Главная » Книги

Шекспир Вильям - Цимбелин, Страница 8

Шекспир Вильям - Цимбелин


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

nbsp;  

Входитъ Имогена.

  
             Пизан³о.
  
         Я притворюсь, какъ-будто неизвѣстно
         Мнѣ ничего.
  
             Имогена.
  
                   Что у тебя, Пизаньо?
  
             Пизан³о.
  
         Мой господинъ письмо вамъ посылаетъ.
  
             Имогена.
  
         Какъ? господинъ твой? Стало быть, и мой!
         О, какъ бы тотъ прославился астрономъ,
         Который звѣзды зналъ бы такъ, какъ я
         Его письмо: онъ будущее зналъ бы.
         О, боги, пусть, что здѣсь хранитъ бумага,
         Мнѣ говоритъ лишь о любви, о томъ,
         Что онъ здоровъ, доволенъ; но разлукой
         Лишь огорченъ. Цѣлительна бываетъ
         Для насъ печаль, и здѣсь она усилитъ
         Его любовь. Пускай онъ всѣмъ доволенъ,
         Но только бы не этимъ. Милый воскъ,
         Позволь мнѣ снять тебя. Благословенье
         Да будетъ, пчелы, вамъ, что вы слѣпили
         Такой замокъ любовныхъ тайнъ! Молитвы
         Любовниковъ и должниковъ различны.
         Виновныхъ вы бросаете въ тюрьму,
         А рѣчь любви скрѣпляете привѣтно.
         О, боги, вѣсть пр³ятную мнѣ дайте!
             (Читаетъ).
   "Судъ игнѣвъ твоего отца, если-бъ онъ схватилъ меня въ своихъ владѣньяхъ, не могутъ такъ жестоко поразить меня, чтобъ взоръ твой, моя дорогая, не возвратилъ меня къ жизни. Знай, что я теперь въ Кембр³и, въ Мильфордской гавани. Слѣдуй совѣту, какой подастъ тебѣ любовь при этомъ извѣст³и. Желая тебѣ всевозможнаго счаст³я и, вѣрный своимъ обѣтамъ, остаюсь съ возрастающею къ тебѣ любов³ю, твой Леонатъ Постумъ".
  
         Скорѣй! коня крылатаго! Ты слышалъ,
         Пизан³о? Въ Мильфордѣ онъ: скажи,
         Далеко ль это? Вѣдь, иной туда
         Изъ пустяковъ въ недѣлю доползаетъ,
         Такъ не могу ли въ день я долетѣть?
         Пизан³о мой вѣрный, вѣдь и ты
         Его желаешь видѣть, хоть не такъ,
         Какъ я, слабѣй, чѣмъ я, однако
         Желаешь же, хоть все не такъ, какъ я:
         Я - безконечно! О, скажи скорѣе -
         Ты, какъ любви союзникъ, былъ бы долженъ
         Для словъ моихъ открыть всѣ входы слуха.
         Далеко ли счастливый тотъ Мильфордъ?
         И какъ Валлисъ такъ счастливъ сталъ, что въ немъ
         Такая гавань есть! Иль нѣтъ! во-первыхъ,
         Скажи, какъ намъ отсюда ускользнуть
         И чѣмъ отлучки время до возврата
         Намъ извинить? Но прежде - какъ уйти?
         Къ чему впередъ объ извиненьяхъ думать?
         Ихъ послѣ мы пр³ищемъ. О, скажи,
         Мы много ли проѣхать можемъ въ часъ
         Десятковъ миль?
  
             Пизан³о.
  
                   Десятка одного,
         Принцесса, вамъ на цѣлый день достанетъ.
  
             Имогена.
  
         И тотъ, кого ведутъ на казнь, не будетъ
         Тащиться такъ. Про скачки я слыхала,
         Гдѣ лошади бѣгутъ быстрѣй песка
         Въ часахъ. Но нѣтъ, ребячество, вѣдь, это.
         Скажи моей служанкѣ, чтобъ она
         Прикинулась больной и отпросилась
         Домой къ отцу. Ты припаси мнѣ платье
         Дорожное, попроще, чтобъ годилось
         Для мызницы.
  
             Пизан³о.
  
                   Подумайте, принцесса!
  
             Имогена.
  
         Я лишь впередъ гляжу, но ни направо,
         Ни влѣво, ни назадъ: повсюду тамъ
         Слѣпитъ меня туманъ. Прошу, скорѣе
         Исполни все, пусть будетъ страхъ забытъ.
         Въ Мильфордъ! Туда мнѣ путь одинъ открытъ.
             (Уходятъ).

0x01 graphic

  

СЦЕНА III.

Валлисъ. Гористая страна съ пещерою.

Белар³й, Гвидер³й и Арвирагъ выходятъ изъ пещеры.

             Белар³й.
  
         Какъ ясенъ день: зачѣмъ сидѣть подъ кровлей,
         Гдѣ такъ она низка? Нагнитесь, дѣти!
         Васъ эта дверь молиться Небу учитъ -
         Она склоняетъ васъ къ святой молитвѣ
         Въ часъ утренн³й. Царей могучихъ двери
         Такъ высоки, что въ нихъ пройдетъ гигантъ,
         Не снявъ чалмы надменной, чтобы утру
         Отдать поклонъ. Привѣтъ тебѣ, о, Небо!
         Мы, дѣти горъ, къ тебѣ не такъ суровы,
         Какъ жители дворцовъ.
  
             Гвидер³й.
  
                       Привѣтъ тебѣ, о, Небо!
  
             Арвирагъ.
  
         Привѣтъ тебѣ, о, Небо голубое!
  
                   Белар³й.
  
         Теперь на ловъ. На этотъ холмъ взнесутъ
         Васъ молодыя ноги; я жъ въ долинѣ
         Останусь тутъ. Замѣтьте же, когда я
         Вамъ покажусь не болѣе вороны,
         Что мѣсто все роститъ и уменьшаетъ -
         Припомните, что я вамъ говорилъ
         О короляхъ, дворахъ, дѣлахъ военныхъ:
         Та служба, что исполнена, не служба,
         Пока ее такою не признали.
         Сужден³емъ такимъ изо всего
         Мы пользу извлекаемъ: въ утѣшенье
         Самимъ себѣ, мы часто сознаемъ,
         Что скорлупой покрытый жукъ счастливѣй
         Парящаго орла. О, эта жизнь
         Достойнѣе, чѣмъ лесть и униженье;
         Богаче, чѣмъ бездѣлье и застой;
         Важнѣе, чѣмъ шелковъ заемныхъ шелестъ.
         Хоть щеголю поклонъ отвѣситъ тотъ,
         Кѣмъ онъ одѣтъ, но счетъ все будетъ счетомъ.
         Всѣхъ лучше наша жизнь.
  
             Гвидер³й.
  
                       Вы говорите
         По опыту; но мы, еще птенцы
         Безкрылые, далеко отъ гнѣзда
         Не отлетали и не знаемъ даже,
         Каковъ и воздухъ тамъ. Пусть наша жизнь
         Всѣхъ лучше, если лучшее покой.
         Тебѣ милѣй она затѣмъ, что зналъ
         Ту худшую; но намъ она лишь склепъ
         Незнан³я, тюрьма, гдѣ заключенный
         Переступить границъ ея не смѣетъ.
  
             Арвирагъ.
  
         О чемъ же будемъ говорить, когда
         Состаримся? когда снаружи будутъ
         Декабрьск³й дождь и вѣтеръ бушевать?
         Какъ намъ тогда, въ пещерѣ заключеннымъ,
         Дни зимн³е бесѣдой коротать?
         Мы ничего не видѣли; мы - звѣри:
         Лукавы, какъ лиса на ловлѣ; смѣлы,
         Какъ волкъ на травлѣ; наша храбрость вся
         Лишь въ томъ, что мы преслѣдуемъ бѣгущихъ;
         А наша пѣснь, какъ въ клѣткѣ пѣсня птицы
         Звучитъ свободно о своей неволѣ.
  
             Белар³й.
  
         Въ васъ говоритъ неопытность. Когда бы
         Узнали вы пороки городовъ,
         Извѣдали тщету придворной жизни,
         Съ которою такъ сжиться тяжело
         И, вмѣстѣ съ тѣмъ,такъ тягостно разстаться,
         Гдѣ вѣрное паденье - быть вверху,
         Гдѣ скользко такъ, что страхъ упасть оттуда
         Несноснѣе паденья самого,
         А тягости войны, гдѣ, ради славы,
         Опасностей лишь ищутъ, чтобъ потомъ
         Найти въ нихъ смерть и часто вмѣсто славы
         Позорное надгроб³е стяжать;
         Гдѣ часто подвигъ чести ненавистенъ
         И долженъ злобѣ уступить! Ахъ, дѣти!
         Все это свѣтъ на мнѣ увидѣть можетъ:
         Я весь изсѣченъ римскими мечами,
         Я выше всѣхъ когда-то былъ по славѣ,
         Самъ Цимбелинъ любилъ меня, и въ войскѣ
         Во всѣхъ устахъ мое звучало имя.
         Какъ дерево, покрытое плодами,
         Я былъ тогда; но какъ-то темной ночью,
         Иль ураганъ, иль воры - назовите,
         Какъ можете - плоды съ меня обили
         И самый листъ - и нагъ остался я
         Подъ стужею.
  
             Гвидер³й.
  
                   Измѣнчивое счастье!
  
                   Белар³й.
  
         Проступокъ мой, какъ я вамъ говорилъ,
         Былъ только тотъ, что два коварныхъ плута,
         Которыхъ клевета верхъ одержала
         Надъ честностью моей, сказали королю,
         Что я въ союзѣ съ Римомъ. И за это
         Я изгнанъ былъ, и вотъ ужъ двадцать лѣтъ,
         Какъ этотъ лѣсъ и скалы - мой пр³ютъ.
         Я здѣсь живу въ свободѣ благородной
         И небесамъ плачу молитвы долгъ
         Усерднѣе, чѣмъ прежде. Но довольно!
         Ступайте въ лѣсъ; то не языкъ ловцовъ.
         Кто первый дичь сразитъ стрѣлой пернатой,
         Тотъ будетъ нынче нашимъ королемъ
         На празднествѣ; ему жъ друг³е оба
         Служить должны, и мы не побоимся
         Предательской отравы, что порой
         За пышными столами угрожаетъ.
         Въ долинѣ здѣсь сойдемся мы опять.
             (Гвидер³й и Арвирагъ уходятъ).
         Какъ трудно скрыть природы искры! Имъ
         Не грезится, что ихъ отецъ - властитель,
         И Цимбелинъ не знаетъ, что они
         Еще живутъ; отцомъ своимъ считаютъ
         Они меня. Хотя въ пещерѣ тѣсной
         Въ ничтожествѣ взросли они, но мыслью
         Они парятъ къ велич³ю дворцовъ.
         Природа учитъ ихъ въ дѣлахъ ничтожныхъ
         Свой царск³й духъ являть, къ чему другой
         Искусствомъ не дойдетъ. Вотъ Полидоръ,
         Наслѣдникъ Цимбелина и короны
         Британской - онъ Гвидер³емъ былъ названъ
         Своимъ отцомъ вѣнчаннымъ. О, Юпитеръ!
         Когда я, сѣвъ на свой трехног³й стулъ,
         Начну разсказъ о подвигахъ военныхъ,
         Свершенныхъ мною въ юности - онъ весь
         Проникнется восторгомъ; какъ скажу я:
         "Такъ палъ мой врагъ,такъ придавилъ ногой
         Я грудь ему!" - вдругъ царственная кровь
         Къ щекамъ его прихлынетъ, на челѣ
         Проступитъ потъ, и молодые члены
         Мои слова движеньемъ выражаютъ.
         Меньшой Кадвалъ, онъ звался Арвирагомъ,
         Не менѣе стремителенъ въ движеньяхъ
         И рѣчь мою живитъ, волнуясь больше,
         Чѣмъ слушая. Но чу! спугнули дичь!
         О, Цимбелинъ! Зевесъ и совѣсть знаютъ,
         Что изгнанъ я невинно - и за то
         Твоихъ дѣтей, двухъ первенцовъ твоихъ -
         По третьему и по второму году -
         Я у тебя похитилъ: мнѣ хотѣлось
         Лишить тебя потомковъ, какъ тобой
         Былъ я лишенъ всего. Ты, Эврифила,
         Вскормила ихъ - и матерью считали
         Они тебя и чтутъ твою могилу;
         Меня жъ, Белар³я - теперь Моргана -
         Зовутъ отцомъ. Но началась охота.
             (Уходитъ).
  

СЦЕНА IV.

Близъ Мильфорда.

Входятъ Иногена и Пизан³о.

             Имогена.
  
         Когда съ коней сошли мы, ты сказалъ,
         Что скоро мы на мѣстѣ. Никогда
         И мать моя ко мнѣ такъ не стремилась,
         Какъ я къ нему. Пизаньо, гдѣ же Постумъ?
         Что у тебя въ душѣ, что такъ ты мраченъ?
         Что значитъ твой глубок³й вздохъ? Когда-бы
         Нарисовать кого такимъ, то въ немъ
         Отчаянья нашли-бъ изображенье.
         Ахъ, измѣни свой видъ ужасный, прежде
         Чѣмъ чувства мнѣ безум³е осилитъ!
         Что сдѣлалось съ тобой? зачѣмъ даешь
         Мнѣ этотъ листъ съ такимъ зловѣщимъ взоромъ?
         Вѣсть о веснѣ - такъ улыбайся ей;
         А о зимѣ - то къ ней твой видъ подходитъ.
         Его рука! Отравленъ онъ дыханьемъ
         Итал³и, бѣда ему грозитъ?
         Да говори жъ! Твои слова, быть можетъ,
         Смягчатъ ударъ губительный, который
         Меня убьетъ при чтеньи.
  
             Пизан³о.
  
                       Нѣтъ, прочтите:
         Увидите тогда, какое горе
         Готовитъ мнѣ, несчастному, судьба.
  
             Имогена (читаетъ).
  
   "Госпожа твоя, Пизан³о, какъ потаскушка, опозорила мое брачное ложе; доказательства этого облили кров³ю мое сердце. Я говорю это не изъ слабаго подозрѣн³я, но изъ полнаго убѣжден³я, которое сильно, какъ моя скорбь, и вѣрно, какъ мое мщен³е. Ты долженъ исполнить его за меня, Пизан³о, если вѣрность твоя не поколебалась отъ ея вѣроломства. Убей ее собственною рукою: я доставлю тебѣ къ тому случай въ гавани Мильфорда. Для этой цѣли она получитъ отъ меня письмо. Если ты побоишься убить ее и удостовѣрить меня въ исполнен³и моего приказа, то ты соучастникъ ея безчест³я и измѣнникъ передо мною".
  
             Пизан³о.
  
         Къ чему мнѣ трогать мечъ? Уже пронзило
         Ей грудь письмо. Нѣтъ, это клевета!
         Она разитъ сильнѣе всѣхъ мечей;
         Она всѣхъ нильскихъ гадовъ ядовитѣй;
         Ея слова, летя на крыльяхъ бури,
         Позорятъ каждый край: царей, царицъ
         И дѣвъ, и женщинъ; даже въ сѣнь могилы
         Ползетъ ехидна клеветы. Что съ вами?
  
             Имогена.
  
         Я невѣрна? Что значитъ быть невѣрной?
         Безъ сна лежать и думать лишь о немъ?
         И плакать каждый часъ? А одолѣетъ
         Природу сонъ - дрожать отъ страшной грезы
         О немъ и вскакивать въ испугѣ? Это ль
         Невѣрной ложу значитъ быть? Скажи,
         Не это ли?
  
             Пизан³о.
  
             О, добрая принцесса!
  
             Имогена.
  
         Я невѣрна? Гдѣ жъ совѣсть тутъ? ²ахимо,
         Когда его въ распутствѣ ты винилъ,
         Ты мнѣ казался низкимъ; но теперь
         Ты лучше сталъ. Знать, римская сорока,
         Обязанная красотой румянамъ
         Опутала его; а я ему
         Не хороша: я - платье не по модѣ.
         Но слишкомъ дорога, чтобъ такъ висѣть,
         Съ презрѣньемъ отвергала - ты узнаешь,
         Что это былъ поступокъ не пустой.
         А подвигъ рѣдк³й; грустно бы мнѣ было
         Подумать, какъ, насытившись своей
         Преступною любовью, будешь ты
         Терзаться, вспомнивъ обо мнѣ. Скорѣе!
         Ягненокъ ободряетъ мясника.
         Рази! Гдѣ мечъ? Что жъ медлишь ты исполнить
         Его приказъ, когда и я сама
         Прошу тебя объ этомъ?
         А потому - въ куски меня разрѣзать!
         Предатели - мужск³я клятвы намъ!
         О, мой супругъ! черезъ твое паденье
   &nb

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 103 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа