Главная » Книги

Шекспир Вильям - Цимбелин, Страница 14

Шекспир Вильям - Цимбелин


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

sp;       Государь,
         Ужъ лег³оны галльск³е на берегъ
         Сошли съ судовъ,и въ подкрѣпленье къ нимъ
         Отрядъ дворянъ сенатъ прислалъ изъ Рима.
  
             Цимбелинъ.
  
         О, вотъ теперь мнѣ былъ бы очень нуженъ
         Совѣтъ жены и сына! Я теряюсь!
  
             1-ый лордъ.
  
         Но, государь, мы не слабѣй врага;
         Пусть и еще придутъ - мы всѣ готовы;
         Велите лишь войскамъ итти въ походъ.
         Котораго всѣ ждутъ.
  
             Цимбелинъ.
  
                       Благодарю!
         Мы встрѣтимъ рокъ, какъ насъ онъ самъ застанетъ.
         Не страшно намъ, чѣмъ Римъ намъ угрожаетъ:
         Насъ мучитъ то, что ближе къ намъ. Пойдемъ!
             (Всѣ, кромѣ Пизан³о, уходятъ).
  
             Пизaн³о.
  
         Ни слова мнѣ не пишетъ господинъ мой
         На вѣсть мою о смерти Имогены.
         Не странно ли? Нѣтъ вѣсти и о ней,
         Хотя она писать мнѣ обѣщала;
         Клотенъ пропалъ куда-то: это все
         Меня тревожитъ. Да поможетъ Небо!
         Въ обманѣ честенъ я, въ измѣнѣ вѣренъ;
         Я въ битвѣ докажу, какъ я люблю
         Британ³ю: иль честь найду, иль смерть.
         А время пусть разсѣетъ мракъ сомнѣнья;
         Вотъ безъ руля несетъ домой теченье.
             (Уходитъ).
  

СЦЕНА IV.

Валлисъ. Передъ пещерою Белар³я.

Входитъ Белар³й, Гвидер³й и Арвирагъ.

             Гвидер³й.
  
         Кругомъ тревога.
  
             Белар³й.
  
                   Скроемся подальше.
  
             Арвирагъ.
  
         Но что за радость убѣгать оттуда,
         Гдѣ предстоитъ и подвигъ, и опасность?
  
             Гвидер³й.
  
         Чего намъ ждать отъ бѣгства? Насъ римляне,
         Какъ бриттовъ, умертвятъ; не то, принявъ
         Насъ за бродягъ-бунтовщиковъ, заставятъ
         Ихъ службу несть, а подъ конецъ убьютъ.
  
             Белaр³й.
  
         Уйдемте въ горы - тамъ мы безопасны.
         Намъ къ войску короля пристать нельзя;
         Клотена смерть - вѣдь, насъ никто не знаетъ,
         Мы чужды всѣмъ - насъ приведетъ къ отвѣту,
         Гдѣ жили мы: заставятъ насъ сознаться
         И въ дѣлѣ томъ, а за сознаньемъ - смерть
         Подъ муками.
  
             Гвидер³й.
  
                   Отецъ, то - страхъ пустой!
         Въ такое время онъ къ тебѣ нейдетъ
         И насъ не убѣдитъ.
  
             Арвирагъ.
  
                   Нельзя и думать,
         Чтобъ, слыша ржанье вражескихъ коней
         И видя ихъ костры, когда и зрѣнье,
         И слухъ ослѣплены, оглушены
         Тѣмъ, что важнѣй, для нихъ осталось время
         Замѣтить насъ, развѣдывать, кто мы.
  
             Белар³й.
  
         Но въ войскѣ знаютъ мног³е меня.
         Прошли года - тогда Клотенъ былъ молодъ,
         А я его узналъ. Да и король
         Любви не стоитъ вашей, ни услугъ.
         Изгнан³е мое виною было,
         Что выросли безъ воспитанья вы,
         Какъ дик³е; что счастье вы лишились,
         Которымъ васъ ласкала колыбель;
         Что солнце васъ пекло; что вы дрожали
         Зимою какъ рабы.
  
             Гвидер³й.
  
                   Нѣтъ, лучше смерть,
         Чѣмъ эта жизнь! Прошу, пойдемъ къ войскамъ;
         Меня и брата тамъ никто не знаетъ,
         А ты давно забытъ ужъ, и никто
         Съ разспросами къ тебѣ не обратится.
  
             Арвирагъ.
  
         Клянуся этимъ яснымъ солнцемъ, я
         Иду туда! Мнѣ не случалось видѣть,
         Какъ умираетъ мужъ: я видѣлъ кровь
         Лишь робкихъ зайцевъ, ланей и оленей,
         И на такомъ конѣ я только ѣздилъ,
         Простой ѣздокъ котораго не вѣдалъ
         Желѣзныхъ шпоръ. Мнѣ стыдно и смотрѣть
         На солнца ликъ: я пользуюсь с³яньемъ
         Его лучей святыхъ - и остаюсь
         Въ ничтожествѣ.
  
             Гвидер³й.
  
                   Клянусь, и я иду!
         Благослови меня и отпусти -
         И веселѣй пойду я, а не хочешь,
         То пусть меня за это покараетъ
         Враждебный мечъ!
  
             Арвирагь.
  
                   И я съ тобой: аминь!
  
             Белар³й.
  
         Когда такъ мало дорожите жизнью
         Своей, зачѣмъ же мнѣ беречь мою,
         Увядшую? Иду я съ вами, дѣти!
         И если васъ постигнетъ смерть въ бою,
         Сложу и я тамъ голову свою.
             (Про себя).
         Они спѣшатъ. Въ нихъ пышетъ раздраженье:
         Оно въ дѣлахъ покажетъ ихъ рожденье.
             (Уходятъ).
  

ДѢЙСТВ²Е ПЯТОЕ.

СЦЕНА I.

Британ³я. Римск³й лагерь.

Входитъ Постумъ, съ окровавленнымъ платкомъ въ рукахъ.

  
             Постумъ.
  
         Я сберегу тебя, платокъ кровавый:
         Я самъ хотѣлъ такимъ тебя имѣть.
         Мужья, когда-бъ вы всѣ такъ поступали,
         То мног³е изъ васъ убили бъ женъ,
         Достойнѣйшихъ, чѣмъ сами, за ничтожный
         Проступокъ! О, Пизан³о! не все
         Служитель вѣрный исполнять обязанъ,
         Но только то, что честно. Если-бъ вы,
         О боги, такъ грѣхи мои карали,
         Не дожилъ бы до этого я дѣла!
         Для благородной Имогены жизнь
         Осталась бы для скорби, а меня бы,
         Преступнаго, постигла кара Неба.
         Но вы иныхъ берете изъ любви,
         За малый грѣхъ, чтобы не пасть имъ глубже;
         Друг³е жъ, накопляя зло на зло
         И водворяя ужасъ, остаются.
         Она у васъ: да будетъ ваша воля,
         Чтобъ свой удѣлъ въ смирен³и я несъ.
         Я здѣсь съ войсками римскими, чтобъ биться
         Съ землей моей супруги. Но тебѣ,
         Британ³я, довольно и того,
         Что я убилъ твою царицу - больше
         Я ранъ тебѣ не нанесу. О, боги!
         Примите благосклонно мой обѣтъ:
         Сложу съ себя я римскую одежду
         И наряжусь британскимъ селяниномъ.
         Такъ буду я сражаться противъ тѣхъ,
         Съ кѣмъ я сюда, въ отчизну, возвратился,
         И за тебя паду я, Имогена,
         Затѣмъ что каждый вздохъ мой для тебя
         Не жизнь - а смерть. Незнаемый ни кѣмъ,
         Не возбудивъ ни зависти, ни скорби
         Ни въ комъ, себя на гибель я предамъ.
         Я покажу, что высш³й духъ царилъ
         Подъ этой бѣдной одеждой. Боги,
         Мнѣ ниспошлите силу Леонатовъ!
         И, устыдясь, увидитъ м³ръ надменный
         Простой сосудъ, но съ влагой драгоцѣнной.
             (Уходитъ).

0x01 graphic

  

СЦЕНА II.

Поле сражен³я между римскимъ и британскимъ лагерями.

Съ одной стороны входятъ Луц³й, ²ахимо и римск³я войска, съ другой - британское войско. Леонатъ Постумъ слѣдуетъ за нимъ, какъ простой воинъ. Они проходятъ черезъ сцену. Тревога. ²ахимо и Постумъ возвращаются, сражаясь; послѣдн³й побѣждаетъ и обезоруживаетъ ²ахимо, послѣ чего удаляется.

             ²ахимо.
  
         Тяжелый грѣхъ, мою гнетущ³й душу,
         Лишилъ меня отваги. Честь жены -
         Принцессы здѣшней честь - я очернилъ
         Позорной клеветой; за то и воздухъ
         Здѣсь силъ меня лишилъ; а то какъ могъ бы
         Простой поденщикъ побѣдить меня
         Въ искусствѣ ратномъ? Санъ мой и почетъ -
         Отнынѣ мнѣ стыда тяжелый гнетъ.
         Британ³я, когда твои дворяне
         На столько выше мужика того,
         Кто посрамить патриц³я такъ могъ,
         То мы - ничто, изъ васъ же каждый - богъ.
             (Уходитъ).
  

Сражен³е продолжается; британцы бѣгутъ; Цимбелинъ взятъ въ плѣнъ; Белар³й, Гвидер³й и Арвирагъ спѣшатъ къ нему на помощь.

  
             Белар³й.
  
         Стой, стой! за нами поле битвы: тамъ
         Проходъ у насъ въ рукахъ; ничто не можетъ
         Оттуда выбить насъ - одна лишь трусость.
  
             Гвидер³й и Арвирагъ.
  
         Да стойте жъ крѣпче! бейте ихъ смѣлѣй!
  

Постумъ возвращается и помогаетъ британцамъ, они освобождаютъ Цимбелина и уходятъ. Входятъ Луц³й, ²ахимо и Имогена.

  
             Луц³й.
  
         Прочь, мальчикъ! здѣсь тебѣ не мѣсто: здѣсь
         Друзья друзей въ смятеньи поражаютъ!
         Бой слѣпъ и глухъ.
  
             ²ахимо.
  
                   Къ нимъ помощь подоспѣла.
  
             Луц³й.
  
         Какъ счастье перемѣнчиво! Пора
         Искать намъ подкрѣпленья, иль бѣжать.
             (Уходятъ).
  

СЦЕНА III.

Другая часть поля.

Входятъ Постумъ и британск³й лордъ.

             Лордъ.
  
         Оттуда ты, гдѣ бились наши?
  
             Постумъ.
  
                             Да;
         А вы, какъ видно, изъ бѣжавшихъ?
  
             Лордъ.
  
                             Да.
  
             Постумъ.
  
         Вины тутъ нѣтъ. Потеряно все было -
         Намъ помогло лишь Небо. Самъ король
         Отбитъ былъ отъ своихъ, ряды смѣшались,
         И только тылъ британцевъ виденъ былъ.
         Стѣснились всѣ въ проходѣ; непр³ятель
         Разилъ, алкая крови - видя больше
         Для бойни жертвъ, чѣмъ самъ имѣлъ мечей -
         Того слегка, другого на смерть; многихъ
         Сражалъ и страхъ; убитыми заваленъ
         Былъ весь проходъ; ихъ спины были въ ранахъ,
         А трусовъ смерть постыдная ждала.
  
             Лордъ.
  
         Гдѣ жъ этотъ былъ проходъ?
  
             Постумъ.
  
                       У мѣста битвы,
         На вскопанномъ лугу, которымъ съ пользой
         Одинъ почтенный воинъ овладѣлъ.
         Клянусь, то былъ мужъ доблестный! Онъ этой
         Заслугою отчизнѣ показалъ
         Себя вполнѣ сѣдинъ своихъ достойнымъ.
         Онъ сталъ въ проходъ, съ нимъ двое молодыхъ,
         По лѣтамъ - дѣти: имъ скорѣй пристало
         Подъ музыку плясать, чѣмъ биться въ сѣчѣ,
         Съ лицомъ на видъ красивѣй всякой маски,
         Скрывающей стыдливость или прелесть,
         Онъ сталъ въ проходъ и крикнулъ на бѣгущихъ:
         "У насъ лишь зайцы въ бѣгствѣ умираютъ,
         Не воины: вы, трусы, въ адъ бѣжите!
         Назадъ, не то - мы римлянами станемъ
         И, какъ скотовъ, васъ будемъ бить за то,
         Что скотски вы бѣжите! Васъ спасетъ
         Лишь гнѣвный взглядъ назадъ. Ни съ мѣста! Стойте!-
         Три этихъ, какъ три тысячи героевъ -
         Не менѣе по дѣлу и по силѣ,
         Затѣмъ что три такихъ героя стоятъ
         Отряда нерѣшительныхъ бойцовъ,
         Лишь возгласомъ: "ни съ мѣста!" и удобствомъ
         Той мѣстности, но больше видомъ смѣлымъ,
         Который прялку обратилъ бы въ дротикъ,
         Вспламенили вдругъ потухш³й взоръ.
         Проснулся стыдъ, проснулась и отвага:
         Иные, лишь сробѣвши отъ примѣра -
         Проклятье тѣмъ, кто первый въ томъ виновенъ!-
         Возстали вновь и бросились, какъ львы
         На дротики ловцовъ. Остановились
         Враги, смѣшались, стали отступать,
         И тотъ, кто прежде, какъ орелъ, стремился
         Впередъ, теперь, какъ голубь, улеталъ.
         Вдругъ сталъ рабомъ надменный побѣдитель,
         И трусы, какъ обломки корабля,
         Намъ подали спасительную помощь,
         Открывши тылъ врага неохраненный.
         О, боги! какъ ударили они
         На раненыхъ, на мертвыхъ, на своихъ,
         Которыхъ смылъ послѣдн³й валъ. Гдѣ прежде
         Десятерыхъ преслѣдовалъ одинъ,
         Теперь изъ нихъ вдругъ каждый сталъ уб³йцей
         Двадцатерыхъ, трепещущихъ предъ ними:
         Кто прежде смерть предпочиталъ борьбѣ,
         Тотъ сталъ теперь грозою битвы.
  
             Лордъ.
  
                             Странно:
         Одинъ проходъ, два мальчика и старецъ!
  
             Постумъ.
  
         Вамъ это странно. Легче вамъ дивиться
         Дѣламъ другихъ, чѣмъ самому ихъ дѣлать.
         Угодно ль вамъ, чтобъ я скропалъ стишки
         На этотъ случай - такъ, для смѣху? Вотъ:
         "Два мальчика, старикъ и узк³й ходъ въ горахъ
         Намъ дали торжество, врагамъ бѣду и страхъ".
  
             Лордъ.
  
         Ну, не сердись.
  
             Постумъ.
  
                   "Да я и не сержусь.
         Кто предъ врагомъ трусливъ, съ тѣмъ подружусь,
         Затѣмъ что онъ по трусости своей
         Какъ-разъ отъ дружбы убѣжитъ моей".
         Вотъ какъ плету я вирши^
  
             Лордъ.
  
                    

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 128 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа