! я сдержу слово. Все, что вы слышали, не более как маска.
  
  
  
  
  Шэллоу
  Только я все-таки боюсь, сэр, что этой маски с вас раньше смерти не снимут.
  
  
  
  
  Фальстаф
  Повторяю, не бойтесь! Пойдемте вместе обедать. Идем, лейтенант Пистоль, идем Бардольф. За мной уже непременно пришлют.
  
  
  Входят принц Джон, верховный судья и
  
  
  
  
  стража.
  
  
  
  
  Судья
  
  
   И Джона Ф_а_льстафа, и тех, кто с ним,
  
  
   Отправить в Флит.
  
  
  
  
  Фальстаф
  
  
  
  
  
  Милорд!
  
  
  
  
  Судья
  
  
  
  
  
  
   Теперь не время
  
  
   Мне с вами говорить. Успею после
  
  
   Вас выслушать. Возьмите их под стражу.
  
  
  
  
  Пистоль
  
  
   Se fortuna me tormenta, lo sperare mi contenta.
   Стража уводит Фальстафа, Шэллоу, Бардольфа, Пистоля и пажа.
  
  
  
  
  Принц Джон
  
  
   Мне нравится поступок короля.
  
  
   Не хочет он, чтоб в чем-нибудь нуждались
  
  
   Его товарищи былые. Щедро
  
  
   Он обеспечил их. Пускай в изгнаньи
  
  
   Теперь живут, покуда не докажут,
  
  
   Что все исправились.
  
  
  
  
  Судья
  
  
  
  
  
   Да, так.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Принц Джон
  
  
  
  
  
  
   Скажите,
  
  
   Милорд, созвал король парламент?
  
  
  
  
  Судья
  
  
   Созвал.
  
  
  
  
  Принц Джон
  
  
  
   Я вам ручаюсь, чем хотите,
  
  
   Что не пройдет и года, как войной мы,
  
  
   Влекомые отвагой прирожденной,
  
  
   На Францию пойдем. Я слышал птичку,
  
  
   Которая в таком-то роде пела,
  
  
   И королю та песенка, как видно,
  
  
   Понравиться успела. Что ж, пойдемте.
  
  
  
  
  Уходят.
  
  
  
  
  ЭПИЛОГ
  
  
   (Произносится Танцовщиком)
  Являюсь к вам прежде всего со страхом, потом с поклоном и, наконец, с речью. Страх мой происходит от мысли вызвать ваше неудовольствие; поклон - моя обязанность; цель же речи - попросить у вас извинения. Если вы ожидаете от меня хорошей речи, я погиб, так как то, что я скажу вам, собственное мое сочинение, в чем вы, надеюсь, убедитесь, прослушав эту речь. Но к делу - ив добрый час. Я недавно являлся к вам в конце непонравившейся вам пьесы, что- бы попросить вас досмотреть ее и обещать в скором времени другую, получше. Тою, которую вы видели, я думал заплатить долг свой, но если и она, как ладья, пущенная наудачу, тоже потерпит крушение, я банкрот, и вы, как мои кредиторы, первые от этого пострадаете. В тот вечер я сказал вам, что вернусь опять, - и вот я перед вами, вполне отдавая себя на вашу благосклонность. Уступите мне хоть немного, и я тоже, хоть немного, но все же заплачу вам и вдобавок, как это делает большинство должников, наобещаю вам золотые горы.
  Если моего языка мало, чтобы умилосердить вас, позвольте пустить в дело мои ноги. Положим, это было бы очень легковесной уплатой, потому что отплясаться от долга не особенно трудно, но чистая совесть рада расплатиться хоть чем-нибудь; так поступлю и я. Все дамы, здесь находящиеся, уже простили меня; если же кавалеры не сделают того же, значит, кавалеры решаются противоречить дамам, а это дело совсем невиданное в таком собрании, как это.
  Умоляю вас, позвольте сказать еще одно слово. Если вы еще не слишком пресытились жирной пищей, покорный автор продолжит эту историю и вновь позабавит вас сэром Джоном и прелестной Екатериной Французской. В этом продолжении, насколько мне известно, Фальстаф, если его, по жестокому недоразумению, еще не убило ваше равнодушие, умрет от испарины, ушедшей внутрь, потому что, хоть Ольдкасл и скончался мученической смертью, но он ведь не то, что сэр Джон. Однако, язык мой устал; когда то же будет и с ногами, я пожелаю вам доброго вечера, а затем преклоняю перед вами колено исключительно с целью помолиться за королеву.
  
  
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 327 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа