Главная » Книги

Шиллер Иоганн Кристоф Фридрих - Лагерь Валленштейна, Страница 2

Шиллер Иоганн Кристоф Фридрих - Лагерь Валленштейна


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

bsp;     Могли одни велик³я событья.
             Какъ тѣсный кругъ тѣснитъ мысль человѣка,
             Такъ эта-жъ мысль растетъ съ высокой цѣлью.
             Такъ и теперь, на самомъ склонѣ вѣка,
             Когда вся жизнь - поэз³я, когда
             Кипитъ борьба межъ ярыми бойцами,
             И все стремится къ неуклонной цѣли,
             И подняты велик³е вопросы
             О власти самобытной и свободѣ -
             Такъ и теперь, подъ сѣн³ю театра,
             Искусство выше воспарить должно,
             Не устыдясь житейской сцены всуе.
             Мы видимъ - распадается во-прахъ
             Та старая, устойчивая форма,
             Что, полтораста лѣтъ тому, Европѣ
             Принесъ миръ благодатный; форма та -
             Безцѣнный плодъ войны тридцатилѣтней.
             Но васъ опять фантаз³я поэта
             Въ ту мрачную эпоху переноситъ -
             И веселѣй глядѣть на наше время,
             И свѣтитъ мнѣ надежды лучъ въ грядущемъ.
             Война въ разгарѣ. Въ самый пылъ васъ вводитъ
             Пѣвецъ. Шестнадцать лѣтъ опустошенья,
             Разбои и невзгоды пронеслися;
             М³ръ все еще бурливой массой бродитъ, -
             И не блеститъ надежды лучъ вдали:
             Все царство обратилось въ поле битвы;
             Всѣ города и села запустѣли;
             Легъ грудой щебня Магдебургъ; торговля,
             Промышленность - о нихъ нѣтъ и помину,
             Вездѣ и все - солдатъ, a горожанинъ -
             Ничто, и безнаказанная наглость
             Надъ нравами безстыдно наругалась,
             И шайки, одичалыя въ войнѣ,
             Разбили станъ въ странѣ опустошенной.
             На этомъ мрачномъ и кровавомъ полѣ
             Выходитъ ярко горделивый образъ -
             Съ неукротимымъ нравомъ человѣкъ.
             Вы знаете творца отважныхъ шаекъ,
             Кумира ихъ, бича страны, опору
             Для цесаря, страшилище его
             И перваго любимца - полководца.
             Онъ счастья баловень, достигнулъ быстро
             Всѣхъ почестей, но все стремился дальше -
             И палъ безумной жертвой честолюбья.
             Духъ парт³й, благосклонность и вражда,
             Какъ историческ³й характеръ, намъ не ясно
             Представили его; теперь искусство
             Должно его приблизить къ вашимъ взорамъ -
             И къ сердцу. Находя всему предѣлы
             И связь, искусство все наружное опять
             Приводитъ въ первый прирожденный образъ;
             Оно слѣдитъ за человѣкомъ въ жизни
             И мног³я вины его относитъ
             Къ вл³ян³ю несчастливыхъ созвѣзд³й.
             Не онъ сегодня появиться долженъ
             На сценѣ. Но средь шаекъ удалыхъ,
             Ему покорныхъ, имъ одушевленныхъ,
             Предстанетъ передъ вами тѣнь его,
             Покамѣстъ муза робкая рѣшится
             Облечь его въ живую плоть и тѣло:
             Затѣмъ, что власть ему прельстила сердце,
             A лагерь будетъ только обличитель
             Его высокомѣрнаго проступка.
             Простите-же поэту, если онъ
             Не поведетъ теперь васъ прямо къ цѣли,
             A развернуть посмѣетъ передъ вами
             Лишь рядъ картинъ великаго событья.
             Пусть это представлен³е успѣшно
             Преклонитъ слухъ нашъ къ необычнымъ звукамъ.
             Со временемъ я скоро васъ опять
             На дикую, воинственную сцену,
             На мѣсто дѣйств³й нашего героя
             Перенесу.
                   Но если-бы сегодня
             Богиня пѣн³я и пляски, муза.
             По старому германскому закону,
             Потребовала риѳмы - ничего!
             Благодаря ей, мрачный обликъ правды
             Въ обители искусства озаренъ
             И измѣнился, но подлогъ невинный
             Исчезнетъ самъ собою, a с³янье
             Горитъ затѣмъ, что не горѣть не можетъ.
  
             Жизнь сумрачна, но свѣтъ искусства ясенъ.

 []

  

 []

  

ЛАГЕРЬ ВАЛЛЕНШТЕЙНА.

  

Дѣйствующ³я лица:

  
   Вахмистръ |
         } изъ карабинернаго полкаТерцкаго.
   Трубачъ |
   Констабль.
   Стрѣлки.
   Два конные егеря Голька.
   Драгуны Буттлера.
   Пищальники изъ полка Тифенбаха.
   Кирасиръ валонскаго полка.
   Кирасиръ ломбардскаго полка.
   Кроaты.
   Улaны.
   Рекрyтъ.
   Горожанинъ.
   Крестьянинъ.
   Пaрень, его сынъ.
   Капуцинъ.
   Учитель солдатской школы.
   Маркитантка.
   Слyжaнка.
   Солдатенки.
   Гобоисты.
  

Дѣйств³е передъ городомъ Пильзеномъ, въ Богем³и

 []

  

 []

  

ЯВЛЕН²Е I.

Маркитантская палатка и передъ ней мелочная и ветошная лавочки. У входа тѣснятся солдаты разныхъ мундировъ и знаменъ; всѣ столы заняты. Кроаты и уланы что-то варятъ на жаровнѣ. Маркитантка наливаетъ вино. Солдатенки играютъ въ кости на барабанѣ; въ палаткѣ слышны пѣсни.

КРЕСТЬЯНИНЪ И ЕГО СЫНЪ.

  
                       ПAРЕHЬ.
  
             Батька, смотри - не случилось бы худа:
             Видишь - ихъ сколько! - Уйдти бы отсюда.
             Къ этимъ ходить неповадно и въ гости:
             Какъ бы они не помяли намъ кости!
  
                       КРЕСТЬЯНИНЪ.
  
             Э, ничего! Не съѣдятъ. A солдату
             Надо-жъ гульнуть на наемную плату.
             Видишь-ли, все собрались новички -
             Прямо съ Заалы, да съ Майны полки:
             Чай понаграбили вдоволь, злодѣи!
             Только бы дѣло повесть по-умнѣе,
             Все будетъ наше. Парнюга смотри -
             Съ этимъ народомъ хитри, да хитри!
             Ротный - зарѣзали бѣднаго черти -
             Пару костей подарилъ мнѣ при смерти:
             Ну, ужъ и кости! - какъ хочешь ихъ кинь
             Деньги бери со стола - и аминь! -
             Знаешь, прикинуться, парень, намъ надо...
             A ужъ какое солдатикъ нашъ чадо -
             Дѣло извѣстное: только польсти -
             И, какъ угодно, его оплети.
             Пусть нашу брагу онъ цѣдитъ ковшами,
             Всю перечерпаемъ ложками сами;
             Пусть онъ и рубитъ, и колетъ съ плеча -
             Хитрость крестьянину вмѣсто меча
                   (Въ палаткѣ пѣсни и хохотъ).
             Экъ разшумѣлися! - видно въ охотку!
             Если бъ попались - заткнулъ бы имъ глотку
             Тѣшатся съ нашего все-же добра.
             Не сбережешь ни кола, ни двора:
             Какъ побываютъ любезные гости,
             Въ цѣломъ селѣ не найдешь ни пера -
             Хоть голодай, хоть гложи себѣ кости,
             И при Саксонцѣ - нельзя не сказать -
             Было не лучше, - a эти то псарни
             Надо имперскими, вишь, величать.
  
                       ПАРЕНЬ.
  
             Батька! вотъ двое идутъ изъ поварни:
             Кажется, съ этихъ ужъ нечего взять?
  
                       КРЕСТЬЯНИНЪ.
  
             Нечего! Это, голубчикъ, не нѣмцы, -
             Просто и на просто, видишь, - богемцы,
             Карабинеры y Терцкаго... Ой!
             Вотъ - такъ на славу пришли на постой!
             Вотъ - такъ ужъ сказано: дик³е звѣри
             Сѣли - себѣ на теплѣ и квартерѣ,
             Да ужъ и рюмка-то станетъ коломъ,
             Ежели выпить пришлось съ мужикомъ. -
             Къ чорту ихъ!... Сказано: всѣ однопольцы,
             Стало-быть, всѣ - и стрѣлки, и тирольцы,
             Вѣрно, хоть руку себѣ отрубить,
             Эдакихъ намъ-бы добыть - да добыть:
             Пташки веселыя, ну, и болтливы, -
             Благо имъ много добра и поживы.
                   (Входятъ въ палатку).
  

ЯВЛЕН²Е II.

ПРЕЖН²Е, ВАХМИСТРЪ, ТРУБАЧЪ, УЛАНЪ.

                       ТРУБАЧЪ.
  
             Что тебѣ, сволочь? Проваливай, что ль!
  
                       КРЕСТЬЯНИНЪ.
  
             Воинъ честной, молвить слово дозволь.
             Крошки не съѣлъ я - вотъ цѣлыя сутки.
  
                       ТРУБАЧЪ.
  
             Да, вамъ-бы только что пичкать желудки.
  
                   УЛАНЪ (со стаканомъ).
  
             Ну, коль не завтракалъ, вотъ тебѣ, песъ!
         (Ведетъ крестьянина въ палатку, проч³е выходятъ на авансцену).
  
                       ВАХМИСТРЪ.
  
             Слушай-ка, братецъ! такой тебѣ спросъ:
             Думаешь какъ ты, что даромъ двойное
             Выдали намъ харчи и хмельное?
  
                       ТРУБAЧЪ.
  
             Выдадуть даромъ! Не даромъ, когда
             Ѣдетъ сама герцогиня сюда
             Вмѣстѣ съ с³ятельной дочкой...
  
                       ВАХМИСТРЪ.
  
                             Едва-ли!
             Сказки-то эти мы сами слыхали:
             Тутъ герцогиня твоя ни при чемъ.
             Тутъ не ее, a вотъ пришлыя войски -
             Надобно намъ приголубить по свойски -
             Добрымъ глоткомъ, да хорошимъ кускомъ -
             Чтобы не только остались друзьями,
             A побраталися на-крѣпко съ нами.
  
                       ТРУБAЧЪ.
  
             Да... Знать - идти на друг³я квартиры...
  
                       ВАХМИСТРЪ.
  
             Все генералы вѣдь, все командиры..
  
                       ТРУБAЧЪ.
  
             Да... Ну, опаснаго очень-то нѣтъ?
  
                       ВАХМИСТРЪ.
  
             Нѣту: послалъ Богъ любовь и совѣтъ.
  
                       ТРУБАЧЪ.
  
             Что же слетѣлись-то? Али для смѣны?
  
                       ВАХМИСТРЪ.
  
             Шепчутся... Видно: въ чесоткѣ языкъ...
  
                       ТРУБАЧЪ.
  
             Развѣ!
  
                       ВАХМИСТРЪ.
  
                   A этотъ-то старый изъ Вѣны?
             Видно по волосу что за парикъ!
             Коль на груди золотая цѣпочка,
             Значитъ - не даромъ, голубчикъ!... и точка.
  
                       ТРУБАЧЪ.
  
             Правда! охотиться всѣ норовятъ,
             Вотъ и послали такую ищейку,
             Что хоть и герцога выслѣдитъ, братъ!
  
                       ВАХМИСТРЪ.
  
             Выслѣдитъ, если узнаетъ лазейку...
             Намъ-то нѣтъ вѣры. Фридландецъ то имъ
             Кажется только не чортомъ самимъ -
             Выросъ - такъ видишь ли: дай опрокинемъ!
  
                       ТРУБАЧЪ.
  
             Какъ же! A мы его

Другие авторы
  • Лютер Мартин
  • Слепцов Василий Алексеевич
  • Мар Анна Яковлевна
  • Шаликов Петр Иванович
  • Беранже Пьер Жан
  • Кукольник Павел Васильевич
  • Котляревский Иван Петрович
  • Арсеньев Александр Иванович
  • Фельдеке Генрих Фон
  • Лубкин Александр Степанович
  • Другие произведения
  • Даль Владимир Иванович - Петербургский дворник
  • Левит Теодор Маркович - Карлейль
  • Шевырев Степан Петрович - Писатели между собой
  • Катенин Павел Александрович - Размышления и обзоры
  • Гиппиус Владимир Васильевич - Владимир Гиппиус: биографическая справка
  • Станиславский Константин Сергеевич - Статьи. Речи. Отклики. Заметки. Воспоминания (1917-1938)
  • Толстой Алексей Константинович - Посадник
  • Брюсов Валерий Яковлевич - Здравого смысла тартарары
  • Венгеров Семен Афанасьевич - Примечания к "Шильонскому узнику" Байрона"
  • Федоров Николай Федорович - Авторское право и авторская обязанность, или долг
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 218 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа