Главная » Книги

Шекспир Вильям - Бесплодные усилия любви, Страница 11

Шекспир Вильям - Бесплодные усилия любви


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

nbsp;       Не будь моей возлюбленной - и ночь
             Смѣнила бъ день; чудесные оттѣнки
             Чудеснѣйшихъ цвѣтовъ сошлися всѣ,
             Какъ на показъ, у ней на дивныхъ щечкахъ;
             Въ ея лицѣ всѣ прелести слились
             Между собой въ одно очарованье,
             И нѣтъ черты, которая могла бъ
             Не вызывать высокихъ вождѣлен³й!
             О, гдѣ мнѣ взять звукъ трубный языка
             Цвѣтистаго? Но нѣтъ, долой прикрасы
             Реторики: не нужны ей онѣ!
             Лесть продавца нужна вещамъ продажнымъ;
             Она жъ стоитъ превыше всѣхъ похвалъ,
             И блескъ ея померкнуть можетъ только
             Отъ похвалы чрезмѣрно-блѣдной. Пусть
             Сѣдой монахъ, своей столѣтней жизнью
             Измученный, посмотритъ ей въ глаза -
             И пятьдесятъ изъ этихъ ста сейчасъ же
             Стряхнетъ съ себя. Отъ красоты ея
             Становится новорожденной старость,
             И въ колыбель младенчества костыль
             Ложится вновь. О, Розалина - солнце,
             Дающее чудесный блескъ всему!
  
                       Король.
  
             Клянусь Творцомъ, твоя подруга сердца
             Черна, какъ смоль.
  
                       Биронъ.
  
                       Ужели на нее
             Похожа смоль? О, смоль, какъ ты прекрасна,
             Божественна! Жену себѣ добыть
             Изъ смоли - о, высокое блаженство!
             Скажите мнѣ, кто можетъ изобрѣсть
             Здѣсь клятву мнѣ? скажите, гдѣ святое
             Евангелье, чтобъ я поклясться могъ,
             Что красота - не красота, коль только
             Заимствуетъ свое лицо она
             Не изъ очей прекрасной Розалины;
             Что ни одно лицо не хорошо,
             Когда оно не такъ черно, какъ это.
             О, парадоксъ! Вѣдь, черный цвѣтъ есть цвѣтъ.
  
                       Король.
  
             Темницъ и тьмы, вѣдь, онъ - ливрея ада;
             А красота блеститъ, какъ небеса.
  
                       Биронъ.
  
             Опаснѣйш³е демоны похожи
             На ангеловъ. О, ежели чело
             Возлюбленной моей покрыто чернымъ,
             Такъ потому, что въ трауръ облекло
             Оно себя при видѣ лицъ, покрытыхъ
             Румянами, чужихъ волосъ - всего,
             Что лживою наружностью чаруетъ
             Влюбленнаго. Она явилась въ свѣтъ,
             Чтобъ черный цвѣтъ прелестнымъ цвѣтомъ сдѣлать.
             Измѣнитъ онъ всю моду нашихъ дней;
             Начнутъ считать естественный румянецъ
             Накрашеннымъ и розовыя щеки,
             Чтобъ избѣжать хулен³я, начнутъ
             Раскрашиваться черной краской, лишь бы
             Съ ея лицомъ быть схожими.
  
                       Дюменъ.
  
                                 Вотъ что
             Причиною, что трубочисты черны.
  
                       Лонгвиль.
  
             Съ ея временъ и угольщики всѣ
             Считаются красавцами.
  
                       Король.
  
                             И негры
             Свой цвѣтъ лица находятъ съ той поры
             Плѣнительнымъ.
  
                       Дюменъ.
  
                       Для темноты не надо
             Уже свѣчей, затѣмъ что темнота
             Сама есть свѣтъ.
  
                       Биронъ.
  
                       Возлюбленныя ваши
             На улицу не выйдутъ подъ дождемъ,
             Боясь, чтобъ онъ не смылъ съ лица ихъ красокъ.
  
                       Король.
  
             А вашей не мѣшало бы, мессеръ,
             Пойти подъ дождь: сказать вамъ откровенно,
             Есть много лицъ невымытыхъ, но все жъ
             Ея лицо грязнѣе ихъ.
  
                       Биронъ.
  
                             Я буду
             Доказывать, что хороша она,
             Хотя бы мнѣ для этого пришлося
             Не умолкать до страшнаго суда.
  
                       Король.
  
             А въ этотъ день и самый страшный дьяволъ
             Тебя не испугаетъ, какъ она.
  
                       Дюменъ.
  
             Я въ первый разъ встрѣчаю человѣка,
             Цѣнящаго такой дрянной товаръ
             Такъ высоко.
  
                       Лонгвиль (указывая на свой сапогъ).
  
                       Вотъ гдѣ твоя подруга:
             Гдѣ мой сапогъ, тутъ и ея лицо.
  
                       Биронъ.
  
             О, если бы всѣ мостовыя были
             Изъ глазъ твоихъ, все не могла бъ она
             По нимъ ходить, не раня нѣжныхъ ножекъ.
  
                       Дюменъ.
  
             Фи, стыдъ какой! Да, вѣдь, пройди она
             По мостовой, такой, какъ эта, всѣ бы
             Подумали, что головою внизъ
             Она идетъ.
  
                       Король.
  
                       Къ чему всѣ эти споры?
             Какъ-будто мы не всѣ здѣсь влюблены?
  
                       Биронъ.
  
             Конечно, такъ, и, значитъ, всѣ мы клятву
             Нарушили.
  
                       Король.
  
                       Такъ прекратимъ же споръ;
             А ты теперь, другъ Биронъ, постарайся
             Намъ доказать, что наша страсть законна,
             Что клятвы мы не нарушали.
  
                       Дюменъ.
  
                                 Да,
             Для нашего проступка оправданье
             Найди скорѣй.
  
                       Лонгвиль.
  
                       Представь ты доводъ намъ,
             Который бы намъ дѣйствовать позволилъ;
             Найди софизмъ, уловку, что-нибудь,
             Чѣмъ дьявола поймать.
  
                       Дюменъ.
  
                             Найди лекарство
             Для клятвопреступленья.
  
                       Биронъ.
  
                             О, друзья,
             Ихъ больше есть, чѣмъ слѣдуетъ. Внимайте,
             Поборники любви! Вы поклялись
             Постъ соблюдать, учиться и отречься
             Отъ женщины - не такъ ли? Это все
             Открытая измѣна государству,
             Гдѣ молодость царитъ. Возможно-ль вамъ
             Постъ соблюдать? Желудки ваши юны,
             А долг³й постъ недуги за собой
             Всегда влечетъ. Вы поклялись учиться -
             И клятвою такою отреклись
             Отъ истинной науки. Можно-ль вѣчно
             Намъ размышлять, мечтать и созерцать?
             Возможно ли, чтобъ вы, мой повелитель,
             Иль ты, иль ты, нашли благую суть
             Познан³я, не видя предъ собою
             Красавицы? Доктрина эта мной
             Изъ женскихъ глазъ почерпнута. Повѣрьте,
             Они - тотъ м³ръ, та книга, тотъ разсадникъ
             Познан³я, откуда Прометей
             Извлекъ огонь. Излишество ученья
             Въ артер³яхъ сокъ жизни леденитъ,
             Какъ долгое движенье истощаетъ
             Энерг³ю у путника. Затѣмъ
             Вы отреклись отъ женщины, и этимъ
             Отъ глазъ своихъ и вмѣстѣ отъ науки -
             Виновницы обѣта - отреклись.
             Скажите мнѣ, какой писатель въ м³рѣ
             Вамъ разъяснитъ такую красоту,
             Какъ женск³й глазъ? Повѣрьте, вся наука -
             Нашъ аттрибутъ, не больше, и вездѣ,
             Гдѣ сами мы, тамъ и наука наша.
             Итакъ, когда у женщины въ глазахъ
             Самихъ себя мы видимъ, развѣ тутъ же
             Не видимъ и науки нашей? О,
             Мы поклялись учиться, и повѣрьте,
             Что клятвою такою отреклись
             Отъ всякихъ книгъ. Скажите откровенно,
             Мой государь, и ты, и ты, нашли-ль
             Когда-нибудь въ свинцовомъ созерцаньи
             Вы тотъ огонь, которымъ чудный взглядъ
             Красавицы такъ щедро, поэтично
             Васъ награждалъ? Друг³я всѣ науки
             Лежатъ въ мозгу недвижно; слуги ихъ
             Работаютъ безплодно: скудной жатвой
             Награждены ихъ тяжк³е труды.
             Но та любовь, которой научаетъ
             Взглядъ женщины, не будетъ взаперти
             Лежать въ мозгу; о, нѣтъ, съ стих³йной мощью,
             Стремительно, какъ мысль, она бѣжитъ
             По всей душѣ и удвояетъ силу
             Всѣхъ нашихъ силъ, крѣпя и возвышая
             Природу ихъ. Она даетъ глазамъ
             Чудесную способность прозрѣванья;
             Влюбленный глазъ способенъ ослѣпить
             Орлиный взоръ; влюбленный слухъ услышитъ
             Слабѣйш³й звукъ, невнятный для ушей
             Опасливаго вора; осязанье
             Влюбленнаго чувствительнѣй, нѣжнѣй,
             Чѣмъ нѣжный рогъ улитки; вкусъ влюбленный
             Изященъ такъ, что Бахусъ-гастрономъ
             Въ сравненьи съ нимъ обжора грубый. То же
             И въ доблести: любовь, какъ Геркулесъ,
             На самый верхъ деревьевъ гесперидскихъ
             Взбирается безъ устали. Любовь
             Умна, какъ Сфинксъ, чудесно-гармонична,
             Какъ лира Аполлона. Чуть любовь
             Заговоритъ, всѣ боги начинаютъ
             Гармон³ей баюкать небеса.
             На всей землѣ не встрѣтите поэта,
             Дерзнувшаго приняться за перо,
             Не обмакнувъ его сперва въ прекрасныхъ
             Слезахъ любви; зато какъ мощно онъ
             Своимъ стихомъ плѣняетъ слухъ суровый,
             Какъ передъ нимъ въ смирен³и тиранъ
             Склоняется! Друзья, доктрину эту
             Я почерпнулъ изъ же

Другие авторы
  • Ясинский Иероним Иеронимович
  • Полонский Яков Петрович
  • Елисеев Александр Васильевич
  • Загоскин Михаил Николаевич
  • Первухин Михаил Константинович
  • Пигарев К. В.
  • Аргамаков Александр Васильевич
  • Бобылев Н. К.
  • Мещевский Александр Иванович
  • Рейснер Лариса Михайловна
  • Другие произведения
  • Лесков Николай Семенович - Умершее сословие
  • Некрасов Николай Алексеевич - Мертвое озеро (Часть первая)
  • Ваксель Свен - Вторая камчатская экспедиция Витуса Беринга
  • Венгеров Семен Афанасьевич - Л. Шепелевич, С. Венгеров, Р. Бойль. Генрих Viii
  • Малеин Александр Иустинович - Ф. Ф. Зелинский. Древнегреческая литература эпохи независимости
  • Неизвестные Авторы - Жулевистов. Торжество супружеской верности
  • Замятин Евгений Иванович - Видение
  • Виланд Христоф Мартин - Виланд: биографическая справка
  • Вяземский Петр Андреевич - (Дельвиг)
  • Богданович Ангел Иванович - В мире мерзости и запустения.- "Гимназические очерки" г. Б. Никонова
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 234 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа