Главная » Книги

Шекспир Вильям - Бесплодные усилия любви, Страница 18

Шекспир Вильям - Бесплодные усилия любви


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

bsp;            На рукавѣ ея.
  
                       Принцесса.
  
                       Нѣтъ, вы ошиблись:
             Брильянтъ вашъ былъ на Розалинѣ; мнѣ жъ
             Въ поклонники достался, къ счастью, Биронъ.
             (Бирону). Кого же взять хотите вы: меня
             Иль жемчугъ вашъ?
  
                       Биронъ.
  
                       Ни васъ, ни жемчугъ; оба
             Не нужны мнѣ. Теперь я понялъ все.
             Узнавъ нашъ планъ, здѣсь повели интригу,
             Чтобъ освистать его, какъ глупый фарсъ
             Рождественск³й. Какой-то скверный сплетникъ,
             Дуракъ-болтунъ, разносчикъ новостей,
             Шутъ, блюдолизъ, который отъ улыбокъ
             Свое лицо морщинами покрылъ
             И знаетъ, чѣмъ заставить нашихъ барынь
             Похохотать, когда онѣ не прочь
             Отъ этого - онъ разболталъ, конечно,
             Нашъ замыселъ. Узнавъ о томъ, онѣ
             Подарками сейчасъ же обмѣнялись,
             И, знаками введенные въ обманъ,
             Мы знакамъ тѣмъ любовь свою открыли,
             И, стало-быть, усилили еще
             Свою вину, нарушивъ дважды клятву:
             Сперва по доброй волѣ, а потомъ
             По милости обмана. (Къ Бойе). Ужъ не вы ли
             Разрушили нашъ планъ, чтобъ сдѣлать насъ
             Отступниками клятвы? Вы у барынь
             Снимаете, вѣдь, мѣрочку съ ноги,
             Хохочете, чуть только вамъ глазами
             Онѣ мигнутъ, стоите межъ огнемъ
             И ихъ спиной съ тарелкой и острите
             Безъ умолку! Вы нашего пажа
             Сконфузили. О, да, вамъ все на свѣтѣ
             Позволено! Когда бъ вы умереть
             Ни вздумали, вашъ саванъ будетъ юбка.
             Коситесь вы, я вижу, на меня.
             Вотъ страшный взглядъ: онъ ранитъ, точно сабля
             Свинцовая.
  
                       Бойе.
  
                   Какъ бодро пробѣжалъ
             Съ копьемъ въ рукѣ онъ эту всю арену!
  
                       Биронъ.
  
             Онъ, кажется, сбирается на бой;
             Но кончилъ я - и миръ провозглашаю!
  

Входитъ Башка.

  
                       Биронъ.
  
             Привѣтъ тебѣ, чистѣйш³й умъ! Пришелъ
             Ты кончить споръ чудесный!
  
                       Башка.
  
                             О, Создатель
             Меня за тѣмъ прислали, чтобъ узнать,
             Идти ли "тремъ героямъ", иль не надо?
  
                       Биронъ.
  
             Да развѣ ихъ тамъ только трое?
  
                       Башка.
  
                                 Да-съ,
             Но это все чудесно вышло: каждый
             Изъ нихъ идетъ за трехъ.
  
                       Биронъ.
  
                             А трижды три -
             Вѣдь, девять.
  
                       Башка.
  
                       Нѣтъ, позвольте; нѣтъ, не девять.
             Надѣюсь я: не ид³оты мы.
             Ужъ вѣрьте мнѣ, мы знаемъ то, что знаемъ.
             Надѣюсь я, мессеръ, что трижды-три....
  
                       Биронъ.
  
             Не девять?
  
                       Башка.
  
                   Нѣтъ, ужъ вы позвольте. Знаемъ
             Мы хорошо, какъ это сосчитать.
  
   Биронъ. Клянусь Юпитеромъ, я всегда думалъ, что трижды-три - девять.
   Башка. О, Господи! Какая бы это была жалость, если бъ вамъ пришлось заработывать хлѣбъ ариѳметикой!
   Биронъ. Сколько же трижды-три?
   Башка. О, Боже ты мой! Сами герои, актеры-то, покажутъ вамъ, сколько это составляетъ. А я собственно, какъ они говорятъ, долженъ представлять одного только господина, и неважнаго господина: Помп³она какого-то Великаго.
   Биронъ. Такъ ты тоже одинъ изъ "героевъ"?
   Башка. Имъ было угодно найти, что я достоинъ быть Помп³ономъ Великимъ. Что это былъ за герой, я, признаться, и не знаю, а только мѣсто его займу.
   Биронъ. Ступай, скажи, чтобъ они приготовились.
   Башка. Мы ужъ это дѣло славно оборудуемъ; ужъ постараемся со всякимъ усерд³емъ. (Уходитъ).
  
                       Король.
  
             Они, вѣдь, насъ стыдомъ покроютъ, Биронъ:
             Не надо ихъ впускать сюда.
  
                       Биронъ.
  
                             И такъ
             Мы терпимъ стыдъ, мой государь, и будетъ
             Довольно политично, если мы
             Покажемъ фарсъ грубѣй того, что сыгранъ
             Былъ королемъ и труппою его.
  
                       Король.
  
             Не надо ихъ впускать, я повторяю.
             Принцесса.
             Позвольте мнѣ, мой добрый государь,
             Васъ упросить. Пр³ятна та забава,
             Что нравится помимо своего
             Старан³я. Когда усердье тщится
             Намъ угодить и всѣ его труды
             Отъ рвен³я самихъ актеровъ гибнутъ,
             Тогда смѣсь формъ является сама
             Уродливой и шутовскою формой,
             И эти всѣ тяжелые труды
             При самомъ ихъ рожденьи умираютъ.
  
                       Биронъ.
  
             Какъ правильно изобразили вы
             Комед³ю, разыгранную нами!
  

Входитъ Армадо.

  
   Армадо. Помазанникъ Бож³й, умоляю тебя истратить такое количество твоего благодатнаго царственнаго дыхан³я, какое потребно для произнесен³я двухъ словъ. (Отходитъ въ сторону съ королемъ и передаетъ ему бумагу).
   Принцесса. Скажите, этотъ человѣкъ служитъ Богу?
   Биронъ. Почему вы это спрашиваете?
   Принцесса. Потому что онъ не говоритъ такъ, какъ говорятъ люди, созданные по подоб³ю Божьему.
   Армадо (вслухъ королю). Это все равно, мой прекрасный, драгоцѣнный, медоточивый монархъ; ибо я клянусь, что школьный учитель надѣленъ чрезмѣрною фантастичностью; онъ слишкомъ тщеславенъ, слишкомъ тщеславенъ, но мы все-таки рискнемъ, положимся на fortuna della guerra. Желаю тебѣ, о, царственная чета, душевнаго спокойств³я!

(Уходитъ).

   Король. Мы увидимъ сейчасъ недурное собран³е героевъ. Вотъ этотъ, что только-что вышелъ, изображаетъ Гектора троянскаго; пастухъ - Помпея Великаго; приходск³й священникъ - Александра; пажъ Армадо - Геркулеса; педантъ-учитель - ²уду Маккавея.
  
             Когда жъ четыре сихъ героя
             Понравятся въ роляхъ своихъ,
             То, въ платье облачась другое,
             Они сыграютъ остальныхъ.
  
                       Биронъ.
  
             Но ихъ не четверо, а пять.
  
                       Король.
  
             Вѣрнѣй должны вы сосчитать.
  
   Биронъ. Педантъ, фанфаронъ, попъ, шутъ и мальчишка.
  
             И ни въ какой игрѣ, какъ ни бросай костей,
             Ужъ пятерикъ такой не выкинешь, ей-ей!
  
                       Король.
  
             Корабль подъ парусомъ, и вотъ онъ у дверей.

(Всѣ садятся. Начинается представлен³е интермед³и "Девять героевъ").

  

Входитъ Башка, изображающ³й Помпея.

  
                       Башка (декламируя).
  
             "Я - Помпей..."
  
   Бойе. Ты лжешь!
  
                       Башка.
  
             "Я - Помпей..."
  
   Бойе. Съ головой леопарда на колѣнѣ.
   Биронъ. Славно сказано, старый насмѣшникъ! Послѣ этого я мирюсь съ тобою.
  
                       Башка.
  
             "Я - Помпей, Помпей, который прозванъ Толстымъ..."
  
   Дюменъ. Великимъ.
   Башка. Точно, мессеръ - великимъ.
  
             "Я - Помпей, Помпей, который прозывается Велик³й;
             Я, врага разивш³й часто и щитомъ моимъ и пикой,
             Я приплылъ сюда случайно, и оруж³е теперь
             Здѣсь у ногъ твоихъ слагаю, королей французскихъ дщерь!"
  
   Если вашему высочеству угодно будетъ сказать мнѣ: "спасибо, Помпей", то я кончилъ.
   Принцесса. Очень тебѣ благодарна, велик³й Помпей.
   Башка. Не стоитъ такой большой благодарности; но, надѣюсь, что сыгралъ молодцомъ. Вотъ только маленькую ошибку сдѣлалъ въ словѣ "велик³й".
   Биронъ. Ставлю мою шляпу противъ мѣднаго гроша, что Помпей окажется лучшимъ изъ героевъ.
  

Входитъ Натан³илъ, въ роли Александра.

  
                       Натан³илъ (декламируя).
  
             "Когда я въ м³рѣ жилъ, я м³ромъ управлялъ;
             Югъ, сѣверъ, и востокъ, и западъ побѣждалъ;
             Мой гербъ - свидѣтельство, что я тотъ
             Александръ..."
  
                       Бойе.
  
             Вашъ носъ - свидѣтельство, что вы не Александръ;
             Онъ слишкомъ прямъ.
  
                       Биронъ (къ Бойе).
  
                                 А вашъ почуялъ это.
             Чутье у васъ тончайшее, мессеръ.
  
                       Принцесса.
  
             Совсѣмъ смущенъ завоеватель! Добрый
             Мой Александръ, прошу васъ продолжать.
  
                       Натан³илъ (декламируя).
  
             "Когда я въ м³рѣ жилъ, я м³ромъ управлялъ..."
  
                       Бойе.
  
             Да, Александръ, ты точно м³ромъ правилъ.
  
                       Биронъ (Башкѣ).
  
             Герой Помпей!
  
                       Башка.
  
                       Башка и вашъ слуга!
  
   Биронъ. Уведи-ка ты завоевателя, уведи Александра.
   Башка (Натан³илу). О, сударь, вы погубили Александра завоевателя! За это съ васъ снимутъ разрисованное платье и вашего льва, который сидитъ съ своимъ оруж³емъ на ночномъ стулѣ, отдадутъ Аяксу: онъ будетъ девятый герой. Завоеватель, а боится говорить! Стыдъ какой! Бѣги, Александръ! (Натан³илъ уходитъ). Онъ, съ вашего позволен³я, тихеньк³й дурачокъ. И честный-то человѣкъ, да его сейчасъ собьешь съ толку. Сосѣдъ онъ чудесный, увѣряю васъ; въ шары тоже славно играетъ; но для Александра - сами изволите видѣть - не совсѣмъ-то годится. Зато - вотъ идутъ друг³е герои; они заговорятъ совсѣмъ иначе.
   Принцесса. Посторонись, добрый Помпей.

(Башка уходитъ).

  

Входятъ Олофернъ, въ роли ²уды Маккавея, и Моль, въ роли Геркулеса.

  
                       Олофернъ (декламируя).
  
             "Здѣсь Геркулесомъ великимъ является этотъ ребенокъ -
             Тѣмъ, что Цербера дубиной убилъ - трехголоваго canus;
             Будучи малымъ младенцемъ, дитятей, едва изъ пеленокъ,
             Змѣевъ огромныхъ вотъ такъ удушалъ въ своихъ собственныхъ manus.
             Quoniam онъ малолѣтнимъ является,
             Ergo онъ мной восхваляется."

(Моли).

             Укрась велич³емъ твой exit и исчезни.

(Молъ уходитъ).

  
                       Олофернъ (продолжая декламировать).
  
             "²уда я..."
  
   Дюменъ. ²уда!
   Олофернъ. Не Искар³отск³й.
  
             "²уда я, что прозванъ Маккавеемъ..."
  
   Дюменъ. Отыми Маккавея, останется все-таки ²уда.
   Биронъ. Лобызающ³й измѣнникъ, какъ это ты сдѣлался ²удой?
  
                       Олофернъ.
  
             "²уда я..."
  
   Дюменъ. Тѣмъ болѣе это стыдно тебѣ, ²уда!
   Олофернъ. Позвольте!
   Бойе. Позволяю ²удѣ пойти и повѣситься.
   Олофернъ. Извольте показать примѣръ - вы старш³й.
   Биронъ. Недурно сказано!
   Олофернъ. Я не позволю оскорблять меня въ лицо.
   Биронъ. Потому что у тебя не лицо.
  
                       Олофернъ (показывая на свое лицо).
  
             А это что жъ такое?
  
   Бойе. Голова волынки.
   Дюменъ. Голова гвоздя.
   Биронъ. Физ³оном³я смерти, вырѣзанная на перстнѣ.
   Лонгвиль. Стершееся лицо старой римской монеты.
   Бойе. Эфесъ шпаги Цезаря.
   Дюменъ. Рожа, вырѣзанная изъ кости на солдатской лядункѣ.
   Биронъ. Полъ-щеки святого Георг³я на дамской брошкѣ.
   Дюменъ. Да, только на свинцовой.
   Биронъ. И притомъ такой, какую носятъ на своихъ шляпахъ зубные врачи. Ну, теперь продолжай на свою голову.
   Олофернъ. Вы совс&

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 252 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа