Главная » Книги

Гриневская Изабелла Аркадьевна - Баб, Страница 19

Гриневская Изабелла Аркадьевна - Баб


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

sp;            Нет, нет! Как прежде - весь
             Я твой, о господин! Тебя затем покинул
             И в стан врагов ушел, чтоб вам
             Помочь в беде. И вот, и год не минул,
             Как все исполнилось. Ах, сам
             Не признавал я Бабова ученья...
             Но я люблю людей, что льнут к его речам;
             Я стал тюремщиком, чтоб дать им утешенье
             И помощь им принесть.
  
                       Мухамед Салиха.
  
             Как сладостна мне эта весть!
             Ах, в верность близких нам так гибельно сомненье.
  
                       Салман.
  
             Не речи, а людей, их слушавших, любя,
             Я здесь...
  
                       Мухамед Салиха.
  
             Дай, обниму тебя!
  
                       Салман.
  
             Я знал, что ты... или иной из вас, наверно,
             Не минет стен тюрьмы.
             И этого дождались мы.
             Привязанность моя к тебе - безмерна...
  
                       Мухамед Салиха.
  
             Ну вот, и вместе мы. Ее, ее лишь нет...
  
                       Салман.
  
             В Тавризе, здесь Хурет!..
  
                       Мухамед Салиха.
  
             Здесь? здесь? О Боже милосердный!
             Но где она, что с ней, скажи!
  
                       Салман.
  
             Ее я отыщу! Ты не тужи.
             Как прежде, твой слуга усердный
             Салман. Будь тише, здесь мы не одни!
             Еще бабиды рядом...
             Не должен ты ни словом и ни взглядом
             Показывать, что были дни,
             Когда меня ты знал. Друг другу будем чужды,
             Не должен долго я беседовать с тобой
             Без нужды...

(Направляется к соседней двери).

  
                       Мухамед Салиха.
  
             Али, он тоже здесь? Он здесь? Одной судьбой
             Мы связаны! Вошли различными путями
             Мы в этот мир; одним путем - уйдем теперь...
             Одна, одна для нас открыта смерти дверь!
  
                       Салман.

(делает шаг к двери, где сидят бабиды, и говорит тихо Мухамед Салихе).

  
             Тебя не знаю я, чтоб нашей тайны
             Не мог бы кто из них открыть случайно.
             Что видит глаз, о том лишь редко чей язык
             Молчать привык!

(На мгновение уходит и возвращается со всеми).

  
                       Мухамед Салиха.
                       (оставшись один).
  
             Хурет... О, дочь моя... Что сталось с нами!

Явление IV.

  

Входят Сеиды: Ахмед и Гассан, Агка, Салман.

  
                       Сеид Ахмед (Гассану).
  
             Усеяли поля мы нашими костями,
             И для чего?
  
                       Мухамед Салиха.
  
             Алла акбар!
  
                       Все.
  
             Алла азам!
  
                       Мухамед Салиха.
  
             Борьбы угар
             Нас всех ли изменил? Иль никого не знаю?
             Бабиды все, как стаи
             Пугливых птиц, рассеяны везде!
  
                       Салман.
  
             Ну, вот, в одном теперь вы встретились гнезде...
  
                       Мухамед Салиха.
  
             Я прибыл из Зенгана:
             При стычке я одной попался в плен;
             Я слишком прыток был. Я слишком рано
             Пустился в бой... достиг я вражьих стен...
  
                   Агка (с горечью, не глядя на него).
  
             А там, скажи, как дело?
             На сало вас еще не привлекли,
             И рвение остыть в вас не успело?
             Не изменили знамени Али?
             Оно еще там уцелело?..
  
                       Мухамед Салиха.
  
             Да, да, сражаются, как львы!
             Для отдыха они не склонят головы.
             Пока заря свободы вечной
             Над ними не заблещет вновь,
             Все жизни отдадут свои беспечно,
             Прольют всю кровь
             За дело Бабово!
  
                       Агка.
  
             О, рад я бесконечно
             Вестям твоим! Но кто ты?
  
                       Мухамед Салиха.
  
             Я устам
             Охотно волю дам
             Пред вами,
             Как я давал рукам
             Свободу пред врагами!
  
                       Агка.
  
             Но кто ты, кто, скажи? Признайся нам!
  
                       Мухамед Салиха.
  
             Был счастлив я когда-то,
             Был счастлив я и горд... И вот за то отплата!
             Да, счастье на земле - то зданье на песке:
             Лишь миг один - исчезнет, как в реке!
             Фирдуси говорит недаром:
             "Любовь друзей горит пожаром
             До тех лишь пор, пока алмаз
             Твоей короны ярко блещет,
             И горе не глядит из глаз.
             В испуге дружба затрепещет,
             Лишь скроют счастья светлый луч
             Громады темных туч..."
             Друзья увидели ко мне немилость шаха,
             И стали делать зло мне без стыда и страха.
             И мудрецы недаром говорят:
             Пусть яблоко одно попросит повелитель -
             Немедленно ему все дерево сулят.
             Пусть просит он яйцо, - скупец, как расточитель,
             Начнет вмиг резать кур без счета, без числа.
             Слетела тучка лишь с царя царей чела,
             И началась гроза...
  
                       Салман.
  
             От слуг и их клевретов
             Приходят бедствия порой, от низких слуг.
             Кто из царей не остается глух
             К речам обманщиков? И кто клевет, наветов
             Не слушает? Навет - все та же лесть.
  
                       Мухамед Салиха.
  
             В стране меня богаче
             Нельзя было найти. Но стало все иначе...
             Я разоренье бы стерпел... Но честь, но честь
             Мою они отнять хотели!..
             И в этом бы успели...
             Но вот, бесчестия не пожелал я снесть!
             Сказали, будто бы удвоил я налоги;
             Неправда, нет, клянусь, я их не налагал!
             Я в Тегеране был. Там обивал пороги,
             Доказывал им всем, что келантар налгал!
             Ах, "имя доброе - дороже масти"!
             Сказал мудрец. Такой напасти
             Не ждал...
  
                       Агка.
  
             Но кто ты? Кто, скажи, хочу я знать!..
  
                       Мухамед Салиха.
  
             Я был лишь муджтахид. Теперь... теперь мы - братья.
             Мухамед Салиха...
  
                       Агка.
  
             Связал нас рок опять,
             Ах, посылал тебе когда-то я проклятья,
             Тебя я проклинать посмел!
             В беде мы стали братья...
             Позволь тебя обнять,
             Прости! Клочком земли твоей я сам владел...
             В беде мы стали братья...
  
                       Мухамед Салиха.
  
             На берег вынесла нас всех одна волна!
  
                       Агка.
  
             О, Боже мой! Всему, всему вина,
             Что нами правит
             Не божеский закон, не шах,
             А собственный наш страх
             Пред силой дерзкою. Нас давит
             Тиран любостяжанья!
             Нас давит рабское желанье -
             Сорвать хоть пару крох с богатого стола...
             Нам пища богача мила,
             Хотя б утроба
             Была сыта...
             Корысть - вот наш тиран до гроба!
             Беда людей проста.
  
                       Мухамед Салиха.
  
             Нет, не питал я страха
             И не хотел питать.
             Беду страны пришлось мне на себе узнать:
             Ведь ближе к телу нам всегда своя рубаха.
             Пришел я в лютый гнев за попранный народ...
             Я с ним делил беду... Молчал мой рот,
             Но порешил, о, други!
             Богатство и досуги
             Отдать бабидам я, - и с ними заточенье
             Делю без ропота, без сожаленья.
             Я все поведал вам.
  
                       Агка.
  
             Я с трепетом внимал твоим речам.
             Чистейшей девы
             Счастливый ты отец!
             Настанет час, взойдут добра посевы...
             Придет и жнец!
             Чистейшей девы речи
             Влекут сердца к нему,
             К Али, к великому предтече...
  
                       Мухамед Салиха.
  
             И к сердцу моему, и к моему уму
             Слова ее неслись и мною овладели.
             Приверженцем я стал Али.
             К единой с ним иду я цели!
             Такие времена пришли,
             Мой друг, что у отцов умы становятся яснее,
             Когда он у детей огнем святым горит,
             И над земною тьмой властительно парит...
                       (Задумчиво).
             Хурет, о свет очей! О, Боже мой! Что с нею?
  
                       Агка.
  
             Ты видел ли его?
  
                       Мухамед Салиха.
  
             Не видел я с тех пор,
             Когда на площади в Ширазе, мне казалось, <

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 140 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа