Главная » Книги

Сервантес Мигель Де - Интермедии, Страница 5

Сервантес Мигель Де - Интермедии


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

ы, так же хороша, как и та, которая вышла.
  Брихида. Сеньор бискаец совершенно прав; и, по правде сказать, в этом деле он не дурак.
  Киньонес. Чорт - дурак; бискаец ума хочешь, когда надо.
  Брихида. Я понимаю, он говорит: глуп дьявол; а бискайцы, когда хотят быть умными, так умны.
  Солорсано. Так точно, без малейшей ошибки.
  Входят Кристина и слуга, или служанка, которые вносят коробку конфект,
  
  
   графин вина, салфетку и пр.
  Кристина. Извольте кушать, сеньор бискаец; не побрезгайте: все, что есть в этом доме, есть квинтэссенция чистоты.
  Киньонес. Сладкое со мной, вино и вода называй хорошо. Святое подано, это я пью, да и в другой.
  Брихида. О боже! С каким остроумием говорит этот милый сеньор, хотя я и не понимаю.
  Солорсано. Он говорит, что с сладким он пьет вино так же, как и воду, и что это вино святого Мартина, и что он его еще выпьет.
  Кристина. Сколько угодно, душа мера.
  Солорсано. Не давайте ему больше, это ему нехорошо, вы сейчас увидите. Я говорил сеньору Аскараю, чтобы он не пил вина ни под каким видом, да это не помогает.
  Киньонес. Пойдем! А то вино и вниз и вверх, язык кандалы и ноги колодки. Вечером прихожу, сеньора. Помилуй тебя господи!
  Солорсано. Ну, вот он как разговаривает; вы видите, что я говорил правду.
  Кристина. Что же он сказал, сеньор Солорсано?
  Солорсано. Что вино кандалы для его языка и колодки для ног, что он придет вечером и чтобы вы оставались с богом.
  Брихида. Ах, грех какой! Как у него глаза помутились и язык путается! Боже! У него ноги заплетаются! Он, должно быть, много выпил. Никого в жизни мне так жалко не было, как его; так молод и такой пьяница.
  Солорсано. Он уж из дому пришел готовый. Вы, сеньора Кристина, приготовьте нам ужин; я его заставлю проспаться, и будем мы у вас сегодня вечером как раз в свое время.
  Кристина. Все будет как следует; идите в добрый час.
  
  
   Уходят Киньонес и Солорсано.
  Брихида. Кристина, милая, покажи мне цепь, дай мне досыта налюбоваться на нее. Ай, какая красивая, новая, блестящая, и как дешево! Ну, Кристина, уж нечего толковать. Так или иначе, а богатство так и льется на тебя, счастье так и валит прямо в двери без хлопот с твоей стороны. В самом деле, ты счастливая из счастливых. Но, конечно, ты этого заслуживаешь своей бойкостью, красотой и великолепным умом. Этих прелестей достаточно, чтобы покорить самых беззаботных и необузданных людей; да, ты не то, что я, - я неспособна и кота привязать к себе. Возьми цепь, милая, а то я надорвусь от слез; и не от того, чтобы я тебе завидовала, а себя-то уж очень жаль.
  
  
  
   Входит Солорсано.
  Солорсано. Нас постигло величайшее несчастие в мире!
  Брихида. Боже! Несчастие! Что такое, сеньор Солорсано?
  Солорсано. Когда мы шли домой, то на повороте этой улицы встретили слугу отца нашего бискайца с письмами и печальной новостью, что отец его при смерти и что велел ему сию же минуту ехать, если хочет застать его живого. Он привез и денег на дорогу, и без всякого разговора надо отправляться сейчас же. Я принес десять скуди для вас, вот они, и вот еще десять, которые я взял у вас давеча: отдайте мне цепь. Коли отец его жив, он возвратится и привезет вам цепь назад, - или не будь я дон Эстебан де Солорсано.
  Кристина. Признаюсь, мне жаль; я не об интересе говорю, а о молодом человеке, потому что уж я его полюбила.
  Брихида. Хороши и десять скуди, ведь они пришли даром; бери их, милая, и отдай цепь сеньору Солорсано.
  Кристина. Вот, извольте, пожалуйте деньги. Правду сказать, я думала истратить на ужин больше тридцати скуди.
  Солорсано (подменяя мешочек с цепью.). Сеньора Кристина, старого воробья на мякине не обманешь; такие штуки можно делать только с простофилями; не на того напали, ищите другого, поглупей.
  Кристина. К чему столько пословиц, сеньор Солорсано?
  Солорсано. Для того, чтобы вы поняли, что жадность прорвала мешочек. Неужели в такое короткое время я мог показаться вам человеком, с которым можно поступать без всякой церемонии. Сеньора Кристина, кто за большим погонится, тот и малое потеряет, да и сам попадется. Вы взяли от меня цепь золотую, а возвращаете мне фальшивую; я не желаю, чтоб так быстро совершались со мной Овидиевы превращения. Ах, канальство, как ловко ее подменили и как скоро!
  Кристина. Что вы говорите, сеньор мой? Я этого не понимаю.
  Солорсано. Я говорю, что это не та цепь, которую я вам дал, хотя и похожа. Эта поддельная, а та золотая, двадцать второй пробы.
  Брихида. Да, да, клянусь вам, то же говорил и сосед, золотых дел мастер.
  Кристина. Да хоть бы сам чорт говорил!
  Солорсано. Чорт или чертовка! Отдайте цепь и увольте нас от крику; не нужно ни клятв, ни ругательств.
  Кристина. Пусть сам чорт меня возьмет, или кто там хочет, если это не та цепь, которую вы мне дали; да у меня никакой другой и в руках не было. Боже правосудный, до какого обвинения я дожила!
  Солорсано. Кричать незачем; на то есть коррехидор, чтобы каждого рассудить по справедливости.
  Кристина. Если это дело попадет в руки коррехидора, так я останусь виновата: он имеет обо мне такое дурное мнение, что мою правду примет за ложь и мою невинность за вину. Сеньор мой, если, кроме этой, была какая-нибудь другая цепь в моих руках, то пусть они отсохнут.
  
  
  
   Входит альгвасил.
  Альгвасил. Что за шум, что за крики, что за слезы и что за брань?
  Солорсано. Вы, сеньор альгвасил, пришли как раз кстати. Этой даме, высокого севильского полета, я час тому назад оставил цепь за десять дукатов, для известной цели. Возвращаюсь теперь, чтоб выручить ее, и вместо той, которую я дал и которая весила полтораста золотых дукатов двадцатой пробы, мне отдает она эту поддельную, которая не стоит и двух дукатов. И, вместо надлежащего удовлетворения, хочет провести меня на бобах слезами и криками, тогда как сама знает, что свидетелем справедливости моих слов была эта самая дама, перед которой все происходило.
  Брихида. И происходило, и даже произошло. Клянусь богом и моей душой, я должна сказать, что этот сеньор совершенно прав. Однако я не могу себе представить, как мог произойти подмен, потому что цепь не выходила из этой залы.
  Солорсано. Сеньор альгвасил, сделайте для меня такую милость, доставьте эту сеньору к коррехидору, там мы разберемся.
  Кристина. Я опять-таки говорю, что если меня поставят перед коррехидором, я буду обвинена.
  Брихида. Да, она с ним не в ладах.
  Кристина. Ну, уж теперь я бешусь, теперь я в отчаянии, теперь меня грызут ведьмы!
  Солорсано. Ну, хорошо, я кой-что сделаю для вас, сеньора Кристина, собственно для того, чтобы вас не грызли ведьмы или по крайней мере чтобы вы не бесились. Эта цепь очень похожа на ту настоящую, которая была у бискайца, он сумасшедший и немножко пьяница; я соглашаюсь взять ее у вас и уверить его, что это его цепь. А вы удовлетворите сеньора альгвасила и приготовьте ужин сегодня вечером; и успокойтесь духом, убыток для вас небольшой.
  Кристина. Небо вам заплатит за это. Сеньору альгвасилу я дам полдюжины дукатов и на ужин употреблю один и останусь навсегда рабой сеньора Солорсано.
  Брихида. Я переломлюсь, танцуя на сегодняшнем вечере.
  Альгвасил. Вы поступили, как благородный и добрый кавалер, который считает своей обязанностью служить женщинам.
  Солорсано. Пожалуйте десять скуди, которые я вам дал лишку.
  Кристина. Вот они, а вот шесть сеньору альгвасилу.
  
   Входят два музыканта и Киньонес - бискаец.
  Музыканты. Мы все слышали, и вот мы здесь.
  Киньонес. Теперь и я могу сказать моей сеньоре Кристине, что и она на манку идет.
  Брихида. Да где же это видано, чтоб бискаец так чисто говорил по-испански?
  Киньонес. Я только тогда говорю нечисто, когда захочу.
  Кристина. Я позволю убить себя, если не они, не эти мошенники устроили со мной эту штуку.
  Киньонес. Сеньоры музыканты, исполните романс, который я вам дал! Вы знаете, к чему он клонит?
  
  
  
  
  Музыканты
  
  
  
  
  (поют)
  
  
  
  Женщины с умом бывают,
  
  
  
  Но, не менее того,
  
  
  
  Все же очень мало знают
  
  
  
  Или вовсе ничего.
  
  
  
  Те, которые умеют
  
  
  
  В оживленном разговоре
  
  
  
  Подбирать на диво фразы,
  
  
  
  Те, что наизусть читают
  
  
  
  И Лофраса и Диану,
  
  
  
  Или кавалера Феба
  
  
  
  И Лауру Оливанте,
  
  
  
  Те, что каждую неделю
  
  
  
  Кавалера Дон Кихота
  
  
  
  Знаменитого читают,
  
  
  
  Все ж, не менее того,
  
  
  
  Очень, очень мало знают
  
  
  
  Или вовсе ничего.
  
  
  
  Те, что верят слепо в ум свой,
  
  
  
  Полный замыслов лукавых,
  
  
  
  Похотливых и корыстных,
  
  
  
  Те, которые нередко
  
  
  
  Забывают осторожность
  
  
  
  И бросаются на шею
  
  
  
  Первым встречным без разбора,
  
  
  
  Те, которые гордятся
  
  
  
  Деликатным обхожденьем
  
  
  
  И себя за совершенство
  
  
  
  В обращении считают,
  
  
  
  Все ж, не менее того,
  
  
  
  Очень, очень мало знают
  
  
  
  Или вовсе ничего.
  Кристина. Ну, хорошо, я признаюсь, я обманута, и все-таки я приглашаю вас сегодня на вечер.
  Киньонес. Принимаем приглашение, и пойдет у нас пир горой.
  
  
   ИЗБРАНИЕ АЛЬКАЛЬДОВ В ДАГАНСО
  
   (La eleccion de los alcaldes de Daganzo)
  
  
  
  
  ЛИЦА:
  Баккалавр Пессунья.
  Педро Эсторнудо, письмоводитель.
  Пандуро |
  
   } Рехидоры {*}.
  Альгарроба |
  Хуан Беррокаль
  |
  Франсиско де Умильос | земледельцы,
  Мигуэль Харете
  } кандитаты в
  Педро де ля Рана
  | алькальды {**}.
  Слуга.
  Подсакристан.
  Цыгане и цыганки.
  {* Рехидоры - члены муниципального управления, советники. (А. Н. О.)
  ** Алькальды - судьи в деревнях или местечках. (А. Н. О.)}
  
  
  
  
  Комната. Входят баккалавр Пессунья, письмоводитель Педро Эсторнудо, рехидор Пандуро и
  
  
   рехидор Алонсо Альгарроба.
  
  
  
  
  Пандуро
  
  
   Рассядемтесь, и все пойдет в порядке,
  
  
   Коли благим угодно небесам.
  
  
  
  
  Альгарроба
  
  
   Столкуемся, а то не будет толку.
  
  
   В согласии мы без труда покончим
  
  
   Свои дела, коль то угодно небу,
  
  
   А там, угодно или нет, не знаю.
  
  
  
  
  Пандуро
  
  
   Альгарроба, у вас язык фальшивит.
  
  
   Поосторожней надо говорить.
  
  
   Приятно ль слушать эти ваши речи?
  
  
   "Угодно небу или нет". Ну, право!
  
  
   Уж если вы да умничать начнете,
  
  
   Так все у вас навыворот выходит.
  
  
  
  
  Альгарроба
  
  
   А все же я хороший христианин
  
  
   И верю в бога крепко.
  
  
  
  
  Баккалавр
  
  
  
  
  
   И прекрасно;
  
  
   Чего же лучше?
  
  
  
  
  Альгарроба
  
  
  
  
   Если же проврусь,
  
  
   Так признаюсь, что гусь я деревенский.
  
  
   Не всяко слово в счет...
  
  
  
   Письмоводитель
  
  
  
  
  
  
  Довольно спорить!
  
  
   Бог грешникам погибели не хочет;
  
  
   А пусть живут да каются.
  
  
  
  
  Альгарроба
  
  
  
  
  
  
  Ну, что же!
  
  
   И я живу и каюсь, и уверен,
  
  
   Что небо может все, чего захочет;
  
  
   Никто ему препятствовать не смеет,
  
  
   Особенно, коль дождик...
  
  
  
  
  Пандуро
  
  
  
  
  
  
  С облаков ведь,
  
  
   Альгарроба, дожди-то, а не с неба.
  
  
  
  
  Альгарроба
  
  
   О, чорт возьми! За тем ли мы собрались,
  
  
   Чтоб брань да перекоры заводить?
  
  
   Альгарроба и рта не смей разинуть,
  
  
   Сказать ему ни слова не дают.
  
  
  
  
  Баккалавр
  
  
   Redeamus ax rem {Вернемся к делу,}, сеньор Пандуро
  
  
   И сеньор Альгарроба, тратить время
  
  
   Не будем на пустые перебранки.
  
  
   Да разве мы для скучных препирательств
  
  
   Сошлися здесь? Куда как хорошо:
  
  
   Как только лишь Пандуро с Альгарробой
  
  
   Сойдутся вместе, тотчас между ними
  
  
   Поднимутся и бури и волненья
  
  
   Из тысячи пустых противоречий.
  
  
  
   Письмоводитель
  
  
   Сеньор Пессунья говорить изволит
  
  
   До чрезвычайности правдиво. Обратимся
  
  
   К занятиям, к избранию алькальдов
  
  
   На следующий год; и надо нам
  
  
   Таких избрать, чтоб не могли в Толедо
  
  
   Забраковать, а только утвердили.
  
  
   Вот для чего мы здесь и собрались.
  
  
  
  
  Пандуро
  
  
   У нас теперь четыре претендента:
  
  
   Хуан Берро,каль, Франсиско д'Умильос,
  
  
   Мигуэль Харете, Педро де ля Рана,
  
  
   Солидные, значительные люди,
  
  
   И управлять сумеют не в Дагансо,
  
  
   А даже в самом Риме.
  
  
  
  
  Альгарроба
  
  
  
  
  
   У романцев.
  
  
  
   Письмоводитель
  
  
   У вас своя программа? Так, ей-богу,
  
  
   Я дело брошу.
  
  
  
  
  Альгарроба
  
  
  
  
   Наш письмоводитель,
  
  
   Мне кажется, зовется Эсторнудо {*};
  
  
   {* Эсторнудо значит чихун - человек,
  
  
   который часто чихает. (А. Н. О.).}
  
  
   А он возносится и подымает нос.
  
  
   Но успокойтесь, больше я ни слова.
  
  
  
  
  Пандуро
  
  
   Найдется ли во всей земной округе...
  
  
  
  
  Альгарроба
  
  
   В какой "округе"? В "круге" бы сказали,
  
  
   Премудрый наш Пандуро, - было б лучше.
  
  
  
  
  Пандуро
  
  
   Во всей вселенной, я хотел сказать,
  
  
   Нельзя найти таких людей премудрых,
  
  
   Как наши претенденты.
  
  
  
  
  Альгарроба
  
  
  
  
  
   Да, я знаю,
  
  
   Что Беррокаль имеет превосходный
  
  
   Инстинкт.
  
  
  
   Письмоводитель
  
  
  
  
  Да в чем инстинкт?
  
  
  
  
  Альгарроба
  
  
  
  
  
  
   Он очень ловок
  
  
   Расценивать и пробовать вино.
  
  
   В моем дому он пробовал однажды
  
  
   Вино в бочонке и сказал, что пахнет
  
  
   Вино и деревом, и кожей, и железом.
  
  
   Когда бочонок кончили, нашли
  
  
   На дне его лучинку, и кусочек
  
  
   Какой-то кожи, и железный ключик {*}.
  
  
   {* Такой же рассказ о знатоке вина и
  
  
   в тех же самых выражениях приводится
  
  
   Сервантесом и в "Дон Кихоте", (А. Н. О.)}
  
  
  
   Письмоводитель
  
  
   О, редкое искусство! Редкий ум!
  
  
   Кто знает столько, может управляться
  
  
   В любом из всех испанских городов.
  
  
  
  
  Альгарроба
  
  
   Мигуэль Харете, вот орел!
  
  
  
  
  Баккалавр
  
  
  
  
  
  
  А в чем?
  
  
  
  
  Альгарроба
  
  
   Стрелять из арбалета.
  
  
  
  
  Баккалавр
  
  
  
  
  
   Меток он?
  
  
  
  
  Альгарроба
  
  
   Да так-то меток, что не будь левша он,
  
  
   Так не было б в окрестности житья
  
  
   И воробьям.
  
  
  
  
  Баккалавр
  
  
  
  
  Ну, это для алькальда
  
  
   Почти необходимое искусство.
  
  
  
  
  Альгарроба
  
  
   Что вам сказать о Франсиско д'Умильос?
  
  
   Он вычинит ботинки, как портной.
  
  
   А Педро де ля Рана... ну, уж память!
  
  
   Сравниться с ним нельзя; он помнит песню
  
  
   О славной в древности собаке Альвы
  
  
   Всю слово в слово, без одной ошибки.
  
  
  
  
  Пандуро
  
  
   Мой голос за него.
  
  
  
   Письмоводитель
  
  
  
  
  
  И мой.
  
  
  
  
  Альгарроба
  
  
  
  
  
  
   А я
  
  
   За Беррокаля.
  
  
  
  
  Баккалавр
  
  
  
  
   Я ни за кого,
  
  
   Пока не убедимся в их уме
  
  
   И знании законов...
  
  
  
  
  Альгарроба
  
  
  
  
  
  Это можно.
  
  
   И средство есть: велите их покликать,
  
  
   И баккалавр сеньор Пессунья может
  
  
   Задать экзамен им, он дело знает.
  
  
   Сообразясь с их знаньем, мы увидим,
  
  
   Кого из них на должность посадить.
  
  
  
   Письмоводитель
  
  
   Ей-богу, вот прекраснейший совет!
  
  
  
  
  Пандуро
  
  
   Такой совет, что даже для столицы
  
  
   Годится. Потро-медики в столице,
  
  
   Так пусть у нас потро-алькальды будут.
  
  
  
  
  Альгарроба
  
  
   "Прото", сеньор Пандуро, а не потро.
  
  
  
  
  Пандуро
  
  
   Вы, Альгарроба, самый злой фрискал.
  
  
  
  
  Альгарроба
  
  
   Фискал, а не фрискал.
  
  
  
   Письмоводитель
  
  
  
  
  
   Ах, боже правый!
  
  
   Какой несносный этот Альгарроба!
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 306 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа