Главная » Книги

Шиллер Иоганн Кристоф Фридрих - Смерть Валленштейна, Страница 15

Шиллер Иоганн Кристоф Фридрих - Смерть Валленштейна


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

н опальным, и обязан
  
  
   Его живым иль мертвым выдать каждый,
  
  
   Кто верный императору слуга.
  
  
  
  
  Гордон
  
  
   Такой вельможа изменил престолу!
  
  
   Что значит все величие земное!
  
  
   Я часто говорил: он плохо кончит;
  
  
   Погубит герцога его же сила,
  
  
   Его же власть, которой нет предела!
  
  
   Растут желанья: можно ль человека
  
  
   Умеренности доверять его?
  
  
   Его в границах держит лишь закон,
  
  
   Лишь торная обычая дорога.
  
  
   Власть герцога неслыханна была,
  
  
   Он ею с императором равнялся:
  
  
   От послушанья гордый ум отвык.
  
  
   Да, жаль такого человека! Кто же
  
  
   Там устоять бы мог, где Фридланд пал!
  
  
  
  
  Бутлер
  
  
   Успеете жалеть, когда он будет
  
  
   Нуждаться в состраданье. Он теперь
  
  
   Еще опасен. Подступают шведы
  
  
   И вскоре, если мы не примем мер,
  
  
   Соединятся с ним. Нам невозможно медлить,
  
  
   Нельзя мне допустить, чтоб он свободный
  
  
   Отсюда вышел. В плен его здесь взять
  
  
   И жизнью я и честью обязался,
  
  
   И помощи от вас я ожидаю.
  
  
  
  
  Гордон
  
  
   Когда б не видеть этого мне дня!
  
  
   Из рук его я принял эту должность,
  
  
   Он эту крепость мне препоручил,
  
  
   И быть ему она должна тюрьмою!
  
  
   У нас, у подчиненных, воли нет, -
  
  
   Один лишь тот, кто силен и свободен,
  
  
   Влеченьям сердца может уступать.
  
  
   А мы должны жестокого закона
  
  
   Быть исполнители; доступна нам
  
  
   Одна лишь добродетель - послушанье.
  
  
  
  
  Бутлер
  
  
   Не жалуйтесь, что в действиях своих
  
  
   Так стеснены вы. Где свободы много,
  
  
   Там много заблуждений. Безопасен
  
  
   Повиновенья только узкий путь.
  
  
  
  
  Гордон
  
  
   Итак, покинут герцог всеми? Скольких
  
  
   Он осчастливил королевски щедро!
  
  
   Его рука всегда была готова
  
  
   Дарами каждого осыпать...
  
  
   (Искоса взглянув на Бутлера.)
  
  
  
  
  
  
  Поднял
  
  
   Иного он из праха - сан высокий
  
  
   И положенье дал ему; а друга
  
  
   Надежного в нужде и злополучье
  
  
   Ни одного себе не приобрел.
  
  
  
  
  Бутлер
  
  
   Здесь, вижу я, есть друг ему надежный.
  
  
  
  
  Гордон
  
  
   Мне милостью его нельзя хвалиться.
  
  
   Быть может, он в величье и не вспомнил
  
  
   Про друга юности своей. Вдали
  
  
   От герцога я был удержан службой.
  
  
   Меня из виду потерял он здесь,
  
  
   Где, не участвуя в его щедротах,
  
  
   Свободу сердца я себе сберег.
  
  
   Когда меня начальником назначил
  
  
   Он этой крепости, еще был верен
  
  
   Он долгу своему; не обману я
  
  
   Его доверья, честно охраняя,
  
  
   Что он поручит честности моей.
  
  
  
  
  Бутлер
  
  
   Скажите ж: императора веленье
  
  
   Хотите ли исполнить, мне помочь
  
  
   Его взять в плен?
  
  
  
  
  Гордон
  
  
   (задумчиво помолчав, скорбно)
  
  
  
  
   Когда все это правда,
  
  
   Что вы сказали, если изменил
  
  
   Он императору, и продал войско,
  
  
   И крепости хотел открыть врагам, -
  
  
   Спасенья нет ему. Но что меня
  
  
   Из всех других назначили орудьем
  
  
   Погибели его - жестоко это.
  
  
   В Бургау служили вместе при дворе
  
  
   Пажами мы, но я был старший.
  
  
  
  
  Бутлер
  
  
  
  
  
  
   Знаю.
  
  
  
  
  Гордон
  
  
   Тому теперь едва ль не тридцать лет,
  
  
   Исполнен был уже стремлений смелых
  
  
   Двадцатилетний юноша тогда.
  
  
   О важных он лишь помышлял предметах,
  
  
   Как зрелый муж, был тих и молчалив
  
  
   Меж нами, вел с самим собой беседы,
  
  
   Забав чуждался детских. Но минуты
  
  
   Восторженности странной находили
  
  
   Внезапно на него, и вырывался
  
  
   Из глубины таинственной души
  
  
   Могучей мысли луч, и мы дивились
  
  
   Его словам, не зная, было ль это
  
  
   Безумья речь иль божье вдохновенье.
  
  
  
  
  Бутлер
  
  
   Там и случилось то, что, задремавши
  
  
   Раз у окна, он с высоты упал
  
  
   Двухъярусной и встал без повреждений?
  
  
   Есть слух, что были с ним с тех пор припадки
  
  
   Безумья.
  
  
  
  
  Гордон
  
  
  
   Стал задумчивее он
  
  
   И сделался католиком. В нем чудо
  
  
   Спасения его вдруг перемену
  
  
   Произвело. Себя он существом
  
  
   Предизбранным почел и дерзновенно,
  
  
   Как будто знать несчастия не мог,
  
  
   Пошел неверною стезею жизни;
  
  
   И нас судьба далеко развела.
  
  
   К величию и славе быстрым шагом
  
  
   Он восходил; за ним следил я взором,
  
  
   И голова кружилась. Стал он вскоре
  
  
   И граф, и князь, и герцог, и диктатор.
  
  
   И мало все ему теперь, - он руку
  
  
   К короне королевской простирает
  
  
   И в бездну падает!
  
  
  
  
  Бутлер
  
  
  
  
  
  Молчите! Он
  
  
   Идет сюда.
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ
  Те же. Валленштейн входит, разговаривая с бургомистром Эгера.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Ваш город прежде вольный был? Зачем же
  
  
   У вас орел не целый на гербе,
  
  
   А половина лишь его?
  
  
  
  
  Бургомистр
  
  
  
  
  
   Имперским
  
  
   Мы были городом, но двести лет
  
  
   Как город у Богемии в закладе.
  
  
   Отрезан потому до половины
  
  
   Гербовый наш орел, покуда нас
  
  
   Не выкупит империя.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
  
  
  Свободы
  
  
   Достойны вы. Не увлекайтесь только
  
  
   Словами злоумышленных людей!
  
  
   Большую ль подать с вас берут?
  
  
  
  
  Бургомистр
  
  
  
   (пожимая плечами)
  
  
  
  
  
  
   Такую,
  
  
   Что нам вносить ее едва возможно:
  
  
   Мы же содержать должны и гарнизон.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Вам будет льгота. Есть здесь протестанты?
  
  
  
   Бургомистр смущен.
  
  
   Да, да! Я знаю, в городе их много
  
  
   Скрывается! Признайтесь мне: вы сами,
  
  
   Не правда ли?
  
   (Пристально смотрит на него. Бургомистр
  
  
  
  
  пугается.)
  
  
  
  
   Не бойтесь! Иезуитов
  
  
   Я ненавижу; если б только мог,
  
  
   Их из империи давно б я выгнал.
  
  
   Обедня, библия - мне все равно;
  
  
   Я это доказал: я лютеранам
  
  
   В Глогау сам церковь выстроил. Скажу вам...
  
  
   Как вас зовут?
  
  
  
  
  Бургомистр
  
  
  
  
  Пахгельбель, ваша светлость.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   О том, что вам поверю я, с другими
  
  
   Не говорите вы.
  
   (Положив ему руку на плечо, с некоторой
  
  
  
   торжественностью.)
  
  
  
  
   Да, бургомистр,
  
  
   Пришла пора, могучие падут,
  
  
   И слабые возвысятся. Но это
  
  
   Меж нами пусть! Владычество двойное
  
  
   Испанцев близится к концу, и новый
  
  
   Порядок установится. Недавно
  
  
   Вы видели ль на небе три луны?
  
  
  
  
  Бургомистр
  
  
   Со страхом видел.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
  
  
  Вытянулись две
  
  
   В кровавые кинжалы, и осталась
  
  
   Лишь средняя светла, не изменясь.
  
  
  
  
  Бургомистр
  
  
   Мы полагали, что беду от турок
  
  
   Пророчит нам оно.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
  
  
  От турок? Нет.
  
  
   На западе падут и на востоке
  
  
   Два государства, говорю я вам,
  
  
   И лютеран лишь уцелеет вера.
  
  
   (Замечает Бутлера и Гордона.)
  
  
   Мы вечером пальбу слыхали слева,
  
  
   Как ехали сюда. Была ли вам
  
  
   И здесь она слышна?
  
  
  
  
  Гордон
  
  
  
  
   Да, ваша светлость,
  
  
   По ветру прямо с юга несся гул.
  
  
  
  
  Бутлер
  
  
   От Нейштадта иль Вейдена, должно быть.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Дорогой этой подступают шведы.
  
  
   А как силен ваш гарнизон?
  
  
  
  
  Гордон
  
  
  
  
  
  
   У нас
  
  
   Сто восемьдесят только годных к службе,
  
  
   Все остальные инвалиды.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
  
  
   Много ль
  
  
   Стоит в Иоахимстале?
  
  
  
  
  Гордон
  
  
  
  
  
   Укрепить
  
  
   Считая нужным этот пост, я двести
  
  
   Пищальников туда теперь отправил.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Похвальна ваша осторожность. Видел
  
  
   При въезде я, что строите вы также
  
  
   Здесь укрепленья.
  
  
  
  
  Гордон
  
  
  
  
  
  Нам грозит Рейнграф,
  
  
   Так наскоро еще два бастиона
  
  
   Построить я велел.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
  
  
  Усердный вы
  
  
   Слуга престола, я доволен вами.
  
  
  
  
  (Бутлеру.)
  
  
   Пост в Иоахимстале снять, как и другие
  
  
   В том направлении.
  
  
  
  
  (Гордону.)
  
  
  
  
  
  Вам, комендант,
  
  
   Препоручаю я мою жену,
  
  
   Дочь и сестру. Я сам здесь не останусь,
  
  
   Жду только писем. Завтра же, чем свет,
  
  
   Из крепости я выступлю с полками.
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
  
  
  
  Те же. Граф Терцки.
  
  
  
  
  Терцки
  
  
   Желанные и радостные вести!
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Какие же?
  
  
  
  
  Терцки
  
  
  
  
  Под Нейштадтом был бой,
  
  
   И шведы победили.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
  
  
  Как? Откуда
  
  
   Известье?
  
  
  
  
  Терцки
  
  
  
   Селянин принес из Тиршенрейта.
  
  
   Сраженье завязалось по закате.
  
  
   Отряд имперских войск напал нежданно
  
  
   На шведский лагерь. Бились два часа,
  
  
   Имперских тысячу легло на месте,
  
  
   И с ними их полковник. Вот что было
  
  
   Мне сказано.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
  
  Кто ж в Нейштадт мог поспеть?
  
  
   Не Альтрингер - не прилетел же птицей:
  
  
   В четырнадцати милях он оттуда
  
  
   Стоял вчера. Во Фрауэнберге Галлас
  
  
   Войск и поныне не собрал своих.
  
  
   Ужели Суис вперед прошел так смело?
  
  
   Не может быть.
  
  
  
   Появляется Илло.
  
  
  
  
  Терцки
  
  
  
  
   Сейчас узнаем все,
  
  
   Вот Илло к нам идет с веселым видом.
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ
  
  
  
   Те же. Илло.
  
  
  
  
   Илло
  
  
  
   (Валленштейну)
  
  
   К тебе гонец с докладом прискакал.
  
  
  
  
  Терцки
  
  
   Слух о победе подтвердился ль?
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
  
  
  
   С вестью
  
  
   Какою прислан он и кем?
  
  
  
  
   Илло
  
  
  
  
  
   Рейнграфом;
  
  
   А весть его тебе могу сказать я:
  
  
   В пяти лишь милях шведские войска.
  
  
   Под Нейштадтом Макс Пикколомини
  
  
   Ударил с конницей на них; ужасна
  
  
   Была резня, но численностью шведы
  
  
   Верх взяли наконец: полк паппенгеймцев
  
  
   На месте лег, и Макс с ним.
  
  
  
   Валленштейн

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 248 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа