Главная » Книги

Шекспир Вильям - Трагедия о Гамлете, принце датском, Страница 14

Шекспир Вильям - Трагедия о Гамлете, принце датском


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

ify">  
  
  За горем горе по пятам, так быстро
  
  
  Они приходят друг за другом. - Утонула
  
  
  Сестра твоя, Лаэрт.
  
  
  
  
  Лаэрт
  
  
  
  
   Как! Утонула? Где?
  
  
  
  
  Королева
  
  
  Есть ива над ручьем; сребристые листы
  
  
  Глядятся в зеркало воды; туда пришла
  
  
  Она в причудливых гирляндах маргариток,
  
  
  Крапивы, лютика и пурпурных цветов;
  
  
  Невежи-пастухи зовут их так нескромно,
  
  
  А девы строгие - рукою мертвеца.
  
  
  Когда к ветвям она нависшим потянулась,
  
  
  Чтобы венки на них развесить, обломился
  
  
  Коварный сук; и в плачущий ручей она
  
  
  Упала вся в цветах. Расплывшись, платье
  
  
  Поверх воды ее держало, как наяду;
  
  
  Отрывки песенок она старинных пела,
  
  
  Как бы опасности не сознавая, словно
  
  
  Для этой создана была стихии
  
  
  И с ней сроднилася. Недолго длилось это:
  
  
  Отяжелев, намокшие одежды
  
  
  Бедняжку в мутную втянули глубину,
  
  
  От сладкой песни к смерти.
  
  
  
  
  Лаэрт
  
  
  
  
  
   Ах! И утонула?
  
  
  
  
  Королева
  
  
  Да, утонула, утонула.
  
  
  
  
  Лаэрт
  
  
  Офелия, и так с тебя воды довольно,
  
  
  А потому от слез я воздержусь. Но все же
  
  
  Нам плакать свойственно. Природа вопреки
  
  
  Стыду берет свое. С слезами утечет
  
  
  И слабость женская. - Прощайте, государь.
  
  
  Огнем пылала б речь моя, когда б не глупость,
  
  
  Залившая ее.
  
  
  
  
  Уходит.
  
  
  
  
  Король
  
  
  
   Идем за ним, Гертруда.
  
  
  С каким трудом смирил я бешенство его!
  
  
  Боюсь, чтобы оно не возгорелось снова.
  
  
  Итак, пойдем за ним.
  
  
  
  
  Уходят. АКТ V СЦЕНА 1
  
  
  
  
  Кладбище.
  
  
  Входят два могильщика с лопатами и пр.
  
  
  
   Первый могильщик
  Да разве можно хоронить ее по-христиански, если она сама искала себе смерти?
  
  
  
   Второй могильщик
  Говорят тебе, можно; вот и копай ей живо могилу. Труп ее осматривали и присудили христианское погребение.
  
  
  
   Первый могильщик
  Как же это может быть? Или она утопилась ради собственной защиты?
  
  
  
   Второй могильщик
  Да, значит, так присудили.
  
  
  
   Первый могильщик
  Должно быть, ради защиты; иначе невозможно. Вот в чем суть: если я топлюсь нарочно, то это действие; в действии же три части, а именно: действовать, делать и исполнять. Стало быть, она утопилась нарочно.
  
  
  
   Второй могильщик
  Да ты слушай, братец гробокопатель...
  
  
  
   Первый могильщик
  Дай досказать. Вот вода; хорошо. А вот человек; хорошо. Если человек идет к воде и топится, значит, хочет он, не хочет, а идет. Смотри же. Ну, а если вода идет к нему и его топит, то он не топится. Стало быть, кто не виноват в своей смерти, тот жизни своей не укорачивает.
  
  
  
   Второй могильщик
  Разве это по закону?
  
  
  
   Первый могильщик
  Да то-то и есть: по закону об исследовании смертных случаев.
  
  
  
   Второй могильщик
  А хочешь знать правду? Не будь она знатного роду, не стали бы ее хоронить по-христиански.
  
  
  
   Первый могильщик
  Верно сказано; то-то и обидно, что важным господам топиться или вешаться сподручнее на этом свете, чем остальному христианскому люду. - Давай-ка сюда лопату. Нет дворян знатнее садовников, землекопов и могильщиков; они продолжают Адамово ремесло.
  
  
  
   Второй могильщик
  А разве он был из дворян?
  
  
  
   Первый могильщик
  Он первый был вооружен.
  
  
  
   Второй могильщик
  Да у него не было оружия.
  
  
  
   Первый могильщик
  Ты язычник, что ли? Как понимаешь ты писание? В писании сказано: "Адам копал"; а как бы он копал, если б не был вооружен орудием? А вот тебе и другой вопрос: если не сумеешь ответить мне впопад, то сознайся...
  
  
  
   Второй могильщик
  Задавай.
  
  
  
   Первый могильщик
  Кто строит прочнее всякого каменщика, корабельщика или плотника?
  
  
  
   Второй могильщик
  Тот, кто строит виселицы: ведь его постройка переживает тысячи жильцов.
  
  
  
   Первый могильщик
  Мне нравится твой ответ, право; виселица, это хорошо. Но кому от нее хорошо? Тому, кто делает зло. А ты делаешь зло, говоря, что виселица строится прочнее церкви; стало быть, хорошо бы тебя на виселицу. Ну, еще раз.
  
  
  
   Второй могильщик
  Кто строит прочнее каменщика, корабельщика или плотника?
  
  
  
   Первый могильщик
  Ну да; ответь и гуляй себе.
  
  
  
   Второй могильщик
  А вот теперь отвечу.
  
  
  
   Первый могильщик
  Ну!
  
  
  
   Второй могильщик
  Да не могу ответить.
  
  
  Входят Гамлет и Гораций в отдалении.
  
  
  
   Первый могильщик
  Не ломай себе голову над этим. Глупый осел шагу не прибавит, как его ни бей. Если опять зададут тебе этот же вопрос, отвечай: "Могильщик"; дома, которые он делает, простоят до Страшного суда. Ступай, сходи в кабак и принеси мне бутылку водки.
  
  
  
  Второй могильщик уходит.
  
  
  
   (Копает и поет.)
  
  
  
  Любил я в юности моей;
  
  
  
  Любовь милей всего!
  
  
  
  Чтоб время-ох! тратить-ах! веселей,
  
  
  
  Нет лучше ничего.
  
  
  
  
  Гамлет
  Или этот дурень не сознает, что делает, - распевает, копая могилу?
  
  
  
  
  Гораций
  Привычка сделала его равнодушным к этому труду.
  
  
  
  
  Гамлет
  Это правда; в руке, работающей мало, чувствительность тоньше.
  
  
  
   Первый могильщик
  
  
  
  
  (поет)
  
  
   Но время подползло тайком,
  
  
  
   И в лапах у него
  
  
   Очнулся я в краю другом,
  
  
  
   Не помня ничего.
  
  
  
   Выбрасывает череп.
  
  
  
  
  Гамлет
  Когда-то был язык в этом черепе, и он мог петь. Как этот мужлан швырнул его на землю, точно это челюсть Каина, совершившего первое убийство! Башка, которою этот осел так распоряжается, могла принадлежать какому-нибудь политику, что охотно провел бы самого Бога; ведь могла?
  
  
  
  
  Гораций
  Могла, принц.
  
  
  
  
  Гамлет
  Или придворному, который говаривал: "С добрым утром, милый принц! Как живется, добрейший принц?" Она могла принадлежать господину такому-то, расхваливавшему лошадь господина такого-то в надежде выпросить ее, ведь могла?
  
  
  
  
  Гораций
  Да, принц.
  
  
  
  
  Гамлет
  Ну вот; а теперь она принадлежит господину Червю, обглоданная, и лопата могильщика бьет ее по челюстям. Вот чудное превращение! Если б только была у нас способность подсмотреть его! Ужели эти кости стоили стольких забот для того, чтобы годиться лишь для игры в кегли? При этой мысли у меня кости ноют.
  
  
  
   Первый могильщик
  
  
  
  
  (поет)
  
  
   Могильный заступ да кирка
  
  
  
   Да саван гробовой,
  
  
   И в яме гость наверняка
  
  
  
   Найдет себе покой.
  
  
   Выбрасывает другой череп.
  
  
  
  
  Гамлет
  Вот и другой; почему бы не быть ему черепом законника? Где теперь его ссылки, тонкости, примерные дела, толкования владельческих прав, его уловки? Зачем он позволяет этому грубому мужлану бить себя по башке грязной лопатой и не заявит ему о своем иске о побоях? Гм! Этот молодчик мог быть в свое время крупным приобретателем земель с их оброками, крепостными актами, неустойками, двойными поручителями и доходами. В том ли неустойка со всех его неустоек и доход со всех его доходов, что в отменной его башке застоялось столько отменной грязи? Поручатся ли его поручители по приобретениям, да еще в двойном числе, за обладание более чем на длину и ширину двух контрактов? Все акты на переходы его имуществ вряд ли уложатся в этом ящике; ужели наследнику по ним достанется не больше пространства, а?
  
  
  
  
  Гораций
  Ни на волос больше, принц.
  
  
  
  
  Гамлет
  Не делают ли пергамента из бараньей кожи?
  
  
  
  
  Гораций
  Да, принц; а также и из телячьей.
  
  
  
  
  Гамлет
  Баран и теленок тот, кто ищет в этом обеспечение. Я заговорю с этим молодцом. - Чья это могила, любезный?
  
  
  
   Первый могильщик
  Моя, сударь.
  
  
  
  
  (Поет.)
  
  
  
  И в яме гость наверняка
  
  
  
   Найдет себе покой.
  
  
  
  
  Гамлет
  Я думаю, в самом деле твоя, если ты в нее забрался.
  
  
  
   Первый могильщик
  Вы, сударь, еще не в ней; значит, она не ваша. Хоть я еще до нее и не добрался, а все-таки она моя.
  
  
  
  
  Гамлет
  Вот ты и заврался, если ты в ней и говоришь, что она твоя; она для мертвого, а не для живого: значит, ты заврался.
  
  
  
   Первый могильщик
  Так это завиранье живое, сударь, если оно от меня к вам перескочило.
  
  
  
  
  Гамлет
  Для какого мужчины ты ее роешь?
  
  
  
   Первый могильщик
  Не для мужчины, сударь.
  
  
  
  
  Гамлет
  Так для какой женщины?
  
  
  
   Первый могильщик
  И не для женщины.
  
  
  
  
  Гамлет
  Кого же в ней похоронят?
  
  
  
   Первый могильщик
  Ту, кто была женщиной, сударь; но она - мир ее душе - умерла.
  
  
  
  
  Гамлет
  Что за задира этот мужлан! Надо говорить с ним как можно точнее, а то он заставит нас замолчать своими двусмысленностями. Клянусь небом, Гораций, вот что я заметил за эти три года: на свете все так изострилось, что носок мужика касается пятки вельможи и бередит ее до мозоли. - Как давно ты могильщиком?
  
  
  
   Первый могильщик
  С того дня, самого памятного из всех дней в году, когда наш покойный король Гамлет победил Фортинбраса.
  
  
  
  
  Гамлет
  А как давно это было?
  
  
  
   Первый могильщик
  А вы не знаете? Да это знает каждый дурак. Это было в самый тот день, как родился молодой Гамлет, тот, что с ума сошел и услан в Англию.
  
  
  
  
  Гамлет
  Вот как! А зачем услали его в Англию?
  
  
  
   Первый могильщик
  А затем, что с ума сошел; там он ума наберется, а не наберется, то там оно не беда.
  
  
  
  
  Гамлет
  Отчего?
  
  
  
   Первый могильщик
  Там оно не будет приметно: ведь там все такие же сумасшедшие, как он сам.
  
  
  
  
  Гамлет
  Как сошел он с ума?
  
  
  
   Первый могильщик
  Говорят, очень диковинно.
  
  
  
  
  Гамлет
  Как "диковинно"?
  
  
  
   Первый могильщик
  Да вот же рассудка лишился.
  
  
  
  
  Гамлет
  На чем же он помешался?
  
  
  
   Первый могильщик
  Да на датской земле, здесь. Могильщиком был я здесь и мальчишкой, да и взрослым уж тридцать лет.
  
  
  
  
  Гамлет
  Сколько пролежит человек в земле, пока не сгниет?
  
  
  
   Первый могильщик
  Да вот, если не сгниет раньше, чем помереть, - ведь много по нынешним временам заживо изъеденных, которым едва дотянуть до похорон, - то, пожалуй, пролежит лет восемь, девять. Кожевенник девять лет пролежит.
  
  
  
  
  Гамлет
  Отчего же он долее другого?
  
  
  
   Первый могильщик
  Да оттого, сударь, что при его ремесле шкура его так продубится, что вода долго ее не проберет; а ведь вода здорово гноит поганое мертвое тело. А вот и череп; этот череп пролежал в земле двадцать три года.
  
  
  
  
  Гамлет
  Чей же он?
  
  
  
   Первый могильщик
  Самого беспутного бездельника. А как вы думаете, чей?
  
  
  
  
  Гамлет
  Да не знаю.
  
  
  
   Первый могильщик
  Чтоб ему пусто было, такому-сякому! Он раз вылил мне на голову целую бутылку рейнского. Этот самый череп, сударь, - череп Йорика, королевского шута.
  
  
  
  
  Гамлет
  Этот?
  
  
  
   Первый могильщик
  Этот самый.
  
  
  
  
  Гамлет
  Дай-ка взглянуть. (Берет череп.) - Увы, бедный Йорик! - Я знал его, Гораций; это был человек бесконечно веселый, с неистощимым остроумием. Он тысячу раз нашивал меня на спине; а теперь он возбуждает во мне одно отвращение, и у меня от него душу воротит. Здесь были губы, которые я целовал, уж и не знаю, как часто. - Где теперь твои шутки? Твои прыжки? Твои песни? Твои потешные выходки, вызывавшие за столом взрывы хохота? Или не осталось ни одной теперь, чтобы посмеяться над собственной усмешкой? Одни голые челюсти? Появись-ка теперь в уборной красавицы, скажи ей, что накладывай она себе румян хоть на целый вершок, а все же напоследок вот на что будет похожа; заставь-ка ее посмеяться. - Пожалуйста, Гораций, скажи мне одно.
  
  
  
  
  Гораций
  Что, принц?
  
  
  
  
  Гамлет
  Ты думаешь, что и у Александра в земле был такой же вид?
  
  
  
  
  Гораций
  Точно такой же.
  
  
  
  
  Гамлет
  И такой же запах? Фу!
  
  
  
  Кладет череп на землю.
  
  
  
  
  Гораций
  Точно такой же, принц.
  
  
  
  
  Гамлет
  До какого низкого можем мы дойти назначенья, Гораций! Разве нельзя в воображении проследить благородный прах Александра, пока не представишь его себе затыкающим дыру бочонка?
  
  
  
  
  Гораций
  Так рассуждать, значит, рассуждать уж слишком придирчиво.
  
  
  
  
  Гамлет
  Да, право, нет, нисколько. Можно проследить его до этого безо всяких натяжек, руководясь вероятностью; хотя бы так: Александр умер, Александра похоронили, Александр обратился в прах; прах - земля; из земли мы получаем глину; а разве нельзя глиною, в которую он обратился, заткнуть пивную бочку?
  
   Великий Цезарь пал; он прах земной. Ужели
  
  
  От ветра им теперь заделывают щели?
  
   О, бренный прах того, пред кем весь мир дрожал,
  
  
  Для стен замазкою от зимних вихрей стал! Но тише! Отойдем! Сюда идет король.
   Входят священники и пр. похоронною процессией; тело Офелии,
   Лаэрт и траурная свита; король, королева, их двор и пр.
  
  
  С ним королева, двор. За кем идут они?
  
  
  Нет пышности в обряде; это значит,
  
  
  Что тот, за кем идут, отчаянной рукой
  
  
  Покончил с жизнью сам. А кто-нибудь из знатных.
  
  
  Здесь притаимся где-нибудь, посмотрим.
  
  
   Отходит в сторону с Горацием.
  
  
  
  
  Лаэрт
  
   Какой еще обряд?
  
  
  
  
  Гамлет
  
   А вот Лаэрт; он юноша достойнейший. Смотри.
  
  
  
  
  Лаэрт
  
   Какой еще обряд?
  
  
  
   Первый священник
  
   Продлили погребенье мы, насколько
  
   То в нашей власти: смерть сомнительна ее.
  
   Когда бы не приказ, нарушивший устав,
  
   В земле неосвященной до последней
  
   Трубы лежать бы ей; не мирные молитвы,
  
   Достались бы в удел ей черепки и камни.
  
   А у нее и девственный венок,
  
   И девичьи цветы; и с колокольным звоном
  
   Ее хоронят.
  
  
  
  
  Лаэрт
  
  
  
  Так больше ничего?
  
  
  
   Первый священник
  
   Нет, больше ничего.
  
   Чин погребенья мы б осквернили, если б
  
   За упокой ее молились, как за души
  
   Отшедших с миром.
  
  
  
  
  Лаэрт
  
  
  
  
  В землю опускайте;
  
   И из прекрасной, непорочной плоти
  
   Фиалки пусть взойдут! - Послушай, поп жестокий,
  
   Сестре быть ангелом на небе, ты ж в аду
  
   Завоешь в муках.
  
  
  
  
  Гамлет
  
  
  
  
  Как, Офелия моя?
  
  
  
  
  Королева
  
  
  
   (сыплет цветы)
  
   Прекрасные прекрасной. О, прости!
  
   Я Гамлета женой назвать тебя мечтала
  
   И ложе брачное, о милая, убрать
  
   Цветами, а не гроб.
  
  
  
  
  Лаэрт
  
  
  
  
   О, трижды тридцать бед,
  
   Обрушьтеся на главу проклятую того,
  
   Чье дело гнусное тебя лишило
  
   Рассудка светлого! - Не засыпайте.
  
   Еще раз заключить хочу ее в объятья.
  
  
  
  Спрыгивает в могилу.
  
   Теперь валите прах на мертвую с живым,
  
   Покуда здесь гора не вырастет повыше,
  
   Чем древний Пелион иль голубой Олимп,
  
   Ушедший в небеса.
  
  
  
  
  Гамлет
  
  
  
   (выступая вперед)
&nbs

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 188 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа