Главная » Книги

Шиллер Иоганн Кристоф Фридрих - Смерть Валленштейна, Страница 5

Шиллер Иоганн Кристоф Фридрих - Смерть Валленштейна


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

мог от всякой цели,
  
  
   Тот с саламандрами в огне витает
  
  
   И остается чист в стихии чистой.
  
  
   Грубее вещество взяла природа,
  
  
   Меня творя, к земле влеком я страстью.
  
  
   Земля есть достоянье злого духа,
  
  
   А не благого. Божество шлет с неба
  
  
   Нам только общие дары; их свет
  
  
   Нас радует, но не обогащает;
  
  
   В их царстве не завоевать стяжаний,
  
  
   А золото и драгоценный камень
  
  
   Изволь выманивать у темных сил,
  
  
   Тех, что злокозненно живут во мраке.
  
  
   Нельзя без жертв снискать их благосклонность,
  
  
   И нет такого, кто бы им служил
  
  
   И душу все же сохранил бы чистой.
  
  
  
  
   Макс
  
  
  
   (значительно)
  
  
   Страшись, страшись, ты этих сил лукавых!
  
  
   Они _не_ держат слова: лживо к бездне
  
  
   Они влекут тебя! Не верь ты им!
  
  
   Я предостерегаю! О, вернись
  
  
   Ты к долгу своему! Возможно ль это?
  
  
   Меня пошли ты в Вену, примирить
  
  
   Позволь мне с императором тебя.
  
  
   Не знает он тебя, но я - я знаю;
  
  
   Моими на тебя глядеть глазами
  
  
   Я научу его и привезу
  
  
   Тебе назад его доверье.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
  
  
  
  Поздно!
  
  
   Не знаешь ты, что здесь произошло.
  
  
  
  
   Макс
  
  
   И если поздно, если от паденья
  
  
   Лишь преступленьем можешь ты спастись, -
  
  
   Пади! Пади так честно, как стоял!
  
  
   Сдай власть свою! Ты с поприща со славой
  
  
   Сойдешь, сойди ж с него и без вины.
  
  
   Ты для других жил долго, поживи же
  
  
   И для себя. Я удалюсь с тобой,
  
  
   Твоя судьба моею будет!
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
  
  
   Поздно!
  
  
   Пока слова здесь тратишь ты, несутся
  
  
   Мои гонцы, отправленные в Прагу
  
  
   И в Эгер с приказанием моим.
  
  
   Так покорись судьбе! Мы то свершаем,
  
  
   К чему принуждены. Стопою твердой
  
  
   Приступим же с достоинством мы к делу
  
  
   Необходимому. И чем виновней
  
  
   Я Цезаря, чьим именем и ныне
  
  
   Зовется что есть высшего на свете?
  
  
   Повел он против Рима легионы,
  
  
   Что Рим ему доверил для защиты.
  
  
   Отбрось он меч, он так же бы погиб,
  
  
   Как я теперь, когда б сложил оружье.
  
  
   Есть дух его во мне. Его удачу
  
  
   Мне только дай, и с остальным я справлюсь.
   Макс, стоявший до этого времени в мучительной внутренней
  
  борьбе чувств, поспешно уходит. Валленштейн глядит
  
  ему вслед с изумлением и смущением и погружается в
  
  
  
  глубокую задумчивость.
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ
  
  
   Валленштейн. Терцки, потом Илло.
  
  
  
  
  Терцки
  
  
   Макс Пикколомини был здесь?
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
  
  
  
  Где Врангель?
  
  
  
  
  Терцки
  
  
   Уехал он.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
  
  Так скоро?
  
  
  
  
  Терцки
  
  
  
  
  
   Как сквозь землю
  
  
   Он провалился. Только-только вышел
  
  
   Он от тебя, пошел за ним я следом -
  
  
   Поговорить мне нужно было с ним,
  
  
   Но он исчез; куда - никто не знал.
  
  
   По-моему, был это сам нечистый.
  
  
   Так вдруг пропасть не может человек.
  
  
  
  
   Илло
  
  
  
  
  (входит)
  
  
   Ужели правда - старика услать
  
  
   Намерен ты?
  
  
  
  
  Терцки
  
  
  
  
  Октавио? Да что ты!
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Во Фрауэнберг, чтоб принял он начальство
  
  
   Над итальянским и испанским войском.
  
  
  
  
  Терцки
  
  
   Избави бог от этого тебя!
  
  
  
  
   Илло
  
  
   Коварному ты вверить хочешь войско?
  
  
   Его теперь из глаз ты выпускаешь -
  
  
   В минуту, от которой все зависит?
  
  
  
  
  Терцки
  
  
   Не делай этого, всем, что священно,
  
  
   Я умоляю!
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
  
  Странные вы люди!
  
  
  
  
   Илло
  
  
   Хоть этот раз прими ты наш совет -
  
  
   Не отпускай его!
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
  
   Но почему же
  
  
   Ему я _ныне_ доверять не должен,
  
  
   Коль доверял всегда? Что за причина
  
  
   О нем вдруг хуже думать? Я в угоду
  
  
   Причудам вашим изменю ль свое
  
  
   На опыте основанное мненье?
  
  
   Ведь я не женщина. _Доселе_ верил,
  
  
   Так верить буду и теперь ему.
  
  
  
  
  Терцки
  
  
   Не именно _его_ ж отправить надо.
  
  
   Пошли другого.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
  
   Именно его.
  
  
   _Ему_ я должность ту избрал, к которой
  
  
   Способен он.
  
  
  
  
   Илло
  
  
  
  
  Способен, - потому
  
  
   Что итальянец.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
  
   Знаю, что к обоим
  
  
   Вы никогда приязни не питали.
  
  
   За то, что их люблю я, уважаю,
  
  
   Вам и другим предпочитаю явно,
  
  
   По справедливости, - вы им враги.
  
  
   До вашей зависти мне что за дело?
  
  
   И то, что ненавидите вы их,
  
  
   В моих глазах их уронить не может.
  
  
   Друг друга ненавидьте иль любите,
  
  
   Как вам угодно, я ни чувств, ни мнений
  
  
   Ничьих стеснять не думаю, но знаю
  
  
   Из вас любому цену для меня.
  
  
  
  
   Илло
  
  
   Он не уедет! У его повозки
  
  
   Колеса прежде я разбить велю!
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Опомнись, Илло!
  
  
  
  
  Терцки
  
  
  
  
   Квестенберг с ним тоже,
  
  
   Пока был здесь, шушукался о чем-то.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Я знал о том и это разрешал.
  
  
  
  
  Терцки
  
  
   Что Галлас тайных шлет к нему гонцов,
  
  
   Известно тоже мне.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
  
  
  Неправда это!
  
  
  
  
   Илло
  
  
   О, ты слепец, хоть не утратил зренья!
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Не поколеблешь веры ты моей,
  
  
   Основанной на знании глубоком.
  
  
   Коль он мне лжет, то лгут в все планеты.
  
  
   Судьбой мне дан залог, что он мой лучший,
  
  
   Вернейший друг.
  
  
  
  
   Илло
  
  
  
  
   А что залог не ложен,
  
  
   В том также ты залогом убежден?
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Мгновения есть в жизни человека,
  
  
   Когда он к духу мировому ближе
  
  
   И может вопрошать судьбу свободно.
  
  
   В подобное мгновение, в ночи,
  
  
   Предшествовавшей Люценскому бою,
  
  
   Я, прислонившись к дереву, в равнину
  
  
   Задумчиво глядел. Там в нашем стане
  
  
   Огни горели тускло сквозь туман,
  
  
   Глухой оружья гул иль стражи оклик
  
  
   Лишь прерывал порою тишину.
  
  
   Пред взором умственным моим былая
  
  
   И будущая жизнь моя прошла,
  
  
   И связывал мой дух, предчувствий полный,
  
  
   Мое прядущее с судьбою утра.
  
  
   И я сказал: "Ты - повелитель многих!
  
  
   Они пошли вослед твоим звездам,
  
  
   Поставив все, как на число большое,
  
  
   На голову твою, с тобою вместе
  
  
   В ладью вступили счастья твоего.
  
  
   Но день придет, когда их всех рассеет
  
  
   Опять судьба, и не покинут только
  
  
   Немногие тебя. Я знать хотел бы:
  
  
   Кто в лагере здесь мой вернейший друг?
  
  
   Дай знамение мне, судьба! Пусть будет
  
  
   Он тот, кто первый предстоящим утром
  
  
   Мне встретится и знак любви подаст!"
  
  
   И с этим помышленьем я заснул.
  
  
   И сон унес меня в тревогу битвы.
  
  
   Был натиск лют. С убитым подо мною
  
  
   Конем упал я, и через меня
  
  
   Неслись беспечно всадники и "они,
  
  
   А я, в предсмертной муке задыхаясь.
  
  
   Под острыми подковами лежал.
  
  
   И вдруг рукой спасительною кто-то
  
  
   Схватил меня. Мой избавитель был
  
  
   Октавио. Проснулся я, светало, -
  
  
   И предо мной Октавио стоял.
  
  
   "Брат, - мне сказал он, - не садись сегодня
  
  
   На своего обычного коня;
  
  
   Возьми другого, выбранного мною.
  
  
   Ты это сделай из любви ко мне -
  
  
   Зловещим я встревожен сновиденьем".
  
  
   И этот добрый конь меня унес
  
  
   От гнавшихся за мной драгунов шведских.
  
  
   Взял моего мой родственник в тот день -
  
  
   И конь и всадник без вести пропали.
  
  
  
  
   Илло
  
  
   Случайность!
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
   (значительно)
  
  
  
  
   Нет случайностей. Что в мире
  
  
   Мы все считаем случаем слепым,
  
  
   То рождено источником глубоким.
  
  
   Я убежден, что он - мой добрый гений,
  
  
   И кончено!
  
  
  
  
  (Уходит.)
  
  
  
  
  Терцки
  
  
  
  
  Утешен я лишь тем,
  
  
   Что как заложник Макс нам остается.
  
  
  
  
   Илло
  
  
   И я его не выпущу живого.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  (останавливается и оборачивается)
  
  
   Вы оба не похожи ли на женщин,
  
  
   Которые все вновь свое твердят,
  
  
   Хотя б часами их увещевали?
  
  
   Деяния и помыслы людей
  
  
   Совсем не бег слепой морского вала.
  
  
   Мир внутренний - и мыслей и страстей
  
  
   Глубокое, извечное начало.
  
  
   Как дерева необходимый плод,
  
  
   Они не будут случаю подвластны.
  
  
   Чье я узнал зерно, знаком мне тот,
  
  
   Его стремленья и дела мне ясны.
  
  
  
  
  (Уходит.)
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
  
  
   Комната в жилище Пикколомини.
  
   Октавио Пикколомини, готовый к отъезду.
  
  
  
  
  Адъютант.
  
  
  
  
  Октавио
  
  
   Готов отряд?
  
  
  
  
  Адъютант
  
  
  
  
  Он приказаний ждет.
  
  
  
  
  Октавио
  
  
   Надежны ль эти люди, адъютант?
  
  
   В каком полку их взяли?
  
  
  
  
  Адъютант
  
  
  
  
  
  В Тифенбахском.
  
  
  
  
  Октавио
  
  
   Полк этот верен. Чтоб они без шума
  
  
   Двор задний заняли и чтоб никто
  
  
   Не видел их, пока не позвоню!
  
  
   Дом запереть тогда и охранять,
  
  
   И всех, кого ни встретят, взять под стражу.
  
  
  
   Адъютант уходит.
  
  
   Надеюсь обойтись без их услуг,
  
  
   В своем расчете я вполне уверен.
  
  
   Но речь идет о службе государю,
  
  
   И лишняя уместна осторожность.
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ
  
  
  Октавио Пикколомини. Изолани входит.
  
  
  
  
  Изолани
  
  
   Я здесь. Из остальных еще кто будет?
  
  
  
  
  Октавио
  
  
  
   (таинственно)
  
  
   Сперва, граф Изолани, вам два слова.
  
  
  
  
  Изолани
  
  
  
   (таинственно)
  
  
   Пора? Что, действовать намерен герцог?
  
  
   Я предан вам. Меня вы испытайте!
  
  
  
  
  Октавио
  
  
   То может статься.
  
  
  
  
  Изолани
  
  
  
  
  
  Да, я не из тех,
  
  
   Которые лишь на словах храбры,
  
  
   Но прочь бегут, когда дойдет до дела.
  
  
   Со мною герцог поступил как друг.
  
  
   Ей-богу - так! Я всем ему обязан.
  
  
   На верность пусть положится мою.
  
  
  
  
  Октавио
  
  
  
  
  
  
   Увидим.
  
  
  
  
  Изолани
  
  
   Не все так мыслят; будьте осторожны.
  
  
   Здесь многие на стороне двора
  
  
   И говорят, что взятая обманом
  
  
   Подписка с герцогом быть заодно
  
  
   Необязательна.
  
  
  
  
&

Другие авторы
  • Крымов Юрий Соломонович
  • Ардашев Павел Николаевич
  • Катловкер Бенедикт Авраамович
  • Потемкин Петр Петрович
  • Серафимович Александр Серафимович
  • Петров-Водкин Кузьма Сергеевич
  • Волконская Зинаида Александровна
  • Сухово-Кобылин Александр Васильевич
  • Тит Ливий
  • Колосов Василий Михайлович
  • Другие произведения
  • Успенский Николай Васильевич - Встреча с Н. Г. Помяловским
  • Шелгунов Николай Васильевич - Шелгунов Н. В.: Биобиблиографическая справка
  • Семенов Леонид Дмитриевич - Леонид Семенов: Хронологическая канва
  • Тютчев Федор Иванович - Тютчев Ф. И.: Биобиблиографическая справка
  • Полевой Николай Алексеевич - Музыкальный Альбом, изд. Г. Верстовским на 1828 год
  • Воровский Вацлав Вацлавович - Анекдот
  • Федоров Николай Федорович - Что такое добро?
  • Мамин-Сибиряк Дмитрий Наркисович - Сестры
  • Филимонов Владимир Сергеевич - Судья и два просителя
  • Заяицкий Сергей Сергеевич - Памяти С. Заяицкого
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 272 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа