Главная » Книги

Шекспир Вильям - Бесплодные усилия любви, Страница 20

Шекспир Вильям - Бесплодные усилия любви


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

sp;     Заброшенный, пустынный, отдаленный
             Отъ всякаго веселья; будьте тамъ,
             Покамѣстъ всѣ двѣнадцать знаковъ неба
             Не совершатъ свой годовой обходъ.
             И если жизнь суровая, глухая
             Нетронутымъ оставитъ то, что ты
             Мнѣ предложилъ въ разгарѣ страсти, если
             Морозы, постъ, угрюмое жилище
             И грубая одежда не убьютъ
             Роскошнаго и молодого цвѣта
             Твоей любви и устоитъ она
             Передъ такимъ тяжелымъ испытаньемъ -
             Тогда, чуть годъ окончится, приди
             И именемъ твоей заслуги требуй
             Меня къ себѣ - и дѣвственной рукой,
             Которая теперь твою сжимаетъ,
             Клянусь я быть твоею. Въ это время
             Я въ траурной обители запру
             Мою печаль и буду неутѣшно
             Оплакивать умершаго отца.
             Но если ты на это не согласенъ -
             Разъединятся руки, и сердца
             Навѣки другъ отъ друга отрекутся.
  
                       Король.
  
             О, милая, когда я не рѣшусь
             На это испытанье, иль другое
             Сильнѣйшее, которое должно
             Бездѣйств³емъ сковать мои всѣ чувства -
             Пусть смерть смежитъ внезапною рукой
             Мои глаза. Съ минуты этой сердце
             Мое лежитъ въ груди твоей, принцесса!
  
                       Дюменъ (Катаринѣ).
  
             А мнѣ вы что назначите? Жену?
  
                       Катарина.
  
             Хорошее здоровье, честность сердца
             И бороду - три эти вещи я
             Желаю вамъ съ тройнымъ расположеньемъ.
  
                       Дюменъ.
  
             О, смѣю ль я сказать: "благодарю,
             Прелестная жена?"
  
                       Катарина.
  
                       Нѣтъ, годъ и сутки
             Не буду я выслушивать рѣчей
             Вздыхателей-льстецовъ. Когда къ принцессѣ
             Придетъ король, придите вы ко мнѣ,
             И если я въ то время буду много
             Имѣть любви, то дамъ частичку вамъ.
  
                       Дюменъ.
  
             До той поры я буду вашимъ вѣрнымъ
             И преданнымъ слугою.
  
                       Катарина.
  
                             Только вы
             Мнѣ въ этомъ не клянитесь, чтобы снова
             Не сдѣлаться отступникомъ.
  
                       Лонгвиль.
  
                                 Что скажетъ
             Мар³я мнѣ?
  
                       Мар³я.
  
                       Я черезъ годъ смѣню
             Мой траурный нарядъ на друга сердца.
  
                       Лонгвиль.
  
             Я буду ждать съ терпѣн³емъ, но срокъ
             Не маленьк³й.
  
                       Мар³я.
  
                       Тѣмъ больше это кстати,
             И сами вы не маленьк³й, хотя
             Такъ молоды.

 []

                       Биронъ (Розалинѣ).
  
                       О чемъ моя дѣвица
             Задумалась? О, милая, взгляни
             Въ мои глаза - они, вѣдь, окна сердца:
             Ты въ нихъ прочтешь покорную мольбу,
             Которая ждетъ твоего рѣшенья.
             О, прикажи мнѣ сдѣлать что-нибудь,
             Чтобъ доказать любовь мою.
  
                       Розалина.
  
                                 Нерѣдко
             Я слышала о васъ, мессеръ, когда
             Еще совсѣмъ не знала васъ. Широк³й
             Языкъ молвы провозглашаетъ васъ
             Насмѣшникомъ неистощимымъ, полнымъ
             Язвительныхъ намековъ и остротъ,
             Которыми кидаете вы смѣло
             Во всякаго, кѣмъ можетъ завладѣть
             Вашъ острый умъ. Чтобъ отъ полыни этой
             Очищенъ былъ вашъ плодоносный мозгъ
             И, вмѣстѣ съ тѣмъ, чтобъ вы снискали - если
             Желаете того - мою любовь -
             А вы ее не купите иначе,
             Какъ этою цѣною - я хочу,
             Чтобъ цѣлый годъ, день за день, за нѣмыми
             Страдальцами ухаживали вы
             И съ бѣдными больными говорили
             Безъ умолку. И будетъ ваша вся
             Обязанность - всѣ силы остроумья
             Употреблять на то, чтобы могли
             Несчастные страдальцы улыбаться.
  
                       Биронъ.
  
             Какъ, дѣлать такъ, чтобъ хохотала смерть?
             Но, Боже мой, вѣдь, это невозможно!
             Веселостью нельзя расшевелить
             Предсмертное страданье.
  
                       Розалина.
  
                             Въ этомъ средство
             И вижу я - смирять злой, ѣдк³й умъ,
             Обязанный своимъ успѣхомъ только
             Ничтожнымъ похваламъ, что расточаетъ
             Передъ глупцомъ нелѣпый хохотунъ.
             Успѣхъ остротъ ни мало не зависитъ
             Отъ языка, слагающаго ихъ:
             Онъ весь въ ушахъ того, кто ихъ внимаетъ.
             Поэтому, когда больного слухъ,
             Стенаньями недуга оглушенный,
             Найдетъ въ себѣ возможность выносить
             Всю болтовню насмѣшливую вашу -
             Ее вы продолжайте, и возьму
             Я васъ тогда съ порокомъ этимъ вмѣстѣ.
             Иначе же старайтесь отъ него
             Отдѣлаться - и я чистосердечно
             Порадуюсь, когда увижу васъ
             Избавленнымъ отъ этихъ недостатковъ.
  
                       Биронъ.
  
             Такъ цѣлый годъ? Ну, будь, что будетъ: я
             На цѣлый годъ иду острить въ больницу.
  
                       Принцесса
                   (королю, съ которымъ она все это время разговаривала).
  
             Да, государь; затѣмъ проститься съ вами
             Имѣю честь.
  
                       Король.
  
                       Нѣтъ, мы проводимъ васъ.
  
                       Биронъ.
  
             Мы кончили не такъ, какъ въ старыхъ пьесахъ
             Влюбленные оканчиваютъ: Петръ
             Не женится на Марьѣ. Эти дамы
             Своею благосклонностью могли бъ
             Окончить все развязкою комед³й.
  
                       Король.
  
             Что жъ, подождемъ; всего, вѣдь, годъ и день -
             И явится развязка.
  
                       Биронъ.
  
                       Нахожу
             Я этотъ срокъ для пьесы слишкомъ длиннымъ.
  

Входитъ Армадо.

  
   Армадо. Драгоцѣнное величество, удостой...
   Принцесса. Не Гекторъ ли это?
   Дюменъ. Доблестный рыцарь троянск³й!
   Армадо. Я желаю облобызать твой царственный палецъ и откланяться. Я произнесъ обѣтъ: я поклялся Жакнеттѣ, ради моей любви къ ней, ходить за плугомъ три года. Но, досточтимое величество, угодно будетъ тебѣ выслушать д³алогъ, который два ученыхъ мужа сочинили во славу совы и кукушки? Этимъ д³алогомъ должно было закончиться наше представлен³е.
   Король. Ведите ихъ поскорѣе. Мы согласны.
   Армадо. Эй! приблизьтесь!
  

Входятъ Олофернъ, Натан³илъ, Моль, Башка и друг³е.

  
   Армадо. Съ этой стороны Hiems, зима; а съ этой - Ver, весна; первую изображаетъ сова, вторую - кукушка. Весна, начинай.
  
                       ПѢСНЯ.
  
                       Весна.
  
             Когда ф³алки голубыя
             И цвѣта моря васильки,
             И маргаритки росписныя,
             И золотые пѣтушки
             Поляну уберутъ цвѣтами -
             Тогда, смѣяся надъ мужьями,
             Поетъ кукушка на суку:
                       "Ку-ку!"
             Ку-ку! ку-ку! О, этотъ звукъ
             Для всѣхъ мужей - источникъ мукъ!
             Когда птенцовъ выводятъ птицы,
             Пастухъ беретъ свою свирѣль,
             Къ ручьямъ идутъ съ бѣльемъ дѣвицы
             И служитъ жаворонка трель
             Въ часъ утра пахарю часами -
             Тогда, смѣяся надъ мужьями,
             Поетъ кукушка на суку:
                       "Ку-ку!"
             Ку-ку! ку-ку! О, этотъ звукъ
             Для всѣхъ мужей - источникъ мукъ.
  
                       Зима.
  
             Когда сверкаютъ крыши въ льдинкахъ
             И дуетъ Томъ пастухъ въ кулакъ,
             И замерзаютъ сливки въ крынкахъ,
             И хворостъ тащитъ въ печку Жакъ,
             И стынетъ кровь, и грустно взору -
             Тогда сова въ ночную пору
             Заводитъ пѣсенку свою:
                       Ту-ю!"
             Ту-ю! Какъ весело звучитъ,
             Межъ-тѣмъ, какъ Жанна супъ варитъ!
  
             Когда бушуетъ вѣтръ суровый
             И птицы все въ снѣгу сидятъ,
             И носъ Марьянны весь багровый,
             И яблоки въ огнѣ свистятъ,
             И кашель портитъ рѣчь пастору -
             Тогда сова въ ночную пору
             Заводитъ пѣсенку свою:
                       "Ту-ю!"
             Ту-ю! Какъ весело звучитъ,
             Межъ тѣмъ какъ Жанна супъ варитъ.
  
   Армадо. Слова Меркур³я оскорбляютъ слухъ послѣ пѣсенъ Аполлона. Вы - сюда, мы - туда. (Уходятъ).

П.Вейнбергъ.

 []

  

БЕЗПЛОДНЫЯ УСИЛ²Я ЛЮБВИ.

(Love's Labour's Lost).

   Д. I, сц. 2 (стр. 128).
  
   Армадо. Я не люблю, чтобы мнѣ перечили.
   Моль. Любишь кататься, люби и саночки возитъ.
  
   Въ подлинникѣ - непереводимая игра двойнымъ значен³емъ слова cross - "перечить" и "крестъ" (или "крестовикъ" = крейцеръ, монета съ изображен³емъ креста). Армадо говоритъ: "Я не люблю, чтобы мнѣ шли на крестъ" (перечили), а Моль замѣчаетъ въ сторону: "Да, крестовики его не любятъ , т. е. денегъ у него не водится.
  
   Сц. 2 (стр. 130).
  
   Армадо. Скажи, малютка, вѣдь есть какая-то баллада о королѣ и нищей?
  
   Баллада о королѣ Кофетуа, влюбленномъ въ нищую, была очень популярна во времена Шекспира и не разъ упоминается въ его произведен³яхъ (напр., въ Генрихѣ IV, ч. 2, д. V, сц. 3 и въ Ромео и Джульеттѣ, д. II, сц. 1).
  
   Д. I, сц. 2 (стр. 130).
  
   Моль . Это вамъ скажетъ пляшущая лошадь.
  
   Англичане во времена Шекспира очень любили смотрѣть на ученыхъ животныхъ. Джонъ Тэйлоръ упоминаетъ о верблюдѣ, котораго показывалъ какой-то Хольденъ; Джонсонъ говоритъ о чрезвычайно ученомъ слонѣ; но въ особенности славилась одна лошадь, принадлежавшая нѣкоему Банку. Ее звали "Марокко"; въ первый разъ она появилась въ Лондонѣ въ 1589 г., а въ 1595 г. о ней была напечатана цѣлая брошюра. Здѣсь разсказывается, что лошадь Банка не только умѣла сосчитывать число пенсовъ въ любой серебряной монетѣ и число очковъ на игральныхъ костяхъ, но что она изумила весь Лондонъ, поднявшись на башню собора св. Павла. Банкъ изъ Англ³и отправ

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 264 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа