Главная » Книги

Шекспир Вильям - Генрих Iv (Часть первая), Страница 12

Шекспир Вильям - Генрих Iv (Часть первая)


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

ify">   Из страха быть проглоченной. Вот тут-то
  
  
   Заставило нас самосохраненье
  
  
   Бежать от вас подальше и поспешно
  
  
   Собрать войска для собственной защиты.
  
  
   Враждебные такие отношенья
  
  
   Не сами ли вы с_о_здали своим же
  
  
   Презрительным, обидным обращеньем,
  
  
   Угрозами и наглым нарушеньем
  
  
   Всех клятв, что нам в то время вы давали,
  
  
   Когда еще все ваше предприятье
  
  
   В младенчестве полнейшем находилось?
  
  
  
   Король Генрих
  
  
   Все это вы не раз уж громогласно
  
  
   На рынках и в церквях провозглашали,
  
  
   Чтоб внешний вид восстания окрасить
  
  
   Блестящими и яркими цветами,
  
  
   Способными своею пестротою
  
  
   Пленять глаза зевак тех слабоумных
  
  
   И никаким порядком недовольных,
  
  
   Что каждое восстание встречают,
  
  
   Разинув рот и потирая руки.
  
  
   Скажите мне, где смута не старалась
  
  
   Разрисовать поярче цель восстанья
  
  
   Хоть водяной линючей краской? Или
  
  
   Случалось ли терпеть ей недостаток
  
  
   В толпе бродяг и нищих, вечно падких
  
  
   На грабежи и на кровопролитье?
  
  
  
   Принц Генрих
  
  
   Когда дойдет до битвы, то с обоих
  
  
   Враждующих сторон за нашу распрю
  
  
   Немалому числу людей придется
  
  
   Жизнь положить свою. Итак, скажите
  
  
   Племяннику, что, вместе с целым светом,
  
  
   И я ценю выс_о_ко Гарри Перси:
  
  
   Поклясться я готов, - но речь, конечно,
  
  
   Не о его теперешних поступках, -
  
  
   Что сыщется едва ли в целом мире
  
  
   Еще другой такой же хоть и юный,
  
  
   Но доблестный и благородный рыцарь,
  
  
   Кто более б, чем Хотспер, был способен
  
  
   Прославить край родной и наше время.
  
  
   Я ж, к своему стыду, не в состояньи
  
  
   Сам про себя сказать того же: часто
  
  
   Я попирал законы чести. Перси
  
  
   И до сих пор, как говорят, считает
  
  
   Меня таким, каким я был когда-то,
  
  
   Но все-таки, хоть признаю открыто
  
  
   Я над собой его все превосходство,
  
  
   Здесь, пред лицом монарха, предлагаю,
  
  
   Чтоб не лились напрасно реки крови,
  
  
   Решить наш спор единоборством между
  
  
   Им - Хотспером и мною - принцем Уэльским.
  
  
  
   Король Генрих
  
  
   И мы на то даем свое согласье,
  
  
   Хотя причин немало для отказа
  
  
   Могли б найти. Нет, добрый Вустер, верьте -
  
  
   Мы любим свой народ; да, любим даже
  
  
   Заблудших тех, кого мятежный Перси
  
  
   Увлек своим примером. Стоит только
  
  
   Вам искренно принять прощенье наше,
  
  
   Чтоб в вас самих, в Хотспере да и в прочих
  
  
   Своих друзей мы видели, как прежде,
  
  
   И сами к вам, как прежде, относились.
  
  
   Племяннику все это передайте
  
  
   И нынче ж нам его ответ доставьте,
  
  
   Что далее он станет делать? Если ж
  
  
   Отвергнет он и это предложенье,
  
  
   К жестокому возмездию готовьтесь:
  
  
   Мы никого не пощадим. Ступайте ж! -
  
  
   Не надо нам докучных возражений;
  
  
   Мы слушать их не станем. Вам довольно
  
  
   И от души предложено. Безумно
  
  
   Пренебрегать подобным снисхожденьем.
  
  
  
  Вустер и Вернон уходят.
  
  
  
   Принц Генрих
  
  
   Душой клянусь, они не согласятся!
  
  
   Ни Хотспер, ни граф Дуглас не уступят,
  
  
   Хотя б весь мир пошел на них войною.
  
   Все уходят, кроме принца Генриха и Фальстафа.
  
  
  
  
  Фальстаф
  Слушай, Хел! Если во время сражения ты увидишь, что я упал, как мертвый, прикрой меня, пожалуйста, собою. Этим ты докажешь мне свою дружбу.
  
  
  
   Принц Генрих
  Таким образом доказать свою дружбу может разве один только колосс. Помолись Богу - и прощай.
  
  
  
  
  Фальстаф
  Ах, хорошо, Хел, если бы теперь было время ложиться спать, и все обстояло благополучно.
  
  
  
   Принц Генрих
  Надо же когда-нибудь умереть и отдать долг Господу Богу. (Уходит.)
  
  
  
  
  Фальстаф
  Срок расплаты еще не настал, а я терпеть не могу расплачиваться раньше времени. Зачем мне самому лезть вперед, когда ко мне никто еще не пристает? Впрочем, что же делать, когда вперед меня толкает чувство чести? Прекрасно, а что, как это самое чувство чести вдруг меня да на тот свет толкнет, если я стану высовываться вперед? Что тогда? Приделает мне честь новую ногу? Нет. А руку? Нет. А боль в ране уймет? Нет. Из этого выходит, что честь очень не сильна в хирургии. Да, не сильна. Что же такое честь? Слово. А что такое самое это слово "честь"? Пар. Какая же от нее польза? Имеет ее кто-нибудь? Да, тот, говорят, кто умер в среду. Чувствует он ее? Нет. Слышит он ее? Нет. Видит? Нет. Чувствовать ее, значит, нельзя? Мертвые не чувствуют. А разве она не может ужиться между живыми? Не может. Почему? Злословие не допускает. Из всего этого следует, что честь не более, как гербовый щит, а если так, то мне она ни на что не нужна. С этим и конец моему катехизису. (Уходит.)
  
  
  
  
  СЦЕНА II
  
  
  
   Стан мятежников.
  
  
  
  Входят Вустер и Вернон.
  
  
  
  
  Вустер
  
  
   Сэр Ричард, мой племянник знать не должен,
  
  
   Как милостив к нам был король; молчите ж
  
  
   О том, чт_о_ нам он предлагает.
  
  
  
  
  Вернон
  
  
  
  
  
  
   Лучше б,
  
  
   Мне кажется, сказать.
  
  
  
  
  Вустер
  
  
  
  
  
   Тогда наверно
  
  
   Погибли мы! Возможно ли, чтоб слово
  
  
   Свое король сдержал - забыть былое
  
  
   И нас любить, как прежде? В подозреньи
  
  
   Мы у него останемся, и случай
  
  
   Всегда найти сумеет он - придраться
  
  
   К чему-нибудь другому, чтоб жестоко
  
  
   Нам отомстить за дерзкое восстанье.
  
  
   Век у него мы будем под надзором;
  
  
   Доверия к изменникам не больше,
  
  
   Чем к пойманной лисице: сколько хочешь
  
  
   Корми ее и запирай, ручною
  
  
   Ей не бывать, и хищная порода
  
  
   Всегда во всем проглядывать в ней станет.
  
  
   Как ни гляди мы - весело иль грустно,
  
  
   Но каждый взгляд, и каждый наш поступок
  
  
   Истолковать по-своему сумеют,
  
  
   И будем мы в таком же положеньи,
  
  
   Как те быки, которых держат в стойлах
  
  
   И кормят на убой: чем больше холи,
  
  
   Вниманья к ним, тем смерть их, значит, ближе.
  
  
   Племяннику и молодость, и пылкий,
  
  
   Безумный нрав, а может статься, даже
  
  
   И прозвище - послужат извиненьем,
  
  
   Но все его проступки непременно
  
  
   Обрушатся всей тяжестью своею
  
  
   На голову отца его, а также
  
  
   И на мою. Не мы ли воспитали
  
  
   Его? И нам придется расплатиться
  
  
   За все, что в нем развили мы дурного,
  
  
   Вот почему, сэр Ричард, мой племянник
  
  
   Не должен знать, что Болингброк так кротко
  
  
   Протягивал нам руку примиренья.
  
  
  
  
  Вернон
  
  
   О, если так, я подтвердить согласен
  
  
   Все, что, милорд, вы скажете ему.
  
  
   Вот он идет.
  
  Входят Хотспер и Дуглас, сопровождаемые воинами.
  
  
  
  
  Хотспер
  
  
  
  
   А, дядя, возвратился!
  
  
   Освободить сейчас же Уэстморленда. -
  
  
   Что скажете?
  
  
  
  
  Вустер
  
  
  
  
  Готовься к обороне:
  
  
   Король на бой нас вызывает.
  
  
  
  
  Дуглас
  
  
  
  
  
  
   Вызов
  
  
   И ты пошли ему чрез Уэстморленда.
  
  
  
  
  Хотспер
  
  
   Граф Дуглас, вам я это поручаю.
  
  
  
  
  Дуглас
  
  
   О, я готов исполнить с наслажденьем.
  
  
  
  
  (Уходит.)
  
  
  
  
  Вустер
  
  
   Нет в короле и тени снисхожденья.
  
  
  
  
  Хотспер
  
  
   Неужто вы - избави Бог! - решились
  
  
   Унизиться до просьбы о пощаде?
  
  
   Какой позор!
  
  
  
  
  Вустер
  
  
  
  
  Нет, только об обиде
  
  
   Почтительно напомнил я... а также
  
  
   О им самим нарушенном обете;
  
  
   А он в ответ на это вновь стал клясться,
  
  
   Что никаких нам не давал обетов
  
  
   И, говоря, что мы бунтовщики,
  
  
   Изменники, грозил в нас дух крамолы
  
  
   Искоренить мечом своим надменным.
  
  
  
  Дуглас возвращается.
  
  
  
  
  Дуглас
  
  
   К оружию, друзья, к оружию! Выз_о_в
  
  
   Наш королю я бросил в пасть. Заложник
  
  
   Уж п_е_редал его теперь, и Генрих
  
  
   Напасть на нас, конечно, не замедлит.
  
  
  
  
  Вустер
  
  
  
  
  (Хотсперу)
  
  
   При короле принц Уэльский поручил мне
  
  
   Сказать, что на единоборство
  
  
   Зовет тебя.
  
  
  
  
  Хотспер
  
  
  
  
  Я был бы рад душевно,
  
  
   Когда б весь спор лишь этим поединком
  
  
   Закончился, когда б ни капли крови
  
  
   Ни одному живому существу
  
  
   Не стоил он, помимо нас, двух Гарри.
  
  
   Скажи, каков, однако, был тот вызов:
  
  
   Звучало в нем презренье?
  
  
  
  
  Вернон
  
  
  
  
  
  
  Нет, нисколько.
  
  
   Клянусь тебе, не слыхивал поныне
  
  
   Я вызова приветливей, чем этот.
  
  
   Он был похож на вызов брата брату
  
  
   Померяться оружьем для забавы.
  
  
   Хоть с красноречием, достойным принца,
  
  
   Тебе во всем не только справедливость
  
  
   Он отдавал и каждый твой поступок
  
  
   Расписывал, как летопись живая,
  
  
   Но находил еще, что слишком слабы
  
  
   Те похвалы, что слов таких, к несчастью,
  
  
   Не знает он, которые вполне бы
  
  
   Его восторг к тебе передавали.
  
  
   Еще сильней сказался настоящий
  
  
   В нем принц, когда, застенчиво краснея,
  
  
   Заговорил он о своем прошедшем:
  
  
   Он порицал себя так беспощадно
  
  
   И горько так оплакивал проступки,
  
  
   Как будто в нем два было человека
  
  
   С большим умом: наставник и питомец.
  
  
   Он замолчал, а я готов был крикнуть
  
  
   На целый мир, что люди не умели
  
  
   Его ценить, что, несмотря на юность
  
  
   Порочную и прежние проказы,
  
  
   Никто еще надежд таких отчизне
  
  
   Не подавал, как он, и что, конечно,
  
  
   Надежды те он оправдает, если
  
  
   Злой рок его сегодня не погубит.
  
  
  
  
  Хотспер
  
  
   Мне кажется, что он своим беспутством
  
  
   Совсем тебя пленил, хотя, - по правде
  
  
   Сказать, - еще не приходилось слышать
  
  
   Мне о таком развратном принце. Впрочем, -
  
  
   Хорош ли он иль дурен - все равно, -
  
  
   Ужо мы с ним обнимемся на славу,
  
  
   Та что ему из жарких тех объятий
  
  
   Едва ль уйти живым. Итак, скорее
  
  
   К оружию, товарищи и братья!
  
  
   Вас долг и честь одушевлят скорее,
  
  
   Чем все мои воззванья: как известно,
  
  
   Я говорить красиво не умею.
  
  
  
   Входит гонец.
  
  
  
  
  Гонец
  
  
   Вот письма к вам, милорд.
  
  
  
  
  Хотспер
  
  
  
  
  
  
  Не время
  
  
   Мне их читать. Жизнь коротка, милорды,
  
  
   Но будь она еще короче круга,
  
  
   Что в час один описывает стрелка,
  
  
   Казалась бы она безмерно длинной,
  
  
   Когда б ее влачить пришлось в позоре.
  
  
   Коль суждено нам жить, то жить мы будем,
  
  
   Чтоб попирать ногами венценосцев;
  
  
   Коль умереть - умрем спокойно, зная,
  
  
   Что с принцами мы вместе умираем,
  
  
   А совесть чтоб не упрекала, вспомним,
  
  
   Что всякое восстание законно,
  
  
   Коль вспыхнуло оно во имя правды.
  
  
  
  Вбегает другой гонец.
  
  
  
  
  Гонец
  
  
   Милорд, король уж близко: приготовьтесь!
  
  
  
  
  Хотспер
  
  
   Великое ему за то спасибо,
  
  
   Что речь мою он прерывает. Дело -
  
  
   То не мое. Еще одно лишь слово
  
  
   Я вам скажу: пусть каждый исполняет
  
  
   По мере сил обязанность свою.
  
  
   Теперь, друзья, я меч свой обнажаю,
  
  
   Чтоб обагрить его знатнейшей кровью,
  
  
   Какая лишь мне встретится средь грозных
  
  
   Опасностей сегодняшнего боя.
  
  
   Затем - вперед! - и Esperance, о Перси!
  
  
   Бей барабан, звончей гремите трубы,
  
  
   А мы под их торжественные звуки,
  
  
   Обнимемся, друзья! быть может, многим
  
  
   Не суждено уж больше обниматься.
  
  
  Трубы гремят. Все обнимаются и уходят.
  
  
  
  
  СЦЕНА III
  
  
  Поле между двумя враждебными лагерями. Битва в полном разгаре; трубы гремят. То здесь, то там происходят стычки.
   С разных сторон появляются Дуглас и сэр Уолтер Блент.
  
  
  
  
  Блент
  
  
   Скажи, кто ты, что в битвах так упорно
  
  
   Гоняешься за мной? Какой же славы
  
  
   Ты ждешь, убив меня?
  
  
  
  
  Дуглас
  
  
  
  
  
   Мне имя - Дуглас.
  
  
   А за тобой так бешено гоняюсь
  
  
   Я потому, что мне сказали, будто
  
  
   Ты - сам король.
  
  
  
  
  Блент
  
  
  
  
   Тебе сказали правду.
  
  
  
  
  Дуглас
  
  
   Сегодня уж за роковое сходство
  
  
   С тобой успел лорд Стаффорд поплатиться:
  
  
   Его я за тебя ошибкой принял
  
  
   И уложил на месте. То же будет
  
  
   Теперь с тобой, коль в плен ты мне не сдашься.
  
  
  
  
  Блент
  
  
   Я не затем родился, чтоб сдаваться
  
  
   Без боя в плен. Шотландец дерзкий, помни
  
  
 &nb

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 272 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа