Главная » Книги

Сервантес Мигель Де - Интермедии, Страница 10

Сервантес Мигель Де - Интермедии


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

посуды хватит,
  
  
   И шляпы есть, и шляпники найдутся.
  
  
   А вот, по всем приметам, и беглец!..
  Входит некто в одежде невольника, с цепью на плечах, смотрит на всех
  
  
   внимательно, и все на него.
  
  
  
  
  Репулида
  
  
   О боже! Привиденье? Кто же это?
  
  
   Ужли Эскарраман? Конечно, он.
  
  
   Эскарраман, душа моя, скорее
  
  
   В мои объятья; жизнь, опора наша!
  
  
  
  
  Трампагос
  
  
   Эскарраман, Эскарраман, приятель!
  
  
   Да что с тобой? Да точно ты статуя?
  
  
   Прерви молчанье, говори с друзьями!
  
  
  
  
  Писпита
  
  
   Какое платье, что за цепь на нем?
  
  
   Не тень ли ты? Но трогаю руками
  
  
   Живое тело.
  
  
  
  
  Мостренка
  
  
  
  
  Это он, подруга,
  
  
   И сам не отопрется... но молчит.
  
  
  
  
  Эскарраман
  
  
   Эскарраман, друзья мои, пред вами!
  
  
   Прошу вниманья! Слушайте прилежно
  
  
   Рассказ короткий длинных приключений.
  Входит цирюльник и приносит две гитары, одну отдает товарищу.
  
  
   В Берберии разбилась та галера,
  
  
   В которой я по ярости судей
  
  
   На левую скамью гребцом посажен.
  
  
   Моя тюрьма и участь изменилась:
  
  
   И к туркам я в невольники попал.
  
  
   Два месяца, как я по воле неба
  
  
   Успел бежать от них на галиоте,
  
  
   И вот опять свободен я, как птица.
  
  
   Но я связал себя ненарушимым
  
  
   Обетом: это платье, эти цепи
  
  
   Носить, пока повешу их на стены
  
  
   Обители пустынника святого,
  
  
   Известного на родине моей
  
  
   Под именем Миллан де ля Коголля.
  
  
   Рассказ об этих страшных приключеньях
  
  
   История должна увековечить.
  
  
   Для этого не пригодится ль Мендес?
  
  
   Он жив ли?
  
  
  
  
  Кларос
  
  
  
  
  Проклажается в Гранаде.
  
  
  
  
  Чикизнакэ
  
  
   И все о бедности людской тоскует.
  
  
  
  
  Эскарраман
  
  
   Ну, что толкуют обо мне на свете?
  
  
   О том, о сем, о переменах счастья
  
  
   В моей судьбе?
  
  
  
  
  Мостренка
  
  
  
  
   Сто тысяч анекдотов!
  
  
   Повесили тебя комедианты!
  
  
  
  
  Писпита
  
  
   А мальчики уж винегрет готовят
  
  
   Из мозгу твоего и из костей.
  
  
  
  
  Репулида
  
  
   Ты стал божественным, чего ж еще?
  
  
  
  
  Чикизнакэ
  
  
   По площадям и улицам поют,
  
  
   А на театрах про тебя танцуют.
  
  
   Ты служишь темой для поэтов лучшей,
  
  
   Чем Троя для Титиро Мантуанца,
  
  
  
  
  Кларос
  
  
   Твои дела в конюшнях обсуждают.
  
  
  
  
  Репулида
  
  
   Тебя в реке перемывают прачки,
  
  
   Извозчики тебя скребницей шерстят.
  
  
  
  
  Чикизнакэ
  
  
   Тебя закройщик ножницами режет.
  
  
   Славнее ты, чем родовая лошадь.
  
  
  
  
  Мостренка
  
  
   До Индии твои протекли лавры,
  
  
   Твою напасть оплакивают в Риме
  
  
   И без числа надарили сапожек.
  
  
  
  
  Вадемекум
  
  
   Ей-богу, ты совсем измят, истрепан
  
  
   И весь кругом ощипан, как бирючина.
  
  
   Ты больше назвонил и надряннил,
  
  
   Чем колокол в часах иль малый школьник, О тебе сложили разные танцы, которые танцуют соседи, и ты одержал победу.
  
  
  
  
  Эскарраман
  
  
   Мне только б славы: хоть на части рвите!..
  
  
   Эфесский храм сожгу я за нее!
  
  
  
  
  Музыканты
  
  (начинают играть и петь импровизированный романс)
  
  
   Вот из каторги вернулся
  
  
   Молодец Эскарраман,
  
  
   Для судей на страх и трепет,
  
  
   На здоровье для себя.
  
  
  
  
  Эскарраман
  
  
   Никак меня приветствовать хотят?
  
  
   Не мнится ль вам, что я забыл веселье?
  
  
   Я даже легче стал, чем прежде был.
  
  
   Играйте, музыканты, прочь лохмотья!
  
  
  
  
  Писпита
  
  
   Краса и цвет танцоров! Он все тот же;
  
  
   Нисколько перемены!
  
  
  
  
  Вадемекум
  
  
  
  
  
  Свеж и легок!
  
  
  
  
  Кларос
  
  
   Какая честь Трампагосу для свадьбы!
  
  
  
  
  Эскарраман
  
  
   Играй! Увидите, что я из ртути.
  
  
  
  
  Музыкант
  
  
   Прислушайтесь к напеву моему,
  
  
   Тогда никак уж в такте не собьетесь.
  
  
  
  
  Эскарраман
  
  
   Играйте... скучно мне и надоело!
  
  
  
  
  Репулида
  
  
   Мне видеть пляску хочется до смерти.
  
  
  
  
  Музыкант
  
  
   Держите уши настороже!
  
  
  
  
  Чикизнакэ
  
  
  
  
  
   Держим.
  
  
  
  
  Музыканты
  
  
  
  
  (поют)
  
  
  
  Вот из каторги вернулся
  
  
  
  Молодец Эскарраман,
  
  
  
  Для судей на страх и трепет,
  
  
  
  На здоровье для себя.
  
  
  
  Он вернулся и покажет
  
  
  
  Дарования свои,
  
  
  
  Быстроту, искусство, храбрость
  
  
  
  И величественный вид.
  
  
  
  Нехватает Косколины,
  
  
  
  Заменит ее у нас
  
  
  
  Репулида, наш душистый
  
  
  
  Померанцевый цветок.
  
  
  
  И пока краса Писпита
  
  
  
  Соберется танцевать,
  
  
  
  Как танцуется гальярда,
  
  
  
  Покажи, Эскарраман! Играют гальярду, Эскарраман танцует. Когда он кончил один тур, музыканты
  
  
  
  продолжают петь романс.
  
  
  
  Репулида начинает
  
  
  
  С жаром около порхать: Она первая, которая нам это показала.
  
  
  
  А Эскарраман за нею,
  
  
  
  А Писпита вслед за ним,
  
  
  
  Чикизнакэ и Мостренка,
  
  
  
  Щеголь наш Хуан Кларос.
  
  
  
  Боже, боже! Что за прелесть,
  
  
  
  Ничего нельзя желать
  
  
  
  Выше этого проворства,
  
  
  
  Такта, меры, красоты!
  
  
  
  Ну, проворней, дети! Живо!
  
  
  
  Нет ни девок, ни ребят,
  
  
  
  Чтобы смели похвалиться,
  
  
  
  Что равняться могут вам.
  
  
  
  Что за руки, что за плавность!
  
  
  
  Вдруг все вместе, вдруг все врозь!
  
  
  
  И какие лабиринты -
  
  
  
  Есть и выход, есть и вход!
  
  
  
  Что угодно вам, танцуйте,
  
  
  
  Я умею все играть,
  
  
  
  И _канарьо_, и _гамбеты_,
  
  
  
  _Деревенские_ могу,
  
  
  
  _Сарабанду, самбапало_,
  
  
  
  И умею я играть
  
  
  
  _Наш_ король _Альфонсо добрый_,
  
  
  
  Слава наших прежних дней.
  
  
  
  
  Эскарраман
  
  
  
  Заиграешь ты _канарьо_,
  
  
  
  Я один пойду плясать.
  
  
  
  
  Музыкант
  
  
  
  Я игрок искусный, ты же
  
  
  
  Золотой у нас танцор.
  
  
  
  
  Эскарраман
  
  
  
  По-мужицки вперевалку,
  
  
  
  Лук и хлебушко в руках;
  
  
  
  Трех еще с собой возьму я,
  
  
  
  
  Музыкант
  
  
  
  Ну-ка, с богом, начинай! Танцуют вильяно; окончив этот танец, Эскарраман танцует другой какой-нибудь
  
  
  
  
  и потом:
  
  
  
  
  Трампагос
  
  
  
  Эту свадьбу я пирую
  
  
  
  Знаменитей, чем Рольдан;
  
  
  
  Все кричите, как кричу я:
  
  
  
  Да цветет Эскарраман!
  
  
  
  
   Все
  
  
  
  Да здравствует, да здравствует!
  
  
  
   КОММЕНТАРИИ
  В литературном наследии Островского немалое место занимают переводы пьес иностранных авторов. Переводческой деятельностью Островский занимался на протяжении всей творческой жизни, начиная с 50-х годов и кончая 1886 г.
  Последние часы жизни драматурга были посвящены работе над переводом "Антония и Клеопатры" Шекспира.
  В 1872 и 1886 гг. Островским были выпущены в свет два издания некоторых из его переводческих трудов. Отдельные переводы он печатал также в "Современнике" и в "Отечественных записках". Публикации эти, однако, далеко не исчерпали всего фонда переведенных и переделанных Островским пьес иностранных авторов. Знакомство с этим фондом значительно расширилось после Великой Октябрьской социалистической революции, когда большое количество неопубликованных автографов Островского сделалось достоянием государственных архивов и библиотек.
  В настоящее время мы имеем в своем распоряжении материалы, которые позволяют с достаточной полнотой судить о задуманных и осуществленных работах Островского как переводчика.
  С 1850 по 1886 г. Островским было переведено с иностранных языков двадцать два драматических произведения. К этому числу следует добавить выполненный им и поставленный 6 октября 1852 г. на сцене Московского купеческого клуба перевод драмы классика украинской литературы Г. Ф. Квитко-Основьяненко "Щира любов" ("Искренняя любовь или Милый дороже счастья").
  За это же время Островским были начаты, но не завершены переводы шестнадцати произведений иностранных авторов, частично дошедшие до нас в виде более или менее значительных фрагментов и даже почти законченных работ.
  Весь этот материал разделяется на группы: итальянскую (двенадцать названий), испанскую (одиннадцать названий), французскую (восемь названий), английскую (четыре названия), латинскую (три названия). Большинство изданий оригинальных текстов, которыми Островский пользовался в своей переводческой работе, сохранилось в его личной библиотеке, принадлежащей в настоящее время Институту русской литературы АН СССР (Ленинград).
  Наиболее ранним из переводческих трудов Островского является "Укрощение злой жены" (1850) - первый прозаический вариант перевода шекспировской комедии "The Taming of the Shrew", к которой он вернулся в 1865 г., на этот раз переведя ее стихами ("Усмирение своенравной"). Об интересе Островского к Шекспиру и о высокой оценке им его творений свидетельствуют в своих воспоминаниях А. Ф. Кони и П. П. Гнедич (А. Ф. Кони, А. Н. Островский, Отрывочные воспоминания, сб. "Островский", изд. РТО, М. 1923, стр. 22; П. П. Гнедич, А. Н. Островский, "Еженедельник Гос. акад. театров", 1923, N 31-32, стр. 7). Этот интерес Островский сохранил до последних лет своей жизни. Из остальных переводов Островского с английского языка до нас дошли лишь фрагменты "Антония и Клеопатры" Шекспира. О работе над переводами феерий "Белая роза" ("Аленький цветочек") и "Синяя борода", относящимися к 1885- 1886 гг., мы располагаем лишь упоминаниями в переписке драматурга с его сотрудницей, поэтессой А. Д. Мысовской.
  К 50-м годам относятся прозаические черновые переводы Островским римских комедиографов Плавта ("Ослы") и Теренция ("Свекровь"). Сохранился также отрывок из незавершенного перевода трагедии Люция Аннея Сенеки "Ипполит".
  В 1867 г. Островский обращается к переводам итальянских авторов. Его внимание привлекают драматические произведения Никколо Макиавелли и Антонфранческо Граццини, классики комедии XVIII в. Гольдони и Карло Гоцци и современные ему драматурги: Итало Франки, Рикардо Кастельвеккио, Паоло Джакометти, Теобальдо Чикони, Пиетро Косса. Интерес Островского к итальянской драматургии в конце 60-х годов объясняется развивавшимися в эту эпоху событиями, связанными с борьбой итальянского народа за объединение страны; за этими событиями внимательно следила передовая русская общественность. Значительную роль в выборе тех или иных пьес современных итальянских авторов для перевода их на русский язык играл и успех, сопутствовавший исполнению некоторых из них такими выдающимися артистами, как Эрнесто Росси и Томмазо Сальвини.
  Работа над переводами с итальянского языка была начата Островским в Щелыкове в летние месяцы 1867 г. Первыми были закончены переделка комедии Теобальдо Чикони "Заблудшие овцы" ("Женатые овечки") и перевод комедии Итало Франки "Великий банкир", опубликованные драматургом в собрании "Драматических переводов" в изданиях С. В. Звонарева (1872) и Н. Г. Мартынова (1886). Перевод комедии "Великий банкир" впервые был напечатан в "Отечественных записках" (1871, N 7). В те же летние месяцы Островский работал над переводом комедии "Честь" ("Onore") и над двумя комедиями Гольдони: "Обманщик" и "Верный друг". Рукописи этих переводов до нас не дошли. Можно утверждать, что закончен из них был лишь перевод "Обманщика", о чем Островский сам свидетельствует в своем щелыковском дневнике.
  К этому же времени следует отнести и сохранившийся среди рукописей Островского черновой набросок "заимствованной из Гольдони" комедии "Порознь скучно, а вместе тошно" {См. "Бюллетени Гос. лит. музея, А. Н. Островский и Н. С. Лесков", М. 1938, стр. 19.}.
  В 1870 г. Островский перевел популярную в то время мелодраму Джакометти" "Гражданская смерть" ("Семья преступника"). До 1872 г. им была переведена одна из лучших комедий Гольдони "Кофейная". К 70-м годам, повидимому, следует отнести и работу над переводом комедии Антонфранческо Граццини "Выдумщик" ("Арцыгоголо") {См. К. Н. Державин, Один из неизвестных переводов А. Н. Островского, "Научный бюллетень Ленинградского государственного университета", 1946, N 9, стр. 30-31.}. В 1878 г. Островский работал над переводом поэтической драмы Рикардо Кастельвеккио "Фрина". До нас дошла рукопись Островского, представляющая собой перевод пролога и большей части первого акта ("А. Н. Островский. Новые материалы", М. - П. 1923, стр. 108-157). Примерно к этому же времени относится и замысел перевода исторической комедии Пиетро Косса "Нерон". К концу 70-х годов следует приурочить незавершенный перевод комедии Карло Гоцци "Женщина, истинно любящая". В 1884 г. Островский закончил перевод комедии Макиавелли "Мандрагора" и вел переговоры с издателем А. С. Сувориным о напечатании своего труда, о чем свидетельствуют письма из Петербурга к М. В. Островской (март 1884 г.).
  Первым, не дошедшим до нас, переводом Островского с французского языка была "народная драма" М. Маллианг и Э. Кормона "Бродяга" ("Le Vagabond", 1836). В 1869 г. Островский переделал комедию А. де Лери ."Рабство мужей", напечатанную им в изданиях С. В. Звонарева и Н. Г. Мартынова. В 1870 или 1871 г., уступая настойчивым просьбам Ф. А, Бурдина, он начал, но не окончил переводить комедию Баррьера и Капандю "Мнимые добряки" ("Les faux bonshommes"). В 1872 г. драматург был занят переводом-переделкой пьесы Баяра, Фуше и Арвера "Пока" ("En attendant"). Работа над пьесой "Пока" была завершена Островским к концу 1873 г. В 1875 г. он перевел и приноровил к русскому быту водевиль А. Делилиа и Ш. Ле-Сенна "Une bonne a Venture", озаглавив его "Добрый барин" и доработав затем его текст в 1878 г. Перевод-переделка "Добрый барин" вошла в том II "Собрания драматических переводов А. Н. Островского" в издании Мартынова.
  Обращаясь к переводу и переделке таких пьес, как "Заблудшие овцы", "Рабство мужей", "Пока", "Добрый барин", Островский чаще всего удовлетворял бенефисным требованиям актеров. Следует отметить, что в обработке нашего драматурга некоторые малоудачные пьесы второстепенных западных авторов, как, например, "Рабство мужей", приобретали известный сценический интерес.
  В 1877 г. Островский начал переводить одноактную комедию Октава Фелье "Le Village", назвав ее в черновых наметках "Хорошо в гостях, а дома лучше", "Хорошо там, где нас нет" и "Славны бубны за горами". В 1885 г. драматург, всегда интересовавшийся Мольером, предлагал А. Д. Мысовской заняться совместным, переводом всех комедий великого французского драматурга. Замысел этот, однако, не был осуществлен.
  Особое внимание Островского привлек великий испанский писатель Сервантес как автор народных интермедий - лучших образцов этого жанра в испанской драматургии.
  В письме к П. И. Вейнбергу от 7 декабря 1883 г. Островский писал: "Эти небольшие произведения представляют истинные перлы искусства по неподражаемому юмору и по яркости и силе изображения самой обыденной жизни. Вот настоящее высокое реальное искусство". Все восемь интермедий Сервантеса и приписываемая его авторству интермедия "Два болтуна" были переведены Островским в 1879 г. и некоторые из них напечатаны в журнале "Изящная литература" 1883- 1885 гг. Островский обратился также к испанскому драматургу Кальдерону, оставив фрагменты переводов его комедии "Дом с двумя входами трудно стеречь" и драмы "Вера в крест".
  Являясь инициатором в ознакомлении русских читателей и зрителей с рядом западноевропейских драматургов, Островский выступил и как один из первых наших переводчиков драматургии народов Востока. После 1874 г. им был выполнен на основе французского текста Луи Жаколлио перевод южноиндийской (тамильской) драмы "Дэвадаси" ("Баядерка").
  Из данного краткого обзора нельзя не вывести заключения о широте переводческих и культурно-исторических интересов великого драматурга. Островский глубоко изучал драматическую литературу - классическую и современную - иных народов. В творчестве крупнейших художников прошлого он находил близкие себе черты реализма и обличительные тенденции. Глубокая правдивость Шекспира, социально-бытовая сатира Сервантеса, жизненная комедийность Гольдони привлекли внимание Островского как крупнейшего представителя мировой реалистической драматургии прошлого века, законного наследника ее лучших традиций.
  Островскому принадлежит бесспорная заслуга "открытия" таких произведений мировой драматургии, которые в России были или совершенно неизвестны, или знакомы только узкому кругу знатоков литературы, как, например, пьесы Сервантеса, Макиавелли, Граццини, Гоцци, а тем более автора "Дэвадаси" - народного тамильского драматурга Паришурамы.
  В процессе работы над переводами Островский тщательно изучал все доступные ему исторические и литературные источники. С целью облегчить читателю понимание некоторых особенностей чужеземного быта и нравов он снабдил переводы примечаниями {Примечания Островского в настоящем издании обозначены (А. Н. О.).}. В ряде случаев, где это представлялось возможным и допустимым, Островский стремился дать сравнения с соответствующими явлениями русского быта.
  Островский с полным правом может быть назван одним из основоположников русской школы художественного перевода в области драматической литературы. Сравнение переводных текстов Островского с их оригиналами, принадлежащими первостепенным авторам, приводит к выводу о высоком и самостоятельном мастерстве великого русского драматурга. Островский совмещает филологическую точность перевода с находчивостью интерпретаций, богатством лексического материала и чуткостью к стилевым особенностям подлинников, которым придаются живая русская интонация и колорит богатого своеобычными оборотами русского народного языка. Свои переводы западноевропейских классиков Островский осуществлял в расчете на широкую, народную аудиторию читателей и зрителей, которым были бы чужды нарочитые стилизаторские приемы переводческого искусства. Идя этим путем, Островский создал ряд ценнейших художественных образцов русского классического перевода, достойных занимать почетное место в литературном наследии великого русского драматурга.
  
  
  
  ИНТЕРМЕДИИ СЕРВАНТЕСА
  Печатаются по тексту "Собрание драматических переводов А. Н. Островского", т. I, изд. Н. Г. Мартынова, СПБ. 1886, с некоторыми исправлениями по автографам и авторизованным копиям, хранящимся в Институте русской литературы АН СССР. Интермедия "Вдовый мошенник, именуемый Трампагос" печатается по рукописи с сохранением переведенных Островским прозою стихотворных строк оригинала. Отдельные слова, оставленные драматургом без перевода, нами переводятся и заключаются в квадратные скобки.
  При жизни Островского опубликованы только четыре интермедии в журнале "Изящная литература": "Судья по бракоразводным делам" (1883, XII), "Бдительный страж" (1884, I), "Театр чудес" (1884, VII), "Саламанкская пещера" (1885, IV). После смерти драматурга в 1886 г. интермедии были напечатаны отдельным изданием.
  Отдельное издание интермедий было снабжено предисловием "От переводчика" следующего содержания:
  "Вот что говорят сами испанцы об интермедиях Сервантеса {Los entremeses de Miguel de Cervantes Saavedra. Madrid.}:
  "Между различными произведениями, которыми мы одолжены главе испанских гениальных писателей, наименее известны и наиболее заслуживают известности его интермедии. В них читатели увидят, как дивно и с каким разнообразием гений Сервантеса умел схватывать и раскрывать перед публикой и самые грандиозные и самые мелкие сюжеты; и мы осмеливаемся заверять, что в интермедиях Сервантес является более самим собою, чем во всех других произведениях, исключая "Дон Кихота". В этих веселых картинках, писанных легкими штрихами, гений Сервантеса находится совершенно в своей сфере, тут невозмутимо льется неисчерпаемый поток его неподражаемого комизма. В рисовке характеров, восторженных, чудных и смешных, Сервантес не имеет соперников, и так как они-то и составляют главный материал интермедий, произведений, которые теперь известны под именем сайнет (sainete), то никто не колеблется признать их за более самородные и чистые образцы оригинального таланта Сервантеса.
  Язык этих пьес естественен и верен относительно лиц и положений, остроумен, игрив и блестит народными оборотами, пословицами и поговорками. Хотя этот род произведений начинается только с Сервантеса, но он же и довел их до высшего совершенства. Написанные в начале XVII века, они и теперь представляют для читателя такой интерес, как будто лица, изображаемые в них, взяты из общества, нас окружающего, что доказывает (и в этом состоит их главная заслуга), что нет предмета, как бы низок он ни казался, который бы не ожил и не получил важного значения в руках истинного гения, потому что он умеет поместить в простом и малом такой общий и человеческий интерес, который заставит его выплыть в потоке веков".
  Интермедия "Вдовый мошенник, именуемый Трампагос" впервые опубликована Б. А. Кржевским по отредактированному им автографу в сборнике "Памяти А. Н. Островского" (П. 1923).
  В 1919 г. отдельными выпусками были переизданы интермедии "Ревнивый старик", "Саламанкская п

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 293 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа