Главная » Книги

Амфитеатров Александр Валентинович - Пять пьес, Страница 3

Амфитеатров Александр Валентинович - Пять пьес


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

ыня.       Гуляй, душа!
   Рогнѣда.                     О, князь!
   У насъ, варяжскихъ дѣвъ, такой обычай:
   Женихъ, невѣсту сватая, обязанъ
   Ея расположенье заслужить
   Широкой славой своего оружья,
   Удачей богатырской. Въ терему
   Родительскомъ, дѣвица, я взростала,
   Твоихъ не зная дѣлъ: мнѣ про тебя
   Не пѣли скальды. Но пути друг³е
   Есть къ сердцу нашему. На славу мы
   По слуху одному легко сдаемся,
   Такъ можетъ ли дѣвица устоять,
   Когда самой увидѣть ей придется
   Отвагу богатырскую? Мечомъ
   Мы, женщины варяжск³я, владѣемъ
   Мужчинъ не хуже; защитить себя
   Или убить, безчест³я избѣгая,
   Съумѣла бъ я, когда бы захотѣла...
   Добрыня. Вертитъ хвостомъ варяжская лиса!
   Рогнѣда. Но... князь! въ тотъ грозный мигъ, когда въ бою
   Лицомъ къ лицу ты встрѣтился съ мною
   И, какъ стекло, булатъ мой раздробилъ,
   Ты взялъ на щитъ не только это тѣло
   Ничтожное, душа моя въ тебѣ
   Властителя признала, сердце робко
   Забилось и шепнуло мнѣ: вотъ онъ!
   Вотъ мужъ, кому не жаль отдать свободу,
   Предъ кѣмъ не стыдъ во прахъ, благоговѣя,
   Колѣна непокорныя склонить.
  

Падаетъ къ ногамъ князя.

  
   Казни меня! въ твоей могучей волѣ
   Моя судьба. Я не прошу пощады,-
   Твоя обида слишкомъ велика.
   Рабамъ своимъ заставь меня служить,
   На посмѣхъ дай послѣдней сѣнной дѣвкѣ!
   Безъ ропота приму твой приговоръ:
   Его я заслужила.
   Владимиръ (поднимаетъ Рогнѣду).
                   Полно, встань.
   Мила мнѣ рѣчь покорная. Свѣтлѣе
   И много краше ждетъ тебя судьба.
   Гдѣ жъ видано, чтобы властитель многихъ
   Народовъ и земель переходилъ
   Темны лѣса, топя въ болотахъ войско,
   Лишь для того, чтобы въ своемъ дому
   Имѣть одной рабыней больше? Много
   Ихъ y меня - рабынь, наложницъ, хотей,-
   Но милой сердцу нѣтъ. Ужъ брать, такъ брать
   Тебя женой водимою!.. Княгиня
   Отнынѣ ты.
   Рогнѣда.       Велик³й князь...
   Владимиръ.           Смотри,
   Люби меня, и слушайся и бойся!
   Смирен³е и ласку я люблю.
  

Обнимаетъ Рогнѣду.

  
   А вы,- моя хоробрая дружина,
   Богатыри и ближн³е бояре,
   Позволите-ли князю своему
   Жену себѣ по сердцу взять?
   Добрыня.           Намъ что же!
   Вышата. Совѣтъ вамъ, да любовь!
   Пyтята.                     На многа лѣта!
  

Богатыри повторяютъ за Путятой: Многа лѣта!... Варяги просыпаются отъ ихъ крика и мрачно смотрятъ на славянъ.

  
   Владимиръ. Вернувшись въ К³евъ, свадьбу пировать
   Мы примемся веселую, а нынѣ.
   Ты, дядя, другъ и старой родичъ мой,
   Соединишь меня въ чету съ невѣстой
   И трижды насъ вкругъ дуба матераго,
   По старинѣ, съ молитвой обведешь.
   (Рогнѣдѣ).
   Рогнѣда, цѣлый Полоцкъ мнѣ на вѣно
   Съ собою принесла ты. Отдарить
   Тебя я долженъ.

(Путятѣ)

   Побратимъ Путята! Съ богатырей варяжскаго полона
   Вели-ка путы поснимать.
   Рогнѣда.                 Во прахъ,
   Во прахъ передъ тобою!
  

Хочетъ упасть къ ногамъ князя. Владимиръ ее удерживаетъ.

  
   Владимиръ.           Между ними
   Есть родичи твои. Озера крови
   И то насъ раздѣляютъ; переплыть
   Ихъ ширину любовь съ трудомъ лишь можетъ.
   Зачѣмъ же въ эти бездны прибавлять
   Еще ручьи кровавые?
  

Освобожденные варяги приближаются и, молча, съ угрюмыми лицами, кланяются князю.

  
   Владимиръ. Варяги! Свободны вы. На выборъ вамъ даю:
   Хотите,- на мою идите службу,
   Мнѣ нужны воины; хотите, въ Балты
   Плывите на узорчатыхъ ладьяхъ
   Внизъ по Двине-красавицѣ. Рѣшайте.
  

Молчан³е.

  
   Гаральдъ. Я старъ и сѣдъ. Мѣняться поздно мнѣ.
   Покойнаго любилъ я Рогволода,
   Служить его уб³йцѣ не могу.
   1-й варягъ.           И я!
   Голоса между варягами.       И мы, и мы!
  

Ингульфъ безмолвствуетъ, съ волнен³емъ глядя на Рогнѣду.

  
   Владимиръ. Такъ путь вамъ добрый! Держать не станемъ васъ.
   А ты, Ингульфъ,
   Что скажешь намъ? Не вѣдаю...
   Гаральдъ. Ни мечъ, ни честь Ингульфа
   Друзьямъ своимъ не могутъ измѣнить.
   Ингульфъ. Я сдѣлаю, что мнѣ княжна прикажетъ.
   Рогнѣда. Онъ не измѣнитъ. Я одна за всѣхъ
   Измѣнница...
  

Гаральдъ отходить отъ нея съ презрительнымъ движен³емъ.

  
   Владимиръ (съ крыльца).
   Сбирайтесь въ путь, варяги!
  

Гаральдъ, во главѣ освобожденныхъ варяговъ, медленно удаляется; проходя мимо князя, варяги кланяются; Ингульфъ идетъ послѣднимъ, Рогнѣда дѣлаетъ ему знакъ,- онъ остановился.

  
   Рогнѣда. Прощай, Ингульфъ! прощай, мой братъ названный!
   Ступай къ сѣдому морю, отнеси
   Ему поклонъ отъ полоцкой Рогнѣды
   И про ея причудницу-судьбу
   Поразскажи далекимъ поморянамъ.
   Когда-нибудь, быть можетъ, и опять
   Придется намъ увидаться. Ты воинъ
   И y боговъ домашнихъ подъ крыломъ
   Засиживаться подолгу не любишь.
   Попомни, что велик³й въ греки путь,
   Любимая варяжская дорога,
   Лежитъ на стольный К³евъ по Днѣпру.
  

Идетъ на крыльцо.

  
   Ингульфъ (кланяется Владимиру).
   Коль на Босфоръ къ Владыкѣ Визант³и
   Надумаю на службу я идти
   Съ мечомъ своимъ и невеликой ратью,
   Позволь, о князь, тогда напомнить имя
   Тебѣ мое и пропуска просить.
   Владимиръ. Ты будешь честно принять. Храбрый воинъ
   Всегда желанный гость въ моемъ дому.
   Рогнѣда. Не забывай меня, Ингульфъ! Ты другомъ
   Былъ Рогволоду и на дочь его
   Перенеси останки старой дружбы!
   Хотѣла бы я чувствовать себя
   Отъ родины не вовсе отчужденной.
   Хотѣлось бы мнѣ знать, что кто-то есть
   Въ странѣ заморской, мнѣ одноплеменной,
   Кому близка я, бывшая варяжка,
   Теперь пр³емышъ русской стороны!
   Ингульфъ. Ты не забудь, а я не позабуду!
   Вѣдь я умомъ упрямъ и сердцемъ крѣпокъ.
   Кого люблю, до гроба! съ кѣмъ вражду
   Затѣю,- никогда не помирюся!
   А въ чемъ клянусь,- молн³еносецъ Торъ
   Скорѣй сломаетъ свой громовый молотъ,
   Чѣмъ я свое нарушу обѣщанье.
   Прощай, княгиня! до свиданья, князь!
  

Уходитъ за своими товарищами.

  
   Рогнѣда. Прощай! даруй тебѣ Оденъ за моремъ
   Друзей, такихъ же вѣрныхъ, какъ ты самъ!
  

Ингульфъ и варяги уходятъ. Владимиръ и Рогнѣда смотрятъ въ слѣдъ имъ съ крыльца. Богатыри толпятся во дворѣ. Картина.

  

Занавѣсъ.

  

ДѢЙСТВ²Е III.

Роща при теремѣ Рогнѣды въ селѣ Гореничахъ подъ К³евомъ.

Добрыня сидитъ на колодѣ подо дикою яблонью и плететъ лапоть. Входитъ Путята съ лукомъ, колчаномъ и битою дичью.

   Пyтята. Здорово, сватъ!
   Добрыня.           Откуда?
   Пyтята.                     Посылалъ
   Надѣжа-князь набить гусей и утокъ
   Къ вечернему столу.
   Добрый я.       Иль y него
   На то иныхъ людишекъ не случилось,
   Что безпокоитъ онъ богатыря?
   Пyтята. Гостямъ почета больше.
   Добрыня.           Вотъ гдѣ гости
   Сидятъ мнѣ эти!
   Пyтята.           Да, пора бы имъ
   И ко дворамъ по добру, по здорову.
   Княжая служба мнѣ не тяжела,
   Охочь я рыскать съ лукомъ и стрѣлами
   По заводямъ, да было бъ для кого.
   Добрыня. Какъ для кого? Княгинюшка похвалить.
   Пyтята. Она? меня? Ну, нѣтъ. Она семь лѣтъ
   На насъ съ тобою смотритъ исподлобья.
   Не будь я князю другъ и побратимъ,
   А ты, Добрыня, дядя,- наши очи
   Давно бы въ чистомъ полѣ вороньѣ
   По милости княгинюшки клевало.
   Добрыня. Какъ волка ни корми, онъ въ лѣсъ глядитъ.
   Была она варяжкой и осталась.
   Пyтята. Да, скареднымъ охотничьимъ посылом
   Не иначе, какъ ей обязанъ я.
   Припомнила, какъ этому бродягѣ
   Ингульфу, гостю милому ея,
   Я кушакомъ крутилъ къ лопаткамъ руки
   Въ дѣтинцѣъ Полоцкомъ: вотъ и казнись
   За старые грѣхи! кого обидѣлъ,
   Тому и поработай.
   Добрыня.       Мой племяшъ
   Съ Рогнѣдою совсѣмъ утратилъ разумъ:
   На бѣлый свѣтъ глядитъ сквозь бабьи пальцы
   И бросилъ насъ, своихъ богатырей,
   На жертву женской прихоти. Кто въ честь
   Войти съумѣетъ y Рогнѣды, княземъ -
   Хорошъ иль нехорошъ, забытъ не будетъ.
   Рогнѣдѣ поклонись, и полѣзай,
   Толкая локтемъ старшихъ, въ красный уголъ.
  

Входить Вышата.

  
   Вышата. Богатырямъ поклонъ.
   Добрыня.           Тебѣ челомъ.
   Вышата. Доколѣ же терпѣть-то намъ, бояре?
   Пyтята. А что?
   Вышата.       Мишату знаешь?
   Пyтята.                 Какъ не знать!
   Пр³ятели.
   Вышата.       Его казнятъ.
   Пyтята.           Ты шутишь?
   Вышата.                     До шутокъ ли?
   Добрыня (откладываетъ въ сторону лапоть).
   Какъ такъ? за что, про что?
   Разсказывай!
   Вышата.       Княгиню разобидѣлъ
   Нашъ богатырь. Не по сердцу ему
   Пришлись обычаи гостей, варяговъ:
   Что, намъ едва отвѣтивъ на поклонъ,
   Они гурьбою жмутся въ красный уголъ:
   Что съ княземъ будто съ ровнею своимъ,
   Свободно слишкомъ шутятъ, а съ княгиней
   Того еще свободнѣй; что она.
   Столь гордая для насъ, предъ ними гнется,
   Какъ на лугу зеленая трава
   Предъ вѣтрами, внучатами Стрибога.
   Онъ обругалъ варяговъ, не стерпѣлъ.
   А за варяговъ на него княгиня.
   Онъ и княгинь тоже сгоряча
   Сказалъ словцо. Княгиня князю въ ноги.
   И вотъ стоитъ Мишатушка теперь
   Среди двора, съ ярмомъ на бѣлой шеѣ,
   А передъ нимъ досуж³й берендей
   Натачиваетъ ножикъ, чтобы горло
   Перехватить ему.
   Пyтята.           Тому не быть!
   Я упрошу, умилостивлю князя.
   Нельзя своими жертвовать варягамъ
   И бабъ обозлившейся. Добрыня. Ступай!
   Авось, тебѣ помогутъ боги.
  

Путята быстро уходитъ.

  
   Худо, Вышатушка!
   Вышата.           Чего ужъ хуже!
   Добрыня.                 Князь
   Сегодня такъ расправится съ Мишатой,
   А завтра и до насъ дойдетъ чередъ.
   Вышата. Въ рукахъ боговъ - и жизнь, и смерть.
   Добрыня.                     Ну, боги
   Богами, а не лишнее и намъ
   Самимъ подумать, да поостеречься.
   Пора сломить Рогнѣдину гордыню,
   Довольно князь Владимиромъ {*} владѣть
   {* По экз. др. ценз.: "Князь Солнышкомъ"}
   Ея красѣ.
   Вышата.       Что жъ? извести?
   Добрыня.                 Опасно.
   Виновныхъ князь сумѣетъ розыскать
   И приласкать по-своему. Рогнѣдой
   Пускай онъ утѣшается покуда,
   А мы ему тѣмъ временемъ найдемъ
   На смѣну ей красавицу другую.
   Вышата. Эхъ, мало ль y надежи-князя бабъ?
   Не удивишь его! Изъ цѣлыхъ сотенъ
   Ласкательницъ, Рогнѣда лишь одна
   Смирить сумѣла нравъ его желѣзный
   И осѣдлала князя, что коня,
   И сѣла, и поѣхала... Конь добрый,
   А путь-дорога гладкая: скачи,
   Куда глаза глядятъ!
   Добрыня.       Мы въ этомъ бѣгѣ
   Ее съ размаху выбьемъ изъ сѣдла.
   За племяшомъ внимательно слѣжу я.
   Рогнѣда величавостью своей
   Владимира {*} совсѣмъ захолодила.
   {* По экз. др. ценз.: "Князь Солнышко".}
   А онъ веселый князь, ему тепла
   И свѣта подавай! Къ нему варяжка
   Ласкается змѣиной хитрой лаской,
   Разлакомитъ, разнѣжитъ, а потомъ
   И шепчетъ въ уши князя лжи лих³я,
   Опалы вызываетъ клеветой,
   Ломать исконные порядки учить
   И хочетъ К³евъ нашъ не то въ Царьградъ,
   Не то въ притонъ варяжск³й передѣлать.
   Владимиру {*} по-своему пожить,
   {* По экз. др. ценз.: "Племяннику"}
   Безъ спроса бабьяго, давно охота,
   Да совѣстливъ некстати онъ.
   Вышата.                 На-дняхъ,
   Въ Вышгородѣ онъ былъ y прежней хоти,
   Покинутой Мальфриды.
   Добрыня.           Навѣстилъ
   Грекиню тоже, матерь Святополка,
   Что въ Роднѣ полонили мы, когда
   Съ покойнымъ Ярополкомъ воевали.
   Вышата. Да, посмотрѣть поближе, чуть ли ты
   Не правъ выходишь, и ковать желѣзо
   Намъ надобно, покуда горячо.
   Добрыня. Эге! самъ князь идетъ сюда съ Путятой.
   Заспорили!...
  

Садится и снова, принимается за лапоть. Входятъ Владимиръ и Путята.

  
   Владимиръ.       Путята, ни за что!
   Пyтята. Помилуй, князь!
   Владимиръ.           Когда стрела Перуна
   Ударитъ въ дубъ, ему ужъ не воскреснуть,
   А гнѣвъ мой - тотъ же громъ.
   Пyтята.                 Но вѣдь Перунъ
   Не наобумъ, съ разборомъ посылаетъ
   На землю пламя молн³и своей.
   Оно метла, которою изъ м³ра
   Громовникъ зло мететъ, а ты добро
   Задумалъ вымести.
   Добрыня.       Не тронь Мишату,
   Безъ разума его ты осудилъ:
   Нѣтъ y тебя слуги его вѣрнѣе.
  

Ингульфъ входитъ и остается въ глубинѣ сцены, незамѣченный княземъ и богатырями.

  
   Владимиръ (Добрынѣ)
   И ты ворчишь?
   Добрыня.           Да какъ же не ворчать,
   Коль стали y тебя дешевле рѣпы
   Богатырей головушки?
   Вышата.                 О, князь!
   И я прошу: коль согрубилъ княгинѣ
   Мишата, съ глазъ долой его ушли,
   Но не казни.
   Добрыня.       Пусть съ бѣлоглазой Чудью,
   Или съ Литвой порубится. Авось
   Научится учтивости въ изгнаньѣ.
   Мужикъ простой Мишата: не привыкъ
   Сгибать сегодня спину передъ тѣми,
   Кого вчера приказывалъ ты бить.
   Онъ думаетъ: варягъ, такъ, значитъ, ворогъ
   А съ ворогомъ коротокъ разговоръ:
   За воротъ, да и о земь! Не домыслилъ,
   Пустая голова, что ужъ давно
   У насъ варягъ изъ грязи вышелъ въ князи
   И милости твоей дороже сталъ
   Богатырей-дружинниковъ.
   Владимиръ. Эй, дядя! Шути, да осторожнѣй.
   Добрыня.                 Я старикъ,
   Изъ лѣтъ учобы вышелъ. Какъ умѣю,
   Такъ говорю.
   Владимиръ.       Тебѣ охота мною
   По-прежнему, по-молодому, править,
   Пути мои приказывать.
   Добрыня.           Гдѣ намъ!
   Мы на гудкахъ варяжскихъ не горазды,
   Ты жъ подъ свирѣль славянскую не пляшешь.
   Владимиръ. Есть y меня свой умъ. Ты при себѣ
   Совѣты береги, покуда спросятъ,
   Я изъ пеленокъ вышелъ.
   Добрыня.       И въ фатѣ Рогнѣдиной запутался.
   Владимиръ. Добрыня!
  
   Добрыня умолкаетъ, ворча себѣ въ бороду.
  
   Пyтята. Что ты кричишь? Дружина правду скажетъ.
   Мы братья по оруж³ю съ тобой,
   Но, если ты неправдой жить задумалъ,
   Такъ отпусти заранѣе меня
   Изъ К³ева! Мнѣ новые порядки
   Не понутру, а y меня языкъ
   Еще быстрѣй Мишатина. Пожалуй,
   Отъ топора и я недалеко,
   А жалко мнѣ головушки удалой.
   Добрыня (съ сердцемъ отбрасываетъ лапоть).
   И я уйду.
   Владимиръ. Куда это?
   Добрыня.           На свѣтѣ
   Не мало мѣста. Хоть бы и въ Царьградъ.
   Путята. А то въ степи заставой богатырской
   Заслонимъ Русь отъ дикихъ печенѣгъ.
   Добрыня. Живи себѣ съ варягами!
   Владимиръ.                 Да, полно!
   Безумные вы что ли?
   Добрыня.       Нѣтъ въ умѣ,
   За тѣмъ-то и уходимъ.
   Владимиръ.           Али мало
   Вы жалованы мной? аль не дарилъ
   Я вамъ цвѣтныя платья? али чарой
   Васъ на пирахъ веселыхъ обносилъ?
   Пyтята. И сыты мы, и пьяны, и одѣты,
   Но яства дорог³я, сладк³й медъ
   И платья визант³йск³я не могутъ
   Свободы замѣнить...
   Владимиръ.       А вы свободу
   Даете мнѣ, крамольники?!
   Добрыня.           Стыдись!
   Кого корить рѣшаешься крамолой?
   Я пѣстунъ твой и дядя!
   Пyтята.                 Я твой братъ!
   Вышата. Я твой слуга отъ самой колыбели!
   Добрыня. Пойдемъ, друзья. Отъ ласковаго князя
   Мы почести дождались по заслугамъ!
   Пyтята. Хоть головы руби, а мы тебѣ
   Не слуги больше!
   Владимиръ.       Стой, Путята... дядя!..
   Опомнитесь!
   Пyтята.       Прощай, надежа-князь!
   Владимиръ (усмѣхнувшись съ досадой).
   Упоренъ я, а вы меня упрямѣй.
   Безъ богатырства не останусь я,
   На ваше мѣсто тысячи найдутся
   Охотниковъ, да жаль мнѣ васъ: привыкъ!
   Инъ, помиримся. Такъ и быть, Мишатѣ,
   По вашему прошен³ю, дарю
   Обратно буйну голову. Но знайте:
   Въ послѣдн³й разъ потворствую я вамъ!
  

Ингульфъ скрывается за деревьями.

  
   Владимиръ (Путятѣ).
   Ступай, вели освободить Мишату,
   Но чтобъ сегодня жъ былъ онъ за Днѣпромъ!
   Не выѣдетъ, пусть на себя пеняетъ:
   Увижу завтра, голову долой!
  

Уходитъ въ рощу.

  
   Добрыня. Спасибо и на томъ!
   Пyтята.                 Вотъ и побѣда!
   Вышата. Рогнѣда не проститъ намъ.
   Пyтята.                     А пускай!
  

Уходитъ.

  
   Добрыня. Пойдемъ и мы съ изгнанникомъ проститься
   И выпить по разстанному ковшу.
  

Уходятъ. Рогнѣда и Ингульфъ выходятъ изъ глубины рощи.

  
   Рогнѣда. Не вѣрю я, не можетъ быть!
   Ингульфъ.                 Однако
   Я слышалъ самъ.
   Рогнѣда.           Мишату онъ не могъ,
   Не смѣлъ простить...
  

Входить Владимиръ.

  
                   О, мужъ мой, князь велик³й!
   Я такъ ли слышала? живетъ Мишата
   И будетъ жить?
   Владимиръ.       Преступнаго Мишату
   Я не простилъ, но замѣнилъ ему
   Изгнаньемъ смерть.
   Рогнѣда.           Такъ это правда? Боги
   Велик³е!
   Ингульфъ. Напрасно, добрый князь.
   Къ преступному Мишатѣ снисхожденье
   Признанье справедливости его
   Постыдной лаи.
   Рогнѣда.           Слышишь ли, Владимиръ {*},
   {* По экз. драм. ценз.: "Князь Солнце:}
   Что говорить Ингульфъ? И повторить
   Сегодня же весь К³евъ эти рѣчи.
   Владимиръ.                 Рогнѣда...
   Рогнѣда. Какъ! предъ цѣлою гридьбой
   Онъ выбранилъ меня, свою княгиню,
   Твою супругу, Рогволода дочь,

Другие авторы
  • Василевский Лев Маркович
  • Андреевский Николай Аркадьевич
  • Брюсов Валерий Яковлевич
  • Клейст Генрих Фон
  • Мордовцев Даниил Лукич
  • Ольхин Александр Александрович
  • Лесков Николай Семенович
  • Кольцов Алексей Васильевич
  • Снегирев Иван Михайлович
  • Гутнер Михаил Наумович
  • Другие произведения
  • Шулятиков Владимир Михайлович - Новая повесть В. Вересаев
  • Бунин Иван Алексеевич - Мухи
  • Шатобриан Франсуа Рене - Шатобриан: биографическая справка
  • Шуф Владимир Александрович - Сварогов
  • Чернышевский Николай Гаврилович - Тюрго
  • Соловьев Всеволод Сергеевич - Из дневника Вс. С. Соловьева
  • Краснов Петр Николаевич - Две повести
  • Буслаев Федор Иванович - А. А. Танков. Воспоминания о Буслаеве
  • Дживелегов Алексей Карпович - Карло Гольдони. Слуга двух хозяев
  • Каченовский Михаил Трофимович - Краткая выписка о первобытных народах, в России обитавших, и о пришельцах, с ними соединившихся до составления Государства
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 324 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа