Главная » Книги

Шекспир Вильям - Гамлет, принц датский, Страница 14

Шекспир Вильям - Гамлет, принц датский


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

ign="justify">  
  Да саван человеку;
  
  
  
  Вот все, зачем наш род людской
  
  
  
  Идет от века к веку.
  
  
   (Выбрасывает другой череп.)
  Гамлет. Вот еще один! Не череп ли это какого-нибудь стряпчего? Где теперь его крючки, ябеды, дела, толкования законов, увертки? Как он позволяет этому грубому дураку колотить себя грязным заступом по затылку, не притянет его к суду за оскорбление действием? Гм! Этот молодец, может быть, скупал землю с их налогами, крепостными актами, неустойками, двойным поручительством и с всякими доходами. Неужели в том его неустойка всех неустоек и доход всех его доходов, чтоб его великолепный череп пополнился великолепной грязью? Все его поручители ручаются за его покупку, которую в длину и ширину можно прикрыть двумя контрактами. Одни его вводы во владение не поместились бы в этом ларчике. Ужели их владетелю досталось получить так мало земли?
  Горацио. Да, не больше, принц.
  Гамлет. Ведь пергамент делается из бараньих кож?
  Горацио. Да, принц, и из телячьих тоже.
  Гамлет. Бараны и телята те, кто верят в прочность того, что пишется на пергаменте... Я хочу поговорить с этим олухом. Любезный, чья это могила?
  1-й могильщик. Моя-с. (Поет.)
  
  
  
  Вот все, зачем наш род людской
  
  
  
  Идет из века к веку.
  Гамлет. Ну да, твоя, потому что ты теперь стоишь в ней.
  1-й могильщик. Значит, она не ваша, потому что вы еще не в ней. А я хоть еще не умер, а в ней.
  Гамлет. А ведь ты лжешь: могилы предназначены для мертвых, а не для живых людей.
  1-й могильщик. Вранье-то живое - от меня к вам так и лезет.
  Гамлет. Ты роешь ее для мужчины?
  1-й могильщик. Нет, сударь, не для мужчины.
  Гамлет. Для женщины?
  1-й могильщик. Тоже нет.
  Гамлет. Кого же здесь зароют?
  1-й могильщик. Бывшую женщину, царство ей небесное!
  Гамлет. Как этот прохвост любит точность! Надо говорить с ним точнее, - он нас загоняет двусмысленностями. Ей-богу, Горацио, я замечаю, что в течение последних трех лет свет так изощрился, что носок простолюдина наступает на пятку придворного и натирает на ней мозоли. - Ты давно в могильщиках?
  1-й могильщик. С того самого памятного дня, как наш покойный король Гамлет победил Фортинбраса.
  Гамлет. Давно это было?
  1-й могильщик. А вы не знаете? Всякий дурак это знает. Случилось это в тот день, когда родился Гамлет-младший - тот, что теперь с ума сошел и отослан в Англию.
  Гамлет. Так! А почему же его отослали в Англию?
  1-й могильщик. Да потому, что он с ума сошел. Он там опять умным станет. А и не станет, так невелика беда.
  Гамлет. Что так?
  1-й могильщик. Там оно заметно не будет; там ведь все такие же полоумные, как и он.
  Гамлет. Как же он с ума сошел?
  1-й могильщик. Говорят, престранным манером.
  Гамлет. Каким же это "престранным манером"?
  1-й могильщик. Взял, да и помешался.
  Гамлет. На чем же он помешался?
  1-й могильщик. Надо полагать, на датской земле. Так вот, значит, я могильщиком и подростком еще был, и стариком - тридцать лет.
  Гамлет. А что, долго пролежит человек в земле, прежде чем сгниет?
  1-й могильщик. Да если не сгниет заживо, - много теперь таких - едва в гроб положить можно, чтоб не развалились, - ну, тогда продержится лет восемь-девять. Кожевенник девять лет выдержит.
  Гамлет. Почему же он дольше?
  1-й могильщик. Потому, сударь, что его шкура так продубится от его занятий, что не пропустит в себя воды долгое время, - а вода самый злой враг для трупов. Вот ведь этот череп: лежит в земле двадцать три года.
  Гамлет. Чей он?
  1-й могильщик. Одного пребеспутного бездельника. Чей бы вы думали?
  Гамлет. Не знаю.
  1-й могильщик. Не тем он будь помянут: он мне раз вылил на голову целую бутылку рейнского. Этот череп, сударь, череп Йорика - королевского шута.
  Гамлет. Этот?
  1-й могильщик. Этот самый.
  Гамлет. Дай мне его сюда. (Берет череп.) Увы, бедный Йорик! Это был малый беспредельного остроумия, с неистощимой фантазией. Тысячу раз он носил меня на своих плечах. А теперь как он отвратителен! Мне даже тошно делается. Вот тут были те губы, что я целовал так часто. Где теперь твои остроты, шутки, песни, порывы веселья, заставлявшие, бывало, весь стол заливаться смехом? Ничего не осталось, чтобы посмеяться над гримасой твоего черепа? Грустно! Теперь бы тебе появиться в уборной какой-нибудь дамы да сказать: накладывайте притирания на лицо хоть на целый дюйм, а в конце концов все-таки будете на меня похожи, - пусть она похохочет над этим. Горацио, скажи мне, пожалуйста, одно.
  Горацио. Что, ваше высочество?
  Гамлет. Как ты думаешь, Александр таким же был в земле?
  Горацио. Точно таким же.
  Гамлет. И от него пахло так же. Пфа! (Кидает череп в землю.)
  Горацио. Совершенно так же, принц!
  Гамлет. До какого унизительного назначения мы можем дойти, Горацио. Наше воображение может проследить благородный прах Александра до того времени, когда им законопатят бочку.
  Горацио. Странная, больная мысль.
  Гамлет. Однако это так: мы можем до нее дойти очень просто, прямым путем, ну хоть таким способом. Александр умер, Александр - погребен; Александр превратился в прах. Прах - это земля. Из земли добывается глина. Почему же этой глиною, в которую он превратился, не могли законопатить пивную бочку?
  
  
  Великий Цезарь умер, - и истлел,
  
  
  И прахом Цезаря замазывают щели;
  
  
  Весь мир ему при жизни был удел, -
  
  
  Теперь - он беднякам защита от метели...
  Но тише! Отойдем! Король идет...
  (Входят священники и прочая похоронная процессия. Тело Офелии, Лаэрт,
  
   траурная свита, король, королева, двор и пр.)
  
  
  Вот королева... Двор... Кого хоронят?
  
  
  Торжественности нет в процессии. То был
  
  
  Самоубийца, что с собой покончил
  
  
  В отчаянье... Но кто-нибудь из знати...
  
  
  Укроемся, посмотрим, что такое.
  
  
   (Отходит в сторону с Горацио.)
  
  
  
  
  Лаэрт
  
  
  Какой еще обряд?
  
  
  
  
  Гамлет
  
  
  Смотри: ведь это молодой Лаэрт!
  
  
  
  
  Лазрт
  
  
  Какой еще обряд?
  
  
  
   1-й священник
  
  
  Насколько мы могли, мы совершили
  
  
  Обряд церковный. Смерть ее темна.
  
  
  Когда бы не приказ от короля,
  
  
  Лежать бы ей в земле неосвященной
  
  
  До Страшного суда, и не молитвы
  
  
  Заупокойные, а черепки
  
  
  И камни провожали бы ее!
  
  
  А здесь допущены цветы, венки девичьи
  
  
  И колокольный звон.
  
  
  
  
  Лазрт
  
  
  И это все?
  
  
  
   1-й священник
  
  
  
  
  Все. Если б допустили
  
  
  Молитвы за нее, как за людей,
  
  
  Умерших с миром, - этим бы обряд
  
  
  Священный осквернен был.
  
  
  
  
  Лаэрт
  
  
  
  
  
   Так спускайте
  
  
  Ее в могилу! Пусть растут фиалки
  
  
  Из чистого и чудного созданья!
  
  
  А ты, жестокий поп, в аду завоешь,
  
  
  Когда сестра на небе будет!
  
  
  
  
  Гамлет
  
  
  
  
  
  
  Как? -
  
  
  Краса-Офелия!
  
  
  
  
  Королева
  
  
  
   (бросая цветы)
  
  
  Цветы цветку! Прощай!
  
  
  Надеялась тебя женою принца
  
  
  Я видеть, брачную постель цветами,
  
  
  Не гроб твой усыпать...
  
  
  
  
  Лаэрт
  
  
  
  
  
   Пускай же горе
  
  
  Тягчайшее на голову падет
  
  
  Проклятого, своим поступком гнусным
  
  
  Исторгшего твой светлый разум! Стойте!
  
  
  О, дайте мне ее еще обнять!
  
  
  
  (Спрыгивает в могилу.)
  
  
  Теперь заройте мертвую с живым,
  
  
  И пусть могила превратится в гору,
  
  
  Подобную лазурному Олимпу
  
  
  Иль Пелиону!
  
  
  
  
  Гамлет
  
  
  
   (выступая вперед)
  
  
  Кто здесь так громко вопиет о горе,
  
  
  Остановив небесные созвездья
  
  
  Своими восклицаньями? Я здесь,
  
  
  Я Гамлет - датский принц.
  
  
  
  (Спрыгивает в могилу.)
  
  
  
  
  Лаэрт
  
  
  Чтоб черт тебя побрал!
  
  
  
  
  Гамлет
  
  
  
  
  
   Плоха твоя
  
  
  Молитва! Прочь от горла руки! Я
  
  
  Хотя не зол и не горяч, но что-то
  
  
  Во мне опасное таится - то, чего
  
  
  Ты должен опасаться! Руки прочь!
  
  
  
  
  Король
  
  
  Разнять их!
  
  
  
  
  Королева
  
  
  
  
  Гамлет, Гамлет!
  
  
  
  
   Все
  
  
  
  
  
  
   Господа!
  
  
  
  
  Горацио
  
  
  Принц, дорогой мой, - успокойтесь.
  
  (Придворные разнимают их. Они выходят из могилы.)
  
  
  
  
  Гамлет
  
  
  Да, я готов об этом спорить с ним,
  
  
  Покуда смерть глаза мне не закроет!
  
  
  
  
  Королева
  
  
  О чем, мой сын?
  
  
  
  
  Гамлет
  
  
  Ее любил я! Сорок тысяч братьев
  
  
  Сильней меня ее любить не могут!
  
  
  Что сделать для нее ты хочешь?
  
  
  
  
  Король
  
  
  Лаэрт, - он сумасшедший!
  
  
  
  
  Королева
  
  
  О, пощади его, молю тебя!
  
  
  
  
  Гамлет
  
  
  А, черт возьми, - да что же ты можешь сделать?
  
  
  Ты будешь плакать? Драться? Голодать?
  
  
  Терзать себя, пить уксус, крокодилов
  
  
  Есть? То же сделаю и я! Ты выть
  
  
  Пришел? Спрыгнул в могилу и кричишь,
  
  
  Чтоб заживо тебя зарыли? Пусть
  
  
  Зароют и меня. Ты о горах
  
  
  Болтал? Пусть валят миллионы акров,
  
  
  Пускай гора до солнца хватит, - Осса
  
  
  Пусть бородавкой будет. Ты реветь
  
  
  Начнешь, а я рычать не хуже буду.
  
  
  
  
  Королева
  
  
  Безумье это! Кончится припадок -
  
  
  Голубкой кроткою в гнезде он будет,
  
  
  Что кормит золотистых голубят, -
  
  
  Он снова будет тих, спокоен...
  
  
  
  
  Гамлет
  
  
  
  
  
  
   Слушай!
  
  
  Зачем ты так обходишься со мной?
  
  
  Я так любил тебя. Но все равно!
  
  
  Что б Геркулес ни делал, все мяучит
  
  
  Кошчонка. Пес же наказанья ждет!
  
  
  
  
  (Уходит.)
  
  
  
  
  Король
  
  
  Иди, Горацио, следи за ним!
  
  
  
  
  (Лаэрту.)
  
  
  Ты вспомни наш последний разговор
  
  
  И терпеливым будь! Конец уж близок.
  
  
  Гертруда милая, - смотри за сыном. -
  
  
  Да, памятник живой мы водрузим
  
  
  Здесь, на могиле. Час упокоенья
  
  
  Уж близок. Но терпение, терпенье!
  
  
  
  
  (Уходят.)
  
  
  
  
  Сцена 2
  
  
  
   Зал в замке.
  
  
  
  Входят Гамлет и Горацио.
  
  
  
  
  Гамлет
  
  
  Об этом будет. О другом теперь.
  
  
  Ты помнишь хорошо, как все случилось?
  
  
  
  
  Горацио
  
  
  Еще бы!
  
  
  
  
  Гамлет
  
  
  В моей душе какой-то был разлад
  
  
  И не давал мне спать. Казалось мне,
  
  
  Что бунтовщик я, что на мне оковы.
  
  
  Внезапно... о, внезапность хороша!
  
  
  Бывает необдуманность вернее
  
  
  Глубоких замыслов, - доказывает это,
  
  
  Что Промысел указывает путь
  
  
  Не тот, что мы наметили.
  
  
  
  
  Горацио
  
  
  
  
  
   Возможно!
  
  
  
  
  Гамлет
  
  
  Я из каюты вышел, кое-как
  
  
  Накинув плащ. Я ощупью, впотьмах
  
  
  Стал их искать и наконец нашел.
  
  
  Схватив пакет, я с ним к себе вернулся.
  
  
  Здесь, полный дерзости, забыв от страха
  
  
  Приличия, - я короля письмо
  
  
  Вскрыл и нашел... О, царственная мерзость!
  
  
  Там я нашел, Горацио, приказ, -
  
  
  Соображеньем важным подкрепленный,
  
  
  Что мне - для блага Дании и блага
  
  
  Британии - чудовищу и черту -
  
  
  Сейчас же, и минуты не промедлив,
  
  
  Не наточив для скорости топор, -
  
  
  Снести мне голову!
  
  
  
  
  Горацио
  
  
  
  
  
  Возможно ль, как?
  
  
  
  
  Гамлет
  
  
  Вот то письмо. Ты можешь на досуге
  
  
  Его прочесть. Ну, хочешь знать, что дальше?
  
  
  
  
  Горацио
  
  
  Прошу вас.
  
  
  
  
  Гамлет
  
  
  Опутанный как сетью их изменой,
  
  
  Я не успел еще как надо взвесить
  
  
  Игру их, - как уж сел и сочинил
  
  
  Письмо другое, написав по форме.
  
  
  Когда-то я, как принц, считал, что четко
  
  
  Писать не подобает мне; забыть
  
  
  Старался это я: теперь уменье
  
  
  Услугу принесло мне. Хочешь знать,
  
  
  Что написал я?
  
  
  
  
  Горацио
  
  
  
  
   О, хочу, конечно!
  
  
  
  
  Гамлет
  
  
  "Король датчан настойчивую просьбу
  
  
  Шлет: Англия, ее старинный данник,
  
  
  Коль хочет пальму их любви хранить,
  
  
  И мир, увитый золотом колосьев,
  
  
  Коль дружеским звеном оставить хочет..."
  
  
  Ну, и так далее все: "коль" и "коль"...
  
  
  "Британия немедленно должна,
  
  
  Прочтя письмо, без дальних проволочек,
  
  
  Казнить подателей его, не давши
  
  
  Для покаянья времени..."
  
  
  
  
  Горацио
  
  
  
  
  
   Но как же
  
  
  Вы запечатали?
  
  
  
  
  Гамлет
  
  
  
  
   О, даже в этом
  
  
  Я вижу свыше помощь Провиденья.
  
  
  Я в кошельке носил печать отца,
  
  
  Она была - модель печати царства.
  
  
  Письмо сложил я, подписал, привесил
  
  
  Печати, положил его на место.
  
  
  Подмены не заметили. Заутра
  
  
  Мы встретились с пиратами. Что дальше
  
  
  Случилось - ты уж знаешь.
  
  
  
  
  Горацио
  
  
  Так Гильденстерн и Розенкранц умрут?
  
  
  
  
  Гамлет
  
  
  Да... Но они к тому стремились сами.
  
  
  Моя спокойна совесть. Их конец -
  
  
  Лишь следствие их мерзостей. Всегда
  
  
  Опасно душам подленьким соваться
  
  
  В борьбу великих мира.
  
  
  
  
  Горацио
  
  
  
  
  
   Но король!
  
  
  
  
  Гамлет
  
  
  Ну что же, - видишь, что с цареубийцей,
  
  
  С виновником бесчестья королевы,
  
  
  С тем, кто прополз между моей надеждой
  
  
  И троном, покушался кто убить
  
  
  Меня, - по совести и праву разве
  
  
  Не должен я покончить с ним вот этой
  
  
  Рукой? Позволить этой гнусной язве
  
  
  Расти - преступно было бы.
  
  
  
  
  Горацио
  
  
  На днях придут из Англии известья,
  
  
  Что казнь совершена.
  
  
  
  
  Гамлет
  
  
  
  
  
  Да, придут скоро, -
  
  
  Но промежуток мой, - а жизнь земная
  
  
  Не больше, чем сказать успеешь "раз".
  
  
  Мне очень жаль, Горацио мой милый,
  
  
  Что я забылся так перед Лаэртом -
  
  
  В самом себе его я вижу душу.
  
  
  О, я ценю его располож

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 178 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа