Главная » Книги

Шиллер Иоганн Кристоф Фридрих - Смерть Валленштейна, Страница 13

Шиллер Иоганн Кристоф Фридрих - Смерть Валленштейна


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

тому, кто доверял тебе,
  
  
   Кто привлечен твоим приветным видом,
  
  
   Кто счастия земного своего
  
  
   Тебя избрал надежною опорой!
  
  
   Средь тишины полночной закипит
  
  
   Нежданно огнедышащая бездна,
  
  
   С неистовою разразится силой
  
  
   И бедственно, чрез все людей посевы,
  
  
   Польется истребительный поток.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Изобразил ты своего отца -
  
  
   Так черного он полон лицемерья.
  
  
   Искусство адское мой ум затмило,
  
  
   Судьба коварнейшего духа лжи
  
  
   Жестоко избрала и в виде друга
  
  
   Послала мне его. Над силой ада
  
  
   Верх одержать как может человек!
  
  
   Я заключил в объятья василиска
  
  
   И кровью сердца я поил его,
  
  
   И у сосцов любви моей окреп он
  
  
   И напитался. Никогда не думал
  
  
   Его я опасаться; отворил
  
  
   Перед ним я настежь двери мыслей тайных
  
  
   И осторожности ключи отбросил.
  
  
   Искал мой взор в просторе звездном неба
  
  
   Предателя, которого впустил
  
  
   К себе я в сердце. - Если б Фердинанду
  
  
   Я тем же был, чем твой отец был мне,
  
  
   Я б на него не шел, итти не мог бы!
  
  
   Он господином был моим - не другом,
  
  
   Он не вверялся мне. Когда мне дал он
  
  
   Власть полководца, между ним и мной
  
  
   Уже была война, как должно вечно.
  
  
   Меж хитростью ей быть и подозреньем.
  
  
   Мир только между верой и доверьем.
  
  
   Те, кто доверье отравляют, губят
  
  
   Грядущий род в утробе матерей!
  
  
  
  
   Макс
  
  
   Отца я не намерен защищать.
  
  
   Увы! Я не могу!
  
  
   Несчастные деянья совершились,
  
  
   Сомкнулось преступленье с преступленьем,
  
  
   Как звенья цепи бедственной; но мы,
  
  
   Безвинные, как очутились в этом
  
  
   Кругу злодейств? Кому мы изменили?
  
  
   Зачем отцов виною обоюдной
  
  
   Обвиты мы, как грозных змей четой?
  
  
   Зачем должна нас, любящих друг друга,
  
  
   Вражда отцов жестоко разлучить?
  
   (С величайшей скорбью заключает Теклу в
  
  
  
  
  объятия.)
  
  
  
   Валленштейн
  
   (смотрит на него молча и подходит к нему)
  
  
   Макс! От меня не уходи! Останься
  
  
   Со мною, Макс! Когда в наш зимний лагерь
  
  
   Под Прагою тебя мне принесли
  
  
   В палатку, отрока, к зиме немецкой
  
  
   Привыкнуть не успевшего, ты знамя
  
  
   Еще держал рукой окоченевшей, -
  
  
   Как муж ты не хотел расстаться с ним. Тогда
  
  
   Плащом моим тебя покрыл я, нянькой
  
  
   Твоею был, с заботливостью женской
  
  
   Не постыдился за тобой ходить,
  
  
   И, мной согретый, ожил молодою
  
  
   Ты жизнью вновь в объятиях моих.
  
  
   Когда с тех пор к тебе я изменился?
  
  
   Обогатил я многих, дал в награду "
  
  
   Им земли, почести, - тебя любил я,
  
  
   Тебе - себя, свое я сердце отдал.
  
  
   Они чужие были мне, а ты
  
  
   Был мне как сын родной. - Нет, Макс!
  
  
  
  
  
  
   Меня не можешь
  
  
   Покинуть ты! Я не желаю верить,
  
  
   Что может Макс меня покинуть.
  
  
  
  
   Макс
  
  
  
  
  
  
   Боже!
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Я с детства твоего тебя лелеял
  
  
   И о тебе заботился. Что сделал
  
  
   Отец твой для тебя, чего б я также
  
  
   Не сделал? Я вокруг тебя сплел сеть
  
  
   Моей любви - порви ее, коль можешь! -
  
  
   Ко мне ты всеми нитями души
  
  
   Привязан, всеми узами природы,
  
  
   Которыми быть может человек
  
  
   Соединен с другим. Со мной расстаться!
  
  
   Слугой будь государя! Наградит
  
  
   Он Золотым Руном тебя за то,
  
  
   Что от отца и друга ты отрекся,
  
  
   Что чувство ты святейшее презрел!
  
  
  
  
   Макс
  
  
  
   (в сильной борьбе)
  
  
   О боже мой! Я волен ли?.. Присяга...
  
  
   Долг...
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
   Долг? Какой? И кто же ты? Коль ныне
  
  
   Я перед императором виновен, -
  
  
   Вина - моя, ты не причастен к ней.
  
  
   Себе ль ты принадлежишь? Собою
  
  
   Располагаешь ли? Стоишь ли в мире,
  
  
   Как я, свободен, чтобы быть творцом
  
  
   Своих деяний? От меня зависишь,
  
  
   Мне ты подвластен, я твой император;
  
  
   Принадлежать, повиноваться мне -
  
  
   Вот весь твой долг и твой закон природы.
  
  
   Когда тот мир, которого ты житель,
  
  
   С пути сорвавшись своего, пылая,
  
  
   С другим столкнется миром, не дано
  
  
   Тебе избрать, итти ли с ним иль нет.
  
  
   Умчит великой силой он стремленья
  
  
   С собой тебя и спутников своих.
  
  
   Грех на себя возьмешь ты не тяжелый,
  
  
   Не обвинят тебя, - тебя похвалят
  
  
   За то, что друга предпочел всему.
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТНАДЦАТОЕ
  
  
  
   Те же. Нейман.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Что там?
  
  
  
  
  Нейман
  
  
   Все паппенгеймцы, спешившись, сюда
  
  
   Сомкнутым строем движутся: решили
  
  
   Они с мечом в руке взять дом и графа
  
  
   Освободить.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
   (к графу Терцки)
  
  
  
  
  Цепь протянуть вели
  
  
   И выставить орудия! Я встречу
  
  
   Их ядрами цепными.
  
  
  
   Терпки уходит.
  
  
  
  
  
  Мне мечом
  
  
   Предписывать! Иди скажи им, Нейман,
  
  
   Что я велю им отступить сейчас же
  
  
   И ждать, храня порядок, молча, что мне делать
  
  
   Угодно будет.
  
   Нейман удаляется. Илло подходит к окну.
  
  
  
  
  Графиня
  
  
  
  
   Отпусти его,
  
  
   Брат! Отпусти! Молю тебя!
  
  
  
  
   Илло
  
  
  
  
  (у окна)
  
  
  
  
  
  
  Проклятье!
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Что там?
  
  
  
  
   Илло
  
  
  
   На ратушу они взошли,
  
  
   Срывают кровлю; вот взялись за пушки
  
  
   И направляют их сюда...
  
  
  
  
   Макс
  
  
  
  
  
   Безумцы!
  
  
  
  
   Илло
  
  
   Хотят начать обстрел...
  
  
  
  Герцогиня и графиня
  
  
  
  
  
  Творец небесный!
  
  
  
  
   Макс
  
  
  
   (Валленштейну)
  
  
   Позволь мне к ним, уговорить...
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
  
  
  
   Ни шагу!
  
  
  
  
   Макс
  
  
   (указывая на Теклу и герцогиню)
  
  
   Но жизнь их! Жизнь твоя!
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
  
  
  Что скажешь, Терцки?
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТОЕ
  
  
  
   Те же. Терцки.
  
  
  
  
  Терцки
  
  
   Весть от полков нам верных. Им отваги
  
  
   Своей-де больше не сдержать и просят
  
  
   Им разрешить ударить на врага.
  
  
   В руках их двое городских ворот.
  
  
   Дай только знак - и могут в тыл зайти
  
  
   Они врагам, их в городе стеснить
  
  
   И в узких улицах легко осилить.
  
  
  
  
   Илло
  
  
   Не дай остыть их рвению! Нам верен
  
  
   Полк Бутлера, нас больше, чем восставших.
  
  
   Мы верх возьмем и здесь же бунт подавим.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Чтоб этот город полем битвы стал?
  
  
   Междоусобной огнеокой брани
  
  
   Неистовствовать мы позволим в нем?
  
  
   И ярости, вождя не признающей,
  
  
   Решенье дела предоставим? Здесь
  
  
   Лишь для резни есть место, не для боя.
  
  
   Освобожденных фурий дикой злобы
  
  
   Не сдержит власть ничья. Да будет Так!
  
  
   Обдумывал я долго, пусть свершится
  
  
   Оно теперь мгновенно и кроваво!
  
  
  
  (Обращаясь к Максу.)
  
  
   Что ж? Хочешь ли сразиться ты со мною?
  
  
   Итти ты волен! Стань со строем их,
  
  
   Веди их в бой! Ты воевать умеешь;
  
  
   Ты научился у меня, не стыдно
  
  
   Тебя иметь противником, и случай
  
  
   Едва ль найдешь ты лучший за уроки
  
  
   Мне заплатить.
  
  
  
  
  Графиня
  
  
  
  
   Вот до чего дошло!
  
  
   Макс! Макс! И это выдержать вы в силах?
  
  
  
  
   Макс
  
  
   Полки, порученные мне, дал слово
  
  
   Присяге верными я увести;
  
  
   Исполню это иль умру. Иного
  
  
   Не требует мой долг. С тобой сражаться,
  
  
   Пока возможно, буду избегать, -
  
  
   Мне голова твоя еще священна,
  
  
   Хотя ты стал моим врагом.
  
  Раздаются два выстрела Илло и Терпки спешат к окну.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
  
  
  
  Что там?
  
  
  
  
  Терцки
  
  
   Убит!
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
  Кто?
  
  
  
  
   Илло
  
  
  
  
  Выстрелили тифенбахцы.
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   По ком?
  
  
  
  
   Илло
  
  
  
   По Нейману, который послан
  
  
   Тобою был...
  
  
  
   Валленштейн
  
  
  
  
  (с гневом)
  
  
  
  
  Проклятье! Так я сам...
  
  
  
   (Хочет итти.)
  
  
  
  
  Терцки
  
  
   Их ярости итти навстречу хочешь?
  
  
  
  Герцогиня и графиня
  
  
   Избави бог!
  
  
  
  
   Илло
  
  
  
  
  Теперь не время, герцог!
  
  
  
  
  Графиня
  
  
   Останови, останови его!
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Пусти!
  
  
  
  
   Макс
  
  
  
   Не делай этого, теперь
  
  
   Не делай: их ожесточил свирепый
  
  
   Поступок их, раскаянья дождись...
  
  
  
   Валленштейн
  
  
   Прочь! Слишком долго колебался я.
  
  
   Они свершать дела такие смеют
  
  
   Лишь потому, что самого меня
  
  
   Не видят; пусть увидят, пусть услышат
  
  
   Мой голос. Не мои ль они полки?
  
  
   Не я ль их вождь и грозный повелитель?
  
  
   Посмотрим, чуждо ль стало им лицо,
  
  
   Что в темной битве солнцем их бывало?
  
  
   Оружия не надо. Покажусь
  
  
   Бунтовщикам, и тотчас же, смирившись,
  
  
   Вернутся вновь тревожные умы
  
  
   В привычные пределы послушанья.
  
  
  
  
  (Уходит.)
  
  
  За ним следуют Илло, Терцки и Бутлер.
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ПЕРВОЕ
  
  
   Графиня. Герцогиня. Макс. Текла.
  
  
  
  
  Графиня
  
  
  
   (герцогине)
  
  
   Когда его увидят... Есть надежда,
  
  
   Сестра.
  
  
  
  
  Герцогиня
  
  
  
   Надежда! Я простилась с нею.
  
  
  
  
   Макс
  
   (стоявший во время последнего явления впереди
  
  в приметной, борьбе с самим собою, приближается)
  
  
   Нет! Этого снести я не могу.
  
  
   Пришел сюда с намереньем я твердым
  
  
   И с верою, что прав и непорочен
  
  
   Поступок мой; здесь я стою, как изверг,
  
  
   Достойный ненависти, на себя
  
  
   Проклятье навлекая и презренье
  
  
   Тех, кто мне дорог; видеть в тяжкой скорби
  
  
   Любимых мной я должен, хоть могу их
  
  
   Единым словом осчастливить. Сердце
  
  
   Возмущено во мне, и спор ведут
  
  
   Два голоса в груди, и ночь во мне,
  
  
   Бессилен истинное выбрать я. Отец!
  
  
   Ты правду говорил: я слишком твердо
  
  
   Уверен был в себе; стою колеблясь,
  
  
   Не знаю, как я должен поступить.
  
  
  
  
  Графиня
  
  
   Не знаете? Вам не подскажет сердце?
  
  
   Так я скажу вам это!
  
  
   Отец ваш изменил безбожно нам,
  
  
   На герцога он посягнул, он стыд
  
  
   Навлек на нас; так ясно же, что делать
  
  
   _Вы_, сын его, должны: его злодейство
  
  
   Исправив, верности подать пример,
  
  
   Чтоб имя Пикколомини проклятьем
  
  
   Всегдашним не осталось и позорным
  
  
   Прозванием в семействе Валленштейнов.
  
  
  
  
   Макс
<

Другие авторы
  • Кандинский Василий Васильевич
  • Доде Альфонс
  • Мирбо Октав
  • Воронский Александр Константинович
  • Бертрам Пол
  • Толстой Лев Николаевич, Бирюков Павел Иванович
  • Клычков Сергей Антонович
  • Даниловский Густав
  • Петриенко Павел Владимирович
  • Берг Николай Васильевич
  • Другие произведения
  • Берг Николай Васильевич - Из книги "Мои скитания по белу свету"
  • Соловьев Сергей Михайлович - История России с древнейших времен. Том 18
  • Игнатов Илья Николаевич - О Всеволоде Гаршине г. Чуковского
  • Короленко Владимир Галактионович - К биографии В. Г. Короленко
  • Волошин Максимилиан Александрович - Стихотворения
  • Гюнтер Иоганнес Фон - Иоганнес фон Гюнтер: краткая справка
  • Ибсен Генрик - Л. Троцкий. Об Ибсене
  • Подолинский Андрей Иванович - По поводу статьи г. В. Б. "Мое знакомство с Воейковым в 1830 году"
  • Анненков Павел Васильевич - Заметки о русской литературе 1848 года
  • Измайлов Александр Ефимович - Завещание Н. Бонапарте.
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 259 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа