Главная » Книги

Шиллер Иоганн Кристоф Фридрих - Смерть Валленштейна, Страница 21

Шиллер Иоганн Кристоф Фридрих - Смерть Валленштейна


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

stify">  
  
  
  
  Графиня
  
  
  
  
  Мне с тобой расстаться нынче
  
  
   Так тяжело! Страшусь я...
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
  
  
  
  Но чего?
  
  
  
  
  Графиня
  
  
   Мне кажется, что удалишься вдруг
  
  
   Ты этой ночью, что, проснувшись завтра,
  
  
   Тебя мы здесь уж больше не найдем.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Воображенье!
  
  
  
  
  Графиня
  
  
  
  
  Мне стесняют сердце
  
  
   Предчувствия недобрые давно,
  
  
   И если верх над ними взять удастся
  
  
   Мне наяву, они меня во сне
  
  
   Зловещими виденьями терзают.
  
  
   Вчера ты мне приснился в пышном платье
  
  
   С твоей супругой первой за столом...
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Хороший это сон; тот брак основой
  
  
   Был счастья моего.
  
  
  
  
  Графиня
  
  
  
  
  
  А нынче ночью
  
  
   Мне снилось, будто я иду к тебе.
  
  
   Но как вошла я в дверь, то оказался
  
  
   Не твой покой - был это монастырь,.
  
  
   Который в Гитчине ты основал
  
  
   И где желаешь быть похоронен.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Твой этим занят ум.
  
  
  
  
  Графиня
  
  
  
  
  
  Как? Ты не веришь,
  
  
   Что предостерегающий нас голос
  
  
   Звучит во снах?
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
  
   Да, голос существует
  
  
   Такой. Но предостерегать не может
  
  
   _Пророчество_ о том, что _неизбежно_.
  
  
   Как солнца светлый образ в атмосфере
  
  
   Нам виден, прежде чем оно взошло,
  
  
   Предшествуют так и событьям важным
  
  
   Их призраки, и в настоящем дне
  
  
   День будущий для нас уже грядет.
  
  
   Меня всегда в раздумье приводило,
  
  
   Что говорят о Генрихе Четвертом:
  
  
   Он чувствовал в груди удар ножа
  
  
   Гораздо раньше, чем вооружился
  
  
   Им Равальяк. Он, как гонимый чем-то,.
  
  
   Из Лувра своего бежал тревожно,
  
  
   И звон коронования супруги
  
  
   Ему казался гулом погребальным,
  
  
   Он слышал шаг того, который сам
  
  
   Его искал на улицах Парижа.
  
  
  
  
  Графиня
  
  
   И нет в тебе предчувствий никаких?
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Нет. Будь спокойна.
  
  
  
  
  Графиня
  
  
   (погруженная в мрачные думы)
  
  
  
  
  
  Снилось мне еще, -
  
  
   Я за тобой спешила; ты бежал
  
  
   Передо мной по длинной галлерее,
  
  
   Из залы в залу, без конца, и двери
  
  
   Захлопывались с треском. Задыхаясь,
  
  
   Тебя догнать я силилась напрасно.
  
  
   И кто-то сзади вдруг схватил меня
  
  
   Холодною рукой - был это ты;
  
  
   И ты поцеловал меня, и красный
  
  
   На нас покров какой-то опустился....
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   В моем покое красный есть ковер,
  
  
   Тебе на ум пришел он.
  
  
  
  
  Графиня
  
  
  
   (смотря на него)
  
  
  
  
  
   Если вправду,
  
  
   Брат, если я тебя, который здесь
  
  
   Передо мной стоишь так полон жизни...
  
  
   (Рыдая, падает ему на грудь.)
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Указа государя ты страшишься:
  
  
   Не ранят буквы, рук он не найдет.
  
  
  
  
  Графиня
  
  
   Но если бы нашел? Решилась я.
  
  
   Есть у меня, к чему тогда прибегнуть.
  
  
  
  
  (Уходит.)
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
  
  
  Валленштейн. Гордон. Потом камердинер.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Спокойно ль в городе?
  
  
  
  
  Гордон
  
  
  
  
  
   Спокоен город.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Я слышу музыку, в огнях весь замок.
  
  
   Кто это веселится?
  
  
  
  
  Гордон
  
  
  
  
  
  Графу Терцки
  
  
   С фельдмаршалом устроен ужин в замке.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
  
  (про себя)
  
  
   Победу празднуют. Для них веселья
  
  
   Иначе нет, как за столом.
  
  
  
  
  (Звонит.)
  
  
  
   Входит камердинер.
  
  
  
  
  
   Я лягу,
  
  
   Раздень меня.
  
  
  
   (Берет ключи.)
  
  
  
  
   Итак, защищены мы
  
  
   От всякого врага и заперлись
  
  
   С надежными друзьями. Иль во всем
  
  
   Я ошибаюсь, коль лицо такое
  
  
  
  (смотря на Гордона)
  
  
   Обманщика личиной может быть.
  
  
  Камердинер снял с него мантию и шарф.
  
  
   Упало что-то.
  
  
  
  
  Камердинер
  
  
   Разорвалася золотая цепь.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Немало лет она мне прослужила;
  
  
   Дай мне ее сюда.
  
  
  
   (Смотря на цепь.)
  
  
  
  
   Был это первый
  
  
   Дар императора. В войне Фриульской,
  
  
   Еще эрцгерцогом, он на меня
  
  
   Ее надел. Носил я по привычке
  
  
   Ее до этих пор и, признаюсь,
  
  
   Из суеверия, как талисман,
  
  
   Чтоб приковать ко мне навек то счастье,
  
  
   Которого мне в жизни первым знаком
  
  
   Она была. Отныне для меня
  
  
   Начаться счастье новое должно.
  
  
   Бессилен стал залог успеха этот.
  
  Камердинер удаляется, унося одежду. Валленштейн
   встает и, пройдясь по залу, останавливается задумчиво
  
  
  
   перед Гордоном.
  
  
   Как помнятся мне времена былые!
  
  
   Себя я вижу при дворе в Бургау,
  
  
   Где вместе мы пажами были оба.
  
  
   Мы часто спорили. Ты дружелюбно,
  
  
   Охотно наставленья мне давал,
  
  
   Бранил меня за то, что цель себе я ставил
  
  
   Высокую, мечтаньям смелым веря,
  
  
   И среднюю ты мне хвалил дорогу.
  
  
   Что ж приобрел ты мудростью своей?
  
  
   Состарясь преждевременно, угас бы
  
  
   Ты здесь в глуши, когда б не озарила
  
  
   Тебя звезда счастливая моя.
  
  
  
  
  Гордон
  
  
   Мой герцог, в пристани надежной бедный челн
  
  
   Рад привязать рыбак, когда он видит,
  
  
   Что бурею разбит корабль огромный.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Итак, уже ты в пристани, старик?
  
  
   Несуся я еще душою бодрой
  
  
   С отвагою по жизненным волнам.
  
  
   Надежда и теперь моя богиня.
  
  
   Мой молод дух, и нас, сравнив обоих,
  
  
   Могу сказать я, что бессильно годы
  
  
   Над головой моею пронеслись.
  
  
  (Прохаживается быстрыми шагами по
  
   комнате и останавливается против Гордона на
  
  
   противоположной стороне сцены.)
  
  
   Кто знает счастие непостоянным?
  
  
   Я им всегда любим был, над толпою
  
  
   Был поднят им и по ступеням жизни
  
  
   Взнесен его могучею рукой.
  
  
   Обыкновенного нет ничего
  
  
   В пути, мне предназначенном судьбою,
  
  
   Ни в линиях моей руки. Мой жребий
  
  
   Кто по людским определит догадкам?
  
  
   Низверженным кажусь теперь, но снова
  
  
   Возвышусь я, отлива минет час,
  
  
   И волн прибой вновь набежит широко...
  
  
  
  
  Гордон
  
  
   Все ж намекну о старом я совете:
  
  
   Не надо день до вечера хвалить.
  
  
   Не смел бы в счастье я надежде предаваться.
  
  
   Ниспослана надежда злополучным,
  
  
   Счастливому страшиться надлежит, -
  
  
   Весы судьбы в движенье беспрерывном.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
   (усмехаясь)
  
  
   Я прежних лет Гордона узнаю.
  
  
   Что в мире все изменчиво - я знаю,
  
  
   С нас духи злые взыскивают дань.
  
  
   Язычники времен старинных это
  
  
   Уж знали: подвергались добровольно
  
  
   Они беде, чтоб укротить враждебность
  
  
   Богов ревнивых, и людская кровь
  
  
   Лилася в жертву грозному Тифону.
  
  
   (После паузы, серьезно и тише.)
  
  
   Ему и я пожертвовал. Погиб
  
  
   Мой лучший друг, и по моей вине.
  
  
   Меня успех не может никакой
  
  
   Так радовать, как эта огорчила
  
  
   Меня потеря. Стихла зависть рока!
  
  
   Берет он жизнь за жизнь: сражен безвинный
  
  
   Любимец мой тем громовым ударом,
  
  
   Который пасть был должен на меня.
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ
  
  
  
   Те же. Сени.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Не Сени ли идет? Он вне себя!
  
  
   Что привело тебя сюда так поздно,
  
  
   Баптист?
  
  
  
  
   Сени
  
  
  
   Страх, герцог, за тебя.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
  
  
  
  
  А что?
  
  
  
  
   Сени
  
  
   Спасайся, герцог, до рассвета дня
  
  
   Беги отсюда! Не вверяйся шведам!
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   В чем дело?
  
  
  
  
   Сени
  
  
  
  
  Этим шведам не вверяйся!
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Но почему ж?
  
  
  
  
   Сени
  
  
  
  
  Не дожидайся их!
  
  
   Бедою близкой ложные друзья
  
  
   Тебе грозят. Ужасны в небе знаки!
  
  
   Ты сетью гибели уже опутан.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Баптист, ты бредишь, страх смутил твой разум
  
  
  
  
   Сени
  
  
   Нет, не обманут страхом я напрасным,
  
  
   Сам по аспекту убедись, что должен
  
  
   Ты бедствия от ложных ждать друзей.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Они - причина всех моих несчастий.
  
  
   Мне б раньше это указанье! Ныне
  
  
   Тут звезды не нужны.
  
  
  
  
   Сени
  
  
  
  
  
   Пойдем, взгляни!
  
  
   Своим глазам поверь. Ужасный знак
  
  
   Стоит в жилище жизни. Недруг близкий,
  
  
   Изменник злой таится за лучами
  
  
   Твоей звезды. Остерегись, о герцог,
  
  
   Язычникам не доверяйся этим,
  
  
   Противникам священной церкви нашей!
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
  
  (улыбаясь)
  
  
   Так вот причина опасений? Да,
  
  
   Союз со шведами тебе, я помню,
  
  
   Всегда противен был. Ложись, баптист!
  
  
   Не страшны мне такие знаки.
  
  
  
  
  Гордон
  
  
  (сильно потрясенный этим разговором,
  
  
   обращается к Валленштейну)
  
  
  
  
  
  
   Герцог!
  
  
   Мне разреши сказать. Из уст простых
  
  
   Полезное услышать можно слово.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Скажи!
  
  
  
  
  Гордон
  
  
   Что, если он недаром полон страха?
  
  
   Что, если провидение чудесно
  
  
   _Его_ словами хочет вас спасти?
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Вы оба говорите как в бреду.
  
  
   Какой беды могу я ждать от шведов?
  
  
   Союз со мной им выгоден, им нужен.
  
  
  
  
  Гордон
  
  
   Но если именно прибытье шведов, -
  
  
   Как раз оно должно ускорить гибель,
  
  
   Которая вам угрожает...
  
  
   (Падает перед ним на колени.)
  
  
  
  
  
   Герцог,
  
  
   Еще не поздно!
  
  
  
  
   Сени
  
  
  
  (опускается на колени)
  
  
  
  
   О! Внемли ему!
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Не поздно! Что не поздно? Встаньте! Встаньте!
  
  
   Приказываю вам.
  
  
  
  
  Гордон
  
  
  
  
  (встает)
  
  
  
  
  
  Рейнграф не прибыл.
  
  
   Велите в крепость не впускать его.
  
  
   Пусть нас он осаждает. С целым войском
  
  
   Погибнет он под этими стенами
  
  
   Скорей, чем нашу храбрость утомит.
  
  
   Узнает он на опыте, что значит
  
  
   Людей бесстрашных горсть с вождем-героем,
  
  
   Который подвигом загладить хочет
  
  
   Проступок свой. Смягчится император,
  
  
   Он склонен к милосердию, и Фридланд,
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 258 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа