Главная » Книги

Шекспир Вильям - Генрих Iv (Часть вторая), Страница 6

Шекспир Вильям - Генрих Iv (Часть вторая)


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

о переживает самую способность действовать.
  
  
  
  
  Фальстаф
  Целуй меня, Долли.
  
  
  
   Принц Генрих
  Сатурн и Венера в одном созвездии. Что говорит об этом календарь?
  
   Пойнс (указывая на Бардольфа и мистрис Куикли)
  А посмотрите, как сей огненный Тригон, его слуга, подъезжает к старой счетной книге, к поминальнику и справочнику своего хозяина.
  
  
  
  
  Фальстаф
  Ты только льстишь мне, а ласкаешь неискренно.
  
  
  
  
  Долли
  Нет, неправда, я целую тебя от всего сердца.
  
  
  
  
  Фальстаф
  Да ведь я стар... старик уже.
  
  
  
  
  Долли
  А ты все-таки более мне по вкусу, чем любой из молодых вертопрахов.
  
  
  
  
  Фальстаф
  Какой материи подарить тебе на юбку? В четверг я получу деньги, а завтра у тебя будет новый чепчик. Спой песню повеселее... Время теперь уже позднее. Скоро спать пора... Ты меня забудешь, когда я уеду.
  
  
  
  
  Долли
  Душой своей клянусь, что ты до слез меня доведешь, если будешь говорить такие вещи... Увидит ли еще кто-нибудь меня нарядной до твоего возвращения... Ну, слушай конец песни.
  
  
  
  
  Фальстаф
  Френсис, - хересу!
  
  
   Принц Генрих и Пойнс (подбегая)
  Извольте, извольте, сэр.
  
  
   Фальстаф (разглядывая их)
  Ты, должно быть, незаконный сын короля... А у тебя нет ли брата по имени Пойнс?
  
  
  
   Принц Генрих
  Какую жизнь ведешь ты, глобус, исполненный греховных континентов?
  
  
  
  
  Фальстаф
  Получше, чем ты: я - джентльмен, а ты - трактирный холоп, умеющий только деньги драть с посетителей.
  
  
  
   Принц Генрих
  Это нисколько не помешает мне отодрать тебя за уши.
  
  
  
  
  Куикли
  О, да сохранит и помилует Господь его светлость, нашего дорогого принца! Как я счастлива, что вы опять в Лондоне!.. Да благословит Бог вашу милую личность!.. Иисусе сладчайший! вы, значит, вернулись из Уэльса!
  
  
  Фальстаф (кладя руку на плечо Долли.)
  А, безумное хотя и царственное отродье потаскухи, клянусь хрупким телом и зараженной кровью этой женщины, что я очень рад тебя видеть.
  
  
  
  
  Долли
  Что такое, толстый дурак? Я тебя презираю!
  
  
  
   Пойнс (принцу)
  Милорд, если вы не побьете его сейчас же сгоряча, он избегнет вашего наказания и все обратит в шутку.
  
  
  
   Принц Генрих
  Ах ты, бочонок с салом! Что смел ты говорить обо мне в присутствии этой честной, добродетельной и воспитанной девицы?
  
  
  
  
  Куикли
  Да благословит вас Бог за такие речи: она в самом деле ведь такая, как вы ее описываете.
  
  
  
   Фальстаф (принцу)
  Разве ты слышал?
  
  
  
   Принц Генрих
  Да, слышал. Не говори, что ты узнал меня, ты узнал меня настолько же, как в ту ночь, когда убежал от меня на Гэдсхильской дороге. Не утверждай, будто знал, что я стою сзади тебя и только хотел испытать мое терпение.
  
  
  
  
  Фальстаф
  Нет, нет, нисколько!.. Я нисколько не подозревал, что ты здесь.
  
  
  
   Принц Генрих
  Нет, ты умышленно оскорблял меня, а за это - я знаю, что с тобою сделаю.
  
  
  
  
  Фальстаф
  Какое же оскорбление, Хел? Честное слово, никакого оскорбления нет.
  
  
  
   Принц Генрих
  Конечно, оскорбление! Разве ты не говорил, что я хлебник и еще не знаю что?..
  
  
  
  
  Фальстаф
  Разве это оскорбление?
  
  
  
  
  Пойнс
  Разумеется.
  
  
  
  
  Фальстаф
  Нет, Нэд, никакого оскорбления нет; ровно никакого, честный мой Нэд. Я говорил о нем дурно, при дурных людях, чтобы эти дурные люди не полюбили его. Поступая так, я поступал как преданный и честный верноподданный, и твой отец должен сказать мне за это спасибо. Но обиды никакой, Хел! никакой, Нэд! ровно никакой, дети мои!
  
  
  
   Принц Генрих
  Сознайся, что лишь страх и трусость заставляют тебя оскорблять эту честную девицу, чтобы только помириться с нами... Разве она в числе дурных людей? А хозяйка твоя, что здесь же налицо, тоже из числа дурных? И паж тоже из их числа? Наконец, честный Бардольф, у которого нос так и пылает усердием, разве, по-твоему, тоже из числа дурных?
  
  
  
  
  Пойнс
  Отвечай же, гнилой пень, отвечай!
  
  
  
  
  Фальстаф
  Дьявол заклеймил Бардольфа печатью отвержения, и рожа его служит Люциферу сковородой для поджаривания пьяниц. Что же касается пажа, то, хотя около него и есть ангел хранитель, он все-таки во власти черта.
  
  
  
   Принц Генрих
  Ну, а женщины?
  
  
  
  
  Фальстаф
  Одна из них, бедняжка, уже в аду и вся пылает... Другой же я должен и не знаю, подлежит ли она за это анафеме или нет.
  
  
  
  
  Куикли
  Конечно, нет! За это я ручаюсь!
  
  
  
  
  Фальстаф
  Я тоже думаю, что, по крайней мере, за это ты в аду жариться не будешь. Но за тобой есть другое прегрешение: ты противозаконно торгуешь в пост мясом; вот за это-то тебе придется порядком поорать в преисподней.
  
  
  
  
  Куикли
  Все трактирщики делают то же. Великое дело - один или два телячьих огузка за весь пост!
  
  
  
   Принц Генрих
  Вы, благородная женщина...
  
  
  
  
  Долли
  Что вам угодно сказать, ваша светлость?
  
  
  
  
  Фальстаф
  Его светлости угодно сказать то, против чего возмущается вся его плоть.
  
  
   В наружную дверь стучатся.
  
  
  
  
  Куикли
  Кто там так сильно стучится? Посмотри, Фрэнсис.
  
  
  
   Входит Пето.
  
  
  
   Принц Генрих
  А, Пето! Что нового?
  
  
  
  
   Пето
  
  
   Ваш батюшка в Уэстминстере. Туда же
  
  
   До двадцати гонцов, донельзя истомленных,
  
  
   Измученных, из Йорка прискакало;
  
  
   Когда ж сюда я ехал, по дороге
  
  
   Я обогнал до дюжины военных,
  
  
   Стучавшихся отчаянно в харчевни
  
  
   С вопросами: "Не здесь ли сэр Джон Фальстаф?"
  
  
  
   Принц Генрих
  
  
  
  
  (Пойнсу)
  
  
   Я виноват, что время золотое
  
  
   На пустяки и шалости я трачу,
  
  
   Когда пары восстания, как тучи
  
  
   Зловещие, над нами уж клубятся,
  
  
   И дождь из них на нас ручьями льется...
  
  
   Дай меч и плащ!.. Ну, Фальстаф, доброй ночи.
  
  
  Принц, Пойнс, Пето и Бардольф уходят.
  
  
  
  
  Фальстаф
  Вот теперь наступает самый лакомый кусок ночи; не уйду отсюда, не отведав его. (Опять стук в дверь.) В дверь опять стучатся! (Бардольф возвращается.) Что там еще случилось?
  
  
  
  
  Бардольф
  Вам надо сию же минуту отправиться ко двору; целая дюжина капитанов ждет вас у подъезда.
  
  
  
   Фальстаф (пажу)
  Эй ты, олух, расплатись с музыкантами... Прощай, хозяйка; прощай Доль... Видите милые мои шлюхи, как за вами ухаживают даже высокопоставленные лица... Неспособный пусть спит, когда людей, могущих действовать, призывают к делу!.. Прощайте, шлюшки! Если меня не отправят сейчас же по назначению, я заверну еще повидаться с вами.
  
  
  
  
  Долли
  Ах, мое сердце так готово разорваться, что я говорить не в силах... Прощай, Джек; береги себя...
  
  
  
  
  Фальстаф
  Прощай, прощай.
  
  
   Фальстаф и Бардольф уходят.
  
  
  
  
  Куикли
  Прощай, прощай! Вот когда поспеет зеленый горошек, исполнится ровно двадцать девять лет, как я его знаю, и не встречала другого такого сердечного, такого верного человека. Ну, прощай, дорогой!
  
  
   Бардольф (зовет из-за двери)
  Мистрис Тершит!
  
  
  
  
  Куикли
  Что там еще такое?
  
  
  
  
  Бардольф
  Передайте мистрис Тершит, чтобы она шла к сэру Джону.
  
  
  
  
  Куикли
  О, беги, беги скорее, добрая моя Долли!
  
  
  
  
  Уходят.
  
  
  
   ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ
  
  
  
  
  СЦЕНА I
  
  
  Лондон. Комната в королевском дворце.
  
  Входит король Генрих в ночном одеянии; за ним - паж.
  
  
  
   Король Генрих
  
  
   Ступай - проси ко мне милорда Сюррэя
  
  
   И графа Уорика; однако, прежде
  
  
   Чем явятся, прочтут пусть эти письма.
  
  
   Ступай скорей.
  
  
  
   Паж уходит.
  
  
  
  
   О Боже! сколько тысяч
  
  
   Беднейших подданных моих спокойно
  
  
   И крепко спят теперь?.. О, наш целитель,
  
  
   Блаженный сон, чем испугать так сильно
  
  
   Я мог тебя, что ты бежишь упорно
  
  
   От глаз моих и утомленным чувствам
  
  
   Забвением мешаешь насладиться?
  
  
   Да, почему ложишься ты охотней
  
  
   На жесткие постели в дымных хатах,
  
  
   Где дремлешь под немолчное жужжанье
  
  
   Несносных мух, чем средь благоуханий
  
  
   И роскоши дворцов, на пышных ложах,
  
  
   Где музыки чарующие звуки,
  
  
   Баюкая тебя, твой слух ласкают?
  
  
   О, божество бессмысленное, чем же
  
  
   Бедняк тебе так дорог, что на жалкий
  
  
   Ты одр его склоняешься охотно,
  
  
   А между тем от царственного ложа
  
  
   Бежишь, как от зеницы часового?
  
  
   Иль юнгою зачем овладеваешь,
  
  
   Когда стоит он на вершине мачты
  
  
   Над страшною зияющею бездной,
  
  
   А бешеным своим напором буря,
  
  
   До облаков вздымая волны моря,
  
  
   Отчаянно раскачивает снасти? -
  
  
   Один лишь миг забвения в ужасных
  
  
   Объятиях твоих, и бедный юнга
  
  
   Утонет в той бездонной колыбели,
  
  
   А королю, которого все чары,
  
  
   Все чудеса богатства окружают,
  
  
   Ты, несмотря на все его моленья,
  
  
   Смежить очей усталых не желаешь!..
  
  
   Ты, Болингброк - король; но даже нищий
  
  
   Счастливее тебя порой бывает.
  
  
   Да, нелегка ты, доля венценосца!
  
  
   Входят граф Уорик и граф Сюррэй.
  
  
  
  
  Граф Уорик
  
  
   Вас, государь, поздравить с добрым утром
  
  
   Позвольте мне.
  
  
  
   Король Генрих
  
  
  
  
   Как, разве уже утро?
  
  
  
  
  Граф Уорик
  
  
   Второй уж час.
  
  
  
   Король Генрих
  
  
  
  
   Милорды, с добрым утром
  
  
   Обоих вас, коль так. Прочли вы письма?
  
  
  
  
  Граф Уорик
  
  
   Да, государь, прочли.
  
  
  
   Король Генрих
  
  
  
  
  
   Из них, конечно,
  
  
   Вы поняли, каким недугом тяжким
  
  
   Заражена вся бедная отчизна,
  
  
   И тем болезнь опаснее, что язва
  
  
   Уже дошла до сердца государства.
  
  
  
  
  Граф Уорик
  
  
   Поверьте мне, болезнь не так опасна,
  
  
   Как кажется: разумные советы
  
  
   И легкие целительные средства
  
  
   Изгонят хворь из груди государства
  
  
   И прежние в нем силы восстановят.
  
  
   Нортемберленд пылать недолго станет
  
  
   Военною отвагой.
  
  
  
   Король Генрих
  
  
  
  
   О, Создатель,
  
  
   Когда б читать могли судеб мы Книгу,
  
  
   Мы знали бы, что время смут народных
  
  
   Порой совсем изгладить может горы,
  
  
   Что материк, скучая неизменной
  
  
   Своею твердостью, расплавиться способен
  
  
   И в жидкую стихию обратиться,
  
  
   Иль что широк, в иное время, пояс
  
  
   Из берегов песчаных океана
  
  
   Становится для мощных чресл Нептуна!
  
  
   Зачем, увы! не видим мы насмешки,
  
  
   С какою рок нам наливает в чашу
  
  
   Превратностей различные напитки.
  
  
   Предусмотреть когда б могли мы это,
  
  
   О, сколько юношей счастливых, видя,
  
  
   Как труден путь, как много ожидает
  
  
   Их в будущем опасностей и горя,
  
  
   Испуганно захлопнув книгу, тут же
  
  
   И умерли б!.. Не больше, как лет десять
  
  
   Тому назад, Нортемберленд и Ричард,
  
  
   Быв связаны, казалось, вечной дружбой,
  
  
   Шли об руку и вместе пировали;
  
  
   Еще прошло каких-нибудь два года -
  
  
   И на ножах уж прежние друзья!..
  
  
   Иль хоть бы вот: назад тому лет восемь
  
  
   Кто был душе моей дороже Перси?
  
  
   И самого его тогда, как брата,
  
  
   Заботили мои дела; с любовью
  
  
   Он повергал и жизнь, и честь святую
  
  
   К моим стопам... И Ричарда покинуть
  
  
   Решился он не для меня ль?.. Милорды,
  
  
   Кто был притом, - вы, помнится, граф Уорик? -
  
  
   Как некогда гонимый всеми Ричард
  
  
   И оскорбляемый Нортемберлендом,
  
  
   Вдруг произнес сквозь слезы те слова,
  
  
   Которые нежданно оказались
  
  
   Пророчеством потом: "Ступенью к трону
  
  
   Нортемберленд послужит Болингброку!"...
  
  
   Свидетель Бог, что я в то время даже
  
  
   Не помышлял о троне, но так низко
  
  
   Вдруг обстоятельства корону наклонили,
  
  
   Что я и власть должны были обняться...
  
  
   "Придет пора", - прибавил дальше Ричард, -
  
  
   "Придет пора, когда нарыв измены
  
  
   Созреет и ручьем польется гной!"
  
  
   Да, он предрек непрочность нашей дружбы,
  
  
   Как и все то, что нынче происходит.
  
  
  
  
  Граф Уорик
  
  
   Жизнь каждого все то же повторяет,
  
  
   Что до него и прежде совершалось,
  
  
   И человек, в прошедшее вникая,
  
  
   Предсказывать довольно верно может
  
  
   Ход будущих событий, не успевших
  
  
   Еще на свет родиться, что таятся
  
  
   В зародышах и семенах, но время
  
  
   Их высидит и выведет наружу.
  
  
   Когда принять все это во вниманье,
  
  
   То Ричарду совсем нетрудно было
  
  
   Предугадать, что хитрый и могучий
  
  
   Нортемберленд, раз изменив, на этом
  
  
   Не остановится, что злое семя
  
  
   Дурные даст ростки. Куда же корни
  
  
   Им и пустить, помимо вашей почвы?
  
  
  
   Король Генрих
  
  
   Когда исход подобный неизбежен,
  
  
   То видеть в нем должны мы неизбежность
  
  
   И потому готовиться к отпору.
  
  
   Все говорят, что у Нортемберленда
  
  
   С епископом полсотни тысяч войска...
  
  
  
  
  Граф Уорик
  
  
   Нет, Государь, быть этого не может:
  
  
   Молва всегда склонна, как эхо - голос,
  
  
   Преувеличивать и вдвое больше
  
  
   Нам представлять все то, что нас пугает,
  
  
   Вот мой совет: ложитесь и усните.
  
  
   Ручаюсь вам, что войск и тех довольно,
  
  
   Которые вы в Йорк уже послали,
  
  
   Чтоб одержать победу над восстаньем.
  
  
   Но вас еще я больше успокою
  
  
   Известием приятным: Глендаур умер...
  
  
   Усните же: вы были нездоровы
  
  
   Все эти две недели; не годится
  
  
   Больному бодрствовать так долго.
  
  
  
   Король Генрих
  
  
  
  
  
  
  
  Правда.
  
  
   Я вас послушаюсь... О, лишь бы только
  
  
   Нам справиться с восстанием, а там -
  
  
   Скорей, друзья, скорей к Святым Местам.
  
  
  
  
  Уходит.
  
  
  
  
  СЦЕНА II
  
   Глостершир. Дверь перед домом судьи Шэллоу.
  
   С разных сторон входят Шэллоу и Сайленс, потом
  
   появляются Слизь, Тень, Прыщ, Мозгляк, Телок
  
   и несколько слуг, остающихся в стороне.
  
  
  
  
  Шэллоу
  Идите, идите же!.. Милости просим, сэр... Дайте же мне вашу руку, сэр, вашу почтенную руку... А вы раненько-таки встаете, сэр... ей-богу, раненько... Как поживаете, дорогой братец Са

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 296 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа