Главная » Книги

Шекспир Вильям - Макбет

Шекспир Вильям - Макбет


1 2 3 4 5 6 7 8


ДЕШЕВАЯ БИБЛ²ОТЕКА No 53

  

МАКБЕТЪ

ТРАГЕД²Я ВЪ ПЯТИ ДѢЙСТВ²ЯХЪ

В. ШЕКСПИРА

ПЕРЕВОДЪ

А. И. КРОНЕБЕРГА

Съ портретомъ Шекспира, со статьей объ источникахъ трагед³и, мнѣн³ями о "Макбетѣ" разныхъ европейскихъ критиковъ и съ иллюстрац³ями.

  

С.-ПЕТЕРБУРГЪ

ИЗДАН²Е А. С. СУВОРИНА

ПРЕДИСЛОВ²Е.

  
   Мног³е критики, и притомъ авторитетные, считаютъ "Макбета" лучшимъ, наиболѣе совершеннымъ и мощнымъ создан³емъ Шекспира. Трагед³я эта была напечатана въ 1623 г., въ первомъ собран³и пьесъ Шексапра. До этого времени она не появлялась въ печати. Но написана она была, по крайней мѣрѣ тринадцать лѣтъ ранѣе этого года - это видно изъ интереснаго дневника астролога Формэна (умершаго въ 1611 г.), сообщающаго подробный отчетъ о представлен³и этой трагед³и на театрѣ "Globe" 20-го апрѣля 1610 года. Есть основан³е думать, что "Макбетъ" уже не былъ въ то время новой пьесой, потому что Шекспиръ влагаетъ въ уста своему герою слѣдующ³я слова:
  
                       "...Я вижу цѣпь
   Коронъ и лицъ со скиптрами двойными,
   Съ тройной державою..."
  
   Очевидно, это намекъ на соединен³е въ 1604 г. трехъ королевствъ подъ властью ²акова I, предполагаемаго потомка Банко и, разумѣется, больше вѣроятности допустить, что этотъ намекъ былъ сдѣланъ поэтомъ подъ свѣжимъ впечатлѣн³емъ недавно совершившагося факта соединен³я королевствъ. Полагаютъ, что пьеса была написана въ 1606 г. или около этого, т. е. вскорѣ послѣ "Гамлета" и "Короля Лира".
   "Истор³я Шотланд³и" Голиншеда доставила Шекспиру большую часть матер³ала для его трагед³и *). Однако поэтъ, сознавая, что легендарное повѣствован³е, которое даетъ хроникеръ объ отдаленной и полу-варварской эпохѣ, не можетъ служить подходящей основой для исторической трагед³и, вольно обработалъ истор³ю Макбета, какъ сказочный сюжетъ: онъ частью сообразовался съ хроникой, частью уклонился отъ нея, смотря по тому, какъ это болѣе соотвѣтствовало его идеалу характеровъ и способствовало развит³ю драматическаго дѣйств³я.
  
   *) Рафаэль Голиншедъ, англ³йск³й лѣтописецъ, умерш³й около 1584 г. Онъ написалъ "Хроники Англ³и, Шотланд³и и Ирланд³и", изданныя въ 1577 году. Изъ этихъ Хроникъ Шекспиръ черпалъ содержан³е почти всѣхъ своихъ пьесъ изъ англ³йской истор³и.
  
   Изъ всѣхъ англ³йскихъ драматурговъ, Шекспиръ первый прибѣгнулъ къ помощи чародѣйской силы въ качествѣ сверхъестественнаго двигателя. Отчасти онъ усвоилъ народныя вѣрован³я въ волшебство, господствовавш³я въ то время въ Англ³и; но къ нимъ онъ примѣшалъ вѣщ³й или пророческ³й характеръ, свойственный скандинавскимъ сестрамъ, паркамъ, и одухотвор³лъ ихъ своей собственной фантаз³ею. Существуетъ мнѣн³е, что пьеса плодовитаго англ³йскаго драматурга Миддльтона, современника Шекспира, "Вѣдьмы", имѣющая въ нѣкоторыхъ подробностяхъ сходство со сценами заклинан³я въ "Макбетѣ", была сочинена не ранѣе 1613 года, т. е. послѣ Макбета. Во всякомъ случаѣ актеры,игравш³е Макбета, брали изъ "Вѣдьмъ" Миддльтона нѣкоторыя пѣсни и вносили ихъ въ: "Макбетъ". "Макбетъ" самая короткая изъ всѣхъ трагед³й Шекспира. Въ ней 2108 строкъ (158 прозы и 1588 стиховъ). Въ "Гамлетѣ" 3931 строка, въ "Отелло" 3317.
  

Изъ "Истор³и Шотланд³и" Голиншеда, служившей Шекспиру матер³аломъ для трагед³и "Макбетъ".

  
   Доаа *) была замужѳмъ за Синнелемъ, таномъ Гламиса, и имѣла отъ него сына Макбета, храбраго воина, котораго всѣ почли бы вполнѣ достойнымъ управлять государствомъ, еслибъ онъ не отличался по природѣ нѣкоторой наклонностью къ жестокости. Дунканъ же, напротивъ, былъ нрава кроткаго и мягкаго.
  
   *) Малькольмъ, король Шотланд³и, имѣлъ двухъ дочерей, Беатрису и Доаду; первая была матерью Дункана, вторая - матерью Макбета, такъ что Макбетъ и Дунканъ были двоюродными братьями.
  
   Начало Дунканова царствован³я было мирно и безмятежно; но вскорѣ убѣдились, что ему недостаетъ твердости характера и что онъ недостаточно строго наказываетъ преступниковъ; нѣкоторые недовольные воспользовались случаемъ, чтобы нарушить миръ и благосостоян³е государства, и вотъ вспыхнули мятежи; непосредственнымъ поводомъ послужило слѣдующее обстоятельство: Банко, танъ Лохкаберск³й, отъ котораго и происходитъ домъ Стюартовъ, долгое время занимавш³й престолъ Шотланд³и, собирая доходы въ королевскую казну и сурово наказывая непокорныхъ, самъ подвергся нападен³ю со стороны мятежниковъ, которые ограбили его, такъ что онъ едва спасъ свою жизнь.
   Вернувшись ко двору съ жалобой, Банко добился, чтобы за обидчиками былъ пославъ воинъ съ приказомъ имъ явиться и держать отвѣтъ передъ королемъ за свое буйство; но вмѣсто этого они еще усилили свою вину новымъ злодѣян³емъ: осыпавъ посланца упреками и бранью, они умертвили его. Затѣмъ, не сомнѣваясь, что за такое преступлен³е король поступитъ съ ними со всей строгостью своей власти, Макдональдъ, одинъ изъ мятежниковъ, пользовавш³йся среди нихъ большимъ вл³ян³емъ, взялъ на себя роль предводителя всѣхъ недовольныхъ, которые пожелали бы возстать противъ короля. Изъ западныхъ острововъ къ нему стеклось множество народу, предлагая примкнуть къ его мятежнымъ отрядамъ, a изъ Ирланд³и, въ надеждѣ на добычу, прибыло не малое число керновъ и галлоглассовъ (такъ назывались грубыя ирландск³я племена, всегда готовыя на мятежи) съ полной готовностью служить ему и идти, куда бы онъ ихъ ни повелъ.
   Макбетъ стадъ энергично возставать противъ слабости короля и медлительности его въ наказан³и преступниковъ, благодаря чему они успѣли сосредоточить свои силы, и обѣщалъ, что если начальство надъ войскомъ будетъ поручено ему и Банко, то они такъ поведутъ дѣло, что мятежники скоро будутъ усмирены и возстан³е подавлено. Такъ и случилось. Какъ только онъ вступилъ въ Лохкаберъ, слава его храбрости повергла непр³ятеля въ такой паническ³й страхъ, что большая часть мятежниковъ тайкомъ покинула своего вождя Макдональда; несмотря на это, онъ все-таки далъ сражен³е Макбету съ остатками своего войска. Будучи разбитъ на-голову, онъ искалъ убѣжища въ замкѣ (гдѣ заперлись его жена и дѣти) и, наконецъ, видя невозможность держаться долѣѳ противъ непр³ятеля и, въ случаѣ сдачи, не надѣясь уйти живымъ, онъ сперва убилъ свою жену и дѣтей, a потомъ и самого себя.
   Макбетъ, вступивъ въ замокъ, увидалъ трупъ Макдональда, лежащ³й среди груды убитыхъ; это жалостное зрѣлище нисколько не тронуло его жестокаго сердца - онъ приказалъ отрубить голову отъ трупа, вздѣть ее на шестъ и послать въ подарокъ королю, въ то время находившемуся въ Бертѣ. Обезглавленный трупъ онъ приказалъ вздернуть на высокую висѣлицу.
   Такимъ образомъ старан³ями и усерд³емъ Макбѳта были снова возстановлены порядокъ и законность въ странѣ. Немедленно вслѣдъ затѣмъ получено было извѣст³е, что Свено, король норвежск³й, прибылъ въ Файфъ съ могущественнымъ войскомъ, съ цѣлью завоевать все государство Шотланд³ю. Узнавъ объ этомъ, Дунканъ началъ поспѣшно собирать арм³ю. Въ послѣдовавшемъ сражен³и шотландцы были сперва разбиты, но затѣмъ въ концѣ концовъ одержали побѣду.
   Между тѣмъ пришло извѣст³е, что новый флотъ датчанъ прибылъ въ Кингкорнъ, присланный Канутомъ, королемъ Англ³и, въ отмщен³е за поражен³е, нанесенное его брату Свено. Противъ врага, по приказан³ю короля,были посланы Макбетъ и Банко; встрѣтивъ датчанъ съ значительной военной силой, они часть ихъ перебили, a остальныхъ оттѣснили назадъ къ ихъ кораблямъ. Тѣ, которымъ удалось спастись бѣгствомъ, немедленно сѣли на корабли и за большую сумму золота получили отъ Макбета позволен³е, чтобы ихъ товарищи, павш³е въ сражен³и, были похоронены на островѣ св. Кольма.
   Вскорѣ послѣ этого случилось страшное и необъяснимое чудо, возбудившее не мало тревоги и волнен³я въ государствѣ. Однажды Макбетъ и Банко ѣхали въ Форесъ, гдѣ въ то время находился король; они путешествовали одни, безъ всякой свиты, пробираясь по лѣсамъ и полямъ, какъ вдругъ среди пустынной поляны имъ встрѣтились три женщины страннаго, дикаго вида, похож³я на существа исчезнувшаго м³ра. Воины съ любопытствомъ разсматривали эти странныя явлен³я; тогда одна изъ женщинъ сказала: "Да здравствуетъ Макбетъ, танъ Гламиса!" (Незадолго передъ тѣмъ онъ, дѣйствительно, получилъ этотъ санъ послѣ смерти своего отца Синнеля). Вторая сказала: "Хвала Макбету, тану Кавдора!" и, наконецъ, третья: "Слава во-вѣки Макбету, который впослѣдств³и будетъ королемъ надо всей Шотланд³ей!"
   "Что вы за женщины? спросилъ Банко, вы, которыя, повидимому, такъ неблагосклонно относитесь ко мнѣ; моему товарищу вы сулите, кромѣ высокихъ почестей, еще и королевск³й престолъ, мнѣ же равно ничего не обѣщаете?" - "Нѣтъ, сказала первая изъ нихъ,- тебѣ мы обѣщаемъ еще больш³я блага, чѣмъ ему, ибо онъ хотя и будетъ царствовать, но конецъ его будетъ несчастливъ; кромѣ того, онъ не оставитъ послѣ себя потомковъ, которые унаслѣдовали бы его престолъ; ты же, напротивъ, не будешь царствовать вовсе, зато потомки твои будутъ долгое время, изъ поколѣн³я въ поколѣн³е, управлять Шотландскимъ королевствомъ". Съ этими славами всѣ три исчезли. Сперва обоимъ воинамъ все это показалось обманомъ воображен³я, тѣмъ болѣе, что Банко часто въ шутку величалъ Макбета королемъ Шотланд³и, a Макбетъ, въ свою очередь, называлъ Банко родоначальникомъ многихъ королей. Но впослѣдств³и увѣрились, что эти три женщины были или сестры-парки, богини судьбы, или нимфы и волшебницы, которыя, благодаря искусству некромант³и, имѣли возможность предугадать будущее, потому что все случилось именно такъ, какъ онѣ предсказали. Вскорѣ послѣ этого танъ Кавдорск³й былъ обвиненъ въ государственной измѣнѣ и казненъ въ Форесѣ, a титулъ его и владѣн³я милостиво переданы королемъ Макбету.
   Въ ту же ночь за ужиномъ Банко, шутя, сказалъ Макбету: "Ну, Макбетъ, ты добился того, что предвѣщали тебѣ двѣ. первыя вѣдьмы, теперь остается тебѣ пр³обрѣсти только то, что напророчила тебѣ третья". Слова эти произвели глубокое впечатлѣн³е на душу Макбета, и онъ тогда же сталъ помышлять о томъ, какимъ бы образомъ овладѣть короной; однако, онъ все-таки думалъ, что ему слѣдуетъ выждать время, и что само божественное Провидѣн³е подвинетъ его къ цѣли. Но случилось, что вскорѣ послѣ этого король Дунканъ, имѣвш³й двухъ сыновей отъ своей жены (бывшей дочерью Сиварда, герцога Нортумберлэндскаго), возвелъ одного изъ нихъ, Малькольма, въ зван³е герцога Кемберлэндскаго, чтобы такимъ образомъ заранѣе назначить его своимъ наслѣдникомъ на престолъ, въ случаѣ своей смерти. Макбетъ былъ сильно встревоженъ этой мѣрой,препятствовавшей осуществлен³ю его надежды (согласно старымъ законамъ, если престолонаслѣдникъ не достигъ положеннаго возраста, чтобы принять на себя власть, то ближайш³й родственникъ по крови долженъ вмѣсто него вступить на престолъ); и вотъ Макбетъ рѣшилъ силою овладѣть престоломъ, опираясь на свое, яко бы, право, ибо Дунканъ все сдѣлалъ, чтобы лишить его титула и преградить ему путь къ престолу.
   Слова вѣщихъ сестеръ сильно подстрекали его къ осуществлен³ю своей мечты, но въ особенности жена старалась склонить его къ рѣшительному дѣйств³ю, такъ какъ она была чрезвычайно честолюбива и горѣла страстнымъ желан³емъ носить королевск³й титулъ. Наконецъ, сообщивъ о своихъ видахъ надежнымъ друзьямъ, къ числу коихъ принадлежалъ Банко, и заручившись обѣщан³ями ихъ помощи, онъ умертвилъ короля въ Инвернесѣ, или же, какъ иные говорятъ, въ Ботгоеванѣ, на шестой годъ его царствован³я. Затѣмъ, окруживъ себя людьми близкими, которымъ онъ довѣрился, онъ заставилъ провозгласить себя королемъ и тотчасъ же отправился въ Сконъ, гдѣ былъ облеченъ королевскимъ саномъ по существующему обычаю. Это было въ 1046 году по Р. X.
   Малькольмъ Камморъ и Дональдъ Банъ, сыновья короля Дункана, страшась за свою жизнь и полагая, что Макбетъ будетъ точно также искать ихъ смерти, чтобы еще болѣе укрѣпиться въ своей власти,- бѣжали въ Кемберлэндъ, гдѣ Малькольмъ и оставался до того времени, покуда Эдуардъ Святой, сынъ Этельреда, не вернулъ себѣ престолъ Англ³и отъ завоевателей датчанъ; тогда Эдуардъ принялъ къ себѣ Малькольма самымъ дружескимъ образомъ, a Дональдъ отправился въ Ирланд³ю.
   На первыхъ порахъ Макбетъ издалъ много полезныхъ законовъ и статутовъ для блага своихъ подданныхъ. Но все это усерд³е и справедливость были лицемѣр³емъ, чтобы пр³обрѣсти расположен³е народа. Вскорѣ онъ уже сталъ показывать себя въ настоящемъ свѣтѣ и вмѣсто справедливости обнаружилъ свою природную жестокость. Укоры совѣсти, какъ это всегда бываетъ y тирановъ или узурпаторовъ, достигшихъ власти незаконными средствами,- мучили его неустанно и внушали ему страхъ, чтобы и съ нимъ не обошлись такъ, какъ онъ поступилъ со своимъ предшественникомъ. Вдобавокъ и предсказан³я вѣдьмъ не выходили y него изъ головы; онѣ предсказали ему престолъ, но вмѣстѣ съ тѣмъ обѣщали, что въ будущемъ корона Шотланд³и достанется потомкамъ Банко. И вотъ онъ пригласилъ Банко съ его сыномъ Флинсомъ къ себѣ на ужинъ и въ то же время нанялъ уб³йцъ, чтобы умертвить обоихъ на обратномъ пути ихъ изъ дворца домой, преступлен³е должно было совершиться нарочно вдали отъ дворца, чтобы не запятнать Макбетова дома и чтобы удалить отъ него всякое подозрѣн³е. Банко былъ убитъ, a сынъ его Флинсъ, благодаря темнотѣ ночи и съ помощью Всевышняго, сохранившаго его для лучшей участи, избѣгнулъ опасности; впослѣдств³и онъ узналъ черезъ посредство нѣкоторыхъ друзей, которыхъ имѣлъ при дворѣ, что Макбетъ точно такъ же добивается его смерти, какъ и смерти его отца, который убитъ вовсе не случайно, какъ старался увѣрить Макбетъ. Тогда, чтобы избѣгнуть новой опасности, Флинсъ бѣжалъ въ Уэльсъ.
   Послѣ умерщвлен³я Банко ничто не удавалось Макбету; каждый, кому приходилось являться на глаза королю, трепеталъ за свою жизнь, и какъ его страшились люди, такъ и онъ самъ страшился окружающихъ и искалъ случая, по самому пустому подозрѣн³ю, казнить тѣхъ, которые болѣе всего казались ему опасными. Наконецъ онъ сталъ находить такое наслажден³е въ умерщвлен³и своихъ придворныхъ, что уже ничѣмъ не могъ утолить своей кровожадности, доставлявшей ему, какъ онъ думалъ, двойную выгоду: во-первыхъ, освобождая отъ людей подозрительныхъ, a во-вторыхъ, обогащая его казну добромъ убитыхъ; такой приливъ богатствъ давалъ ему возможность содержать около себя сильные отряды вооруженныхъ людей. Чтобы имѣть возможность еще съ большей жестокостью притѣснять своихъ подданныхъ, онъ построилъ себѣ недоступный и сильно защищенный замокъ на вершинѣ высокаго холма, называемаго Донзиваномъ и лежащаго въ десяти миляхъ отъ Перта. Постройка этого замка обременила государство страшно тяжелыми налогами и повинностями. Макбетъ заставлялъ тана каждаго округа являться поочередно и помогать постройкѣ замка. Когда пришла очередь Макдуфа, тана Файфскаго, онъ прислалъ рабочихъ, снабженныхъ всѣмъ нужнымъ матер³аломъ, велѣвъ имъ трудиться усердно, чтобы король не имѣлъ повода быть имъ недовольнымъ; самъ же не явился, какъ это дѣлали друг³е, опасаясь какого-нибудь насил³я со стороны короля, питавшаго къ нему нерасположен³е. Макбетъ, придя посмотрѣть, какъ подвигаются работы, и не найдя тамъ Макдуфа, счелъ себя жестоко оскорбленнымъ и сказалъ: "Я замѣчаю, что этотъ человѣкъ никогда не желаетъ повиноваться моимъ приказан³ямъ, - хорошо же, я распоряжусь съ нимъ по-своему". И, вѣроятно, онъ тотчасъ же умертвилъ бы Макдуфа, еслибъ одна колдунья, которой онъ очень довѣрялъ (послѣ того, какъ сбылись всѣ предвѣщан³я трехъ вѣдьмъ), не объявила, что ему нечего опасаться, такъ какъ онъ не будетъ убитъ ни однимъ человѣкомъ, рожденнымъ отъ женщины, и не будетъ побѣжденъ, покуда Бирнамск³й лѣсъ не двинется къ замку Донзинану. Эти предсказан³я успокоили страхъ Макбета, и онъ вообразилъ, что можетъ дѣлать, что ему угодно, не опасаясь наказан³я за свои поступки: вѣдь предсказано же ему, что ни одинъ человѣкъ не можетъ побѣдить или убить его. Въ этой надеждѣ онъ совершалъ самыя позорныя злодѣйства всячески притѣснялъ своихъ подданныхъ. Между тѣмъ, Макдуфъ, не переставая опасаться за свою жизнь, задумалъ бѣжать въ Англ³ю, чтобы доставить Малькольду Каммору корову Шотланд³и. Но объ этомъ тайномъ рѣшен³и узналъ Макбетъ; говорятъ, короли одарены острымъ, какъ y рыси, зрѣн³емъ и ушами, длинными, какъ y Мидаса. Въ домѣ каждаго тана y Макбета были наушники, которые передавали ему обо всемъ, что тамъ говорилось и дѣлалось, и, благодаря этому, онъ держалъ въ рукахъ большую часть дворянства въ королевствѣ.
   Когда его извѣстили о планахъ Макдуфа, онъ немедленно собралъ большое войско, явился съ нимъ въ Файфъ и осадилъ замокъ Макдуфа, разсчитывая найти его тамъ. Жители замка безъ всякаго недовѣр³я отворили передъ нимъ ворота и впустили его, не подозрѣвая никакихъ злыхъ умысловъ. Но, не заставъ уже тамъ хозяина, Макбетъ безжалостно перерѣзалъ все семейство Макдуфа, его жену, дѣтей и слугъ. Затѣмъ онъ забралъ все имущество его, объявилъ его измѣнникомъ, запретилъ ему въѣздъ въ королевство. Но Макдуфъ былъ уже въ безопасности и пробрался въ Англ³ю къ Малькольму Каммору, тутъ еще усилилась его ненависть къ тирану, и онъ сталъ размышлять, какимъ бы образомъ отомстить за жестокое изб³ен³е жены, дѣтей и друзей.
   Хотя Малькольмъ и скорбѣлъ о притѣснен³и, которое выносили соотечественники въ Шотланд³и, судя по разсказамъ Макдуфа, но онъ еще сомнѣвался въ его искренности и подозрѣвалъ, не подосланъ ли онъ нарочно Макбетомъ, чтобы вывѣдать его намѣрен³я и испытать его; поэтому сперва онъ отвѣчалъ уклончиво:
   - Я искренно огорченъ бѣдств³ями, претерпѣваемыми моей родиной, и хотя имѣю сильное желан³е избавить ее отъ ига, но не могу принять шотландской короны, сознавая свои неизлѣчимые пороки. Во-первыхъ, я одержимъ необузданнымъ сладостраст³емъ (источникомъ всѣхъ пороковъ), такъ что, еслибъ я сдѣлался королемъ Шотланд³и, то боюсь, что не пощадилъ бы чести вашихъ дѣвицъ и женщинъ; моя распущенность была бы для васъ еще невыносимѣе, нежели кровавая тиран³я Макбета.
   На это Макдуфъ возражалъ:
   - Конечно, это позорная страсть - изъ-за нея мног³е благородные короли и принцы лишались жизни и королевствъ; однако же въ Шотланд³и довольно женщинъ, потому послѣдуй моему совѣту: овладѣй престоломъ, и я берусь повести дѣло такъ искусно, что страсть твоя будетъ удовлетворена, и никто объ этомъ не узнаетъ.
   - Мало того, продолжалъ Малькольмъ, я также самое алчное существо въ м³рѣ; сдѣлавшись королемъ, я готовъ буду употреблять всѣ средства, чтобы захватывать помѣстья и богатства, не щадя жизни знатныхъ вельможъ Шотланд³и. Поэтому лучше оставь меня здѣсь, иначе моя ненасытная алчность можетъ надѣлать столько бѣдъ, что передъ ними окажется ничтожнымъ все. на что вы теперь жалуетесь.
   Макдуфъ отвѣчалъ:
   - Это еще худш³й порокъ, нежели первый; алчность есть корень всякаго зла и погубила многихъ королей. Несмотря на это, все-таки послѣдуй моему совѣту и овладѣй престоломъ. Въ Шотланд³и достаточно золота и богатствъ, чтобы удовлетворить твоей жадности.
   - Затѣмъ, продолжалъ Малькольмъ, я склоненъ къ лицемѣр³ю, скрытности и обману; мнѣ доставляетъ наслажден³е обманывать тѣхъ, которые довѣряются моимъ словамъ. A такъ какъ государю болѣе приличествуетъ правдивость, постоянство, справедливость и проч³я благородныя добродѣтели, то вы видите, что я неспособенъ управлять государствомъ; если даже вы имѣете средства прикрыть и замаскировать всѣ остальные мои пороки, то не думаю, чтобы вы нашли возможность скрыть этотъ порокъ.
   - Да, сказалъ Макдуфъ, этотъ порокъ худш³й изъ всѣхъ, и вы должны разстаться. О, несчастные, злополучные шотландцы, изнемогающ³е подъ бременемъ столькихъ ужасныхъ бѣдств³й одно другого хуже! Надъ вами царствуетъ проклятый злодѣй и тиранъ, безъ всякихъ нравъ на титулъ, и угнетаетъ васъ съ кровожадной жестокостью. А этотъ другой человѣкъ, имѣющ³й права на корону, такъ переполненъ разными пороками, что недостоинъ пользоваться ею, по его же собственному признан³ю! Онъ не только алченъ и подверженъ ненасытному сладостраст³ю, но еще и лживый измѣнникъ, которому нельзя довѣрять ни въ одномъ словѣ. Прости, Шотланд³я! нынѣ я считаю себя изгнанникомъ навѣки, безъ всякой отрады и утѣшен³я.
   При этихъ словахъ обильныя слезы потекли по его щекамъ.
   Наконецъ, когда Макдуфъ уже былъ готовъ къ отъѣзду, Малькольмъ остановилъ его.
   - Успокойся, Макдуфъ, сказалъ онъ, во мнѣ нѣтъ ни одного изъ этихъ пороковъ, я только шутилъ съ тобой, съ цѣлью испытать твою искренность, потому что не разъ уже Макбетъ подсылалъ ко мнѣ шп³оновъ, стараясь такимъ образомъ забрать меня въ свои руки; но чѣмъ неохотнѣе я соглашался на твои предложен³я, тѣмъ съ большимъ усерд³емъ я теперь готовъ исполнитъ твое желан³е.
   Затѣмъ они обнялись, поклялись другъ другу въ вѣрности и стали совѣщаться насчетъ средствъ къ выполнен³ю своихъ замысловъ.
   Между тѣмъ Малькольмъ сумѣлъ такъ расположить въ свою пользу короля Эдуарда, что тотъ далъ ему десять тысячъ войска подъ начальствомъ стараго Сиварда, герцога Нортумберлэндскаго, чтобы отправиться съ нимъ въ Шотланд³ю и помочь ему отстаивать его права на престолъ.
   Макбетъ, увидавъ, что силы его непр³ятеля растутъ и что изъ Англ³и прибыло войско на помощь его сопернику Малькольму, отступилъ въ Файфъ, рѣшилъ расположиться укрѣпленнымъ лагеремъ около замка Донзинана и сражаться съ непр³ятелемъ, если онъ намѣренъ преслѣдовать его.
   Онъ глубоко вѣрилъ въ пророчество колдуньи, которая сказала, что онъ не погибнетъ отъ руки человѣка, рожденнаго женщиной. Между тѣмъ Малькольмъ поспѣшно преслѣдовалъ Макбета и въ ночь передъ сражен³емъ пришелъ въ Бирнамск³й лѣсъ; послѣ непродолжительнаго отдыха, онъ приказалъ каждому изъ своихъ воиновъ срубить по большой зеленой вѣткѣ и, съ вѣтками въ рукахъ, двинуться къ лагерю противника, чтобы на слѣдующее утро незамѣтно подойти къ нему. Поутру, когда Макбетъ увидалъ движущ³йся навстрѣчу лѣсъ, онъ очень изумился,- что бы это значило, но, вспомнивъ давнишнее предсказан³е о томъ, что Бирнамск³й лѣсъ двинется на Донзинанъ, понялъ, что насталъ часъ исполнен³я этого пророчества. Однако же, онъ выстроилъ свои войска въ боевой порядокъ и увѣщевалъ воиновъ сражаться храбро. Но только что успѣлъ непр³ятель побросать зеленыя вѣтки, какъ Макбетъ увидѣлъ ихъ численное превосходство и обратился въ бѣгство. Макдуфъ преслѣдовалъ его съ ожесточен³емъ до Лунфанена; Макбетъ, видя, что Макдуфъ настигаетъ его, остановилъ коня и закричалъ: "Измѣнникъ, зачѣмъ ты напрасно преслѣдуешь меня: мнѣ не суждено быть убитымъ ни однимъ человѣкомъ, рожденнымъ женщиной. Приблизься сюда, получай награду, которую заслужилъ своими дѣлами", и при этомъ онъ занесъ мечъ, чтобы убить Макдуфа. Но тотъ, ловко увернувшись отъ удара, отвѣчалъ ему, потрясая обнаженнымъ мечомъ: "Это правда, Макбетъ,- пробилъ часъ, когда ты будешь наказанъ за свою ненасытную жестокость. Я именно тотъ, о которомъ предсказали тебѣ колдуньи: я не былъ рожденъ моей матерью, но меня вырѣзали изъ ея утробы!" Съ этими словами онъ устремился на него и убилъ его на мѣстѣ. Затѣмъ, отрубивъ ему голову, надѣлъ ее на шестъ и послалъ Малькольму. Таковъ былъ конецъ Макбета послѣ семнадцатилѣтняго царствован³я его надъ Шотланд³ею. Въ началѣ своего правлен³я онъ совершилъ много достойныхъ дѣлъ и издалъ законы для общаго блага; но потомъ, обманутый дьяволомъ, онъ впалъ въ страшную жестокость, уничтожившую всю его прежнюю славу. Онъ былъ убитъ въ 1057 г. по Р. X., въ шестнадцатый годъ царствован³я короля англ³йскаго Эдуарда.
   Малькольмъ Камморъ, вернувъ себѣ престолъ Шотланд³и, былъ коронованъ въ Сконѣ. Немедленно послѣ коронац³и онъ созвалъ парламентъ въ Форфарѣ и наградилъ землями и титулами всѣхъ помогавшихъ ему противъ Макбета.
  

---

  

Отзывы различныхъ авторовъ о "Макбетѣ".

   Кольриджъ говоритъ: Трагед³я "Макбетъ" во всѣхъ отношев³яхъ представляетъ полный контрастъ съ "Гамлетомъ"; но особенно рѣзко выражается это различ³е въ манерѣ вступлен³я. Въ "Гамлетѣ" мы видимъ постепенный переходъ отъ простѣйшихъ разговорныхъ формъ къ пылкому языку разгоряченнаго страстью разсудка, но все-таки средоточ³емъ страсти остается разсудокъ. "Макбетъ" же сразу бьетъ на воображен³е и вызываетъ чувства, сродныя съ нимъ. Поэтому-то дѣйств³е въ "Макбетѣ" развивается быстрѣе, чѣмъ въ какой-либо изъ другихъ Шекспировскихъ драмъ, и поэтому-то, за исключен³емъ отвратительнаго монолога привратника (дѣйств³е II, сц. 3), который - я готовъ поручиться - есть не что иное, какъ вставка актеровъ, во всей драмѣ нѣтъ, насколько мнѣ помнится, ни одного каламбура или игры словъ. Тѣмъ же и объясняется полное отсутств³е комическаго элемента, даже ирон³и и философскихъ размышлен³й въ "Макбетѣ" - вся пьеса исключительно и безусловно трагическая. Тамъ нѣтъ никакихъ разсужден³й сомнительной морали, которыя потребовали бы болѣе досужаго состоян³я духа и, слѣдовательно. болѣе усиленной дѣятельности ума; никакой софистики самообольщен³я, исключая развѣ того мѣста, когда, предъ совершен³емъ ужаснаго злодѣян³я, Макбетъ ошибочно принимаетъ укоры и зловѣщ³й шопотъ совѣсти за умствован³я эгоизма и излишней разсудительности, а послѣ совершен³я уб³йства - ужасы угрызен³я объясняетъ страхомъ внѣшнихъ опасностей - подобно человѣку въ бреду, который бѣжитъ отъ призраковъ, созданныхъ его собственнымъ воображен³емъ, или, доведенный до изступлен³я, закалываетъ осязательный предметъ, попадающ³йся ему подъ руку; между тѣмъ лэди Макбетъ старается объяснить свой страхъ и замиран³я сердца предчувств³ями худшихъ несчаст³й, и съ напускною смѣлостью бравируетъ ихъ. Въ остальныхъ же рѣчахъ Макбета слышенъ голосъ самого сердца, терзаемаго угрызен³ями, до послѣднихъ судорогъ нравственной смерти. То же самое повторяется и во всѣхъ другихъ характерахъ. Но разнообраз³е происходитъ отъ приливовъ бѣшенства, вызываемаго то и дѣло вторжен³емъ тревожной мыслн и быстро переходящаго въ страхъ.
   И въ "Гамлетѣ" и "Макбетѣ" дѣйств³е открывается суевѣр³емъ; во въ той и другой трагед³и оно не только различно, но прямо противоположно. Въ "Гамлетѣ" это суевѣр³е связано съ самыми святыми и лучшими чуфтвами; въ "Макбетѣ" же - съ темными, бурными и противозаконными стремлен³ями личной воли. И цѣль не одинакова; въ первой трагед³и суевѣр³е является средствомъ, чтобы возбудить умъ Гамлета, a въ "Макбетѣ" - показать, что умъ героя уже былъ извѣстнымъ образомъ настроенъ.
   Сестры-парки - такое же оригинальное создан³е Шекспира, какъ и его Ар³ель и Калибанъ; во всѣхъ этихъ образахъ парки, фур³и и вѣдьмы образуютъ составные элементы. Онѣ совершенно различны отъ всѣхъ другихъ представлен³й о вѣдьмахъ y современныхъ писателей, однако имѣютъ достаточно наружнаго сходства съ образомъ народнаго суевѣр³я, чтобы непосредственно подѣйствовать на зрителей. Характеръ ихъ есть воплощен³е всего фантастическаго, идущаго въ разрѣзъ съ добромъ; онѣ олицетворяютъ все темное, страшное и противоестественное въ физической природѣ, все беззаконное и необузданное въ человѣческомъ существѣ - являются стих³йными мстительницами безъ пола и роду. Настоящая цѣль перваго появлен³я вѣдьмъ - это дать ключъ къ характеру всей драмы.
   Лэди Макбетъ, описывая своего мужа, въ то же время разоблачаетъ свой собственный нравъ. Еслибъ онъ могъ получить все то, что ему нужно, онъ предпочелъ бы достигнуть этого невиннымъ путемъ, не вѣдая,- увы! какъ мног³е изъ насъ,- что тотъ, кто стремится къ какой-нибудь м³рской цѣли ради ея самой, въ сущности не разбираетъ средствъ, отсюда и проистекаетъ опасность сумасбродныхъ фантаз³й. Лэди Макбетъ, какъ обыкновенно y Шекспира, есть лицо, изображающее цѣлую породу людей знатнаго происхожден³я; часто оставаясь въ одиночествѣ и предаваясь честолюбивымъ мечтамъ, она заблуждается, принимая смѣлость фантаз³и за способность нести послѣдств³я реальной вины. Въ ней ложная твердость духа, обольщеннаго честолюб³емъ; она позоритъ своего мужа съ нечеловѣческой дерзостью воображен³я, сама же не въ состоян³и этого снести, изнемогаетъ подъ бременемъ угрызен³я совѣсти и кончаетъ жизнь самоуб³йствомъ.
   Сестры-парки застигаютъ Макбета въ моментъ упоен³я побѣдой, когда польщена его любовь къ славѣ; онѣ дразнятъ его фантаз³ю, изображая передъ нимъ, какъ дѣйств³е рока, то, что въ самомъ дѣлѣ можетъ быть исполнено только имъ самимъ, его поступками, и заручаются его полнымъ довѣр³емъ, благодаря быстрому выполнен³ю перваго своего предвѣщан³я. Случай убить короля представляется немедленно; жена Макбета умоляетъ его не упускать этого случая, она убѣждаетъ его съ пылкимъ краснорѣч³емъ и пользуется всѣми софизмами, как³е только въ состоян³и придать ложный блескъ преступлен³ю. На долю Макбета выпадаетъ уже только самое выполнен³е преступлен³я, покрайней мѣрѣ - немногимъ болѣе; его вовлекаютъ въ злодѣян³е, какъ бы отуманеннаго какими-то чарами. Раскаян³е слѣдуетъ непосредственно, даже предшествуетъ преступлен³ю, и укоры совѣсти не даютъ ему покоя ни днемъ, ни ночью. Но онъ уже запутался въ адскихъ тенетахъ, ужасно видѣть того самаго Макбета, который когда-то презиралъ смерть на полѣ брани, a теперь, страшась мучен³й предстоящаго ему существован³я, тѣмъ сильнѣе цѣпляется за жизнь; чѣмъ она становится для него ужаснѣе, тѣмъ безпощаднѣе устраняетъ онъ со своего пути все, что, по представлен³ямъ его мрачнаго, подозрительнаго воображен³я, грозитъ ему опасностью. Какое бы отвращен³е ни внушали намъ его поступки, мы не можемъ, однако, не сострадать такому состоян³ю его духа, мы скорбимъ о гибели столькихъ благороднымъ качествъ, и даже въ послѣдней его защитѣ не:вольно восхищаемся борьбою смѣлой воли съ трусливой совѣстью. Съ перваго взгляда можно подумать, что въ этой трагед³и изображена подавляющая сила рока, какъ y древнихъ - въ полномъ соглас³и съ античными понят³ями о фатализмѣ; все вытекаетъ изъ сверхъестественнаго вл³ян³я, съ которымъ какъ бы неизбѣжно и тѣсно связаны всѣ послѣдующ³я событ³я. Мало того - мы даже находимъ здѣсь тѣхъ же причудливыхъ оракуловъ, которые, благодаря буквальному выполнен³ю своихъ предвѣщан³й, обманываютъ довѣряющихся имъ. Однако легко можно убѣдиться, что поэтъ въ своемъ творен³и проявилъ болѣе просвѣщенные взгляды. Онъ желаетъ показать, что столкновен³е между добромъ и зломъ въ м³рѣ можетъ произойти только съ разрѣшен³я Провидѣн³я, которое обращаетъ проклят³е, навлекаемое на свою голову нѣкоторыми смертными, въ благословен³е для другихъ. Въ возмезд³и за злодѣян³я соблюдается строгая справедливость. Лэди Макбетъ, которая изъ всѣхъ человѣческихъ участниковъ въ уб³йствѣ короля - наиболѣе виновна, отъ страшныхъ терзан³й своей совѣсти впадаетъ въ неизлечимый тѣлесный и душевный недугъ; она умираетъ отверженная, не оплакиваемая своимъ супругомъ. Макбетъ же все-таки признанъ достойнымъ пасть геройской смертью на полѣ брани. Благородному Макдуфу предоставляется утѣшен³е спасти свою родину, наказавъ собственноручно тирана, умертвившаго его жену и дѣтей. Банко своей безвременной смертью искупляетъ свое честолюбивое любопытство, побудившее его узнавать судьбу своихъ славныхъ потомковъ, чѣмъ онъ и возбудилъ зависть Макбета; но онъ сохранилъ свою душу чистой отъ злыхъ внушен³й вѣдьмъ: имя его благословенно въ его народѣ, ему суждено наслаждаться въ течен³е долгихъ вѣковъ тѣмъ королевскимъ саномъ, которымъ Макбетъ обладалъ только въ течен³е своей жизни. Что касается хода дѣйств³я, то эта драма представляетъ противоположность съ "Гамлетомъ": она развивается съ изумительной быстротой, начиная съ первой катастрофы (уб³йство Дункана) и до конца. "Задумано - сдѣлано" - таковъ общ³й лозунгъ; ибо, какъ говоритъ Макбетъ -
  
   Летуч³й замыселъ не воротить,
   Когда летятъ онъ налегкѣ, безъ дѣла...
  
   Въ каждой чертѣ виденъ энергичный, героическ³й вѣкъ, на суровомъ сѣверѣ, закаляющемъ каждый нервъ. Въ точности продолжительность дѣйств³я трудно опредѣлить,- можетъ быть, въ промежуткѣ прошли цѣлые года,&о извѣстно, что для воображен³я пер³одъ времени, самый чреватый событ³ями, всегда кажется самымъ короткимъ. Едвали, однако, можно допустить, чтобы столько происшеств³й могло быть скучено въ такомъ тѣсномъ промежуткѣ; не только внѣшн³я событ³я, но и самые сокровенные тайники души у дѣйствующихъ лицъ раскрываются передъ зрителемъ. Какъ будто вынуты тормазы изъ колесъ времени, и оно катится впередъ неудержимо по наклонной плоскости. Ничто не можетъ сравниться съ этой картиной по силѣ и ужасу производимаго ею впечатлѣн³я. Стоитъ только вспомнить объ умерщвлен³и Дункана, о кинжалѣ, висящемъ передъ глазами Макбета, о появлен³и тѣни Банко на пиру и о безум³и лэди Макбетъ. Подобныя сцены единственны, ихъ можно найти только y Шекспира.
  

---

  
   Слова д-ра К. К. Гензе (Shakespeare, Untersuchunagen und Studien von D-r K. K. Hense. Halle. 1884).
   Лэди Макбетъ дѣйствуетъ съ холодной разсчетливостью: полными сарказма словами, она побуждаетъ нерѣшительнаго супруга къ умерщвлен³ю Дункана; разсудокъ ея, на который мало вл³яетъ фантаз³я, съ насмѣшкой относится къ видѣн³ямъ Макбета. Она, повидимому, хладнокровно обсуждаетъ, что преступный планъ долженъ удасться и что вся вина падетъ на Дункановыхъ слугъ; она спокойно относитъ кинжалы назадъ, въ спальню Дункана,- чего не рѣшается сдѣлать Макбетъ,- пачкаетъ кровью слугъ, чтобы преступлен³е было приписано имъ, потому что
  
                   .....Спящ³й и мертвецъ -
   Не больше какъ картины: только дѣти
   Боятся нарисованнаго чорта. (II, 2).
  
   Лэди Макбетъ, повидимому, равнодушно говоритъ:
  
                       Моя рука
   Красна, какъ и твоя, но я стыжусь,
   Что сердце y тебя такъ бѣло...
                       Ты потерялъ
   Всю твердость духа...
                   Перестань такъ жалко
   Теряться въ мысляхъ. (II, 2).
  
   Она является такою рѣшительной и на нее такъ мало дѣйствуетъ престуг³лен³е, что Макбетъ и раньше справедливо хвалилъ ея смѣлость:
  
   Рожай мнѣ мальчиковъ однихъ!
   Огонь, пылающ³й въ твоей крови,
   Однихъ мужей производить способенъ. (I, 7).
  
   Насколько она владѣетъ собою, видно изъ ея лицемѣр³я, доведеннаго до совершенства, при пр³емѣ Дункана.
   И въ этой твердой духомъ женщинѣ мы впослѣдств³и видимъ умственное разстройство. Ея болѣзнь - лунатизмъ. Ея дѣйств³я и рѣчи - признан³я обремененной преступлен³ями души. Душа ея помутилась, и въ этомъ проявляется нравственный судъ, надъ которомъ она издѣвалась. Макбетъ осужденъ этимъ судомъ на постоянныя безсонницы и тревожные сны. Пророческ³й голосъ, которые олицетворяетъ сонъ и прославляетъ его благодѣтельность и который слышится Макбету, послѣ того, какъ онъ убилъ Дункана:
  
   Гламисъ зарѣзалъ сонъ; зато отнынѣ
   Не будетъ спать его уб³йца Кавдоръ,
   Не будетъ спать его уб³йца Макбетъ!
  
   - это пророчество исполнилось, и лэди Макбетъ подтверждаетъ это словами:
  
                       Ты сна лишенъ -
   Ограды всѣхъ существъ.
  
   Макбетъ въ блескѣ пурпура, забрызганнаго кровью, неспокоенъ; лэди Макбетъ старается разсѣять тяжелыя картины, преслѣдующ³я его, разсужден³ями, достойными стоиковъ:
  
   Чему помочь нельзя - къ чему жъ и думать?
   Того, что сдѣлано, не воротить.
  
   Но всѣ ея разсужден³я оказываются несостоятельными въ сравнен³и съ нравственной силой, которая проявляетъ свою власть и надъ нею, что видно въ ея лунатизмѣ. Она была сообщницей мужа при умерщвлен³и короля - родственника и гостя, и она должна раздѣлить его участь. Несмотря на ея старан³я днемъ отогнать преслѣдующихъ ее эринн³й - сомнѣн³е и раскаян³е, они поднимаются со два ея больной души во снѣ. "Ступай, говорила она въ отвѣтъ на ужасъ мужа послѣ уб³йства,- возьми воды и смой скорѣе кровавую улику съ рукъ". Но, находясь въ состоян³и лунатизма, она не вѣритъ, чтобы вода могла смыть кровавыя пятна съ ея рукъ; она все чувствуетъ запахъ крови: "Всѣ ароматы Арав³и не очистятъ этой маленькой руки" (V, 1). Она просила мужа не предаваться мыслямъ о преступныхъ дѣлахъ, чтобы не впасть въ сумасшеств³е; но въ своей болѣзни она еще сильнѣе его предается этимъ мыслямъ. Ей еще кажется, что .нечего бояться тѣхъ, кто знаетъ объ этомъ, такъ какъ никто не можетъ привлечь къ отвѣтственности власть; но больная совѣсть отвергаетъ это и усиливаетъ обвинен³я: не только уб³йство Дункана, но и злодѣйск³е поступки Макбета противъ Банко и семейства Макдуфа, въ которыхъ она не принимала участ³я, обременяютъ ея душу и вызываютъ тяжелый вздохъ изъ ея измученной души. Она называетъ "призраками ребяческаго страха" видѣн³я Макбета, послѣ того, какъ ему явился духъ Банко:
  
                   Эта дрожь и взгляды -
   Парод³я на истинный испугъ,
   Прекрасны были бы y камелька,
   Подъ говоръ сказки, на лицѣ старухъ.
  
   Но для лунатика эти призраки сдѣлались истинной, ужасной дѣйствительностью. Судъ надъ нею, выражающ³йся въ ея душевной болѣзни, производитъ тѣмъ сильнѣйшее впечатлѣн³е, чѣмъ внезапнѣе и непосредственнѣе онъ проявляется. Иные жалѣютъ о томъ, что Шекспиръ дѣлаетъ какъ бы скачокъ въ характеристикѣ лэди Макбетъ, о томъ, что онъ не представилъ постепенныхъ переходовъ изъ здороваго состоян³я въ больное, которые онъ такъ мастерски изобразилъ въ личности Лира. Въ этомъ нужно видѣть эстетическое и психологическое чутье поэта. Эстетическое чувство основано на дѣйств³и таинственнаго на человѣка и на умолчан³и. Дѣйств³е таинственнаго на душу для напряжен³я интереса мы вообще можемъ наблюдать y Шекспира, особенно въ "Гамлетѣ". Таинственность въ изображен³и лэди Макбетъ выражается въ томъ, что она послѣ этой сцены третьяго акта до начала пятаго акта не появляется на сценѣ. Послѣдними словами ея къ мужу были: "Ты сна лишенъ, отрады всѣхъ существъ". Она еще кажется твердой и увѣренной; но мы помнимъ, что она еще прежде говорила сама себѣ:
  
   Что пользы намъ желать, и все желать?
   Гдѣ жъ тотъ покой, вѣнецъ желан³й жаркихъ?
   Не лучше ли въ могилѣ тихо спать,
   Чѣмъ жить среди души волнен³й жалкихъ? (III, 2).
  
   Сомнительное, невѣрное счаст³е! Съ нѣжнымъ упрекомъ спрашиваетъ она мужа:
  
                   Зачѣмъ ты все одинъ,
   Все съ мрачной думою? Твоимъ мечтамъ
   Пора бы въ гробъ, къ тому, о комъ мечтаютъ.
  
   Одиночество Макбета дѣлается и ея участью; она одна размышляетъ о своемъ невѣрномъ счаст³и. Въ пятой и шестой сценахъ III-го акта, во время

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 315 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа