Главная » Книги

Шекспир Вильям - Генрих Iv (Часть вторая), Страница 13

Шекспир Вильям - Генрих Iv (Часть вторая)


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

nbsp; 
   А настоящая печаль.
  
  
  
  
  Принц Джон
  
  
  
  
  
   Не знает
  
  
   Никто еще, чт_о_ дальше будет с нами,
  
  
   Но больше, чем других, вам ждать худого
  
  
   Приходится. Мне это очень больно,
  
  
   И я б желал, чтоб вышло все иначе.
  
  
  
  
  Кларенс
  
  
   Да, угождать вам Ф_а_льстафу придется,
  
  
   А это значит - плыть против теченья
  
  
   Всех ваших, свойств.
  
  
  
  
  Судья
  
  
  
  
  
   Светлейшие милорды,
  
  
   Руководимый духом беспристрастья,
  
  
   Я поступал поныне, как велела
  
  
   Мне честь моя, а потому не стану
  
  
   Молить теперь о милости позорной.
  
  
   Коль совесть чистая и правда пользы
  
  
   Не принесут, немедленно пойду я
  
  
   К покойному монарху. Пусть узнает
  
  
   Он, кто меня за ним отправил следом.
  
  
  
  
  Граф Уорик
  
  
   Король идет.
  
  
  Входит король Генрих V, за ним свита.
  
  
  
  
  Судья
  
  
  
  
   Вам доброго здоровья
  
  
   Я, государь, у Господа молю.
  
  
  
  
  Король
  
  
   Мне в этой царственной одежде, право,
  
  
   Совсем не так удобно, как, быть может,
  
  
   Вам кажется, милорды.
  
  
  
  
  (Братьям)
  
  
  
  
  
   Отчего же
  
  
   Какой-то страх заметен в вашем горе?
  
  
   Не в Турции находимся мы с вами,
  
  
   Друзья, а в Англии; не Амурату
  
  
   Наследует здесь Амурат, а Генрих -
  
  
   Такому ж Генриху. Грустите, братцы,
  
  
   Коль грустно вам. Печаль понятна ваша,
  
  
   И выражается у вас на лицах
  
  
   Она так царственно, что сам примеру
  
  
   Я вашему последовать намерен,
  
  
   Но только грусть я в сердце затаю.
  
  
   Грустите, да! - но в меру. Не забудьте,
  
  
   Что общая у нас причина горя;
  
  
   А что меня касается, я клятву
  
  
   Даю, что буду вам отцом и братом.
  
  
   Я на себя возьму заботы ваши,
  
  
   Любите лишь меня... Да, плачьте, плачьте
  
  
   О Генрихе умершем; буду плакать
  
  
   О нем и я; но помните, на свете
  
  
   Живой еще есть Генрих. Он сумеет
  
  
   Всю вашу скорбь в веселье превратить.
  
  
   Принцы Джон, Гомфрей и Кларенс
  
  
   Другого мы и ожидать не можем от вашего
  
  
  
  
  
  
  
  величества.
  
  
  
  
  Король
  
  
  
  
  
  
  Как странно
  
  
   Все на меня вы смотрите, милорды...
  
  
   В особенности вы, судья верховный.
  
  
   Вы кажется убеждены заране,
  
  
   Что вас я не люблю.
  
  
  
  
  Судья
  
  
  
  
  
  В одном лишь, ваше
  
  
   Величество, я убежден вполне,
  
  
   А именно, что ничего не сделал
  
  
   Достойного быть вами нелюбимым.
  
  
  
  
  Король
  
  
   Вот как, милорд! Вам кажется, что может
  
  
   Король забыть бесследно оскорбленья,
  
  
   Что некогда вы принцу наносили?
  
  
   Сэр, вы меня открыто осуждали,
  
  
   Стыдить в глаза дерзали нагло, даже,
  
  
   Как помнится, велели взять под стражу -
  
  
   Меня, наследника престола! Разве
  
  
   Все это вздор такой, что нынче можно
  
  
   Его простить и прямо бросить в Лету?
  
  
  
  
  Судья
  
  
   Я представлял собою правосудье,
  
  
   Власть вашего отца. И вот, в то время,
  
  
   Как приводил закон я в исполненье,
  
  
   Лишь об одном заботясь неусыпно, -
  
  
   О благе общества, - угодно было
  
  
   Вам, государь, забыв иль презирая
  
  
   Мой сан, величие и мощь закона
  
  
   И правосудия, лицо монарха,
  
  
   Которого я представлял собою, -
  
  
   Нанесть удар мне собственной рукою,
  
  
   Когда сидел я на судейском месте;
  
  
   Я ж, смело пользуясь своею властью,
  
  
   Велел вас взять немедленно под стражу,
  
  
   Как оскорбителя закона. Если
  
  
   Поступок мой был дурен, то сегодня,
  
  
   Когда король вы сами, пожелали ль
  
  
   Иметь бы вы наследника такого,
  
  
   Который бы, пренебрегая явно
  
  
   Святынею постановлений ваших,
  
  
   Стал судей сталкивать с скамей священных,
  
  
   Препятствовать вершенью правосудья
  
  
   И притуплять тот меч, что охраняет
  
  
   Спокойствие и безопасность вашу, -
  
  
   Нет, мало этого, - который буйно
  
  
   Ругался бы над царственным величьем
  
  
   В лице людей, поставленных монархом
  
  
   Его же представлять перед народом?
  
  
   Представьте же в таком-то положеньи
  
  
   Себя вы, государь. Вообразите,
  
  
   Что вы - отец, что сын ваш унижает
  
  
   Незыблемость закона, попирая
  
  
   Ваш царский сан и обаянье власти, -
  
  
   А я, судья, как подобает, твердо
  
  
   Стою за вас и данною мне силой
  
  
   Стараюсь укротить бесчинства сына.
  
  
   Представьте ж, государь, теперь все это
  
  
   И, как король, скажите беспристрастно,
  
  
   В чем поступал я несогласно с постом,
  
  
   Мне вверенным, чем обманул доверье
  
  
   Иль оскорбил святую честь монарха?
  
  
  
  
  Король
  
  
   Милорд судья, вполне мне доказали
  
  
   Вы правоту свою, так сохраните
  
  
   Весы и меч в своих руках, как прежде.
  
  
   Желал бы я, чтоб почести и слава,
  
  
   Которых вы достойны, возрастая
  
  
   Год _о_т году, вас сохранили здравым,
  
  
   Хотя б до той поры, когда и сын мой
  
  
   Вас оскорбит и так же покорится
  
  
   Вам, как я сам когда-то покорился.
  
  
   Тогда-то повторить мне будет можно
  
  
   Слова отца: "Я счастлив, что близ трона
  
  
   Есть человек настолько беспристрастный,
  
  
   Что осудить не побоялся даже
  
  
   И самого наследника престола.
  
  
   Я счастлив тем, что Бог послал мне сына,
  
  
   Который, не смотря на сан высокий,
  
  
   Умеет пред законом преклоняться!"
  
  
   Вы к заключению приговорили
  
  
   Меня, милорд, а я вам присуждаю
  
  
   За это меч, которым так бесстрашно
  
  
   Владели вы, и об одном прошу вас,
  
  
   Чтоб и вперед мечом тем управляли
  
  
   С такою ж смелостью невозмутимой,
  
  
   С какой меня когда-то покарали.
  
  
   Вот вам моя рука. О, замените
  
  
   Мне моего отца, и будет голос
  
  
   Мой повторять послушно то, что уху
  
  
   Внушите вы, и все свои желанья
  
  
   Я подчиню благим советам вашим.
  
  
  
  
  (Братьям)
  
  
   А вас, милорды, я прошу поверить,
  
  
   Что прежние все заблужденья вместе
  
  
   С отцом моим сошли теперь в могилу,
  
  
   Но мудрый дух его живет нетленно
  
  
   В моей душе, и он докажет миру,
  
  
   Как до сих пор во мне все ошибались,
  
  
   Лишь по одной наружности судя.
  
  
   Поток страстей моих, поныне гордо
  
  
   Вздымавшийся приливом безобразья
  
  
   И суеты, теперь отхлынул в море,
  
  
   И, с царственной волной смешавшись, будет
  
  
   Струиться ровно он и величаво.
  
  
   Мы созовем парламент и совет наш
  
  
   Составим из таких людей надежных,
  
  
   Которые сумеют государство
  
  
   До уровня такого же возвысить,
  
  
   Как страны те, где твердо, неуклонно
  
  
   Царит во всем порядок образцовый.
  
  
   Война иль мир нас ждут, - иль оба разом, -
  
  
   Мы встретим их спокойно, как явленья,
  
  
   Давно уже знакомые; над всем же
  
  
   Да властвует отца святая память.
  
  
   Когда исполнится коронованье,
  
  
   Как я уже сказал, парламент тотчас
  
  
   Мы соберем и, если Всемогущий
  
  
   Нас милостью своею не оставит,
  
  
   Надеемся вполне, что ни единый, -
  
  
   Ни принц, ни пэр, - не пожелает, чтобы
  
  
   Скорей окончилось правленье наше.
  
  
  
  
  Уходят.
  
  
  
  
  СЦЕНА III
  
  
  Сад при доме Шэллоу в Глостершире.
  
   Входят Фальстаф, Шэллоу, Сайленс, Бардольф,
  
  
  
   паж и Дэви.
  
  
  
  
  Шэллоу
  Нет, как хотите, а вы увидите мой сад. Там мы, в беседке, попробуем прошлогодних груш, которые я сам прививал, а также съедим тарелочку обсахаренного тмина и еще чего-нибудь. Идемте, кузен Сайленс. - А там и в постель.
  
  
  
  
  Фальстаф
  Однако, черт возьми, у вас прекрасное и богатое поместье.
  
  
  
  
  Шэллоу
  Помилуйте, какое богатое! Совсем, совсем нищенское. Только и хорош один воздух... - Не зевай, Дэви, подавай, подавай!.. Вот так, Дэви, хорошо.
  
  
  
  
  Фальстаф
  Этот Дэви у вас мастер на все руки: он и слуга у вас, и управитель.
  
  
  
  
  Шэллоу
  Да, он слуга хороший, даже, можно сказать, слуга очень хороший... Однако, я, ей-богу, слишком много хереса выпил за ужином... Да, слуга он хороший. Садитесь же, сэр Джон, садитесь... и вы, кузен, тоже. (Все садятся за стол.)
  
  
  
  
  Сайленс
  Вот и мы теперь, как говорится в песне. (Поет.)
  
  
  
  Будем пить и гулять,
  
  
  
  Добрый год прославлять,
  
  
  
   Благо есть,
  
  
  
   Что поесть:
  
  
  
  В поле хлеба не счесть...
  
  
  
  Мясо, пиво, любовь
  
  
  
  Разжигают в нас кровь:
  
  
  
  Будем пить! нет, ей-ей,
  
  
  
  Ничего веселей!
  
  
  
  
  Фальстаф
  А у вас превеселый характер, мистер Сайленс; поэтому я и выпью за ваше здоровье.
  
  
  
  
  Шэллоу
  Дэви, подай вина мистеру Бардольфу.
  
  
  
   Дэви (Бардольфу)
  Добрейший сэр, садитесь, пожалуйста... я же сейчас буду к вашим услугам. Садитесь же, добрейший сэр. И вы, прекрасный мистер паж, пожалуйста, присядьте тоже. (Паж и Бардольф садятся). Если кушанья окажется мало, мы поправим беду выпивкой. Извините, пожалуйста: чем богаты, тем и рады... Главное: от души рады. (Уходит).
  
  
  
  
  Шэллоу
  Будьте веселей, мистер Бардольф, и вы, рослый воин, тоже веселей.
  
  
  
   Сайленс (поет.)
  
  
  
  Веселей, веселей!
  
  
  
  Ведь, не лучше моей
  
  
  
  У соседа жена, -
  
  
  
   И она
  
  
  
   Не верна,
  
  
  
  Как моя. Будем пить,
  
  
  
  Чтобы горе забыть:
  
  
  
  В мире нет, ведь, ей-ей,
  
  
  
  Ничего веселей.
  
  
  
  
  Фальстаф
  Вот уже никак не думал, что мистер Сайленс такой веселый собеседник.
  
  
  
  
  Сайленс
  Кто, я? Да я и во всю жизнь-то был весел каких-нибудь раза два или три.
  
  
  
   Дэви (возвращаясь)
  Вот и для вас тарелка яблок. (Ставит их перед Бардольфом).
  
  
  
  
  Шэллоу
  Дэви!
  
  
  
  
   Дэви
  Что прикажете? (Бардольфу.) Сейчас к вашим услугам. (Шэллоу.) Вина подать?
  
  
  
  Сайленс (декламирует.)
  
  
  Подайте кубок мне, наполненный вином;
  
  
  Я осушу его, хоть будь он с целый дом!
  
  
  
  
  Фальстаф
  Прекрасно сказано, мистер Сайленс.
  
  
  
  
  Сайленс
  Подождите, то ли еще будет. Самое лучшее только начинается.
  
  
  
  
  Фальстаф
  За ваше здоровье, мистер Сайленс!
  
  
  
   Сайленс (поет.)
  
  
   Храбрый рыцарь, веселись!
  
  
   На колени становись,
  
  
   И за здравие красотки
  
  
   Выпей смесь вина и водки.
  
  
  
  
  Шэллоу
  Милости просим, честный Бардольф. Если тебе чего-нибудь хочется, и ты не спросишь, - пеняй на себя... Милости просим и тебя, маленький плутишка!.. Пью за здравие мистера Бардольфа и всех лондонских кавалеров.
  
  
  
  
   Дэви
  Что бы там ни было, а я не умру, не взглянув на Лондон.
  
  
  
  
  Бардольф
  А я, Дэви, увидал бы вас там с величайшим удовольствием.
  
  
  
  
  Шэллоу
  И, чем хотите клянусь, вы там вместе выпьете добрую кварту, не так ли?
  
  
  
  
  Бардольф
  О, конечно! да еще кварту в четыре пинты.
  
  
  
  
  Шэллоу
  И прекрасно! Вот увидишь, негодяй так прилипнет к тебе, что не отвяжешься. Он славный малый.
  
  
  
  
  Бардольф
  Да я, сэр, от него не отстану.
  
  
  
  
  Шэллоу
  Молодец! Сам король не скажет лучше этого... Будьте веселы и ни в чем себя не стесняйте.
  
  
  
   Стук в двери.
  Слышишь, стучатся. Кто там? (Дэви уходит.)
  
   Фальстаф (Сайленсу, только что выпившему
  
  
  
   полный кубок)
  Ну, вот теперь вы ответили на мою вежливость.
  
  
  
  
  Сайленс
  
  
  
  "На мой вызов отвечай
  
  
  
  И сейчас же посвящай
  
  
  
  В рыцари меня, Саминго!" -
  Не так ли?
  
  
  
  
  Фальстаф
  Именно, так.
  
  
  
  
  Сайленс
  То-то же!.. а еще говорят, будто старый человек ничего сделать не может.
  
  
  
   Дэви (возвращаясь)
  Там, с вашего позволения, какой-то Пистоль привез новости от двора.
  
  
  
  
  Фальстаф
  От двора?.. Пусть войдет. (Пистоль входит.). А, Пистоль!
  
  
  
  
  Пистоль
  Да будет с вами милость Божья, сэр Джон!
  
  
  
  
  Фальстаф
  Каким ветром занесло тебя сюда, Пистоль?
  
  
  
  
  Пистоль
  Во всяком случае, тот ветер, что принес меня, ни на кого ничего дурного не надует. Высокочтимый рыцарь, ты теперь один из крупнейших сановников во всем государстве.
  
  
  
  
  Сайленс
  Клянусь Богородицей, он в самом деле крупен, но мой кум Пуф из Барсона все-таки объемистей.
  
  
  
  
  Пистоль
  Пуф?!
  
  
  Да, в зубы Пуф тебе, трусишка подлый!
  
  
  Сэр Джон, я - Пистоль и твой друг,
  
  
  Что, сломя голову, летел, чтоб вести
  
  
  Приятные скорей тебе доставить.
  
  
  А вести-то какие - удивленье! -
  
  
  Бесценные и золотые вести...
  
&nb

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 325 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа