Главная » Книги

Амфитеатров Александр Валентинович - Пять пьес, Страница 10

Амфитеатров Александр Валентинович - Пять пьес


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

123; на ставкѣ будетъ
   И честь моя, и жизнь твоя...
   Уго.                     Ого!
   Когда для васъ - въ чемъ я не сомнѣваюсь
   Настолько же честь ваша дорога,
   Какъ жизнь свою цѣню я, нашу ставку
   Двойную не окупитъ цѣлый м³ръ!
   Сильв³я. По-прежнему ль ты силенъ?
   Уго.                     Ну, годочки
   Берутъ свое... Вѣдь мнѣ за пятьдесятъ,
   Прекрасная графиня!.. Я, бывало,
   Какъ съ графомъ были мы въ Святой Землѣ,
   Одинъ ходилъ на шестерыхъ невѣрныхъ...
   Теперь - дай Богъ убрать и четверыхъ!
   А все-таки - не хвастаюсь, мадонна!-
   Изъ вашихъ вѣрныхъ латниковъ никто
   Помѣряться со мной не въ состояньи.
   Молокососъ народъ! До стариковъ
   Имъ далеко: мы крѣпкаго закала,
   Надежной ковки...
   Сильв³я.           Вѣренъ ли ты мнѣ?
   Уго. Я вамъ служу, мадонна. Значитъ, вѣренъ.
   Сильв³я. И можно положиться на тебя?
   Уго. Мадонна! Я солдатъ - солдатъ наемный,
   Безъ родины, безъ дома, безъ семьи.
   Насъ двое въ м³ръ: я и мечъ вотъ этотъ.
   Отчизну мы находимъ тамъ, гдѣ намъ
   Живется ладно, весело, привольно,
   Гдѣ за труды намъ платятъ хорошо.
   Намъ честно платятъ,- мы и служимъ честно.
   Заплатятъ скупо - мы рукой махнемъ,
   И маршъ къ тому, кто насъ казной поманитъ,-
   И завтра, можетъ быть, какъ на врага,
   На прежняго ударимъ господина!
   Вы платите прекрасно,- и слуга
   Я вѣрный вамъ, пока надежна плата.
   Сильв³я. Вотъ золото. Возьми.
   Уго.                     Благодарю.
   Итакъ... кого же!
   Сильв³я.           Что?
   Уго.                 Къ отцамъ отправить?!.
   Сильв³я. Ты думаешь, разбойникъ...
   Уго.                     Виноватъ!
   Предположилъ, синьора, по привычкѣ.
   Не новость мнѣ, я старый воробей!
   Когда какой-нибудь господчикъ знатный,
   Иль госпожа прекрасная, какъ вы,
   Зовутъ для совѣщан³й потаенныхъ
   Солдата съ безпощадною рукой
   И золото ему горстями сыплютъ,
   Имъ, значитъ, надо мечъ его купить...
   Сильв³я. Ты... угадалъ...
   Уго.           У васъ есть врагъ?
   Сильв³я. Смертельный!
   Уго.                 И надо мстить?
   Сильв³я. На смерть.
   Уго.           Вашъ кошелекъ
   Успѣлъ съ мечомъ моимъ перешепнуться,
   И въ гробъ вобьемъ мы вашего врага! Когда?
   Сильв³я. Сейчасъ!
   Уго.           Гдѣ ждать?
   Сильв³я.                     На этомъ мѣстѣ.
   Уго. Тѣмъ лучше, что недалеко ходить.
   Его примѣты? имя?
   Сильв³я.           Галеотто.
   Уго. Гмъ... Это тотъ пр³ѣзж³й господинъ,
   Вашъ гость? Подите же, какъ просты люди!
   Мы думали: красавецъ-женишокъ
   Наклюнулся графинѣ, - анъ графиня,
   Взамѣнъ постели брачной, бѣдняка
   Въ могилу согрѣваться посылаетъ!
   А жаль его, мадонна!.. Молодецъ!
   Кулакъ - гранитъ! плеча косая сажень!
   Какъ папа, пьетъ и - ни въ одномъ глазу!
   Какъ соръ, швыряетъ золото на кости...
   И - надо быть - на женщинъ ловокъ!
   Сильв³я.                     Да.
   За это и умретъ онъ.
   Уго.                 Безразлично,
   За что! Вы заплатили - онъ умретъ!
   Теперь вопросъ: кому еще довѣрить
   Вы можете изъ латниковъ своихъ?
   Сильв³я.                     Зачѣмъ?
   Уго. Здоровъ и крѣпокъ Галеотто...
   Не одолѣть его мнѣ одному.
   Сильв³я. Ты хвастался, что четверыхъ невѣрныхъ
   Тебѣ въ бою подъ силу повалить?
   Уго. И я не лгу. А ну - какъ на пятерку
   Выходить онъ?
   Сильв³я.           Нѣтъ! третьяго вмѣшать
   Нельзя въ такую тайну...
   Уго.                 Что за важность?
   Убьемъ врага, а "третьяго" - потомъ
   За Галеотто вслѣдъ отправить можно...
   Сильв³я. Разбойникъ! Какъ? Невиннаго? Да ты
   Христ³анинъ ли?
   Уго.           Да. И ваше счастье,
   Что нынче вамъ рука моя нужна.
   Ни даже за три тысячи цехиновъ
   Я завтра вамъ не продалъ бы ее.
   Мой вѣрный мечъ - къ услугамъ общимъ въ будни,
   Но въ праздникъ отдыхаетъ онъ въ ножнахъ,
   Я жъ о своихъ молюся прегрѣшеньяхъ...
   Покуда пьянъ къ обѣду не напьюсь!
   А завтра день - изъ праздниковъ-то праздникъ:
   Святое Рождество. И лучше я
   Повѣсить на глаголь себя позволю,
   Чѣмъ мечъ свой въ этотъ праздникъ обнажу
   На рыцаря единой съ нами вѣры.
   Мой уговоръ: едва лишь зазвонятъ
   Къ вечернямъ, ваше золото пропало!
   Я мечъ вложу въ ножны и прочь пойду.
   Итакъ, скорѣй товарища назначьте
   Въ подмогу мнѣ.
   Сильв³я а pаrte.             Что, если я сама,
   Никто другой?
   Уго.           Вы не робки, мадонна?
   Сильв³я. Нѣтъ.
   Уго.       Крови не боитесь?
   Сильв³я.                 Нѣтъ.
   Уго.                     Свалить
   Не то, что Галеотто, - Геркулеса,
   Ребенокъ можетъ; сзади подошелъ -
   Разъ! - и конецъ. Когда бъ вы захотѣли
   Присутствовать...
   Сильв³я.           Такъ что же?
   Уго.                 Онъ влюбленъ.
   Легко вамъ усыпить его вниманье
   Кокетствомъ, шуткой, пѣсенкой живой
   И всякою тамъ женской чертовщиной.
   Я-жъ - тутъ какъ тутъ - и вырасту врасплохъ!
   Сильв³я задумчиво.
   Пять лѣтъ покрытъ позора пеленой
   Нашъ древн³й родъ по злобѣ Галеотто.
   Развратникъ, онъ, лисица, лицемѣръ,-
   Невиннаго ребенка соблазнитель!..
   Сестра Ассунта! дурочка моя!
   Гдѣ солнышко тебя, сиротку, грѣетъ?
   Покинутую, кто тебя лелѣетъ,
   Коль ты еще могилой не взята?
   Уго. Какъ не взята? Вы бредите, мадонна!
   Не самъ ли я - на этихъ вотъ плечахъ
   Несъ гробъ ея къ безвременной могилъ?
   Со мною рядомъ шелъ родитель вашъ,
   Покойный графъ. Былъ день такой дождливый,-
   И со слезами горестныхъ очей
   Мѣшались слезы неба на ланитахъ
   Богатыря, сраженнаго судьбой.
   Сѣдыхъ волосъ намокш³я косины
   Висѣли на лобъ. Бороду свою
   Онъ закусилъ и, медленно кивая
   Поникшею главою, лепеталъ
   Безумныя и страшныя проклятья
   И кулаками тучамъ угрожалъ.
   Сильв³я. Но всѣ тѣ умерли, кто похороненъ,
   Любезный Уго!.. гдѣ моя сестра,
   Что съ ней, жива иль нѣтъ, никто не знаетъ.
   Но вѣрно, что въ безвременномъ гробу,
   Который ты отнесъ къ сырой могилѣ,
   Ассунта не лежала никогда.
   Уго. Вотъ ужъ чему и въ сказкѣ бъ не повѣрилъ!
   Да какъ же...
   Сильв³я.       Слушай. Былъ печальный день...
   Вошелъ отецъ съ опухшими глазами
   И говорить: "Ассунта умерла
   Внезапно въ ночь чумной заразы жертвой".
   Напрасно я родителя молила:
   - Хоть издали дай видѣть мнѣ сестру
   Позволь послѣднимъ поцѣлуемъ въ вѣчность
   Мнѣ проводить любимицу мою!
   - Нельзя! нельзя! погибельна зараза.
   А ты одна осталась y меня...
   Итакъ, сестры я мертвой не видала
   И почести лишь гробу отдала.
   Уго. Ба! въ самомъ дѣлѣ, вѣдь графини тѣла
   Никто изъ дворни не видалъ, а гробъ
   Самимъ былъ графомъ глухо заколоченъ.
   Сильв³я. Съ той ночи сталъ отецъ хворать и старѣть,
   И въ годъ его свела въ могилу скорбь.
   Но въ смертный часъ, принявъ отъ капеллана
   Послѣднее напутств³е, меня
   Онъ подозвалъ остекленѣлымъ взоромъ...
   "Другъ Сильв³я, есть тайна y меня...
   Ея и духовникъ не знаетъ, дочка...
   И есть наслѣдство - месть!.. Принять должна
   Ты отъ меня и тайну, и наслѣдство.
   Знай, что сестра твоя не умерла:
   Она бѣжала съ подлымъ Галеотто...
   Мой честенъ родъ; въ немъ не было распутныхъ
   И - да не будетъ! Мертвой объявилъ
   Ассунту я и гробъ пустой поставилъ
   Въ замковомъ склепѣ"... Отпусти, Господь,
   Невольное намъ это святотатство!
   Уго. Могу сказать: хорош³я дѣла!
   Сильв³я. "Найди сестру и накажи злодѣя"!
   Таковъ отца послѣдн³й былъ завѣтъ.
   "Но тайно мсти - хитро и осторожно!
   Злодѣйство, въ тайнъ сдѣланное, пусть
   И тайное возмезд³е получитъ.
   Когда же будетъ нуженъ человѣкъ,
   Которому довѣриться ты можешь,
   То вспомни Уго - латника. Рука
   Его надежна, сердце безпощадно,
   И онъ молчать умѣетъ!"...
   Уго.                 Добрый графъ
   Зналъ хорошо людей, мадонна. Правда:
   Въ чужихъ дѣлахъ я нѣмъ, какъ рыба-китъ!
   Такое наше ремесло, мадонна:
   Покуда не убилъ, болтать опасно,
   Пожалуй, укокошатъ самого.
   Когда-жъ... того... заказъ уже исполненъ,
   Разбалтывать совсѣмъ резона нѣтъ:
   Законъ вѣдь глупъ, возьметъ да и повѣсить!..
   Итакъ, мадонна, поздравляю васъ:
   Коли жива сестрица, то найдется;
   А съ Галеотто справимся, Богъ дастъ.
   Сильв³я. Пусть будетъ, какъ ты хочешь. Галеотто
   Я ласкою лукавой обойду
   И нѣгою въ немъ чувства успокою.
   Когда же онъ въ любовномъ полуснѣ
   Забудется...
   Уго.       Меня вы позовете,
   И я ударю... Мечъ то y него.
   Для вѣрности, мадонна, отберите.
   Сильв³я. Я слышу говоръ.
   Кто-то къ намъ идетъ.
   Пройди туда - въ мою опочивальню...
  

Уго скрывается.

  
   Тереза входить. Мадонна! тамъ отъ графа Галеотто
   Пришелъ оруженосецъ, или пажъ -
   Не разберу: какъ есть, еще мальчишка.
   Онъ съ порученьемъ; хочетъ видѣть васъ.
   Сильв³я. Введи его.
  

Входить Ланчелотто.

  
   Ланчелотто.       Колѣна преклоняя
   Предъ вашею небесной красотой,
   Мой господинъ привѣтъ вамъ посылаетъ
   И вмѣстѣ извиненье, что его
   Въ обычный часъ нѣтъ при особъ вашей.
   Съ утра мы съ господиномъ по болотамъ
   Травили вепря дикаго, и вотъ
   Еще нѣтъ часа, какъ заполевали
   Чудовище. Весь кровью обагренъ,
   На ваши очи графъ не смѣлъ явиться,
   Но черезъ часъ онъ вновь y вашихъ ногъ...
   Сильв³я. Благодарю и графа извиняю,
   Синьоръ оруженосецъ. Вѣдь не пажъ,
   Оруженосецъ вы, судя по знакамъ?
   Ланчелотто. О, да, мадонна.
   Сильв³я.                 Мальчикъ вы еще,
   А ужъ героя славнаго товарищъ!
   Ланчелотто. Товарищъ - нѣтъ: слуга вѣрнѣйш³й - да.
   Сильв³я. Вы скромны. Честь вамъ дѣлаетъ смиренье.
   Давно ли вы при графѣ?
   Ланчелотто.           Пятый годъ.
   Сильв³я. Какъ странно! Я не помню васъ...
   Ланчелотто.                     Не диво.
   Я въ замкѣ вашемъ въ первый разъ, синьора.
   Сильв³я. Пять летъ назадъ, вашъ храбрый властелинъ
   Гостилъ у насъ...
   Ланчелотто.       Ахъ, къ сожалѣнью, чести
   Служить ему тогда я не имѣлъ.
   Но вашу доброту, синьора, рыцарь
   Нерѣдко со слезами вспоминаетъ.
   За Сильв³ю молиться научилъ
   Меня онъ раньше многими годами,
   Чѣмъ счастливъ былъ я Сильв³ю узнать.
   Сильв³я. Вотъ какъ, синьоръ? Итакъ, мы благодарность
   Запишемъ въ списокъ доблестей его,
   Безчисленныхъ и блещущихъ, какъ солнце.
   Ланчелотто. Да! блещущихъ какъ солнце, госпожа
   Прекрасная! Во всемъ подлунномъ м³рѣ
   Вамъ рыцаря достойнѣй не найти
   Храбрѣй, честнѣе и любви вѣрнѣе.
   Сильв³я. Вы любите патрона своего,
   И я хвалю васъ, юноша, за это.
   Что-жъ до любви касается... увы!
   Позвольте вамъ не вѣрить.
  

Ланчелотто хочетъ остановитъ ее. Сильв³я, со смѣхомъ, продолжаетъ:

  
                       Слишкомъ часто
   Слыхала я стоустую молву
   О ветренномъ красавцѣ Галеотто,
   Измѣнчивомъ, какъ синяя волна;
   О женщинахъ, которыхъ завлекали
   Обѣты и ласкательства его
   Въ раскаян³я поздняго оковы.
   Слыхала я, что рыцаря корабль -
   Веселая тюрьма прекрасныхъ плѣнницъ,
   Съ сир³йскихъ увезенныхъ береговъ:
   Слыхала: есть какая-то Ассунта...
   Ахъ! имя - мнѣ печальное, синьоръ!
   Сестру имѣла я... ее такъ звали.
   Скончалась...
   Ланчелотто. (Голосъ его дрожитъ). Горе ваше, госпожа,
   Нашло въ моемъ смиренномъ сердцѣ эхо.
   Что дѣлать? Всѣ мы будемъ тамъ... А смерть
   Не разбираетъ молодыхъ и старыхъ, -
   Всѣхъ жнетъ подъ-рядъ губительнымъ серпомъ!
  

Овладѣваетъ собою.

  
   Но какъ вы ошибаетесь, мадонна!
   Свидѣтель - я. Съ тѣхъ поръ, какъ поручилъ
   Я жреб³й свой синьору Галеотто,
   Я неразлученъ съ нимъ и день, и ночь.
   Нѣтъ, мы на корабли не прячемъ плѣнницъ,
   Да не было y насъ ихъ и въ шатрахъ!
   Мечты я знаю графа; знаю имя,
   Которое одно онъ повторялъ,
   Когда въ никомид³йскомъ карантинъ,
   Окованный горячкою, въ бреду
   Метался онъ, мадонна! Это имя
   Проклято сарацинами. Тотъ часъ,
   Когда, какъ Бож³й громъ, надъ полемъ битвы
   Оно гремѣло, - былъ побѣды часъ
   Для рати христ³анской. Львомъ голоднымъ
   Бросался графъ на орды мусульманъ,
   Священное то имя возглашая,
   И мечъ его былъ молн³я. Кругомъ
   Разсѣченные падали тюрбаны,
   И мы на трупахъ ставили свой стягъ.
   Въ честь...
   Сильв³я. Въ чью же честь, синьоръ оруженосецъ?
  

Ланчелотто низко кланяется,

  
   Въ честь Сильв³и...
   Сильв³я а pаrte. Мальчишка нагло льститъ!
   Таковъ слуга; каковъ его хозяинъ.
  

Вслухъ.

  
   Вы, можетъ быть, ослышались, синьоръ?
   Ассунты, а не Сильв³и...
   Ланчелотто.           Ассунты?
   Вторично ваши алыя уста
   Назвали мнѣ невѣдомое имя...
   Ассунты я не знаю никакой
   И не пойму, о комъ вы говорите.
   Сильв³я а pаrte. Смутился онъ... дрожитъ... позеленѣлъ...
   И на языкъ его свинецъ ложится...
   Все ясно мнѣ, предатели!
  

Вслухъ.

  
   Не больше - я, синьоръ оруженосецъ!
   Извѣстенъ вамъ обычай вѣковой?
   Когда вернется рыцарь къ дамѣ сердца,
   Она его испытывать должна
   Коварными уловками - въ бесѣдѣ
   Ловить его, какъ рыбку, на крючокъ,
   Чтобы онъ самъ или его дружина
   Проговорились объ измѣнахъ тайныхъ,
   Сокрытыхъ далью моря и годовъ.
   Обычай этотъ старый исполняя,
   Я первое вамъ имя назвала,
   Какое въ мысли мнѣ просилось. Знаю,
   Что графъ - мой вѣрный рыцарь и носилъ
   Мои цвѣта съ достоинствомъ и честью...
   А вы, мой милый, стоите его!
   Мы видимся впервые. Чтобы память
   Вы о знакомствѣ нашемъ сберегли,
   Прошу принять васъ эту цѣпь.
   Ланчелотто.                 Мадонна...
   Сильв³я.       Безъ возражен³й.
  

Ланчелотто преклоняетъ колѣно. Сильв³я надѣваетъ ему на шею цѣпь. Потомъ - Терезѣ.

  
                             Доложите мнѣ
   Немедленно, какъ только графъ пр³ѣдетъ.
  

Удаляется, сопровождаемая своими женщинами.

  
   Ланчелотто. О, Господи! Еще одно мгновенье,
   И выдало бъ меня мое смущенье...
   И я бъ на шею бросилась сестрѣ!..
   Какъ хороша она! Царицей смотритъ,-
   Да много-ль и царицъ такихъ? Увы!
   Не диво, что ее такъ вѣрно любитъ
   Мой гордый графъ мой богъ, мой властелинъ!
   Что это, злоба? Новое, Ассунта!
   Владѣй собою: глупо и смѣшно
   Пылинкѣ смертной ревновать богиню!
   Вѣдь я ничто въ сравнен³и съ сестрой:
   Гдѣ Сильв³я,- тамъ нѣтъ уже Ассунты!
   Дано ей все: и чудо-красота,
   И смѣлый умъ, и гордая осанка,
   И рѣчь какъ нить жемчужная, и сердце,
   Окованное мѣдною броней...
   А мнѣ? Даровъ немного y Ассунты:
   Любить... терпѣть... молчать...
                   Пять долгихъ лѣтъ,
   Безъ жалобъ, безъ потребности участья,
   Ношу въ груди страдан³я любви,
   Не выдала ни словомъ ихъ, ни вздохомъ!
   "Эй, мой Давидъ прекрасный!- кличетъ графъ:
   Тоска меня заѣла, какъ Саула...
   Возьми-ка лютню спой канцону въ честь
   Мадонны Сильв³и!.." Ха-ха-ха-ха! Пою!..
   Пою - сама себѣ на посрамленье!
   Сама себѣ вонзаю въ сердце мечъ,
   И кровь по немъ бѣжитъ - за каплей капля...
   Я стыну... леденѣю... а пою!
   Зачѣмъ она спросила объ Ассунтѣ,-
   И странно такъ? "Вы, можетъ быть, синьоръ,
   Ослышались: не Сильв³и, - Ассунты?"...
   Шутила? Нѣтъ, не шутить никогда
   Напрасно Сильв³я...
                   Слова пр³язни
   Произносили алыя уста,
   Но взоръ сверкалъ стальнымъ недобрымъ блескомъ,
   Неискренне звучали похвалы...
   Меня считаютъ мертвою. Родитель
   Умѣлъ спасти честь рода своего!
   Но если Сильв³и открылъ онъ тайну,
   Что пустъ мой драгоцѣнный саркофагъ,
   И я живымъ блуждаю привидѣньемъ,
   Гонясь за милымъ призракомъ любви?..
   Меня узнать нельзя: смолы чернѣе
   Мои когда-то золотыя кудри,
   Обожжено румяное лицо
   Лучами солнца, вихрями пустыни,
   Арабск³й мечъ мнѣ щеку изрубилъ,
   Грудь юную тяжелый панцырь давитъ...
   Когда ужъ графъ меня не узнаетъ,
   Сестрѣ ль узнать? Но что-то мнѣ неясно
   Мерещится... И слуги говорятъ,
   Что находили связь людск³я сплетни
   Между отъѣздомъ графа въ край святой
   И скорою кончиною Ассунты...
   Что, если вѣритъ Сильв³я, и графъ
   Въ глазахъ ея - мой хитрый обольститель,
   Уб³йца, дома нашего позоръ?
   Тогда... страшить меня хрустальный холодъ
   Ея, таящихъ замыслы, очей...
   Въ ней месть кипитъ, ея рука не дрогнетъ
   Ножомъ ударить, ядомъ напоить...
   О, Господи! Помилуй Галеотто!..
  

Уго выглядываетъ.

  
   Уго а pаrte. O чемъ парнишка этотъ бормоталъ?
  

Выходить.

  
   Не вздумалъ бы онъ шляться тутъ помѣхой...
   Эй, ты! Пр³ятель!
   Ланчелотто.       Чѣмъ могу служить?
   Уго. Ого! Ты, малый, хорошо воспитанъ!
   Я, хоть солдатъ, а вѣжливость люблю,
   То есть, чтобъ вѣжливы со мною были.
   У графа служишь?
   Ланчелотто.       Да, синьоръ.
   Уго.                     Синьоръ?!.
   Клянусь Мадонной, мальчикъ мнѣ по нраву.
   Рубецъ откуда этотъ?
   Ланчелотто.           Сарацинъ...
   Подъ Агрою... мечомъ...
   Уго.                 Смотри, пожалуй!
   Да ты, пр³ятель, чудо-удалецъ!
   Ударъ мечомъ въ лицо - отличье храбрыхъ,
   Подобной раны не получить трусъ...
   А вѣдь,- прости,- глядишь совсѣмъ дѣвчонкой:
   Одѣть фату - хоть замужъ выдавай!
   Ланчелотто. Меня за храбрость хвалите напрасно
   Вы, добрый Уго...
   Уго.           Уго? Чортъ возьми!..
   Ланчелотто въ сторону. Ахъ, я проговорилась...
  

Вслухъ.

  
   Вся свита графа только и твердить
   О храбромъ Уго латникъ графини,
   Который сталь ломаетъ, какъ щепу,
   Одинъ идетъ на шестерыхъ невѣрныхъ... Что
   Уго вы, широк³я плеча
   Сказали мнѣ и этотъ мечъ тяжелый:
   Другимъ такой игрушки не поднять.
   Уго. О, хвостъ, рога, копыта Вельзевула!
   Да я во всей подсолнечной гремлю?!

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 364 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа