Главная » Книги

Шекспир Вильям - Гамлет, Страница 10

Шекспир Вильям - Гамлет


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

p;Не возвратить его землѣ!
                   Будь въ небесахъ превознесенъ!
  
   Офел. (напѣвая).           Не увидимъ его!
                       Не увидимъ его!
                   Мертвымъ нѣтъ и не будетъ возврата!
                       Гробъ его дорогой
                       Взятъ сырою землей!
                   Не вернется, что разъ ею взято!
                       Были волны кудрей,
                       Льна и снѣга бѣлѣй,
                   И зарытъ онъ навѣки въ могилу!
                       Онъ почилъ вѣчнымъ сномъ,
                       Плачъ напрасенъ по немъ,
                   Скорбный духъ его, Боже, помилуй.
  
   22) У Полевого эта сцена значительно сокращена. Приводимъ ее по переводу Кронеберга.
  

Входятъ Горац³о и слуга.

  
   Гор. Кто хочетъ говорить со мной?
   Слуга.                     Матросы:
   У нихъ есть письма къ вамъ.
   Гop. Впусти ихъ.

(Слуга уходитъ).

   Не знаю, кто-бъ во всей вселенной бренной
   Мнѣ могъ поклонъ прислать свой, какъ не Гамлетъ.

Входятъ матросы.

   1-й матр. Богъ помощь.
   Гop. Спасибо.
   1-й матр. Вотъ къ вамъ письмо отъ посланника, ѣхавшаго въ Англ³ю, если вы Горац³о, какъ мнѣ сказали.
   Гор. (читаетъ). "Горац³о! Когда ты просмотришь этотъ листокъ, доставь матросамъ доступъ къ королю: у нихъ есть къ нему письма. Мы и двухъ дней еще не были на морѣ, какъ сильный корсаръ вздумалъ за нами поохотиться. Нашъ корабль шелъ не довольно быстро и намъ пришлось поневолѣ быть храбрыми. Во время схватки я взошелъ на корсарск³й фрегатъ, но въ то же мгновен³е они отчалили отъ нашего корабля и я одинъ попался въ плѣнъ. Они обошлись со мною какъ благородные мошенники. Впрочемъ, они хорошо знали, что дѣлаютъ; должно отплатить имъ тѣмъ же. Постарайся доставить королю посланныя письма и поспѣши ко мнѣ, какъ бы бѣжалъ отъ смерти. Я скажу тебѣ на ушко слова, которыя тебя оглушатъ; а они все еще слишкомъ легки въ сравнен³и съ ихъ содержан³емъ. Матросы приведутъ тебя ко мнѣ. Розенкранцъ и Гильденштернъ продолжаютъ свое путешеств³е въ Англ³ю. О нихъ есть много чего поразсказать. Прощай. Вѣчно твой Гамлетъ".

(Матросамъ).

   Пойдемъ: вы отдадите ваши письма
   И тѣмъ скорѣй, что надо вамъ со мною
   Идти къ тому, кто вамъ велѣлъ вручить ихъ.
                                           (Уходятъ).
  
   23) У Шекспира не Горац³о, а Вѣстникъ.
   24) У Полевого сцена эта сильно сокращена; приводимъ по Соколовскому:
   Кор.                 Если ты
   Рѣшаешься на это - а иначе
   Тебѣ нельзя конечно поступить -
   Дай слово мнѣ, что ты во всемъ поступишь
   Какъ я тебѣ скажу.
   Лаертъ.                 Я обѣщаюсь
   Послушнымъ быть во всемъ, лишь только-бъ вы
   Не вздумали склонять меня мириться.
   Кор. Я точно помирить хочу тебя,
   Но лишь съ твоей душой. Коль скоро онъ
   Вернулся съ тѣмъ, чтобы остаться здѣсь,
   Какъ соколъ испугавш³йся охоты,
   Тогда пущу я въ ходъ иное средство,
   Давно ужъ мной рѣшенное, и средство
   На столько это точно, что въ концѣ
   Навѣрно приведетъ оно его
   Къ погибели; причемъ постигнутъ будетъ
   Онъ смертью такъ естественно и просто,
   Что эта смерть не возбудитъ ни въ комъ
   Сомнѣнья иль догадокъ. Даже мать
   Ее припишетъ случаю, увидя
   Въ томъ приговоръ судьбы.
   Лаертъ.                 Я соглашаюсь
   На все, что вы задумали, прибавивъ,
   Что очень я хочу быть въ этомъ дѣлѣ
   Орудьемъ вашихъ рукъ.
   Кор.                 И ты имъ будешь
   По всѣмъ правамъ. - Когда ты былъ въ отлучкѣ,
   Молва людей расхваливала часто
   При Гамлетѣ въ тебѣ одинъ талантъ,
   Въ которомъ ты, по общему признанью,
   Не знаешь равныхъ. Всѣ твои друг³я
   Достоинства не возбуждали тѣни
   Въ немъ зависти, но въ этомъ Гамлетъ страшно
   Тебѣ завидовалъ, хотя, признаться,
   Я лично вовсе не считаю этотъ
   Талантъ особо важнымъ.
   Лаертъ.                 Въ чемъ же дѣло?
   Кор. Такъ, пустяки! игрушка самолюбья
   Веселой юности; но и пустое
   Подчасъ быть можетъ важнымъ. Мѣхъ и перья,
   Какими обшиваетъ молодежь
   Свои плащи и шляпы, служатъ имъ
   Лишь только для красы, тогда какъ старость
   Подкладываетъ пухомъ иль мѣхами
   Одежду, чтобъ согрѣться и придать
   Себѣ серьезный видъ. - Тому назадъ
   Два мѣсяца, насъ посѣтилъ одинъ
   Норманск³й дворянинъ. Я хорошо
   Знакомъ съ французами, сражался съ ними,
   И знаю ихъ искусство гарцовать
   На лошадяхъ; но этотъ молодецъ
   Въ искусствѣ ѣздить кажется пошелъ
   На сдѣлку съ дьяволомъ. Въ сѣдлѣ держался
   Онъ какъ скала и заставлялъ коня
   Продѣлывать при томъ так³я штуки,
   Что, право, мнѣ казалось, будто оба,
   И конь и всадникъ, составляли вмѣстѣ
   Одно и то же тѣло. То, что видѣлъ
   При этомъ я, превосходило все,
   Что можно лишь представить иль придумать
   Въ искусствѣ ловкости.
   Лаертъ.                 Онъ былъ нормандецъ?
   Кор. Нормандецъ.
   Лаертъ.           Ну такъ я готовъ поклясться,
   Что это былъ Ламонъ.
   Кор.                 Онъ самый.
   Лаертъ.                           Знаю
   Его я хорошо. Любимецъ онъ
   И баловень всей нац³и.
   Кор.                 Онъ много
   Рѣчей велъ о тебѣ и между прочимъ
   Съ восторгомъ отзывался о твоемъ
   Искусствѣ фехтовать и особливо
   Рапирами. Онъ восклицалъ не разъ,
   Что счелъ большимъ бы чудомъ, еслибъ встрѣтилъ
   Кого нибудь, кто могъ бы въ этомъ дѣлѣ
   Помѣряться съ тобой, и клялся часто,
   Что ни одинъ изъ лучшихъ ратоборцевъ
   Его страны, будь ты его противникъ,
   Не выказалъ навѣрно-бъ половины
   Искусства, глазъ и ловкости, какими
   Владѣешь ты. - Его слова вселили
   Такую зависть въ Гамлета, что онъ
   И спалъ и видѣлъ только, чтобъ вернулся
   Ты вновь домой и могъ сразиться съ нимъ.
   Лови-жъ прекрасный случай...
   Лаертъ.                     Случай? въ чемъ?
   Кор. Скажи, Лаертъ: былъ дорогъ твой отецъ
   Тебѣ дѣйствительно, иль носишь ты
   Печали только маску, выражая
   Ее однимъ лицомь?
   Лаертъ.           Что за вопросъ!
   Кор. Я дѣлаю его не потому,
   Чтобъ сомнѣвался въ искренности чувства
   Любви твоей къ отцу, но вѣдь извѣстно,
   Что чувства въ насъ бываютъ зачастую
   Рабами времени. Случалось мнѣ
   Нерѣдко видѣть, какъ гасило время
   Огонь любви. Въ любви самой живетъ
   Какое-то зловредное начало,
   Способное порой гасить любовь
   Въ томъ родѣ, какъ нагаръ свѣтильни гаситъ
   Горящую свѣчу. Чѣмъ выше въ насъ
   Желан³я и чувства, тѣмъ труднѣе
   Ихъ намъ сберечь. Они нерѣдко гибнутъ,
   Не выдержавъ напора лишнихъ силъ.
   Ковать желѣзо надобно, покуда
   Желѣзо горячо; иначе воля
   Въ насъ можетъ измѣниться, встрѣтивъ столько-жъ
   Помѣхъ и затруднен³й, сколько въ жизни
   Встрѣчаемъ мы различныхъ взглядовъ, мнѣн³й
   И случаевъ. Живое чувство долга
   Становится для насъ тогда такимъ же
   Тяжелымъ и болѣзненнымъ, какимъ
   Бываетъ вздохъ, которому не можетъ
   Найти исхода грудь. - Но возвратимся
   Къ горячему вопросу. Гамлетъ долженъ
   Быть скоро здѣсь. Скажи же, что намѣренъ
   Ты предпринять, чтобъ показать себя
   Достойнымъ сыномъ болѣе на дѣлѣ,
   Чѣмъ на словахъ?
   Лаертъ.           Убить хоть въ церкви.
   Кор. Для мести, я вполнѣ съ тобой согласенъ,
   Нѣтъ ни границъ, ни заповѣдныхъ мѣстъ.
   Но сдѣлавъ такъ, вѣдь долженъ будешь ты
   Скрываться самъ. Не лучше-ль потому,
   Едва вернется Гамлетъ и узнаетъ,
   Что ты вернулся также, подослать
   Къ нему двухъ-трехъ надежныхъ краснобаевъ,
   Которые расхвалятъ передъ нимъ
   Твое искусство драться выше даже,
   Чѣмъ говорилъ объ этомъ твой французъ?
   А тамъ ужъ мы съумѣемъ васъ поставитъ
   Лицомъ къ лицу и заложить пари
   На ваши головы. При добродушьи,
   Какимъ извѣстенъ Гамлетъ, онъ не станетъ
   Тебя подозрѣвать и не увидитъ
   Разставленныхъ тенетъ, а ты межъ тѣмъ
   Успѣешь подмѣнить тупой клинокъ
   Рапиры заостреннымъ и, съ твоимъ
   Искусствомъ нападать, отмстить уб³йцѣ
   За смерть отца.
   Лаертъ.           Такъ точно поступлю я!
   А чтобъ игра была навѣрняка,
   Я отравлю конецъ моей рапиры. -
   Есть зелье у меня; его мнѣ продалъ
   Одинъ бродяч³й лекарь. Сила яда
   Такъ велика, что если помочить
   Въ немъ лезв³е ножа и оцарапать
   Уколомъ легкимъ кожу, то напрасно
   Вы будете искать во всей вселенной
   Цѣлебныхъ травъ, которыя спасли бы
   Отъ гибели того, въ чью кровь попалъ
   Мой страшный ядъ. Я омочу конецъ
   Рапиры въ немъ и если мнѣ удастся
   Врага поранить шпагой хоть слегка,
   Все будетъ съ нимъ покончено.
   Кор.                     Полезно
   Обдумать будетъ намъ равно друг³я
   Случайности и обсудить вопросъ
   Со всѣхъ сторонъ. Когда затѣя наша,
   Въ послѣдств³е какой нибудь пустой
   Ошибки, не удастся - было-бъ лучше
   Тогда не начинать ее совсѣмъ.
   Поэтому намъ надо подготовить
   Иной исходъ, когда сорвется первый.
   Посмотримъ же! Что, если мы объявимъ
   Торжественный закладъ о томъ, который
   Изъ васъ одержитъ верхъ. Чѣмъ выше будетъ
   Такой закладъ, тѣмъ жарче увлечетесь
   Вы битвою - (и я прошу тебя
   Имѣть это въ виду). - Когда же Гамлетъ,
   Разгорячась, захочетъ пить - велю я
   Поднесть ему такой бокалъ питья,
   Что если онъ къ нему коснется только
   Краями губъ - то дѣло наше будетъ
   Покончено и такъ.

(Входитъ Королева).

  
   25) Кор-ва. Тамъ ива есть: она, склонивши вѣтви,
   Глядится въ зеркало кристальныхъ водъ.
   Въ ея тѣни плела она гирлянды
   Изъ лил³й, розъ, ф³алокъ и жасмина.
   Вѣнки цвѣтущ³е на вѣтвяхъ ивы
   Желая размѣстить, она взобралась
   На дерево; вдругъ вѣтвь подъ ней сломалась -
   И въ воды плачущ³я пали съ нею
   Гирлянды и цвѣты. Ея одежда,
   Широко разстилаясь по волнамъ,
   Несла ее съ минуту, какъ сирену.
   Несчастная, бѣды не постигая,
   Плыла и пѣла, пѣла и плыла,
   Какъ существо рожденное въ волнахъ.
   Но это не могло продлиться долго:
   Одежда смокла - и пошла ко дну.
   Умолкли жизнь и нѣжные напѣвы!
  
   26) У Полевого пропущенъ разговоръ Лаерта со священникомъ. Приводимъ его по Кронебергу:
   Лаертъ. Как³е же еще обряды будутъ?
   Гам. Вотъ благородный юноша, Лаертъ.
   Смотри!
   Лаертъ. Как³е же еще обряды?
   1-й священ. Обрядъ печальный нами совершонъ
   Насколько намъ дозволено: кончина
   Ея сомнительна и если-бъ высш³й
   Приказъ не измѣнилъ порядка церкви,
   Она-бъ до страшнаго суда лежала
   Въ землѣ неосвященной. Прахъ и камни,
   А не молитвы чистыхъ христ³анъ
   Должны-бъ ее въ могилу провожать.
   Она-жъ въ вѣнкѣ дѣвическомъ лежитъ,
   На гробъ легли невинные цвѣты
   И онъ святой покроется землею
   При похоронныхъ звукахъ мѣди.
   Лаертъ.                     Какъ -
   И больше ничего?
   1-й священ.       Нѣтъ, ничего.
   Мы осквернили бы святую службу,
   Пропѣвъ ей рекв³емъ, какъ всѣмъ почившимъ въ мирѣ.
   Лаертъ. Спустите гробъ. Изъ дѣвственнаго праха
   Ф³алки выростутъ. Священникъ грубый,
   Я говорю тебѣ: страдая въ адѣ,
   Ты ангеломъ сестру мою увидишь.
  
   27) У Полевого сокращено. Приводимъ по Соколовскому:
   Гам. Достаточно объ этомъ. Перейдемъ
   Къ дальнѣйшимъ приключеньямъ. Ты вѣдь помнишь,
   Что я о нихъ разсказывалъ тебѣ?
   Гор. Все помню, принцъ.
   Гам.                 Въ моей душѣ кипѣла
   Какая-то борьба, изъ-за которой
   Не могъ заснуть ни на минуту я.
   Мнѣ чувствовалось вдесятеро хуже,
   Чѣмъ каторжнымъ въ цѣпяхъ; по счастью, смѣлость
   Взяла свое - и будь благословенъ
   Тотъ мигъ, когда на смѣлость я рѣшился!
   Порой и безразсудство служитъ намъ
   Какъ вѣрный другъ, особенно въ минуты,
   Когда разсчеты рушатся. Мы въ этомъ
   Должны признать вмѣшательство судьбы,
   Рѣшающей за насъ порывы наши
   По своему.
   Гор.       Нельзя сказать вѣрнѣе.
   Гам. Накинувши въ потьмахъ матросск³й плащъ,
   Я выбрался тихонько изъ каюты,
   Съискалъ обоихъ ихъ и началъ шарить
   Въ ихъ сумкахъ, взялъ пакетъ и незамѣтно
   Вернулся вновь къ себѣ. Затѣмъ, отбросивъ
   Пустую щепетильность, распечаталъ
   Таинственный пакетъ. О другъ мой добрый!
   Что въ немъ нашелъ я! - царственную подлость!
   Представь себѣ, что это былъ приказъ,
   Позолоченный разнымъ пустословьемъ
   О счастьи англичанъ, о благѣ датчанъ,
   Съ прибавкой доказательствъ, что нельзя
   Оставить жизнь такой зловредной твари,
   Какой сталъ нынче я - ну, словомъ, дѣло
   Все было сведено къ тому, чтобъ тотчасъ,
   По высадкѣ на берегъ, мнѣ снесли-бъ
   Немедля голову, не давши даже
   Наладить палачу его топоръ.
   Гор. Возможно ли?
   Гам.           Смотри, бумага здѣсь.
   Прочти ее потомъ. Но хочешь знать ты,
   Что сдѣлалъ я?
   Гор.           О да, прошу, скажите.
   Гам. Почувствовавъ себя въ сѣтяхъ такой
   Презрѣнной западни, я сталъ искать,
   Какъ выдти изъ нея. По счастью, разумъ
   Успѣлъ подать благой совѣтъ мнѣ, прежде,
   Чѣмъ могъ придти въ себя я. Взявъ перо,
   Я настрочилъ немедленно другое,
   Подобное-жъ посланье. Написалъ
   Его, какъ писарь, четко. Говорятъ вѣдь,
   Что почеркъ государственныхъ людей
   Быть долженъ дуренъ. Я не раздѣляю
   Такого мнѣнья и работалъ много
   Ему наперекоръ, за что и былъ
   Теперь вознагражденъ. Желаешь знать,
   Что было мной написано?
   Гор.                 Скажите.
   Гам. Внушительная просьба къ королю
   Британ³и, какъ къ даннику и другу
   Монарха датчанъ. Въ просьбѣ излагалось,
   Что если онъ желаетъ, чтобы дружба
   Межъ Англ³ей и Дан³ей цвѣла
   Роскошной пальмой, чтобы миръ всегда
   Вѣнчалъ чело цвѣтами и союзъ
   Обѣихъ странъ ничѣмъ не нарушался, -
   Все вздоръ въ такомъ же родѣ, - то, чтобъ тотчасъ,
   Лишь только будетъ прочтено письмо,
   Казнили бы безъ всякихъ церемон³й
   Тѣхъ, кто его принесъ, не давъ имъ даже
   Покаяться.
   Гор.       Откуда-жъ взяли вы
   Печать съ гербомъ?
   Гам.           Судьба и тутъ явилась
   На помощь мнѣ. Въ моихъ вещахъ нашлась
   Старинная отцовская печать
   Съ гербомъ страны. Я ею запечаталъ
   Пакетъ, свернувъ его точь-въ-точь какъ первый,
   И такъ же подписалъ. Затѣмъ вложилъ
   Откуда былъ онъ взятъ, исполнивъ все
   Такъ ловко и умно, что мой подкидышъ
   Замѣченъ не былъ. Утромъ загорѣлся
   Нашъ бой съ врагомъ, - а то, что было дальше,
   Ты слышалъ ужъ.
   Гор.           Такъ значитъ съ Розенкрапцемъ
   И Гильденштерномъ кончено?
   Гам.                     Другъ милый!
   Они получатъ то, къ чему пошли
   На встрѣчу сами! гибель ихъ нимало
   Мою не мучитъ совѣсть. Ихъ сгубило
   Излишнее желанье подслужиться.
   Для низкихъ душъ всего опаснѣй стать
   На томъ пути, гдѣ перекрестятъ шпаги
   Два страшные бойца.
   Гор.                 Но Боже, Боже!
   Что за Король!
   Гам.           Онъ развязалъ за то
   Вполнѣ теперь мнѣ руки! Кѣмъ убитъ
   Былъ мой отецъ, а мать осквернена
   Позоромъ и стыдомъ; кто сталъ помѣхой
   Межъ волею народа и моими
   Надеждами; кто строилъ наконецъ
   На жизнь мою предательск³е ковы -
   Не въ правѣ-ль я убить своей рукой
   Подобнаго злодѣя, и не грѣхъ ли
   Оставить было-бъ жизнь такому злому
   Отребью человѣчества, чтобъ дать
   Ему возможность дѣлать зло и дальше.
   Гор. Не забывайте: онъ получитъ скоро
   Извѣст³е изъ Англ³и о томъ,
   Какъ выполненъ приказъ его.
   Гам.                     Пускай!
   Зѣвать я тоже долго вѣдь не буду.
   Что значитъ человѣческая жизнь?
   Сказалъ: разъ - два - и кончено! Досадно
   Мнѣ только то, зачѣмъ я оскорбилъ
   Достойнаго Лаерта... Въ тяжкомъ горѣ,
   Постигнувшемъ его, я вижу образъ
   Того, что самъ я вынесъ. Я ценю
   Его расположенье. Все случилось
   Къ несчастью потому лишь, что излишн³й
   Порывъ его горячности смутилъ
   Разсудокъ мнѣ до головокруженья.
  
   28) У Полевого эта сцена сокращена; приводимъ ее по Кронебергу:
   Осрикъ. То юный Фортинбрасъ
   Изъ Польши возвращается съ побѣдой
   И англ³йскихъ привѣтствуетъ пословъ.
   Гам. Горац³о, я умираю. Ядъ
   Стѣснилъ мой духъ. Я не дождусь вѣстей
   Изъ Англ³и, но предрекаю: выборъ
   Падетъ на молодого Фортинбраса.
   Ему даю я голосъ мой предсмертный.
   Ты обо всемъ случившемся ему
   Подробно разскажи; конецъ - молчанье.

(Умираетъ).

   Гор. Вотъ сердце благородное угасло!
   Покойной ночи, милый принцъ! Спи мирно
   Подъ свѣтлыхъ ангеловъ небесный хоръ!

(Громъ барабановъ ближе. Маршъ за сценой).

   Входятъ Фортинбрасъ, англ³йск³е послы и проч³е.
   Фор. Какое зрѣлище!
   Гор.                 Чего ты ищешь?
   Несчастья и чудесъ? Такъ не ищи ихъ дальше.
   Фор. Кровавый видъ! Какому торжеству
   Ты въ вѣчныхъ принесла твоихъ чертогахъ,
   Смерть гордая, такъ много царскихъ жертвъ?
   1-й послан. Ужасенъ этотъ видъ! Мы опоздали
   По дѣлу Англ³и. То ухо мертво,
   Которому должны бы мы донесть,
   Что Розенкранцъ и Гильденштернъ скончались,
   Согласно королевскому приказу.
   Кто скажетъ намъ "благодарю"?
   Гор.                     Не онъ,
   Хотя-бъ уста его и были живы.
   Онъ не давалъ на казнь ихъ повелѣнья.
   Но такъ какъ быстро за кровавымъ дѣломъ
   Явились вы изъ Англ³и и Польши,
   Велите же, чтобъ мертвыхъ положили
   На катафалкъ въ виду всего народа;
   А мнѣ незнающимъ позвольте разсказать,
   Какъ все произошло. То будетъ повѣсть
   Кровавыхъ, неестественныхъ уб³йствъ,
   Суда случайнаго, нечаянныхъ кончинъ
   И козней, павшихъ на главу злодѣевъ.
   Всю истину могу я вамъ открыть.
   Фор. Мы поспѣшимъ послушать твой разсказъ,
   Созвавши на совѣтъ вельможей царства.
   Я съ горестью мое встрѣчаю счастье,
   На датск³й тронъ имѣю я права,
   И ихъ я объявляю всенародно.
   Гop. Я долженъ и объ этомъ говорить.
   Вамъ тотъ далъ голосъ свой, за кѣмъ все царство
   Признаетъ васъ царемъ. Но къ дѣлу, къ дѣлу!
   Умы людей раздражены: не трудно злобѣ
   Настроить бѣдъ средь общаго смятенья.
   Фор. Пусть Гамлета, какъ воина, внесутъ
   На катафалкъ четыре капитана.
   Онъ все величье царское явилъ бы,
   Когда-бъ остался живъ. Будь онъ почтенъ
   При погребеньи почестью военной!

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 243 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа