Главная » Книги

Шекспир Вильям - Трагедия о Гамлете, принце датском

Шекспир Вильям - Трагедия о Гамлете, принце датском


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

  
  
  
  Уильям Шекспир
  
   Трагедия о Гамлете, принце датском (пер. К.Р.) --------------------------------
  OCR: Бычков М.. Н. --------------------------------
  
  
  
   Перевод К. Р.
  
  {Данный перевод выполнен великим князем Константином
   Константиновичем Романовым (1858-1915), подписывавшим свои
  
  
   произведения инициалами К. Р.} ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
  Клавдий, король датский.
  Гамлет, сын предшествующего и племянник царствующего короля.
  Фортинбрас, принц норвежский.
  Полоний, придворный сановник.
  Гораций, друг Гамлета.
  Лаэрт, сын Полония.
  Вольтиманд |
  Корнелий
  |
  Розенкранц } придворные.
  Гильденстерн |
  Осрик
   |
  Кавалер
  Священник
  Марцелл |
  
  } офицеры.
  Бернард |
  Франциск, солдат.
  Рейнальд, слуга Полония.
  Актеры.
  Два крестьянина, могильщики.
  Капитан.
  Английские послы.
  Гертруда, королева датская, мать Гамлета.
  Офелия, дочь Полония.
  
  
  Придворные, дамы, офицеры, солдаты,
  
  
  матросы, посланные и другие служащие.
  
  
  
  Призрак отца Гамлета.
  
  
   Место действия - Эльсинор. АКТ I СЦЕНА 1
  
  
   Эльсинор. Площадка перед замком.
  
   Франциск на посту. К нему подходит Бернард.
  
  
  
  
  Бернард
  
  
  Кто здесь?
  
  
  
  
  Франциск
  
  
  Нет, мне ответь; стой и скажи, кто ты?
  
  
  
  
  Бернард
  
  
  Да здравствует король!
  
  
  
  
  Франциск
  
  
  
  
  
   Бернард?
  
  
  
  
  Бернард
  
  
  Он сам.
  
  
  
  
  Франциск
  
  
  
   Исправно вы и вовремя пришли.
  
  
  
  
  Бернард
  
  
  Двенадцать пробило; ложися спать, Франциск.
  
  
  
  
  Франциск
  
  
  Благодарю за смену; резкий холод,
  
  
  И сердце мне щемит.
  
  
  
  
  Бернард
  
  
  Была ль спокойна стража?
  
  
  
  
  Франциск
  
  
  Мышь не прошмыгнула.
  
  
  
  
  Бернард
  
  
  Так доброй ночи. Коль тебе
  
  
  Гораций и Марцелл, товарищи мои
  
  
  По страже, встретятся, скажи им, чтоб спешили.
  
  
  
  
  Франциск
  
  
  Мне кажется, я слышу их. - Стой!
  
  
  Кто здесь?
  
  
   Входят Гораций и Марцелл.
  
  
  
  
  Гораций
  
  
  
  
  Друзья отечества.
  
  
  
  
  Марцелл
  
  
  И слуги короля.
  
  
  
  
  Франциск
  
  
  
  
   Спокойной ночи вам.
  
  
  
  
  Марцелл
  
  
  Прощай, солдат примерный;
  
  
  Кем ты сменен?
  
  
  
  
  Франциск
  
  
  Бернард мой занял пост.
  
  
  Спокойной ночи.
  
  
  
  
  Уходит.
  
  
  
  
  Марцелл
  
  
  Эй, Бернард!
  
  
  
  
  Бернард
  
  
  
  
  Скажи, -
  
  
  Что, здесь Гораций?
  
  
  
  
  Гораций
  
  
  Только часть его.
  
  
  
  
  Бернард
  
  
  Гораций, здравствуй! Здравствуй, друг Марцелл!
  
  
  
  
  Марцелл
  
  
  Что, снова он являлся в эту ночь?
  
  
  
  
  Бернард
  
  
  Я ничего не видел.
  
  
  
  
  Марцелл
  
  
  
  
  
  Вот, Гораций
  
  
  Считает это лишь игрой воображенья.
  
  
  Не хочет верить он представшему нам дважды
  
  
  Ужасному явленью. Для того
  
  
  И звал его я ночь прокараулить с нами,
  
  
  Чтобы, когда б опять явилось привиденье,
  
  
  Он виденное нашими глазами
  
  
  Мог подтвердить и с ним заговорил.
  
  
  
  
  Гораций
  
  
  Вздор, вздор, не явится.
  
  
  
  
  Бернард
  
  
  
  
  
   Присядь пока;
  
  
  И вновь твоим мы овладеем слухом,
  
  
  Столь неприступным нашему рассказу
  
  
  О том, что видели в две ночи мы.
  
  
  
  
  Гораций
  
  
  Ну, сядем,
  
  
  И пусть Бернард расскажет нам об этом.
  
  
  
  
  Бернард
  
  
  Минувшей ночью,
  
  
  Как та звезда, что западней Полярной,
  
  
  Свершая путь свой, озарила небо
  
  
  Там, где теперь горит, Марцелл и я, лишь только
  
  
  Пробило час...
  
  
  
   Входит Призрак.
  
  
  
  
  Марцелл
  
  
  Ни слова, замолчи! Смотри опять идет он!
  
  
  
  
  Бернард
  
  
  В том самом виде, как король покойный,
  
  
  
  
  Марцелл
  
  
  Ты грамотей, Гораций: говори с ним.
  
  
  
  
  Бернард
  
  
  Не схож ли с королем? Заметь, Гораций.
  
  
  
  
  Гораций
  
  
  Точь-в-точь. Меня поверг он в страх и изумленье.
  
  
  
  
  Бернард
  
  
  Он слова ждет.
  
  
  
  
  Марцелл
  
  
  
  
   Спроси его, Гораций.
  
  
  
  
  Гораций
  
  
  Кто ты, избравший этот час ночной
  
  
  И тот воинственно прекрасный вид, с каким
  
  
  Бывало шествовал, величья полн, усопший
  
  
  Король? Ответь, тебя я небом заклинаю!
  
  
  
  
  Марцелл
  
  
  Он оскорблен.
  
  
  
  
  Бернард
  
  
  
  
  Гляди, уходит прочь!
  
  
  
  
  Гораций
  
  
  Ответь, ответь, я заклинаю! Стой!
  
  
  Ответь!
  
  
  
   Призрак уходит.
  
  
  
  
  Марцелл
  
  
  
   Исчез и отвечать не хочет.
  
  
  
  
  Бернард
  
  
  Ну что, Гораций? Ты дрожишь и бледен: это
  
  
  Не больше ль, чем игра воображенья?
  
  
  Как полагаешь ты?
  
  
  
  
  Гораций
  
  
  Как перед Богом, я бы не поверил,
  
  
  Когда бы собственными в том глазами
  
  
  Не убедился.
  
  
  
  
  Марцелл
  
  
  
  
  Что, не схож ли с королем?
  
  
  
  
  Гораций
  
  
  Как ты с самим собой:
  
  
  Та ж самая броня была на нем, когда он
  
  
  С норвежским гордым королем сражался; так же
  
  
  Он хмурился, когда на льду, схватившись с польским
  
  
  Борцом, его ко льду привычного, побил.
  
  
  Необычайно это.
  
  
  
  
  Марцелл
  
  
  Так, в этот самый час глухой, уже два раза
  
  
  Он мимо нас прошел стопою величавой.
  
  
  
  
  Гораций
  
  
  Как это с точностью истолковать, не знаю,
  
  
  Но в общем думается мне, что нашей
  
  
  Стране переворот грозит необычайный.
  
  
  
  
  Марцелл
  
  
  Присядем же; и расскажи, кто знает,
  
  
  Зачем нас стражею столь бдительной и строгой
  
  
  Все утруждают по ночам? Зачем вседневно
  
  
  Льют пушки медные и на чужбине
  
  
  Орудия войны торгуют; почему
  
  
  Судостроительный невольный, тяжкий труд
  
  
  Не различает дня воскресного от будня?
  
  
  Что нам грозит, когда горячая поспешность
  
  
  Ночь делает сотрудницею дня?
  
  
  Кто может объяснить мне это?
  
  
  
  
  Гораций
  
  
  
  
  
  
   Я могу;
  
  
  По крайней мере слух таков. Король покойный,
  
  
  Чей образ только что являлся нам,
  
  
  Был, как вы знаете, норвежцем Фортинбрасом,
  
  
  Завистливой гордынею язвимым,
  
  
  На поединок вызван; Гамлет наш отважный -
  
  
  Таким он в мире нам известном слыл - его
  
  
  Убил. А Фортинбрас то договором,
  
  
  Печатями снабженным и скрепленным
  
  
  По всем законам рыцарства, обязан
  
  
  Был победителю весь край свой вместе с жизнью
  
  
  Отдать. Часть равную земель своих поставил
  
  
  И наш король в залог. Она бы Фортинбрасу
  
  
  Досталась во владенье, если б он
  
  
  Был победителем, как край его наш Гамлет
  
  
  Взял по условию, согласно договорным
  
  
  Статьям. Теперь же юный Фортинбрас,
  
  
  Незрелой пылкости и жара полный,
  
  
  На берегах норвежских здесь и там
  
  
  Навербовал полки бездомных смельчаков
  
  
  За продовольствие и плату, для каких-то
  
  
  Отважных предприятий: это все -
  
  
  Как и правительством угадано у нас -
  
  
  Лишь для того, чтобы насильственно, с оружием
  
  
  В руках отвоевать его отцом
  
  
  Утраченные, земли. Вот причина,
  
  
  Мне кажется, приготовлений наших,
  
  
  Вот главный повод к страже и источник
  
  
  Тревожной суеты в стране у нас.
  
  
  
  
  Бернард
  
  
  Не что иное, думается мне.
  
  
  В оружии предстал не даром в нашу стражу
  
  
  Зловещий призрак тот, столь схожий с королем,
  
  
  Который был и есть виновник этих войн.
  
  
  
  
  Гораций
  
  
  Духовный взор мутит он как соринкой.
  
  
  Во дни победных пальм и славы Рима,
  
  
  Пред тем, как пал могучий Юлий, гробы
  
  
  Разверзлись; в саванах с невнятным бормотаньем
  
  
  По римским улицам вопили мертвецы;
  
  
  С хвостами звезды рдели огневыми,
  
  
  Роса была как кровь, явились пятны в солнце;
  
  
  Луна, владычица Нептуновой стихии,
  
  
  Померкла, словно в день последнего суда.
  
  
  И те же знаменья событий грозных,
  
  
  Как бы всегдашние предвестники судеб,
  
  
  Приметы вещие грядущих бедствий
  
  
  И небом явлены, а также и землею
  
  
  Народу нашей стороны.
  
  
  
  Призрак возвращается
  
  
  
  
  
   Но тише,
  
  
  Глядите! Вот опять он! Путь загорожу я
  
  
  Ему, хотя б меня спалил он. Призрак, стой!
  
  
  Коль звуком речи ты и голосом владеешь,
  
  
  Ответь мне;
  
  
  Коль мог бы доброе я дело совершить
  
  
  Тебе в спасение и в благодать себе,
  
  
  Ответь мне;
  
  
  Коль родины судьбу, открытую тебе,
  
  
  Предведенье могло бы отвратить,
  
  
  О, отвечай!
  
  
  Иль если в недра ты земные зарывал
  
  
  Сокровища, награбленные в жизни, -
  
  
  За это, говорят, за гробом бродят духи, -
  
  
  
   Пенье петуха.
  
  
  Ответь; стой и ответь! - Держи его, Марцелл!
  
  
  
  
  Марцелл
  
  
  Ударить ли по нем мне алебардой?
  
  
  
  
  Гораций
  
  
  Бей, если прочь пойдет!
  
  
  
  
  Бернард
  
  
  
  
  
   Вот он!
  
  
  
  
  Гораций
  
  
  
  
  
  
   Вот он!
  
  
  
   Призрак уходит.
  
  
  
  
  Марцелл
  
  
  Исчез!
  
  
  Его величье оскорбляем мы,
  
  
  Грозя ему подобием насилья;
  
  
  Неуязвим он, словно воздух; наши
  
  
  Удары тщетные - одно глумленье злое.
  
  
  
  
  Бернард
  
  
  Заговорил бы он, но тут запел петух.
  
  
  
  
  Гораций
  
  
  Как тварь нечистая при страшном заклинанье,
  
  
  Тогда он прочь рванулся. Я слыхал,
  
  
  Что бога дня петух, глашатай утра, будит
  
  
  Своим пронзительным и звонким горлом;
  
  
  При этом окрике, хотя бы из огня
  
  
  Иль моря, из земли иль воздуха, спешит
  
  
  Блуждающий, скитающийся дух
  
  
  В свое пристанище. И настоящий случай
  
  
  Есть доказательство, что это правда.
  
  
  
  
  Марцелл
  
  
  При пенье петуха исчез он. Говорят,
  
  
  Что и всегда близ той поры, когда
  
  
  Мы празднуем Христово рождество,
  
  
  Певец зари поет всю ночь; тогда,
  
  
  Как говорят, блуждать не смеют духи,
  
  
  Целебны ночи, звезд влияние безвредно,
  
  
  У феи власти нет и чары ведьм бессильны,
  
  
  Так благодатно, свято это время.
  
  
  
  
  Гораций
  
  
  О том слыхал и я и частью верю в это.
  
  
  Но вот восходит там в покрове алом утро
  
  
  Из-за высокого росистого холма.
  
  
  Прервемте стражу; вот совет мой: сообщим
  
  
  Мы молодому Гамлету, что в ночь
  
  
  Увидели. Клянуся жизнью: дух,
  
  
  Немой для нас, с ним будет говорить.
  
  
  Согласны ль вы о том ему поведать,
  
  
  Как нам велит любовь и требует наш долг?
  
  
  
  
  Марцелл
  
  
  Поступим так, прошу; и знаю я, где утром
  
  
  Всего удобнее его найти нам будет.
  
  

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 265 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа