Главная » Книги

Шекспир Вильям - Цимбелин, Страница 7

Шекспир Вильям - Цимбелин


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

align="justify">  
  
  Имоджена
  
  
  Что? Человек, плетущийся на казнь,
  
  
  Так медленно б не ехал! Мчатся кони
  
  
  В ристалищах быстрей песка в часах!
  
  
  Ступай, вели служанке, чтоб больною
  
  
  Прикинулась, сказав, что уезжает
  
  
  К отцу. Добудь дорожный мне наряд.
  
  
  Не слишком пышный, а такой, как носят
  
  
  Крестьянки здесь.
  
  
  
  
  Пэзаньо
  
  
  
  
  
  Обдумать бы все надо!
  
  
  
  
  Имоджена
  
  
  Друг! Лишь вперед глядеть могу я! Справа
  
  
  И слева, сзади - все закрыл туман.
  
  
  Не вижу сквозь него! Ступай! Приказ мой
  
  
  Ты выполнить скорее не забудь!
  
  
  В Мильфорд! О, лишь в Мильфорд открыт мне путь!
  
  
  
   СЦЕНА ТРЕТЬЯ
   Уэльс. Горная местность. Среди скал - пещера. Из нее выходят
  
  
   Бэларий, Гвидерий и Арвираг.
  
  
  
  
  Бэларий
  
  
  День так хорош, что стыдно быть под кровлей,
  
  
  Коль низок кров! Нагнитесь, дети! Вас
  
  
  Кров учит головы склонять пред небом
  
  
  И солнцем утренним. У королей
  
  
  Так потолок высок, что и гигант,
  
  
  Чалмы не сняв, не склонится пред солнцем.
  
  
  Благодаренье небу!.. Мы в пещере
  
  
  Живем, но наши души благодарней
  
  
  Души вельмож.
  
  
  
  
  Гвидерий
  
  
  
  
  Привет!
  
  
  
  
  Арвираг
  
  
  
  
  
   Привет, о небо!
  
  
  
  
  Бэларий
  
  
  Пора на лов! Спешите на вершину,
  
  
  Вы легконоги; мой - в долину путь!
  
  
  Когда вам покажусь я с вороненка,
  
  
  Поймите: место, где стоим мы, нас
  
  
  Растит иль уменьшает. Я твердил вам,
  
  
  Что при дворе за службу чтут не службу
  
  
  Достойную, а то, что там привыкли
  
  
  Считать за службу. Рассудите, дети,
  
  
  И утешайтесь тем, что часто жук
  
  
  Броней из крыльев больше защищен,
  
  
  Чем плавающий в воздухе орел.
  
  
  Поверьте: жить, как мы живем, - отрадней,
  
  
  Чем в униженье жить. Богаче мы
  
  
  Бездельников, стремящихся к подачкам:
  
  
  Их шелковый наряд взят в долг; поклон
  
  
  Отвесит им, но долга не простит им
  
  
  Их кредитор. Нет! Лучше наша жизнь!
  
  
  
  
  Гвидерий
  
  
  Ты опытен, а мы, птенцы, чьи крылья
  
  
  Слабы, летаем близ гнезда, не зная
  
  
  Окрестный воздух. Коль в покое счастье -
  
  
  Мы счастливы. Ты, знавший скорбь, - под старость
  
  
  Покою рад. Нам эта жизнь - темница
  
  
  Неведенья, как злостным должникам,
  
  
  Боящимся покинуть дом и встретить
  
  
  Заимодавца.
  
  
  
  
  Арвираг
  
  
  
  
  Чт_о_ другим мы скажем.
  
  
  Как ты, состарившись? Как станем мы
  
  
  В пещере коротать день зимний, хмурый,
  
  
  Когда декабрьский ветер за стеной
  
  
  Завоет злобно? Мир нам незнаком!
  
  
  Как звери - мы: хитрей лисы - в охоте,
  
  
  Смелей волков - в добыче; храбро мы
  
  
  Тех гоним, кто от нас бежит. Как птицы,
  
  
  Мы клетку превращаем в клирос, вольно
  
  
  Неволю воспевая.
  
  
  
  
  Бэларий
  
  
  
  
   Что за речи?!
  
  
  Когда б вы знали городов корыстность,
  
  
  Двора пороки! Трудно двор покинуть,
  
  
  Жить в нем - труднее!.. Путь к вершине крут -
  
  
  Нельзя не пасть! Иль скользок: страх паденья -
  
  
  Страшней паденья! Тяжек труд войны:
  
  
  Во имя славы ищешь ты опасность
  
  
  И в поисках находишь смерть, помянут
  
  
  Не чаще похвалой, чем клеветой.
  
  
  О, сколько раз, наградою за доблесть
  
  
  Хулу прияв, ты кротко переносишь
  
  
  Несправедливость! Жизнь моя сама
  
  
  Об этом повествует: я изранен
  
  
  Мечами Рима; первым в славе был
  
  
  Любимцем Цимбелина; и лишь вспомнят
  
  
  Храбрейших, - назовут меня; я был
  
  
  Как дерево, что гнется под плодами.
  
  
  Настала ночь - и буря или воры,
  
  
  Сорвав с меня плоды, сорвав листву,
  
  
  Совсем нагим оставили меня
  
  
  Под стужею.
  
  
  
  
  Гвидерий
  
  
  
  
  Изменчивое счастье!
  
  
  
  
  Бэларий
  
  
  Я говорил вам: я вины не знал,
  
  
  Но оклеветан был двумя лжецами.
  
  
  Король поверил лживым клятвам их,
  
  
  Что с Римом тайно я сдружился. Вскоре
  
  
  Был изгнан я, и вот уж двадцать лет
  
  
  Безлюдье скал - весь мир мой. Я
  
  
  Живу в свободе славной и хвалений
  
  
  Здесь небу больше возношу, чем прежде
  
  
  За все года. Пора идти вам в горы!
  
  
  Не для охотников слова такие!
  
  
  Кто первый дичь убьет, царем тот должен
  
  
  Быть на пиру, а два других - служить.
  
  
  Как при дворе, бояться нам не надо
  
  
  Отравы. С вами встречусь я в долине!
  
  
  Гвидерий и Арвираг уходят.
  
  
  Природы вспышки трудно подавлять!
  
  
  Не знают юноши, что оба - принцы,
  
  
  А Цимбелин - что живы сыновья!
  
  
  Они меня отцом считают; я
  
  
  Их в простоте взрастил, среди пещеры,
  
  
  Где в рост и стать нельзя; они мечтой
  
  
  Стремятся во дворец; в делах ничтожных -
  
  
  Как царственны они! Когда рассказ
  
  
  Веду о подвигах моих старинных
  
  
  Я со скамьи трехногой, Полидор,
  
  
  Наследник Цимбелина (он - Гвидерий
  
  
  Отцом был назван), в пламенном восторге
  
  
  Речам внимает. Только я скажу:
  
  
  "Так пал мой враг, а так ему на шею
  
  
  Я наступил!" - как кровь царей ему
  
  
  Лик озарит, чело покроет потом,
  
  
  Й жестами дополнен мой рассказ!
  
  
  Кадвал (он - Арвираг) к моим рассказам
  
  
  Внимателен и проявляет часто
  
  
  Свой нрав горячий... Чу! зверь поднят ими!..
  
  
  Король! Лишь совести моей и небу
  
  
  Известно: изгнан я несправедливо!
  
  
  Я ж сыновей похитил у тебя,
  
  
  Тебя лишив наследников, как ты
  
  
  Меня - всего! И дети Эврифилу,
  
  
  Кормилицу, любя, как мать, досель
  
  
  Гроб чтут ее! Меня отцом считают:
  
  
  Бэларий прежде - Морганом я ныне
  
  
  Зовусь для них... Да! Поднят ими зверь!
  
  
  
  
  (Уходит.)
  
  
  
   СЦЕНА ЧЕТВЕРТАЯ
   Вблизи Мильфордской гавани. Входят Пэзаньо и Имоджена.
  
  
  
  
  Имоджена
  
  
  Ты слез с коня, сказав: Мильфорд уж близок.
  
  
  Сильней, чем жаждет мать дитя увидеть,
  
  
  Мильфорда жажду я! Ах, где же Постум?|
  
  
  О чем ты думаешь? Зачем глядишь
  
  
  Так дико на меня? Зачем, Пэзаньо,
  
  
  Ты так вздохнул? О, коль нарисовать
  
  
  Тебя таким, то вышла бы картина
  
  
  Душевной пытки. Перестань смотреть.
  
  
  Иль я сойду с ума! О, что случилось?
  
  
  Ты мне зловеще подаешь письмо?!
  
  
  Коль в нем весна - так улыбнись скорее,
  
  
  Останься мрачным, коль в письме зима!..
  
  
  Да! Почерк мужа!.. В Риме, где умеют
  
  
  Готовить яды, муж отравлен мой
  
  
  И, околдованный, попал в беду он?
  
  
  Ответь, Пэзаньо; речь смягчит удар,
  
  
  Что мне несет письмо, удар, который
  
  
  Стать может роковым.
  
  
  
  
  Пэзаньо
  
  
  
  
  
  Читайте сами!
  
  
  Нет в мире никого, к кому была бы
  
  
  Судьба жесточе, чем ко мне!
  Имоджена (читает). "Пэзаньо! Твоя госпожа осквернила непотребством мое ложе, кровь льется из моего сердца; измена Имоджены доказана. У меня не вичтожные подозренья. Доказательства так же велики, как мое горе, и так же верны, как, я надеюсь, будет верным мое мщенье. Вся моя надежда на тебя, мой Пэзаньо! Если ты не хочешь стать клятвопреступником, ты должен стать моим мстителем. Пусть Имоджена погибает от твоей руки! Убей ее в Мильфордской гавани, куда ее приведет мое письмо. Если ты не убьешь распутницу И не убедишь меня в ее гибели, то я сочту тебя за сообщника ее бесчестья и за такого же изменника, как она сама".
  
  
  
  
  Пэзаньо
  
  
  К чему мне острие меча? Письмо
  
  
  Ей грудь пронзило... Жало клеветы
  
  
  Порой меча острее, крокодила
  
  
  Ужаснее!.. Она на крыльях ветра
  
  
  Летит, пятная королей, и женщин,
  
  
  Вельмож, и девушек, и королев;
  
  
  Змеей ползет в могилы, отравляя
  
  
  Их тишину. Что с вами, госпожа?
  
  
  
  
  Имоджена
  
  
  Я неверна? Что значит - быть неверной?
  
  
  Лежать без сна, о милом помышляя?
  
  
  Лить слезы? Если ж одолеет сон,
  
  
  Вдруг милого увидеть в страшной грезе
  
  
  И вскрикнуть в ужасе? Неверность это?
  
  
  Скажи!
  
  
  
  
  Пэзаньо
  
  
  
  Увы, принцесса!
  
  
  
  
  Имоджена
  
  
  Я неверна? Когда Иахимо мужа
  
  
  Звал ветреным, - казалось, клеветал он,
  
  
  А он был прав. Муж, может быть, пленен
  
  
  Раскрашенною римскою сорокой;
  
  
  Я ж, бедная жена, кажусь ему
  
  
  Нарядом старым, но таким богатым,
  
  
  Что бросить жаль. Сначала на куски
  
  
  Изрезать надо. О, мужские клятвы,-
  
  
  Предатели! Твердит измена мужа:
  
  
  Все лицемерно, что на вид - добро.
  
  
  Добра в душе нет, ах, добро - приманка
  
  
  Для женщины!
  
  
  
  
  Пэзаньо
  
  
  
  
  Послушайте меня...
  
  
  
  
  Имоджена
  
  
  Энея ложь * заставила считать
  
  
  Лжецами - искренних, а плач Синона *
  
  
  Убил доверье к праведным слезам.
  
  
  Никто не сострадал печали! Постум
  
  
  Своим поступком честность запятнал,
  
  
  А честь и благородство он ославил
  
  
  Изменою и ложью. Друг! Будь честен
  
  
  Хоть ты: приказ исполни господина!
  
  
  Свидетельствуй: ему послушна я.
  
  
  Я вынула твой меч, бери его,
  
  
  Пронзи им сердце мне, приют невинный
  
  
  Любви! Будь тверд! В нем пусто, в нем лишь - горе;
  
  
  Твой господин, там бывший всем богатством,-
  
  
  Отсутствует. Рази, свершай приказ!
  
  
  Мне кажется, что, храбростью блиставший,
  
  
  Здесь трусишь ты?
  
  
  
  
  Пэзаньо
  
  
  
  
   Прочь, меч презренный! Руку
  
  
  Тобой не оскверню!
  
  
  
  
  Имоджена
  
  
  
  
  
  Что сделал ты?!
  
  
  Убить ты должен, иначе преступишь
  
  
  Ты волю Постума. Самоубийство -
  
  
  Пред небом грех! Рука моя дрожит!
  
  
  Вот сердце! Ах! Но чем-то грудь прикрыта;
  
  
  Прочь все, что есть! Не надо сердцу лат!
  
  
  
   (Вынимает письма.)
  
  
  О грудь, ты для меча ножны! Что это?
  
  
  Писанье мужа верного! Прочь, прочь!
  
  
  Вы стали ересью, сгубили веру
  
  
  Мою. Для сердца больше вы не щит!
  
  
  Жрец лживый паству глупую обманет
  
  
  Совсем легко. Страдает от обмана
  
  
  Обманутый, но тот, кто обманул,-
  
  
  Тот горших мук не сможет избежать.
  
  
  О Постум, ты, заставивший меня
  
  
  Ослушаться отца и отказать
  
  
  В моей руке искателям державным,-
  
  
  Увидишь ты: моя любовь была
  
  
  Не частою, а редкостною в жизни.
  
  
  Мне думать горько, как ты скорбно вспомнишь
  
  
  Меня, когда забудешь страсть свою
  
  
  К той, кем ты ныне, Постум, увлечен.
  
  
  Скорей, Пэзаньо! Мясника ягненок
  
  
  Торопит сам: "О, где твой нож?!" Не медли
  
  
  Ты выполнить приказ, который так же
  
  
  И мне желанен!
  
  
  
  
  Пэзаньо
  
  
  
  
  Верьте! Не заснул
  
  
  Я ни на миг с тех пор, как получил я
  
  
  Приказ.
  
  
  
  
  Имоджена
  
  
  
   Так выполни и спать ступай!
  
  
  
  
  Пэзаньо
  
  
  Скорей ослепну я, не спав!
  
  
  
  
  Имоджена
  
  
  
  
  
  
  Зачем же
  
  
  Ты начинал? Зачем ты столько миль
  
  
  Меня обманывал? Скажи, зачем мы здесь?
  
  
  Зачем ты утруждал меня, себя,
  
  
  Коней? Зачем заставил дом покинуть,
  
  
  Коль мне в него обратный путь закрыт?
  
  
  Зачем, зайдя далёко, тетиву
  
  
  Ослабил ты, когда перед тобою
  
  
  Желанный зверь?!
  
  
  
  
  Пэзаньо
  
  
  
  
   Выигрывая время,
  
  
  От порученья я хотел уйти.
  
  
  Послушайте, что я сумел придумать,
  
  
  Принцесса!
  
  
  
  
  Имоджена
  
  
  
  
  Что ж! Труди язык болтливый!
  
  
  Я непотребной названа была!
  
  
  Так клевета душе наносит раны,
  
  
  Что их не залечить ничем.
  
  
  
  
  Пэзаньо
  
  
  
  
  
   Я думал,
  
  
  Вы не вернетесь во дворец.
  
  
  
  
  Имоджена
  
  
  
  
  
  
  Конечно,
  
  
  Коль ты меня убьешь.
  
  
  
  
  Пэзаньо
  
  
  
  
  
  Нет, никогда!
  
  
  Коль я хитер, как честен, то мой план
  
  
  Окончится добром. О да! Обманут
  
  
  Мой господин! Не может быть иначе!
  
  
  Злодей, искусный в лжи, обоим вам
  
  
  Сумел нанесть жестокую обиду!
  
  
  
  
  Имоджена
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 219 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа