Главная » Книги

Шекспир Вильям - Генрих Iv (Часть первая), Страница 10

Шекспир Вильям - Генрих Iv (Часть первая)


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

gn="justify">  
  
  Хотспер
  
  
  
  
  Когда отрежут руку
  
  
   Иль ногу - не легко, конечно. Впрочем,
  
  
   Едва ль беда так велика, как сразу
  
  
   Нам кажется. Благоразумно ль было б
  
  
   Решить судьбу восстания одним лишь
  
  
   Отчаянным ударом и богатый
  
  
   Такой заклад отдать на волю счастья?
  
  
   Мы этим бы врагу открыли душу
  
  
   Своих надежд и тот предел конечный
  
  
   Всех наших сил, что нам опорой служат.
  
  
  
  
  Дуглас
  
  
   Да, было б так, действительно. Теперь же
  
  
   У нас в руках запас надежный: можем
  
  
   Мы тратить, не скупясь, наверно зная,
  
  
   Что не совсем для нас конец, когда бы
  
  
   Мы первые сраженья проиграли:
  
  
   Лазейка есть у нас для отступленья...
  
  
  
  
  Хотспер
  
  
   Убежище иль место для свиданий
  
  
   Мы сохраним, по крайней мере, если
  
  
   Несчастье иль сам дьявол взглянут косо
  
  
   На чистоту предпринятого дела.
  
  
  
  
  Вустер
  
  
   А все-таки мне очень жаль, что с нами
  
  
   Нет твоего отца. Характер самый
  
  
   Восстания не допускает розни:
  
  
   Все те, кому неведомы причины
  
  
   Отсутствия его, подумать могут,
  
  
   Что преданность престолу, осторожность
  
  
   Иль полное пренебреженье к нашим
  
  
   Стремлениям поныне заставляют
  
  
   Его стоять особняком от нас.
  
  
   Подумай сам, какое охлажденье
  
  
   Такая мысль произведет в сознаньи,
  
  
   И без того не слишком убежденных
  
  
   Союзников. Вам хорошо известно,
  
  
   Что действовать, при нашем положеньи,
  
  
   Открыто нам нельзя, что нам все щели,
  
  
   Куда бы взгляд рассудка мог проникнуть,
  
  
   Старательно заткнуть необходимо;
  
  
   Отсутствие Нортемберленда хуже
  
  
   Для нас теперь приподнятой завесы:
  
  
   Оно в сердцах непосвященных может
  
  
   Вдруг возбудить такое недоверье,
  
  
   Какое им доныне и не снилось.
  
  
  
  
  Хотспер
  
  
   Вы слишком уж заходите далёко:
  
  
   Отсутствие отца, напротив, может
  
  
   Нам оказать немалую услугу;
  
  
   Восстанию такое обаянье
  
  
   И блеск такой геройского веселья
  
  
   Оно придаст, какого б не имелось,
  
  
   Когда б отец был здесь. Все станут думать:
  
  
   Уж если мы и без его подмоги
  
  
   С правительством способны состязаться,
  
  
   То при его содействии сумеем
  
  
   Все в Англии вверх дном перевернуть.
  
  
   Вы видите: особенно бояться
  
  
   Нам нечего; здесь все благополучно.
  
  
  
  
  Дуглас
  
  
   Бояться? Нам? Нет, страх такое слово,
  
  
   Которое шотландцам незнакомо.
  
  
   Входит сэр Ричард Вернон.
  
  
  
  
  Хотспер
  
  
   А! наш кузен сэр Вернон! Рад душевно
  
  
   Тебе я, друг.
  
  
  
  
  Вернон
  
  
  
  
   Я тоже был бы счастлив,
  
  
   Когда бы за радушье этой встречи
  
  
   Мог отплатить вам добрыми вестями;
  
  
   Но Уэстморленд ведет на вас семь тысяч
  
  
   Отборнейших солдат. Сопровождает
  
  
   Его принц Джон.
  
  
  
  
  Хотспер
  
  
  
  
   Беда в том небольшая.
  
  
   Что дальше?
  
  
  
  
  Вернон
  
  
  
  
  Сам король с громадным войском
  
  
   Уж выступил из Лондона и тоже
  
  
   Идет сюда.
  
  
  
  
  Хотспер
  
  
  
  
  Его готовы встретить
  
  
   Мы хоть сейчас... А где, скажи, беспутный
  
  
   Его сынок, беспутный принц наш Генрих?
  
  
   С компанией своей позорной так же,
  
  
   Как и всегда, общественное мненье
  
  
   Не ставит ни во что?
  
  
  
  
  Вернон
  
  
  
  
  
   Переродились
  
  
   Они совсем: закованы в оружье
  
  
   От головы до ног; цветные перья
  
  
   На шлемах их по воле ветра вьются
  
  
   (Так крыльями размахивают важно,
  
  
   Купанье завершив, орлы).
  
  
   Как жар, горят их латы золотые...
  
  
   Да, все полны весеннего задора,
  
  
   Блистательны, как солнце среди лета;
  
  
   Как юные козлы, резвы и грозны,
  
  
   Как буйволы. На днях случилось видеть
  
  
   Мне Генриха: с опущенным забралом
  
  
   Он в латах был, вооружен по горло,
  
  
   Но на коня с разбега, как Меркурий
  
  
   Крылатый, вдруг вскочил так ловко,
  
  
   Что думалось: не гений ли - Воитель -
  
  
   Слетел с небес, чтоб с тем конем справляться
  
  
   И удивлять весь мир своей отвагой?
  
  
  
  
  Хотспер
  
  
   Довольно, друг, довольно! Лихорадку,
  
  
   Пожалуй, от похвал подобных схватишь
  
  
   Скорее, чем от мартовского солнца.
  
  
   Ну, что ж? Пускай являются скорее
  
  
   К нам в Шрусбери, нарядные как жертвы,
  
  
   Которых мы богине разъяренной
  
  
   Дымящейся войны и принесем
  
  
   Горячими, в потоках теплой крови,
  
  
   А грозный Марс, на троне восседая
  
  
   И по уши купаяся в крови,
  
  
   На этот пир взирать с восторгом будет.
  
  
   Я весь горю при мысли, что добыча
  
  
   Роскошная уж так близка от нас,
  
  
   Но все еще не наша! О, скорее
  
  
   Ведите мне коня! На нем стрелою
  
  
   Гром_о_вою помчусь я прямо в битву
  
  
   И отыщу наследного там принца!..
  
  
   Лицом к лицу сойдутся там два Гарри
  
  
   И лишь в тот миг расстанутся, когда
  
  
   Один из них холодным будет трупом!..
  
  
   Досадно, что Глендаур еще не прибыл.
  
  
  
  
  Вернон
  
  
   Да, вот еще вам новость, - я дорогой
  
  
   Узнал ее: Глендаур не может войска
  
  
   Собрать скорей, как через две недели.
  
  
  
  
  Дуглас
  
  
   Вот худшее изо всего дурного,
  
  
   Что до сих пор нам сообщил сэр Вернон.
  
  
  
  
  Вустер
  
  
   Клянусь судьбой, повеяло морозом
  
  
   Об этой вести - по моей спине.
  
  
  
  
  Хотспер
  
  
   А велико ль, не знаешь ли ты, войско
  
  
   У короля?
  
  
  
  
  Вернон
  
  
  
   Да с лишком тридцать тысяч,
  
  
   Как говорят.
  
  
  
  
  Хотспер
  
  
  
  
   Положим, даже сорок...
  
  
   Хоть на отца и на Гленадаура больше
  
  
   Нам нечего рассчитывать, но силы
  
  
   Достаточно у нас, чтоб дать сраженье
  
  
   И одержать блестящую победу.
  
  
   Пусть строятся в ряды солдаты! Близок
  
  
   Час роковой! Коль смерть нас ожидает,
  
  
   Умрем, друзья, но весело и бодро!
  
  
  
  
  Дуглас
  
  
   Что поминать про смерть? - Еще не целых
  
  
   Шесть месяцев и от боязни смерти
  
  
   И от нее самой я защищен.
  
  
  
  
  (Уходят.)
  
  
  
  
  СЦЕНА II
  
  
   Проезжая дорога близ Ковентри.
  
  
   Входят Фальстаф и Бардольф.
  
  
  
  
  Фальстаф
  Бардольф, ступай вперед и добудь мне бутылку хереса. Наш отряд пройдет через Ковентри, не останавливаясь. Нам необходимо к вечеру поспеть в Сэттон-Копхилл.
  
  
  
  
  Бардольф
  Пожалуйте денег, капитан.
  
  
  
  
  Фальстаф
  Возьми на свои... на свои возьми.
  
  
  
  
  Бардольф
  Да ведь цена бутылке - целый ангел.
  
  
  
  
  Фальстаф
  Что ж из того? Расплатитесь, а сдачу, - хоть целых двадцать ангелов, - возьми себе за труды; денежные счеты - мое дело. Да скажи моему лейтенанту Пето, чтоб он ждал меня на конце города.
  
  
  
  
  Бардольф
  Хорошо, капитан. Прощайте. (Уходит.)
  
  
  
  
  Фальстаф
  Однако, будь я просто селедка в рассоле, если мне самому не стыдно за своих солдат. Я самым дьявольским образом злоупотребил доверием короля при принудительной вербовке. Взамен полутораста новобранцев, я получил с лишком триста фунтов. Старался я вербовать только людей зажиточных, сыновей богатых мызников, выбирал преимущественно обрученных женихов, раза два уже оглашенных в церкви, изнеженных негодяев, кому барабанный бой - страшнее самого чёрта, а выстрел из пищали ужасней, чем для зарезанной курицы или для подстреленной дикой утки. Да, вербовал я только разъевшихся истребителей жирных кусков, у кого храбрости в утробе не более, чем на булавочную головку, и все они откупились, так что теперь отряд мой состоит из знаменосцев, капралов, лейтенантов и разных оборванцев, рубищем своим напоминающих Лазаря, у которого прожорливые собаки лижут раны, как его рисуют на узорах обоев... В сущности, сволочь эта понятия не имеет о военной службе; весь отряд состоит из проворовавшихся лакеев без места, из младших сыновей младших братьев, из целовальников, бежавших от хозяев, да из проторговавшихся трактирщиков, словом, из всякого отребья, из всяких язв в образе человека, порожденных спокойной жизнью общества и продолжительным миром; лохмотья же на них, право, хуже самого старого заштопанного знамени. Вот таким-то сбродом приходится мне заменять тех, кто откупился от службы. Глядя на мое войско, право, подумаешь, что оно целиком составлено из полутораста блудных сынов, только что пасших свиней, отпоенных помоями и откормленных желудями. Какой-то проклятый шутник, встретив на пути мой отряд, недаром же сказал, будто я навербовал одних мерзавцев, снятых с виселицы. Да и в самом деле - свет от роду не видывал таких пугал... Не идти же мне с ними через Ковентри! Конечно, нет; дело ясное!.. Потом эти мерзавцы ходят-то еще раскоряками, словно на ногах у них лошадиные подковы... Дело в том, что большинство их действительно набрано мною по тюрьмам. Слава Богу, если на весь отряд полторы рубахи отыщется, а сама означенная полурубаха не что иное, как две сшитые вместе салфетки и накинутые на плечи, как безрукавная епанча герольда; цельная же рубашка, говоря по правде, украдена у хозяина таверны в Сент-Олбенсе, где мы останавливались, или у красноносого трактирщика в Дэвентри. Впрочем, это не беда: белья они, сколько угодно, могут добыть на любом заборе.
  
  
  Входят принц Генрих и Уэстморленд.
  
  
  
   Принц Генрих
  А, Джек, вот и ты, надутый пузырь! Как дела, взбитая перина?
  
  
  
  
  Фальстаф
  А, это ты, Хел! Ну, что, пустая голова? Кой черт занес тебя в Уорикшир? Дрожайший лорд Уэстморленд, простите великодушно! Я думал, что вы уже в Шрусбери.
  
  
  
   Уэстморленд
  По правде говоря, давно бы мне надо быть там, да и вам тоже. Впрочем, войска мои уже на месте. Могу сказать вам, что король давно уже ожидает всех нас, потому всем нам необходимо выступать отсюда сегодня же в ночь.
  
  
  
  
  Фальстаф
  Не бойтесь за меня; я не просплю. Я бдителен, как кот, намеревающийся тайком полизать сливок.
  
  
  
   Принц Генрих
  Полизать тайком сливок? Да, кажется, именно так, потому что ты уже сам превратился в масло... Однако, скажи мне, Джек, что это за народ идет за нами?
  
  
  
  
  Фальстаф
  Это мой отряд, Хел.
  
  
  
   Принц Генрих
  Я от роду не видывал такой оборванной сволочи.
  
  
  
  
  Фальстаф
  Что за беда! Чтобы подставлять грудь под копья, лучших и не нужно... Они пушечное мясо... как есть пушечное мясо!... На то, чтобы затыкать дыры, они так же годны, как и всякие другие: да, милый человек, все люди смертны, вот и они смертны тоже!
  
  
  
   Уэстморленд
  Однако, сэр Джон, мне кажется, что они выглядят такими истомленными и голодными; они чересчур похожи на нищих.
  
  
  
  
  Фальстаф
  Решительно понять не могу, отчего они так обнищали... что же до их худобы, то, право, не я же их этому научил.
  
  
  
   Принц Генрих
  Да, конечно, так; худобой других не заразишь, когда у самого на ребрах слой жира в три пальца толщиною. Поторопись, однако: Перси уже на поле битвы. (Уходит.)
  
  
  
  
  Фальстаф
  Как, неужто король уже разбил лагерь?
  
  
  
   Уэстморленд
  Да, сэр Джон, и я сильно боюсь, как бы нам не опоздать. (Уходит.)
  
  
  
  
  Фальстаф
  
  
   Бой кончится, пиров начнется ряд;
  
  
   Трус одному, а гость другому рад.
  
  
  
  
  (Уходит.)
  
  
  
  
  СЦЕНА III
  
  
   Лагерь мятежников под Шрусбери.
  
   Входят Хотспер, Вустер, Дуглас и Вернон.
  
  
  
  
  Хотспер
  
  
   Напасть на них необходимо нынче ж.
  
  
  
  
  Вустер
  
  
   Нет, этого нельзя.
  
  
  
  
  Дуглас
  
  
  
  
  
  Иначе будут
  
  
   Все выгоды на стороне врагов.
  
  
  
  
  Вернон
  
  
   Нимало.
  
  
  
  
  Хотспер
  
  
   Вздор! Король ждет подкреплений.
  
  
  
  
  Вернон
  
  
   Мы ждем того же.
  
  
  
  
  Хотспер
  
  
  
  
  
  Но только с тем различьем,
  
  
   Что Генрих их дождется, мы ж - едва ли.
  
  
  
  
  Вустер
  
  
   Послушайся, племянник, и сегодня
  
  
   В бой не вступай, а дома оставайся.
  
  
  
  
  Вернон
  
  
   Ваш дядя прав.
  
  
  
  
  Дуглас
  
  
  
  
   Совет ваш не годится:
  
  
   Иль трусостью, иль охлажденьем к делу
  
  
   Он вам внушен.
  
  
  
  
  Вернон
  
  
  
  
   Нет, на меня, граф Дуглас,
  
  
   Клевещешь ты! Клянусь тебе я жизнью, -
  
  
   Да, и готов ценою жизни клятву
  
  
   Ту поддержать, - когда повелевает
  
  
   Мне честь моя, способен так же мало
  
  
   Я трусости последовать совету,
  
  
   Как и ты сам иль как любой шотландец.
  
  
   Пусть завтра бой докажет, кто храбрее:
  
  
   Я или ты.
  
  
  
  
  Дуглас
  
  
  
  
  Нет, нынче же!
  
  
  
  
  Вернон
  
  
  
  
  
  
  Как знаешь!
  
  
  
  
  Хотспер
  
  
   Да, нынче же! Я так решил.
  
  
  
  
  Вернон
  
  
  
  
  
  
   Пойми же,
  
  
   Что этого нельзя. Я удивляюсь,
  
  
   Что славные такие полководцы,
  
  
   Как оба вы, не видят всех последствий
  
  
   Для быстрого такого нападенья:
  
  
   Ведь, мой кузен, сэр Вернон, с частью войска
  
  
   Еще сюда не прибыл; войско же дяди
  
  
   Сегодня лишь пришло, и вся отвага,
  
  
   Весь пыл его разбиты непомерной
  
  
   Усталостью похода, так что люди
  
  
   И лошади теряют половину
  
  
   Своей цены.
  
  
  
  
  Хотспер
  
  
  
  
  Не меньше утомленье
  
  
   Во всех войсках противников. Разбиты,
  
  
   Измучены вконец они безмерной
  
  
   Поспешностью тяжелых переходов,
  
  
   А лучшая часть наших войск давно уж
  
  
   Оправиться и отдохнуть успела.
  
  
  
  
  Вустер
  
  
   Зато у нас людей гораздо меньше,
&nb

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 282 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа