Главная » Книги

Щепкина-Куперник Татьяна Львовна - Эдмон Ростан. Принцесса Греза

Щепкина-Куперник Татьяна Львовна - Эдмон Ростан. Принцесса Греза


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

  
   Эдмон Ростан. Принцесса Греза
  
  
  Пьеса в четырех действиях в стихах --------------------------------------
  Перевод Т. Л. Щепкиной-Куперник
  Эдмон Ростан. Пьесы.
  Самара, "АВС", 1997
  OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
   ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
  Мелисинда - восточная принцесса, графиня Триполийская.
  Соризмонда - придворная дама принцессы.
  Бертран д'Аламанон - рыцарь и трубадур Провансальский.
  Жофруа Рюдель - принц Блейский, трубадур Аквинтанский.
  Брат Трофимий - капеллан принца.
  Эразм - врач принца.
  Скарчафико - генуэзский купец.
  Рыцарь Зеленых Лат - на службе у императора Мануила Комнена.
  Женщина.
  Капитан корабля
   |
  Тробальдо - конопатчик |
  Франсуа-Ураган
   |
  Пегофа
  
   |
  Бруно
  
   } моряки.
  Бистань
  
   |
  Жоан - португалец
  |
  Мариас - из Эг-Морта |
  Кормчий
  
   |
  Юнга
  
  
  |
  Николоз - слуга Скарчафико.
  Первый |
  Второй |
  Третий } пилигримы.
  Четвертый |
  Пятый
  |
  
  Гребцы, музыканты, рабы, служанки и т. д. XII век.
  
  
  
   ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ Сцена представляет палубу корабля, очевидно, пострадавшего от долгого и мучительного плавания. Следы бури: изорванные паруса, разбитые реи, растрепанные канаты, мачта накренилась набок. Следы сражения: пятна крови, разбросанное оружие. Ночь близится к концу. Серые прозрачные тени. Бледнеющее небо. Редеющие звезды. Море фиолетовое с полосами серебристого пара. Густой туман на горизонте. Освещение в течение акта незаметно
  
  
  
  
  меняется.
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ Моряки: Бруно, Бистань, Мариас, Пегофа, Тробальдо, Франсуа, Жоан и другие. Гребцы, кормчий, потом капитан корабля и брат Трофимий. При поднятии занавеса все сидят и лежат как попало. Лица у всех трагические, исхудалые, бледные, истощенные усталостью и лишениями. Некоторые ранены и кое-как перевязаны лохмотьями. Двое в глубине сцены раскачивают за ноги и за голову
  
  
  
   мертвое тело.
  
  
  
   Пегофа и Бруно
  
   Раз... два... три... гоп!
  
  
  
  (Бросают тело за борт.)
  
  
  
  
  Пегофа
  
  
  
  
  
   Конец!
  
  
  
  
  Бруно
  
  
  
  
  
  
   Еще один,
  
   Которому не довелось доплыть
  
   До Триполиса.
  
  
  
  
  Пегофа
  
  
  
   (снимая шапку)
  
  
  
  
  Ну, прощай, товарищ!
  
  
  
  
   Жоан
  
   Заря уж скоро. Небо розовеет.
  
  
  
  
  Франсуа
  
  
   (просыпаясь, потягиваясь)
  
   Кто это был?
  
  
  
  
  Бруно
  
  
  
   Андрью-головорез.
  
  
  
  
  Франсуа
  
   Проклятая горячка!.. Ну, однако,
  
   Волна здесь поработала на славу.
  
  
  
  
  Бистань
  
   А ветер?.. Снес булини.
  
  
  
  
  Бруно
  
  
  
  
  
   Снес драйреп.
  
  
  
  
  Франсуа
  
   А мачта? Сломится сейчас. Не подпилить ли?
  
  
  
  
  Бистань
  
   Вот я теперь поел бы, так поел.
  
  
  
  
  Бруно
  
   Нигде ни крошки.
  
  
  
  
  Франсуа
  
  
  
  
  (вставая)
  
  
  
  
  Ох, какая боль!..
  
   Я на ногах едва могу держаться.
  
   Да, встреться нам еще один корабль,
  
   И больше драться будем мы не в силах.
  
  
  
  
  Бруно
  
   Придется драться, так и будем драться.
  
   Должны же мы доплыть до Триполиса.
  
   Смерть всем, кто нам захочет помешать!
  
  
  
  
  Бистань
  
   Когда ж достигнем сарацинских вод?
  
  
  
  
  Кормчий
  
   Теперь уж скоро. Все вот эта буря...
  
   Эх, если б у меня была игла,
  
   Которая показывает север,
  
   И камень натирать ее...
  
  
  
  
  Бистань
  
  
  
   (пожав плечами)
  
  
  
  
  
  Вот чушь!
  
  
  
  
  Кормчий
  
   Нет, у иных такая есть игла.
  
   Пойми ты: в камень влюблено железо.
  
   Дотронешься ты камнем до иглы,
  
   Она вся вздрогнет и укажет север.
  
   Вот, очень просто.
  
  
  
  
  Все моряки
  
  
  
  
   Ха-ха-ха! - Глупец!
  
   - Игла! Ха-ха! - Он просто нас морочит.
  
  
  
  
  Пегофа
  
   Бог с ней, с иглой... Плыви, скорлупка наша!
  
   Погода проясняется, смотрите,
  
   И бедствию пришел конец!
  
  
  
  
  Бруно
  
  
  
  
  
   Вот как?
  
   Ты думаешь?.. А голод?..
  
  
  
  
  Франсуа
  
  
  
  
  
   Да, а жажда?..
  
  
  
  
  Бистань
  
   Чего-чего не претерпели мы!
  
   Каких страданий!
  
  
  
  
  Пегофа
  
   Помоги нам, боже!
  
  
  
  
  Тробальдо
  
  
   (появляясь верхом на рее)
  
   Теперь нам не хватает одного:
  
   Найти ее как смертный грех дурною!..
  
  
  
  
  Все моряки
  
   О нет! - Она прекрасна! - О, прекрасна! -
  
   Она прекрасна!
  
  
  
  
  Тробальдо
  
   Да, клянуся богом,
  
   И нужно, чтоб она была прекрасна.
  
  
  
  
  Бистань
  
   О да, сынок... Не только хороша...
  
   За все, что мы из-за нее терпели.
  
   Не то...
  
  
  
  
  Бруно
  
   Она должна быть хороша.
  
  
  
  
   Все
  
   Она красавица! - Она прекрасна!..
  
  
  
  
  Мариас
  
   Я в этом убежден!
  
  
  
  
  Гребец
  
  
  
  
   Недурно б было
  
   Грести, чтобы чудовище увидеть.
  
  
  
  
  Пегофа
  
  
  
  
  (смеясь)
  
   Га!.. Поднимая весла, о принцессе
  
   Ты думаешь, марселец!
  
  
  
  
  Гребец
  
  
  
  
  
  Беспрестанно!
  
  
  
  
  Бистань
  
   А, будь спокоен: знаешь ли, принцессы
  
   Всегда прекрасны!..
  
  
  
  
  Кормчий
  
  
  
   (пожимая плечами)
  
  
  
  
   Как не надоест
  
   Вам толковать все о принцессе этой?..
  
  
  
  
  Пегофа
  
   Мы все устали, но смотри, товарищ:
  
   Мы говорим о ней - и забываем
  
   И боль и голод... И почти довольны!..
  
  
  
  
  Кормчий
  
   Да вам и не покажут эту пташку.
  
  
  
  
  Бруно
  
   Принц обещал нас всех к ней повести,
  
   Когда нам бог доплыть туда поможет,
  
   И ей сказать, что это мы его
  
   Доставили в ее дворец прекрасный.
  
  
  
  
  Кормчий
  
   И думаешь, что с вами, с низкой чернью,
  
   Принцесса пожелает говорить?
  
  
  
  
  Пегофа
  
   О, что ты, что ты! Мы ее увидим,
  
   И это много уж! Недаром слава
  
   Пошла везде по христианским землям
  
   О ней одной...
  
  
  
  
   Юнга
  
  
  
  
  И о ее глазах!
  
  
  
  
  Кормчий
  
  
  
  (оборачиваясь к нему)
  
   И ты о них мечтаешь, а?
  
  
  
  
   Юнга
  
  
  
  
  
   Еще бы!
  
  
  
  
  Пегофа
  
   Тсс! Капитан!
  
  
  
  
  Капитан
  
   (вошел немного раньше и слушал их разговор)
  
  
  
   Чтоб видеть их, нам нужно,
  
   Во-первых, в Триполи еще добраться;
  
   А во-вторых, чтоб добрый принц Рюдель
  
   Остался жив...
  
  
  
  
  А что? Ему все хуже?..
  
   - Наш бедный принц!
  
  
  
  
  Бруно
  
  
  
  
   Несчастье за несчастьем.
  
  
  
  
  Капитан
  
   Смотрите, заперта его каюта.
  
   С друзьями отдыхает он теперь.
  
  
  
  Сочувственный шепот.
  
  
  
  
  Бистань
  
   Вчера еще он вечером нам пел.
  
  
  
  
  Франсуа
  
   А как зовут вот это, из чего
  
   Такие звуки достает он?..
  
  
  
  
  Кормчий
  
  
  
   (с видом знатока)
  
  
  
  
  
   Лира.
  
  
  
  
  Франсуа
  
   А, лира! Как звучит она красиво!
  
  
  
  
  Бистань
  
   Под эти песни слаще мне грести.
  
  
  
  
  Пегофа
  
   И бечеву тянуть гораздо легче.
  
  
  
  
  Капитан
  
   Тсс!.. Тише вы!..
  
  
  
  
  Пегофа
  
  
  
  
   Сюда идет Трофимий. Брат Трофимий в дырявой и заплатанной одежде, выходит из бака, взглядывает
   на небо и, отойдя в глубину сцены, становится на колени.
  
  
  
  
  Бруно
  
   Ну, этот не стесняет.
  
  
  
  
  Франсуа
  
  
  
  
  
  Славный малый!..
  
  
  
  
  Бистань
  
   Таких-то добрых бог давай побольше.
  
  
  
  
  Капитан
  
   Смотрите, уж на небе побледнели
  
   Последние огни.
  
  
  
  
  Бистань
  
  
  
  
  Сейчас рассвет.
  
  
  
  
  Светает.
  
  
  
   Брат Трофимий
  
  
  
   (на коленях)
  
   Заступница несчастных моряков,
  
   Звезда морей, о дева пресвятая!
  
   Ты разгоняешь стаи облаков
  
   Волнения и бури укрощая...
  
   Мы под твою защиту отдались!
  
   Пусть наконец, как лебедь величавый,
  
   Войдет корабль наш в город Триполис
  
   И имя Жофруа покроет славой.
  
   Знай, дал обет наш добрый государь:
  
   Когда желанной цели он достигнет,
  
   В Тортозе он тогда над алтарем
  
   Корабль тебе серебряный воздвигнет.
  
  
  
  
  Кормчий
  
   Пустое все. Эх, будь со мной игла...
  
  
  
  
  Бистань
  
   Животное, уж ты молчал бы лучше. Эразм выходит из бака. Докторская мантия в лохмотьях. Он без колпака, вид у
  
  
  него жалкий. Моряки пересмеиваются.
  
  
  
  
  Бруно
  
   И старина туда же выползает.
  
  
  
  
  Франсуа
  
   Ба! Медикус!
  
  
  
  
  Бистань
  
  
  
   На розовой водице.
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ
  
  
  
   Те же и Эразм.
  
  
  
   Брат Трофимий
  
  
  
   (идя к Эразму)
  
   Ну как больной, почтеннейший Эразмус?
  
  
  
  
  Эразм
  
   Все хуже. Принц немного задремал.
  
   Мессир Бертран при нем остался. Что же
  
  
  
  (смотря на горизонт),
  
   Почтеннейший Трофимий? Все туман?
  
  
  
   (В бешенстве.)
  
   Нет! Я-то, я-то, лучший врач Салерно,
  
   Прошу сказать, что делаю я здесь,
  
   Средь гибели, лицом к лицу со смертью?
  
   Где кабинет ученый мой с камином,
  
   Где кафедра, где докторское кресло,
  
   Где книги и лечебники мои?
  
   Вдобавок этот ветер, этот вихорь
  
   Из мантии моей лохмотья сделал
  
   И постепенно у меня расхитил
  
   Все шапочки, все колпаки мои!
  
  
  
   Брат Трофимий
  
   Но это воля принца Жофруа.
  
  
  
  
  Эразм
  
  
  
   (прерывая его)
  
   Чего ж он сам, зевака из зевак,
  
   Поэт хваленый, этот риск затеял?
  
   Когда к нему на службу я вступал,
  
   К болезненному, доброму ребенку,
  
   Я думал жить спокойно и разумно,
  
   Лечить его на суше, не на море.
  
   Пускай их черт на вертел всех посадит,
  
   Пусть сжарит ад проклятых пилигримов
  
   Антиохийских! Первые они,
  
   Придя к нему в его спокойный замок,
  
   В час ужина, за вкусною индейкой,
  
   Ему напели в уши про нее,
  
   Про Мелисинду сказочную эту.
  
   С каким они усердьем неуместным
  
   Хвалили дочь великого Раймунда
  
   И Годиерны! Слушать - просто бред!
  
   Чего-чего они не говорили:
  
   "Цветок далекой Азии роскошный,
  
   Звезда небес!" Чего они не пели!
  
   Особенно один, с безумным взглядом...
  
   Он, помню я, наговорил такого,
  
   Что, встав из-за стола, наш милый принц,
  
   Поэт, влюбленный в тень и шорох ветра,
  
   Провозгласил ее своею дамой
  
   И с той поры остался верен ей,
  
   О ней мечтая, для нее рифмуя...
  
   И так себя настроил за два года,
  
   Что наконец, день за день угасая
  
   И близкий свой предчувствуя конец,
  
   Решил пуститься в путь за сине море
  
   К неведомой своей "Принцессе Грезе",
  
   Не в силах умереть, не увидав
  
   Хотя на миг ее!..
  
  
  
   Брат Трофимий
  
  
  
  
   Но, друг Эразмус...
  
  
  
  
  Эразм
  
   Теперь ему зато морское дно
  
   Гробницей будет!.. А его приятель,
  
   Любезный сир Бертран д'Аламанон,
  
   Когда Рюделя в голос все старались
  
   Отговорить от гибельной затеи,
  
   Он восхвалял один его любовь,
  
   В стихах его безумье воспевал
  
   И вместе с ним отправился в прогулку.
  
   Да это дико!.. Это все нелепо!..
  
   И вы могли вмешаться в это дело!
  
   Понятней уж, что я здесь очутился,
  
   Но вам прощенья нет. Вы допустили,
  
   Чтоб Жофруа Рюдель, один из всех
  
   Известных миру рыцарей и принцев,

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 262 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа