Главная » Книги

Шекспир Вильям - Гамлет, принц датский, Страница 13

Шекспир Вильям - Гамлет, принц датский


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

то -
  
  
  Любовь к нему народа. Преступленье,
  
  
  Омывшись в той любви, вдруг обратиться
  
  
  Могло в святыню, как в воде ручья
  
  
  От времени деревья каменеют.
  
  
  Ведь эта буря пущенные мной
  
  
  К желанной цели стрелы обратила б
  
  
  Полет их на меня.
  
  
  
  
  Лаэрт
  
  
  Итак, - достойный мой отец в могиле,
  
  
  Сестра, - уж если можно восхвалять
  
  
  Чего уж больше нет, - всех совершенств
  
  
  Живое воплощенье, всех времен -
  
  
  Безумна... О, моя настанет месть!
  
  
  
  
  Король
  
  
  Ты можешь спать спокойно. Знай, что мы
  
  
  Не так уж дряблы и бессильны стали,
  
  
  Что можно нас за бороду таскать,
  
  
  А мы бы видели забаву в этом. Больше
  
  
  Скажу: любил я твоего отца,
  
  
  Но и себя люблю... Теперь ты понял?
  
  
   (Входит придворный с письмами.)
  
  
  Ты к нам зачем?
  
  
  
  
  Придворный
  
  
  
  
   Вот письма, государь,
  
  
  От Гамлета - для вас и королевы.
  
  
  
  
  Король
  
  
  От Гамлета? Кто их сюда доставил?
  
  
  
  
  Придворный
  
  
  Какие-то матросы, государь.
  
  
  Я их не видел: письма принял Клавдий
  
  
  Для передачи вам.
  
  
  
  
  Король
  
  
  
  
  
  Лаэрт, ты должен
  
  
  Узнать, в чем дело. Уходи.
  
  
  
  (Придворный уходит.)
  (Читает.) "Великий и могущественный. Узнайте: я нагой высажен на берег вашего королевства. Завтра я буду просить дозволения предстать пред ваши королевские очи, и тогда, извинившись предварительно за то, что осмеливаюсь вас обеспокоить, изложу причины моего внезапного и крайне странного возвращения. Гамлет".
  
  
  Что это значит? Все вернулись с ним?
  
  
  Что это: шутка глупая иль правда?
  
  
  
  
  Лаэрт
  
  
  Рука знакома вам?
  
  
  
  
  Король
  
  
  Его рука... "Я высажен нагой"...
  
  
  В постскриптуме приписано "один"...
  
  
  Что скажешь ты на это?
  
  
  
  
  Лаэрт
  
  
  Я, государь, теряюсь. Но пускай
  
  
  Вернется он, - усилится горячка
  
  
  Моя, когда в лицо его швырну:
  
  
  "Смотри, вот что ты сделал!"
  
  
  
  
  Король
  
  
  
  
  
  
  Так нельзя,
  
  
  Лаэрт. Но как же иначе? Ты хочешь
  
  
  Меня послушать?
  
  
  
  
  Лаэрт
  
  
  
  
   Да, но только к миру,
  
  
  Надеюсь, вы не будете склонять?
  
  
  
  
  Король
  
  
  Я дам мир для души твоей. Когда
  
  
  Вернулся он, то вновь поехать в путь
  
  
  Он не захочет. Предложу ему
  
  
  Такое дело, - уж оно созрело
  
  
  В моем уме, - что неизбежна гибель
  
  
  Его - и даже легкий ветерок
  
  
  Не пролепечет обвиненья. Мать
  
  
  И та найдет, что это случай.
  
  
  
  
  Лаэрт
  
  
  
  
  
  
   Я
  
  
  Готов все сделать, государь, и быть
  
  
  Орудьем мести.
  
  
  
  
  Король
  
  
  
  
   Так оно и будет.
  
  
  С тех пор как ты от нас уехал, часто
  
  
  При Гамлете велися разговоры
  
  
  Насчет искусств твоих, в которых так
  
  
  Блистаешь ты. Из всех он одному
  
  
  Завидует всех больше, хоть оно,
  
  
  По-моему, ничтожно.
  
  
  
  
  Лаэрт
  
  
  
  
  
  Но какое ж
  
  
  Искусство это?
  
  
  
  
  Король
  
  
  
  
   Так, - на шляпе лента
  
  
  Для юноши настолько же нужна,
  
  
  Как старикам меха и капюшоны,
  
  
  Дающие тепло и сановитость.
  
  
  Два месяца назад здесь был нормандец.
  
  
  Я хорошо с французами знаком:
  
  
  Мне с ними доводилося сражаться.
  
  
  Они верхом прекрасно ездят, - но
  
  
  Нормандец этот - прямо был колдун:
  
  
  К седлу он прирастал, и конь под ним
  
  
  Выделывал такие штуки, будто
  
  
  То было существо одно - и он,
  
  
  И дивный конь; представить я себе
  
  
  Не мог подобного искусства.
  
  
  
  
  Лаэрт
  
  
  
  
  
  
  Он
  
  
  Нормандец?
  
  
  
  
  Король
  
  
  
  
  Да, нормандец.
  
  
  
  
  Лаэрт
  
  
  Клянуся жизнью, - то Ламонд!
  
  
  
  
  Король
  
  
  
  
  
  
   Он самый!
  
  
  
  
  Лаэрт
  
  
  Я знаю хорошо его - он слава,
  
  
  Краса своей страны!
  
  
  
  
  Король
  
  
  Но в разговорах он хвалил тебя,
  
  
  И о твоем искусстве фехтоваться,
  
  
  Особенно на шпагах, отзывался
  
  
  С восторгом и воскликнул раз: "Вот было б
  
  
  Чудесно, если б кто сразился с ним!"
  
  
  Он уверял, что пред тобой бойцы
  
  
  Теряли верность глаза, осторожность,
  
  
  Проворство. Этот отзыв отравил
  
  
  Покой Гамлету. Завистью сгорая,
  
  
  Лишь об одном мечтал он, чтоб скорее
  
  
  Вернулся ты, чтобы с тобой сразиться.
  
  
  Ты понимаешь?
  
  
  
  
  Лаэрт
  
  
  
  
  Что, мой государь?
  
  
  
  
  Король
  
  
  Лаэрт, любил ли ты отца? Иль горе
  
  
  Твое лишь облик внешний, а в душе
  
  
  Ты холоден к нему?
  
  
  
  
  Лаэрт
  
  
  
  
  
  Что за вопрос?
  
  
  
  
  Король
  
  
  О, ты любил отца, в том нет сомненья,
  
  
  Но все ж любовь ведь времени покорна,
  
  
  И знаю я, как время жар ее
  
  
  И пламя ослабляет. Есть нагар
  
  
  В светильнике любви, и он нередко
  
  
  Потухнуть это пламя заставляет;
  
  
  Ничто не вечно - страсти умирают
  
  
  От полноты своих же совершенств.
  
  
  Мы действовать должны, пока желанье
  
  
  На дело есть, а то потом отсрочек
  
  
  Так много явится, как много в мире
  
  
  Рук, языков и случаев различных;
  
  
  И долг тогда - лишь праздный вздох, - он вреден
  
  
  Тем именно, что облегчает. К делу!
  
  
  Вернулся Гамлет, чем же ты докажешь
  
  
  Свою сыновнюю любовь не на одних
  
  
  Словах?
  
  
  
  
  Лаэрт
  
  
  
   О, я готов хоть в алтаре
  
  
  Его убить.
  
  
  
  
  Король
  
  
  
  
  Убийству все места
  
  
  Пригодны, - месть преград не знает. Ты
  
  
  Теперь, Лаэрт, запрешься дома. Гамлет
  
  
  Вернувшись, будет знать, что ты приехал.
  
  
  Мы восхвалять твое искусство будем.
  
  
  Усилим вдвое то, что говорил
  
  
  Тогда француз, и наконец устроим
  
  
  Ваш поединок, и заклад поставим.
  
  
  Он так беспечен, прям, далек от козней,
  
  
  Что проверять рапир не будет. Ты
  
  
  Возьмешь рапиру с острием и ловким
  
  
  Ударом - на которые искусен -
  
  
  Отплатишь смерть отца.
  
  
  
  
  Лаэрт
  
  
  
  
  
  Да! Так! Вдобавок
  
  
  Я острие свое намажу ядом, -
  
  
  Мне лекарь продал это зелье: ст_о_ит
  
  
  Конец рапиры намочить немного,
  
  
  И никакие снадобья подлунной
  
  
  От смерти не спасут, хотя бы только
  
  
  Царапина пустила каплю крови.
  
  
  Я этим ядом намочу клинок,
  
  
  И легкое его прикосновенье
  
  
  Ему даст смерть.
  
  
  
  
  Король
  
  
  
  
   Обсудим все как надо.
  
  
  Все надо взвесить: время, обстановку,
  
  
  Чтоб неудачи не было, и если
  
  
  В ком подозренья явятся, то лучше
  
  
  Не трогать этот план. Коль не удастся
  
  
  Он почему-нибудь, должны другое
  
  
  Мы средство применить. Постой! Да... так!
  
  
  Торжественный заклад при вашем бое
  
  
  Поставим мы... Конечно, так!
  
  
  Когда вас бой разгорячит и жажду
  
  
  Почувствуете вы, а ты старайся,
  
  
  Чтоб бой был жаркий... он попросит пить,
  
  
  Я дам ему напиток, - и глотка
  
  
  Довольно будет, чтоб твоей рапиры
  
  
  Исправить недочет. Но тише! Идут!
  
  
  
   (Входит королева.)
  
  
  Что, королева, скажете!
  
  
  
  
  Королева
  
  
  За горем вслед идет другое горе:
  
  
  Лаэрт, - твоя сестра в воде погибла.
  
  
  
  
  Лаэрт
  
  
  Погибла? Как?
  
  
  
  
  Королева
  
  
  Где ива над водой растет, купая
  
  
  В воде листву сребристую, она
  
  
  Пришла туда в причудливых гирляндах
  
  
  Из лютика, крапивы и ромашки,
  
  
  И тех цветов, что грубо называет
  
  
  Народ, а девушки зовут перстами
  
  
  Покойников. Она свои венки
  
  
  Повесить думала на ветках ивы,
  
  
  Но ветвь сломилась. В плачущий поток
  
  
  С цветами бедная упала. Платье,
  
  
  Широко распустившись по воде,
  
  
  Ее держало, как русалку. Пела
  
  
  Она обрывки старых песен, гибель
  
  
  Свою не сознавая, и казалось,
  
  
  Она с водой сроднилася. Но долго
  
  
  Так длиться не могло, намокло платье,
  
  
  И перешла она от песней чудных
  
  
  На илистое дно...
  
  
  
  
  Лаэрт
  
  
  
  
  
  Она погибла?
  
  
  
  
  Королева
  
  
  Погибла! да, погибла!
  
  
  
  
  Лаэрт
  
  
  В потоке много для тебя воды,
  
  
  Офелия, - потоки слез излишни!
  
  
  Но людям так они присущи! Стыдно,
  
  
  Но плачу я. И со слезами вместе
  
  
  Уйдет и слабость женская. Мой пыл
  
  
  Залит потоком глупых слез. Простите
  
  
  Меня, о государь!
  
  
  
  
  (Уходит.)
  
  
  
  
  Король
  
  
  
  
  
  Идем за ним:
  
  
  С трудом я бешенство его умерил!
  
  
  Теперь боюсь, чтоб снова исступленье
  
  
  Не загорелось в нем. Пойдем.
  
  
  
  
  (Уходят.)
  
  
  
  
  АКТ V
  
  
  
  
  Сцена 1
  
  
  
  
  Кладбище.
  
   Входят два могильщика с заступами и пр.
  1-й могильщик. Разве можно ее хоронить по-христиански? Ведь она сама себя отправила в царствие небесное?
  2-й могильщик. Сказано тебе, - ну и копай могилу. Тело ее осмотрели, и решили, что это христианское погребение.
  1-й могильщик. Не может этого быть: ведь она утопилась, не защищаясь от нападения.
  2-й могильщик. Так постановили.
  1-й могильщик. Должно быть, тут было самопадение: иначе невозможно. Ведь суть в том: ежели я топлюсь преднамеренно, значит, я совершаю деяние. Всякое деяние имеет три части: действие, совершение и исполнение. Значит, она утопилась преднамеренно.
  2-й могильщик. Постой, душа ты моя могильщик...
  1-й могильщик. Не перебивай! Вот тут вода. Хорошо. А тут - человек. Хорошо. Если человек идет к воде и топится, значит, уж хочешь не хочешь, а это так. Видишь? А если вода пойдет к нему и его потопит, так он не топится. Значит, кто не виноват в своем конце, тот не самоубийца.
  2-й могильщик. Так в законе значится?
  1-й могильщик. Да: это закон об исследовании смертных происшествий.
  2-й могильщик. А сказать по правде, - не будь она из знати, не хоронили бы ее по-христиански.
  1-й могильщик. Это верно: важные господа имеют больше права топиться и вешаться, чем все прочие христиане. Ну, за лопаты! Нет дворянства знатнее садовников, землекопов и могильщиков: продолжают ремесло Адама.
  2-й могильщик. А разве он был из дворян?
  1-й могильщик. Он был первый, кто обладал орудиями.
  2-й могильщик. Ну, положим орудий-то у него не было.
  1-й могильщик. Да ты язычник, что ли? Ты в Писание-то веришь? В Писании сказано: Адам копал. А как же он без орудий копал? А вот тебе другой вопрос. Только не ответишь складно, сознайся?
  2-й могильщик. Ну, вали!
  1-й могильщик. Кто строит более прочно, чем каменщик, чем корабельщик и чем плотник?
  2-й могильщик. Кто строит виселицы: его сооружение тысячу жильцов переживет.
  1-й могильщик. Ловко сказано! Виселица - это хорошо. А только кому она нужна? Тем, кто грешит. А ты грешишь, говоря, что она прочнее церкви. Вот за это тебя и следует на виселицу. Ну, начинай-ка снова.
  2-й могильщик. Кто строит прочнее каменщика, корабельщика и плотника?
  1-й могильщик. Ну, стаскивай хомут!
  2-й могильщик. Я знаю!
  1-й могильщик. Ну!
  2-й могильщик. Не знаю!
  
  
   (Входят Гамлет и Горацио.)
  1-й могильщик. Не колоти себя по мозгам! Глупый осел скорее не пойдет от побоев. А когда тебе такой вопрос зададут, отвечай: могильщик! Жилище, что он устраивает, простоит до второго пришествия. - Сбегай-ка к Иогану и принеси мне бутылку водки.
  
  
   (Второй могильщик уходит.)
  
  
  
   (Копает и поет.)
  
  
  
  Я молод был, любил,
  
  
  
  Жениться собирался,
  
  
  
  Я молод, весел был,
  
  
  
  Мне шуткой мир казался...
  Гамлет. Неужели у этого негодяя нет сознания, что он делает: роет могилу и поет?
  Горацио. Привычка: он легко смотрит на свое дело.
  Гамлет. Да, чтобы развить тонкость чувств, надо ничего не делать.
  
  
  
   1-й могильщик
  
  
  
  
  (поет)
  
  
  
  Но старость подлая тишком
  
  
  
  Подкралась - все пропало,
  
  
  
  Живу точь-в-точь в краю чужом,
  
  
  
  Любви как не бывало!
  
  
  
  (Выкидывает череп.)
  Гамлет. В этом черепе был язык, - ведь и он мог петь. Как этот мерзавец швырнул его на землю: точно это кости Каина-братоубийцы. Голова, которою распоряжается этот осел, быть может, была головой дипломата, а он думал, что перехитрит самого Бога? Как ты полагаешь?
  Горацио. Возможно, принц.
  Гамлет. Или, может быть, то был придворный, который говорил: "осмелюсь пожелать вам доброго утра, ваше высочество! Как вы изволите себя чувствовать?" Он хвалил чью-нибудь лошадь в надежде получить ее в подарок. Возможно это?
  Горацио. Конечно, принц.
  Гамлет. Да, а теперь она собственность властелина-червя, вся облезла, и заступ могильщика бьет ее по челюстям. Что за переворот! Если бы мы могли его постигнуть! Неужели эти кости для того только и были созданы, чтобы швырять их как кегли? При этой мысли у меня кости ломит...
  
  
  
   1-й могильщик
  
  
  
  
  (поет)
  
  
  
  Лишь заступ нужен гробовой
  
  

Другие авторы
  • Эрастов Г.
  • Нахимов Аким Николаевич
  • Бобылев Н. К.
  • Багрицкий Эдуард Георгиевич
  • Филонов Павел Николаевич
  • Бегичев Дмитрий Никитич
  • Ленский Дмитрий Тимофеевич
  • Аноним
  • Полонский Яков Петрович
  • Новиков Андрей Никитич
  • Другие произведения
  • Янтарев Ефим - H. Гумилев. Жемчуга
  • Семенов Сергей Терентьевич - Письма Льва Толстого к С. Т. Семенову
  • Кро Шарль - Смычок и др. (7-12)
  • Тихомиров Павел Васильевич - Невежественная критика: Ответ "Церковным Ведомостям"
  • Глинка Сергей Николаевич - Стихи Павлу Денисьевичу Рачинскому...
  • Ломоносов Михаил Васильевич - Михаил Ломоносов. Его жизнь и литературная деятельность.
  • Закржевский Александр Карлович - В царстве женственной неги
  • Ленский Дмитрий Тимофеевич - Ленский Д. Т.: Биобиблиографическая справка
  • Шатобриан Франсуа Рене - Отрывки из Путешествия г-на Шатобриана
  • Мельников-Печерский Павел Иванович - Заметка о покойном Н. А. Добролюбове
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 176 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа