Главная » Книги

Шекспир Вильям - Жизнь Тимона Афинского, Страница 13

Шекспир Вильям - Жизнь Тимона Афинского


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

iv>
  И слов найти не в силах, чтобы эту
  
  
  Чудовищную гнусность в них облечь.
  
  
  
  
  Тимон
  
  
  Ну, пусть она нагая ходит: люди
  
  
  Тем явственней ее увидят. Вы,
  
  
  Правдивые созданья, оставаясь
  
  
  Тем, что вы есть, характеры других
  
  
  Покажете ясней!
  
  
  
  
  Живописец
  
  
  
  
   Тимон, мы оба
  
  
  Житейский путь свершали под дождем
  
  
  Твоих даров - и чувствуем благое
  
  
  Влиянье их.
  
  
  
  
  Тимон
  
  
  
  
  Да, оба честны вы.
  
  
  
  
  Живописец
  
  
  Мы с тем пришли, чтобы услуги наши
  
  
  Вам предложить.
  
  
  
  
  Тимон
  
  
  
  
   Честнейшие! Но чем
  
  
  Вас наградить могу я? Не едите,
  
  
  Конечно, вы кореньев и воды
  
  
  Холодной пить не станете.
  
  
  
  
   Оба
  
  
  
  
  
   Что можем,
  
  
  То сделаем, чтоб вам полезным быть.
  
  
  
  
  Тимон
  
  
  Вы - честные. До вас дошло известье,
  
  
  Что я богат, - наверное, дошло.
  
  
  Сознайтесь же: ведь честны вы.
  
  
  
  
  Живописец
  
  
  
  
  
  
  Да, это
  
  
  Мы слышали, достойнейший Тимон;
  
  
  Но не затем пришли сюда мы оба.
  
  
  
  
  Тимон
  
  
  О добрые и честные!
  
  
  
   (Живописцу.)
  
  
  
  
  
  Из всех
  
  
  Афинян ты - первейший живописец.
  
  
  Да, право так! Естественнее всех
  
  
  Рисуешь ты.
  
  
  
  
  Живописец
  
  
  
  
  Да, так себе, недурно.
  
  
  
  
  Тимон
  
  
  Нет, именно всех лучше.
  
  
  
  
  (Поэту.)
  
  
  
  
  
   У тебя
  
  
  Так гладок стих, так нежен и изящен,
  
  
  Что и в своем искусстве ты всегда
  
  
  Естественен. - Но, несмотря на это,
  
  
  Честнейшие друзья мои, сказать
  
  
  Я должен вам, что есть у вас обоих
  
  
  Один порок - конечно, небольшой:
  
  
  Он далеко не страшен, и нисколько
  
  
  Я не хочу, чтобы трудились вы
  
  
  Исправиться.
  
  
  
  
   Оба
  
  
  
  
  Покорнейше вас просим
  
  
  Сказать, какой.
  
  
  
  
  Тимон
  
  
  
  
   Пожалуй, вы еще
  
  
  Рассердитесь.
  
  
  
  
   Оба
  
  
  
  
  Мы будем благодарны
  
  
  От всей души.
  
  
  
  
  Тимон
  
  
  
  
  Серьезно?
  
  
  
  
   Оба
  
  
  
  
  
   Честью вам
  
  
  Ручаемся.
  
  
  
  
  Тимон
  
  
  
   Порок ваш вот в чем: оба
  
  
  Вы верите бездельнику, что вас
  
  
  Бессовестно надул.
  
  
  
  
   Оба
  
  
  
  
  
  Возможно ль это?
  
  
  
  
  Тимон
  
  
  И ложь его все слушаете вы,
  
  
  И видите притворные поступки,
  
  
  И грубые проделки все его
  
  
  Вы знаете - и, несмотря на это,
  
  
  Вы любите, и кормите его,
  
  
  И носите в душе своей. Не верьте -
  
  
  Он негодяй отъявленный!
  
  
  
  
  Живописец
  
  
  
  
  
   Совсем
  
  
  Не знаю я такого.
  
  
  
  
   Поэт
  
  
  
  
   Точно так же
  
  
  И я.
  
  
  
  
  Тимон
  
  
  
  Друзья, я, право, вас люблю
  
  
  И золота вам дам, пожалуй; только
  
  
  Избавьтесь вы от этих подлецов.
  
  
  Повесьте их, зарежьте, утопите
  
  
  В грязи канав иль чем-нибудь другим
  
  
  Убейте их - и после приходите
  
  
  Сюда ко мне: я золота вам дам
  
  
  Достаточно.
  
  
  
  
   Оба
  
  
  
  
  Но кто они? Скажите
  
  
  Нам имя их.
  
  
  
  
  Тимон
  
  
  
  
  Ступай-ка вот сюда,
  
  
  А ты - туда, - и все-таки вы вместе
  
  
  Останетесь, и каждому из вас,
  
  
  Хотя бы он стоял и одиноко,
  
  
  Придется все ж в сообществе иметь
  
  
  Ужасного мерзавца.
  
  
   (Указывая поэту на живописца.)
  
  
  
  
  
  Если хочешь,
  
  
  Чтоб там, где ты, два плута не сошлись,
  
  
  Не подходи к нему.
  
  
   (Указывая живописцу на поэта.)
  
  
  
  
  
  Ты, если хочешь,
  
  
  Чтоб там, где ты, один мерзавец был,
  
  
  Оставь его. Вон!
  
  
  
  
  (Бьет их.)
  
  
  
  
   Вот вам, негодяи,
  
  
  И золото: ведь вы за ним пришли.
  
  
  
   (Живописцу.)
  
  
  Ты для меня работал, получай же!
  
  
  
  
  (Поэту.)
  
  
  Алхимик ты - так деньги извлечешь
  
  
  Из этого. - Вон, подлые собаки!
  
  
   Прогоняет их и уходит в пещеру.
  
  
   Входят Флавий и два сенатора.
  
  
  
  
  Флавий
  
  
  Напрасно вы с Тимоном говорить
  
  
  Желаете: он занят так глубоко
  
  
  Самим собой, что лишь его лицо
  
  
  Из всех людских наружностей понятно
  
  
  Его глазам.
  
  
  
   1-й сенатор
  
  
  
  
  К его пещере нас
  
  
  Ты проводи: мы дали обещанье
  
  
  Афинянам с Тимоном говорить.
  
  
  
   2-й сенатор
  
  
  Ведь не всегда одним и тем же может
  
  
  Быть человек. Тимон преображен
  
  
  И временем, и горем; то же время,
  
  
  Вновь дав ему из щедрых рук своих
  
  
  Богатство дней прошедших, может снова
  
  
  И прежний вид Тимону возвратить.
  
  
  Веди ж к нему: пусть будет там, что будет.
  
  
  
  
  Флавий
  
  
  Вот здесь его пещера. Тихий мир
  
  
  Да будет в ней! - Тимон, Тимон, подите
  
  
  Поговорить с приятелями. Вас
  
  
  В лице двоих сенаторов почтенных
  
  
  Приветствуют Афины. Выдьте к ним,
  
  
  Мой господин, поговорите с ними!
  
  
  
  Тимон выходит из пещеры.
  
  
  
  
  Тимон
  
  
  О солнце, ты, в чьем блике благодать,
  
  
  Сожги их всех! - Ну, что же, говорите -
  
  
  И чтоб пропасть на виселице вам!
  
  
  Пусть ваш язык нарывы покрывают
  
  
  За каждый звук правдивый, а за ложь
  
  
  Малейшую пусть он сгниет до корня
  
  
  И пропадет, чуть скажете ее.
  
  
  
   1-й сенатор
  
  
  Достойный муж!
  
  
  
  
  Тимон
  
  
  
  
   Достойный вам подобных,
  
  
  Как вы - меня.
  
  
  
   1-й сенатор
  
  
  
  
   Сенаторы Афин
  
  
  Тебе, Тимон, привет свой посылают.
  
  
  
  
  Тимон
  
  
  Благодарю. За это им чуму
  
  
  Послал бы я, когда б мне было можно
  
  
  Поймать ее для них.
  
  
  
   1-й сенатор
  
  
  
  
  
  О, позабудь,
  
  
  Что нас самих так сильно огорчает!
  
  
  Сенаторы единодушно все,
  
  
  Любя тебя, вернуться умоляют
  
  
  В Афины: там высоких званий ряд
  
  
  Лежит никем не занят, ожидая,
  
  
  Чтоб ими ты облек себя.
  
  
  
   2-й сенатор
  
  
  
  
  
   Они
  
  
  Признали, что забыли слишком грубо
  
  
  Твои заслуги. Городской совет,
  
  
  Не любящий менять своих решений,
  
  
  Почувствовал, как в помощи твоей
  
  
  Нуждается весь город наш, и понял,
  
  
  Что сам себя погубит, коль Тимон
  
  
  В нем помощи не встретит; он отправил
  
  
  Нас с тем сюда, чтоб заявить тебе
  
  
  Свою печаль и предложить награду
  
  
  Значительней, чем были оскорбленья, -
  
  
  Такой запас богатства и любви,
  
  
  Какой сотрет в душе твоей навек
  
  
  Обиды все и в ней напишет только
  
  
  Слова любви афинян, чтоб всегда
  
  
  Ты их читал.
  
  
  
  
  Тимон
  
  
  
  
  Я просто очарован;
  
  
  Я изумлен так сильно, что готов
  
  
  Почти рыдать. Так дайте же мне сердце
  
  
  Безмозглого и женщины глаза -
  
  
  И я сейчас от радости заплачу,
  
  
  Почтенные сенаторы.
  
  
  
   1-й сенатор
  
  
  
  
  
  Итак,
  
  
  Будь милостив и возвратись в Афины -
  
  
  Отечество и наше и твое -
  
  
  И там прими начальство. Будешь встречен
  
  
  Глубокою признательностью ты
  
  
  И облечен самодержавной властью,
  
  
  И будет снова имя жить твое
  
  
  Во всех устах. Тогда Алкивиада
  
  
  Свирепого мы скоро отразим -
  
  
  Его, что мир отчизны вырывает,
  
  
  Как дикий вепрь, с корнями.
  
  
  
   2-й сенатор
  
  
  
  
  
   И грозит
  
  
  Стенам Афин мечом своим ужасным.
  
  
  
   1-й сенатор
  
  
  Итак, Тимон...
  
  
  
  
  Тимон
  
  
  
  
   Извольте, я готов.
  
  
  Согласен я. Итак, когда случится,
  
  
  Что земляков моих Алкивиад
  
  
  Начнет душить, - сказать Алкивиаду
  
  
  От имени Тимона я прошу,
  
  
  Что дела нет до этого Тимону;
  
  
  Когда же он начнет опустошать
  
  
  Прекрасные Афины, наших старцев
  
  
  Почтеннейших за бороды таскать
  
  
  И наших дев священных поруганью
  
  
  Войны, как зверь безумный, отдавать, -
  
  
  Тогда ему вы громко передайте
  
  
  Мои слова, что, всей душой скорбя
  
  
  О старости и юности афинян,
  
  
  Я не могу не высказать ему,
  
  
  Что дела нет до этого Тимону.
  
  
  Пусть делает, что хочет. О ножах
  
  
  Вам нечего заботиться, покамест
  
  
  У вас для них довольно глоток есть.
  
  
  Что до меня, то в лагере мятежном
  
  
  Нет ножичка, который не ценил бы
  
  
  Дороже я почтеннейшего горла
  
  
  Афинского. Затем, вручаю вас
  
  
  Защите всех богов благотворящих,
  
  
  Как бы вручил тюремщикам воров.
  
  
  
  
  Флавий
  
  
  Ступайте: всё напрасно.
  
  
  
  
  Тимон
  
  
  
  
  
   Перед вашим
  
  
  Приходом я надгробные стихи
  
  
  Себе писал. Вы их прочтете завтра.
  
  
  Столь долгое страданье моего
  
  
  Здоровия и жизни начинает
  
  
  Идти к концу. Ничтожество мое
  
  
  Мне все дает. Ступайте и живите!
  
  
  Пусть будет вам чумой Алкивиад,
  
  
  А вы - ему, и долго, очень долго!
  
  
  
   1-й сенатор
  
  
  Мы говорим напрасно.
  
  
  
  
  Тимон
  
  
  
  
  
  Но люблю
  
  
  Я все-таки мою страну и, право,
  
  
  Не радуюсь - как обо мне везде
  
  
  Трубит молва - всеобщему крушенью.
  
  
  
   1-й сенатор
  
  
  Вот это - речь прекрасная!
  
  
  
  
  Тимон
  
  
  
  
  
   Прошу
  
  
  Поклон снести всем землякам любезным.
  
  
  
   1-й сенатор
  
  
  Твои слова украсили уста,
  
  
  Их произнесшие.
  
  
  
   2-й сенатор
  
  
  
  
   И в наши уши
  
  
  Вошли они так, как в ворота входит
  
  
  Прославленный триумфом победитель.
  
  
  
  
  Тимон
  
  
  Поклон им всем. Скажите им, что я,
  
  
  Желая их освободить от горя,
  
  
  От ужаса пред силою врага,
  
  
  От всех потерь, от злой любви, мучений
  
  
  И от других случайных бед, каким
  
  
  Непрочный челн природы так подвержен
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 188 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа