Главная » Книги

Шекспир Вильям - Цимбелин, Страница 2

Шекспир Вильям - Цимбелин


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

ify">  
  
  Пэзаньо
  
  
  На господина моего напал
  
  
  Ваш сын.
  
  
  
  
  Королева
  
  
  
   Беды не вышло, я надеюсь?
  
  
  
  
  Пэзаньо
  
  
  Была б она, когда б мой господин
  
  
  Как следует сражался, но играл он
  
  
  Своим мечом; к ним подошли дворяне
  
  
  И развели их.
  
  
  
  
  Королева
  
  
  
  
   О, как рада я!
  
  
  
  
  Имоджена
  
  
  Ваш сын, по дружбе к моему отцу,
  
  
  Решился на изгнанника напасть!
  
  
  Какой храбрец!.. Будь в Африке их бой,
  
  
  О, я б негодного иглой колола!*
  
  
  Зачем покинул господина ты?
  
  
  
  
  Пэзаньо
  
  
  Так он велел; мне запретил за ним
  
  
  Идти до гавани, дав указанье,
  
  
  Как должен вам служить я, коль моя
  
  
  Угодна будет служба вам.
  
  
  
  
  Королева
  
  
  
  
  
   Он славно
  
  
  Служил до этих пор и так же будет
  
  
  Служить вам впредь.
  
  
  
  
  Пэзаньо
  
  
  
  
  
  Благодарю смиренно!
  
  
  
  
  Королева
  
  
  
  
  (Имоджене)
  
  
  Пойдем гулять!
  
  
  
  
  Имоджена
  
  
  
  
  (Пэзаньо)
  
  
  
  
   Ступай и на корабль
  
  
  Ты господина проводи, Пэзаньо,
  
  
  А через полчаса зайди ко мне!
  
  
  
  
  Уходят.
  
  
  
   СЦЕНА ТРЕТЬЯ
  
  Британия, Площадь. Входят Клотэн и двое придворных.
  Первый. Принц! Я советую вам переменить рубашку! Вы так разгорячились во время этого поединка, что от вас валит пар, как от жертвенного быка. Где воздух выходит, там он и входит; нигде нет здоровее воздуха, чем тот, который исходит от вас.
  Клотэн. Я меняю рубашку только тогда, когда она окровавлена!.. Но ведь я своим мечом задел врага?
  Второй (про себя). Тобой не задеты ни он сам, ни его честь!
  Первый. О, конечно! Если ваш меч не нанес врагу раны, то, значит, у врага не тело, а один скелет без мяса. Если вы. его не ранили, то, значит, его тело - проезжая дорога для клинков.
  Второй (про себя). Твой меч избегал тела врага, как должник избегает кредитора!
  Клотэн. Когда я нападал, этот негодяй не мог устоять на месте!
  Второй (про себя). Как же он мог устоять на месте, когда он наступал на тебя и теснил тебя?!
  Первый. Кто же может устоять против вас? Вам принадлежит немало земель, но он еще прибавил к вашим владениям, уступил и ту землю, на которой стоял.
  Второй (про себя). Уступил не больше пядей, чем у тебя океанов, олухи!
  Клотэн. Какая досада, что нас развели!
  Второй (про себя). Действительно, досада! Если бы вас развели попозже, то ты, растянувшись на земле, показал бы всему свету, какой ты несусветный дурак!
  Клотэн. Как она могла влюбиться в такого осла и отказать мне?!
  Второй (про себя). Если разумный выбор - смертный грех, то бедная принцесса навеки загубила свою душу.
  Первый. Я всегда говорил вам, принц, что ее красота и ее ум не ладят друг с другом. Ее лицо - прекрасная вывеска, но я никогда не видел, чтоб под этой вывеской торговали умом.
  Второй (про себя). Ее мудрость, как луч солнца, боится освещать дураков, чтоб самому не запачкаться об их глупость.
  Клотэн. Какое несчастье, что из этой встречи не вышло никакого несчастья! Я устал и ослаб!
  Второй (про себя). Какое же несчастье, коль убили такого осла б!
  Клотэн. Идите за мной ко мне в опочивальню!
  Первый. Я скоро приду.
  Клотэн. Нет уж, нам лучше идти всем вместе.
  Второй. Извольте, ваше высочество!
  
  
  
  
  Уходят.
  
  
  
   СЦЕНА ЧЕТВЕРТАЯ
  Британия. Комната во дворце Цимбелина. Входят Имоджена и Пэзаньо.
  
  
  
  
  Имоджена
  
  
  О, если б в берег врос ты и следил
  
  
  За каждым парусом!.. Вдруг муж напишет,
  
  
  И пропадет письмо! Ведь это то же,
  
  
  Что потерять казнимому - прощенье!
  
  
  Что он сказал?
  
  
  
  
  Пэзаньо
  
  
  
  
   "Прощай, моя царица!"
  
  
  
  
  Имоджена
  
  
  Махал платком?
  
  
  
  
  Пэзаньо
  
  
  
  
   И целовал его!
  
  
  
  
  Имоджена
  
  
  Ах, холст бесчувственный - меня счастливей!
  
  
  И это все?
  
  
  
  
  Пэзаньо
  
  
  
  
  О нет! Покуда видеть
  
  
  И слышать мог его я, он стоял
  
  
  На палубе, махал платком и шляпой,
  
  
  Чтоб выказать тоску и сожаленье,
  
  
  Что так стремительно плывет корабль,
  
  
  Тогда как медленно плывет его
  
  
  Душа.
  
  
  
  
  Имоджена
  
  
  
  Следить за ним ты был бы должен,
  
  
  Пока не станет он, как ворон, мал.
  
  
  
  
  Пэзаньо
  
  
  Я так и поступил, о госпожа!
  
  
  
  
  Имоджена
  
  
  Я б нити зренья напрягла, пока
  
  
  Не лопнули они, следя, как Постум
  
  
  Вдали становится иголки меньше
  
  
  И мушки, чтоб потом совсем пропасть!
  
  
  Тогда лишь взор я б отвела от моря
  
  
  И плакала!.. Как думаешь, Пэзаньо,
  
  
  Когда придет письмо?
  
  
  
  
  Пэзаньо
  
  
  
  
  
   Как только сможет,
  
  
  Известье он пришлет.
  
  
  
  
  Имоджена
  
  
  Шепнуть я не успела, с ним прощаясь,
  
  
  Про час, когда о нем я буду думать,
  
  
  И клятвы не взяла, что итальянкам
  
  
  Красивым честь свою и прав моих
  
  
  Он не отдаст, забыв обет священный;
  
  
  Что должен он молиться ровно в полночь,
  
  
  И в шесть утра, и непременно в полдень:
  
  
  Молиться буду в тот же час и я,
  
  
  Чтобы на небе наши души слились.
  
  
  Меж слов чарующих я не успела
  
  
  Его поцеловать, как гнев отца,
  
  
  С Бореем схожий, облететь заставил
  
  
  Бутон цветка.
  
  
  
  Входит придворная дама.
  
  
  
  
   Дама
  
  
  
  
   Вас просит королева
  
  
  Немедля к ней прийти!
  
  
  
  
  Имоджена
  
  
  Я к ней иду!
  
  
  
  
  (Пэзаньо.)
  
  
  
  
  Исполни все, Пэзаньо,
  
  
  Что я велела.
  
  
  
  
  Пэзаньо
  
  
  
  
  Все исполню я!
  
  
  
  
  Уходят.
  
  
  
   СЦЕНА ПЯТАЯ
  Рим. Комната в доме Филарьо. Входят Филарьо, Иахимо и француз.
  Иахимо. Поверьте мне: я знал его в Британии в то время, когда слава его еще только подрастала; все возлагали на него блестящие надежды, которые он, если верить молве, оправдал. Но я глядел на него без всякого восхищения, хотя уже и тогда рядом с ним вывешивали перечень его доблестей, которые я прочитал одну за другой.
  Филарьо. Ты вспоминаешь о тех временах, когда ни душою, ни телом он еще не достиг тех совершенств, которые, по общему мнению, украшают его теперь.
  Француз. Я видел его во Франции, но там было много таких же людей, как он, - эти люди тоже умели смотреть, не щурясь, на солнце.
  Иахимо. Причина воздаваемой ему хвалы - его брак с дочерью короля. Полагаю, что достоинства его жены придают молодому человеку большую цену, чем его собственные.
  Француз. А потом это изгнанье...
  Иахимо. Особенно возвеличивают этого человека сторонники принцессы! Они оплакивают ее горе, рожденное насильственной разлукой; они мечтают доказать, что принцесса поступила благородно, выйдя замуж за бедняка, и потому преувеличивают его добродетели. Отчего он поселился у вас, и откуда вы знаете его?
  Филарьо. Мы вместе с его отцом сражались на войне, и он не раз спасал мне жизнь.
  
  
  
   Входит Постум. А вот и наш британец!.. Примите его, как подобает таким образованным людям, как вы, принимать такого достойного чужестранца. Прошу нас поближе познакомиться с моим благородным другом. Не буду рассказывать о нем в его присутствии, - скоро само время убедит вас в доблести этого юноши.
  Француз. Мне кажется, что мы познакомились с вами в Орлеане?
  Постум. О, и с тех пор я у вас в долгу за все ваши любезности! Ежели бы я даже ежедневно выплачивал мой долг, то и тогда не расплатился бы с вами до конца.
  Француз. Вы переоцениваете мою ничтожную услугу: я только примирил вас с моим земляком. Но каждый, будь он на моем месте, сделал бы то же самое. Было бы обидно, если б эта ссора, рожденная пустяком, кончилась кровавой развязкой. А дело шло к этому!
  Постум. Разрешите мне не согласиться с вами! В те дни, в чужих краях, когда я был так молод, я больше слушался суждений своего рассудка, чем опыта людей, которые были умнее и спокойнее меня. Теперь я рассудительнее стал, простите самомненье, но все ж считаю я, что повод был не так ничтожен.
  Француз. По-моему, не стоило прибегать к мечам и кончать поединок смертью одного или обоих спорщиков!..
  Иахимо. Если это не тайна, то расскажите: что было причиной ссоры?
  Француз. Так как ссора произошла открыто, то не будет нескромностью, если причина ссоры станет достоянием других. Этот спор очень похож на наш вчерашний: каждый хвалил прелестниц своей родины. В те дни этот молодой дворянин утверждал и был готов скрепить свое мнение печатью крови, что в мире нет женщины прекраснее, добродетельнее, умнее, скромнее и вернее, чем дама его сердца. Он утверждал, что она неприступнее, чем самая прекрасная дама Франции.
  Иахимо. Я уверен, что эта дама уже скончалась или ее защитник изменил свое мнение о ней!
  Постум. Я и теперь тверд в своем мнении так же, как она - в своей добродетели.
  Иахимо. Но не станете же вы сравнивать вашу даму с моими соотечественницами, итальянками?
  Постум. Если меня к этому принудят, как тогда, во Франции, то я повторю свой отзыв об этой даме, хотя предупреждаю, что я не ее возлюбленный, а только пылкий поклонник ее совершенств.
  Иахимо. Как? Не только сравнить с нашими итальянками, но даже поставить выше их?! О, это слишком много для британской дамы! Если она настолько же выше всех остальных женщин, насколько бриллиант на вашем пальце лучше всех виденных мною, то и тогда это значит только одно: она лучше многих! Но самого лучшего в мире бриллианта я не видал, как вы не видали лучшей изо всех дам.
  Постум. И эту даму и этот перстень я ценю по тем достоинствам, которые в них заключены.
  Иахимо. А как вы оцениваете свой перстень?
  Постум. Он дороже всех даров вселенной!
  Иахимо. Дороже всех даров вселенной? Значит, ваша дама умерла, если этот перстень дороже ее?
  Постум. Вы не правы! Бриллиант может быть куплен тем, у кого есть деньги, или подарен тому, кто достоин этого подарка, а дама, о которой я говорю, не может быть куплена. Она - дар богов!
  Иахимо. И боги подарили ее вам?
  Постум. И по милости богов она останется моею!
  Иахимо. На словах и в мыслях вы можете считать ее своею, но знайте, что утки любят поплавать по пруду соседа, а перстень может быть украден. Итак, обе ваши драгоценности ненадежны. Ловкий вор и не менее искусный волокита легко могут лишить вас обоих сокровищ.
  Постум. Клянусь, что во всей Италии не сыщется обольстителя, который мог бы одержать победу над царицей моего сердца и заставить ее потерять честь! О перстне я тоже не беспокоюсь, хотя и знаю, что ловких воров у вас немало.
  Филарьо. Прекратите этот разговор, синьоры!
  Постум. Я готов. Я очень рад, что этот уважаемый синьор не считает меня чужим. Мы с ним сразу сблизились.
  Иахимо. Один разговор, впятеро длиннее нашего, и я отбил бы у вас вашу красавицу. О, если б только я мог увидать ее и приударить за ней! Я бы мигом заставил ее сдаться!
  Постум. Никогда!
  Иахимо. Я готов поставить половину моего состояния против вашего кольца, хотя оно, по-моему, стоит немного меньше. Я спорю не столько против чести вашей дамы, сколько против вашей уверенности в ней! Чтоб мое предложение не оскорбляло вас, я готов попытаться соблазнить не вашу даму, а любую другую женщину в мире.
  Постум. Вы заблуждаетесь в ваших слишком смелых утверждениях, и я не сомневаюсь, что ваши попытки встретят то, чего они заслуживают.
  Иахимо. Чего же?
  Постум. Отказа!.. Впрочем, то, что вы назвали попыткой, заслуживает не только отказа, но и наказания.
  Филарьо. Прекратите спор! Пусть он кончится быстрее, чем возник. Вам следует ближе узнать друг друга.
  Иахимо. Я отвечаю за свои слова не только всем моим состоянием, но и состоянием моих родственников!
  Постум. Какую даму вы избираете для нападенья?
  Иахимо. Вашу, которая так верна и недоступна, как вы предполагаете. Дайте мне возможность проникнуть во дворец, где она живет, и я ставлю десять тысяч дукатов против вашего перстня: после второго же свидания я привезу вам ее честь, которую вы считаете неприступнее крепости.
  Постум. Против вашего золота я тоже поставлю золото! Этот перстень дорог мне, как палец, на котором я ношу его. Это кольцо - часть моего пальца.
  Иахимо. Вы боитесь лишиться его? Что ж, вы правы! Платя даже по миллиону за золотник женского мяса, вы не спасете его от порчи. Ваша осторожность доказывает, что вы не уверены в той, о ком мы спорим.
  Постум. Я надеюсь, что ваш язык болтает по привычке и что вы сами менее легкомысленны, чем ваш язык.
  Иахимо. Я - хозяин своему слову и, клянусь, готов на предложенный спор.
  Постум. Ну что ж, я готов отдать в залог мой перстень до вашего возвращения. Мы подпишем условие! Добродетель той дамы, о которой я говорю, не должна пугаться недостойного замысла. Я принимаю ваш вызов. Вот мое кольцо!
  Филарьо. Я не допущу этого спора и заклада!
  Иахимо. Клянусь богами, заклад сделан!.. Если я не представлю вам доказательств, что я насладился драгоценнейшей половиной царицы вашего сердца - ее телом, - мои деньги принадлежат вам, как и этот бриллиант. Если я вернусь, оставив ее такою же непорочной и верною вам, то она, мои деньги и ваш перстень - все ваше!.. Но вы должны дать мне письмо, чтоб она приняла меня.
  Постум. Согласен. Но еще одно дополнение к нашему спору: если, вернувшись, вы представите мне явное доказательство своей победы над нею, мы с вами не враги, потому что, значит, дама не стоит нашей ссоры. Но если она отвергнет ваши обольщения, то вы с мечом в руках ответите мне за оскорбительное мнение о моей возлюбленной и за дерзкое покушение на ее честь!
  Иахимо. Я согласен. По рукам! Я немедленно еду в Британию, иначе ваш пыл угаснет и дитя этого пыла, заклад, умрет без пищи. Я иду за деньгами, и мы запишем на бумаге наши условия!
  Постум. Согласен!
  
  
  
  Постум и Иахимо уходят.
  Француз. Как вы полагаете, они доведут свой спор до конца?
  Филарьо. О да! Иахимо не отступится от предложенного! Пойдем за ними!
  
  
  
  
  Уходят.
  
  
  
   СЦЕНА ШЕСТАЯ Британия. Комната во дворце Цимбелина. Входят королева, придворные дамы и
  
  
  
  
  Корнелий.
  
  
  
  
  Королева
  
  
  Нарвите мне цветов, еще покрытых
  
  
  Росою утра!.. Где их список?
  
  
  
  
   Дама
  
  
  
  
  
  
   Здесь!
  
  
  
  
  Королева
  
  
  Ступайте!
  
  
  
   Дамы уходят.
  
  
  Вы снадобий мне принесли ли, доктор?
  
  
  
  
  Корнелий
  
  
  Я все принес, что принести велели!
  
  
   (Передает небольшую шкатулку.)
  
  
  Не обижайтесь! Совесть мне велит
  
  
  Спросить: зачем велели изготовить
  
  
  Мне этот яд, несущий неизбежно,
  
  
  Хоть не спеша, мучительную смерть
  
  
  Живущим?
  
  
  
  
  Королева
  
  
  
   Твой вопрос, Корнелий, странен!
  
  
  Не ты ли долгий срок меня учил
  
  
  Варить лекарственные благовонья?
  
  
  Сам Цимбелин со мною часто ласков,
  
  
  Чтоб получить из рук моих состав.
  
  
  Коль ты не думаешь, что я в союз
  
  
  Вступила с дьяволом, - что ж удивляться,
  
  
  Что в новых опытах расширить знанья
  
  
  Свои хочу, проверив этот яд
  
  
  На псах, не стоящих простой веревки,
  
  
  А не на людях?! Яда мощь узнав,
  
  
  Смогу найти я мощь противоядья!
  
  
  Лишь только так узнать смогу я, доктор,
  
  
  Все свойства этих трав.
  
  
  
  
  Корнелий
  
  
  
  
  
   Подобный опыт
  
  
  Ожесточает сердце, королева!
  
  
  Ах, отвратителен и нам опасен
  
  
  Вид отравленья.
  
  
  
  
  Королева
  
  
  
  
   За меня не бойся!
  
  
  
   Входит Пэзаньо.
  
  
  
   (Про себя.)
  
  
  Идет к нам гнусный льстец. Он Леонату
  
  
  Душою предан; сыну моему -
  
  
  Он лютый враг. С него начну свой опыт!
  
  
  
  
  (Громко.)
  
  
  Что скажешь? Ты, Корнелий, мне не нужен,
  
  
  Ступай!
  
  
  
  
  Корнелий
  
  
  
  
  (про себя)
  
  
  
   Ее подозреваю я,
  
  
  Но яд безвреден мой!
  
  
  
  
  Королева
  
  
  
  
  
  Пэзаньо! Слушай!
  
  
  
  (Отводит его в сторону.)
  
  
  
  
  Корнелий
  
  
  Я не люблю ее! Пускай мечтает,
  
  
  Что держит яд медлительный и страшный!
  
  
  Той женщине не дам я адских средств!
  
  
  Я дал ей яд, который может только
  
  
  Сознание на время заглушить.
  
  
  Она на псах испробует мой яд,
  
  
  Чтоб выше перейти. Подобье смерти
  
  
  Не страшно; яд несет оцепененье,
  
  
  А вслед за ним опять, еще сильней,
  
  
  Воскреснет жизнь! За настоящий - мнимый
  
  
  Яд выдав, - обманул, но, обманув,
  
  
  Я честно поступил.
  
  
  
  
  Королева
  
  
  
  
  (Корнелию)
  
  
  
  
  
  Ты мне не нужен!
  
  
  Коль будешь нужен - позову!
  
  
  
  
  Корнелий
  
  
  
  
  
  
  Иду!
  
  
  
  
  (Уходит.)
  
  
  
  
  Королева
  
  
  Ты говоришь: все плачет Имоджена?
  
  
  Ужели ум безумие не сменит,
  
  
  Ей дав покой? Старайся же! Когда
  
  
  Мне скажешь, что любим стал ею сын мой,
  
  
  Отвечу я: ты выше стал, чем Постум!
  
  
  Судьбою счастье сражено его
  
  
  И молча гибнет; и молва о нем
  
  
  Замрет. Не может он сюда вернуться,
  
  
  Ни жить там, где живет! Меняя место,.
  
  
  Он скорбь одну меняет на другую.
  
  
  Он с каждым днем несчастней. Можно ль верить
  
  
  В того, кто низко пал, кого нельзя
  
  
  Поднять?! Нет у него друзей могучих,
  
  
  Которые могли

Другие авторы
  • Корсаков Петр Александрович
  • Анэ Клод
  • Гейер Борис Федорович
  • Якубович Петр Филиппович
  • Хемницер Иван Иванович
  • Головин Василий
  • Тихомиров Павел Васильевич
  • Нефедов Филипп Диомидович
  • Мей Лев Александрович
  • Пругавин Александр Степанович
  • Другие произведения
  • Огнев Николай - Крушение антенны
  • Болотов Андрей Тимофеевич - Несчастные сироты
  • Лемке Михаил Константинович - Очерки по истории русской цензуры и журналистики Xix столетия
  • Пельский Петр Афанасьевич - Пельский П. А.: биографическая справка
  • Добролюбов Александр Михайлович - Осип Дымов. Александр Михайлович Добролюбов
  • Полевой Николай Алексеевич - Современная русская библиография
  • Лухманова Надежда Александровна - Мельничиха
  • Мережковский Дмитрий Сергеевич - Грядущий хам
  • Жуковский Василий Андреевич - Письмо французского путешественника
  • Степняк-Кравчинский Сергей Михайлович - Кравчинский С. М.: Биобиблиографическая справка
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 234 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа