Главная » Книги

Шиллер Иоганн Кристоф Фридрих - Деметриус

Шиллер Иоганн Кристоф Фридрих - Деметриус


1 2 3 4 5 6 7

  
  
  
   Шиллер
  
  
  
  
  Деметриус --------------------------------------
  Перевод Л. Мей
  Ф. Шиллер. Избранные стихотворения
  OCR Бычков М. Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
   ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
  
  
  
   Сейм в Кракове.
   При поднятии занавеса открывается зал сената, в котором
  
  заседает собрание польских государственных чинов.
   В глубине сцены на высокой эстраде о трех ступенях, крытых
  
   алым сукном, королевский трон под балдахином;
  
   по бокам висят польские и литовские гербы.
  
  Король встает на троне; справа и слева стоят на
  
  эстраде десять коронных сановников. Ниже эстрады
  
  по обеим сторонам сцены сидят епископы, палатины
  
  и кастелланы с покрытой головой; позади них стоят
  
  в два ряда выборные от шляхты с непокрытой головой,
  
   все вооруженные. Гнезненский архиепископ, как
  
  примас королевства, сидит ближе всех к авансцене,
  
   за ним его капеллан держит золотое распятие
  
  
  
  Архиепископ Гнезненский
  
  
   Итак, наш бурный сейм благополучно
  
  
   Достиг давно желанного конца:
  
  
   Король с чинами расстается дружно,
  
  
   Оружие с себя слагает шляхта;
  
  
   Упрямый рокош {1} разойтись согласен;
  
  
   А сам король дает святое слово -
  
  
   Внимать отныне жалобам правдивым.
  
  
   Ничто. . . . . . . . . . .
  
  
   Нам Pacta conventa {2} не нарушает,
  
  
   Внутри все мирно, и теперь мы можем
  
  
   Окинуть взором внешние дела.
  
  
   Угодно ли чинам светлейшим будет,
  
  
   Чтоб князь Деметриус здесь как законный
  
  
   И подлинный царя Ивана сын
  
  
   Предстал и доказал свои права
  
  
   На русский трон пред этим сеймом Вальным?
  {1 Рокош - восстание шляхты. (Прим. пер.)
  2 Договорные условия, которые король при своем избрании клятвенно обязывался соблюдать. (Прим. пер.)}
  
  
  
  Краковский кастеллан
  
  
   Конечно! Где же честь и справедливость?
  
  
   И отказать нам князю неприлично.
  
  
  
  Епископ Вермеландский
  
  
   Все документы на его права
  
  
   Просмотрены теперь и оказались
  
  
   Все подлинными; выслушать его
  
  
   Нам можно.
  
  
   Несколько выборных шляхтичей
  
  
  
  
  И должно.
  
  
  
  
  Лев Сапега
  
  
   Но выслушать - все то же, что признать.
  
  
  
   Одовальский
  
  
   Не выслушать - все то же, что отвергнуть.
  
  
  
  Архиепископ Гнезненский
  
  
   Благоволят ли допросить его?
  
  
   Вопрос в другой и в третий раз предложен,
  
  
  
  Великий коронный канцлер
  
  
  * Предстанет пусть пред королевским троном!
  
  
   * См. комментарии.
  
  
  
  
  Сенаторы
  
  
   Пусть говорит!
  
  
  
  
  Выборные
  
  
  
  
   Мы все готовы слушать.
  
  Великий коронный маршал дает привратнику знак своим
  
  
  жезлом; привратник отворяет двери.
  
  
  
  
  Лев Сапега
  
  
   Я протестую - пусть запишет канцлер -
  
  
   Против всего, что несогласно с миром
  
  
   Меж Польшей и московскою короной.
  
  Входит Дмитрий, приближается на несколько шагов
   к трону и, не снимая шапки, отдает по поклону королю,
   сенаторам и выборным; ему отвечают наклонением головы.
  
   Затем Дмитрий становится так, что ему видна
  
  большая часть собрания и присутствующих на сейме и
  
   он не обращен к королевскому трону спиной.
  
  
  
  Архиепископ Гнезненский
  
  
   Князь Дмитрий Иоаннович! Быть может,
  
  
   Блеск сейма и величье короля
  
  
   Тебе невольно связывают речь?
  
  
   Так ведай, что дозволено сенатом
  
  
   Тебе избрать поверенного: можешь
  
  
   Его устами с сеймом объясниться.
  
  
  
  
  Дмитрий
  
  
   Отец архиепископ, я предстал
  
  
   Искателем наследственного царства
  
  
   И скипетра державного: не гоже
  
  
   Смущаться мне перед народом вольным,
  
  
   Перед его владыкой и сенатом.
  
  
   Я никогда еще не лицезрел
  
  
   Подобного высокого собранья,
  
  
   И этот вид мне возвышает душу,
  
  
   Но - не страшит. Чем послухи {1} достойней,
  
  
   Тем мне желанней; а теперь я слово
  
  
   Держу наисветлейшему собранью.
  {1 Я не нашел приличнее забытого слова "послух" для передачи современного понятия "свидетель". Оттенки обоих понятны. (Прим. пер.)}
  
  
  
  Архиепископ Гнезненский
  
  
  * . . . . . . . Речь Посполита
  
  
   Благоволит тебя. . . . . . . .
  
  
  
  
  Дмитрий
  
  
   Король державный! И вельможный сонм
  
  
  * Епископов и палатинов, папы
  
  
   И выборные Речи Посполитой!
  
  
   Дивлюсь и с несказанным изумленьем
  
  
   Себя, приимца русского престола,
  
  
   Наследника державы Иоанна,
  
  
   На вашем сейме всенародном вижу.
  
  
   Кровавою враждою оба царства,
  
  
   Русь с Польшей, обменялися; о мире
  
  
   И речь не шла, пока отец был жив.
  
  
   И вот теперь благорешило небо,
  
  
   Чтоб плоть от плоти и от крови кровь,
  
  
   Сын Иоанна, с молоком всосавший
  
  
   Наследственную старую вражду,
  
  
   Чтоб я пред вами странником явился
  
  
   И у врагов, в срединном граде Польши,
  
  
   Отстаивал законные права!
  
  
   Забудьте ж прежде, чем держать мне слово,
  
  
   Забудьте быль былую благодушно:
  
  
   Не осудите сына за отца
  
  
   И кровною войной не упрекните.
  
  
   Я, русский князь, - ограблен, угнетен, -
  
  
  * Прошу защиты. Угнетенный вправе
  
  
  * Искать сочувствия у благородных,
  
  
   А есть ли справедливей что на свете,
  
  
   Как храбрый, независимый народ?
  
  
   Верховной властью древле облеченный,
  
  
   Он сам свои деянья поверяет
  
  
   И преклоняет ухо ко всему,
  
  
   Что человечно.
  
  
  
  Архиепископ Гнезненский
  
  
  
  
   Князь! Ты перед нами
  
  
   Предстал как сын законный Иоанна.
  
  
  * Твоя осанка и слова согласны
  
  
   С таким высокомерным притязаньем;
  
  
   Но докажи нам подлинность твою
  
  
   Неотвержимо - и надейся смело
  
  
   На благородство Речи Посполитой:
  
  
   Она встречалась с русскими на поле
  
  
   И доказала, что способна быть
  
  
   Честным врагом и вселюбезным другом,
  
  
  
  
  Дмитрий
  
  
   Иван Васильич был женат пять раз
  
  
   И первую супругу взял из дома
  
  
   Романовых. Царица родила
  
  
   Царевича Феодора: наследник
  
  
   И царь он был по смерти Иоанна.
  
  
   Но у покойного был сын Димитрий
  
  
   От брака с Марфой, из роду Нагих,
  
  
  * Он был дитя, когда скончался царь.
  
  
   Феодор Иоаннович - и телом
  
  
   И духом слабый - передал кормило
  
  
   Правления Борису Годунову,
  
  
   Великому конюшему, и тот
  
  
   Всем царствам русским правил самовластно!
  
  
   Бездетному Феодору надежды
  
  
   На сына и наследника престола
  
  
   Царицы юной лоно не сулило.
  
  
   А между тем правитель хитрый царства
  
  
   Снискал любовь и преданность народа
  
  
   И на венец возвел свой смелый взор.
  
  
   Одной препоной был царевич-отрок,
  
  
   Димитрий Иоаннович, взращенный
  
  
   В удельном Угличе царицей Марфой.
  
  
   Когда Бориса замыслы созрели,
  
  
   Послал убийц он в Углич потаенно,
  
  
   Чтоб умертвить царевича-младенца...
  
  
   Глухою ночью в терему царицы
  
  
   Вдруг вспыхнули отдельные покои,
  
  
   Где с дядькою опочивал царевич.
  
  
   Все сделалось добычею пожара,
  
  
   А сам царевич без вести пропал:
  
  
   И мать и все сочли его погибшим,
  
  
   Оплакали безвременную смерть.
  
  
  * Я говорю, что всей Москве известно.
  
  
  
  Архиепископ Гнезненский
  
  
   Мы слышали тогда же эти вести:
  
  
   Все государства обошла молва,
  
  
   Что в Угличе царевич средь пожара
  
  
   Погиб, и так как смерть его, конечно,
  
  
   Была желанна для царя Бориса,
  
  
   Бориса в этой смерти обвинили.
  
  
   Теперь, однакож, не о смерти речи:
  
  
   Царевич жив. Ты уверяешь, будто
  
  
   Он жив в твоей особе. Докажи,
  
  
   Где основанье тождеству такому?
  
  
  * Чем ты докажешь подлинность твою?
  
  
  * Как спасся ты и чрез шестнадцать лет
  
  
  * На свет вдруг объявился так нежданно?
  
  
  
  
  Дмитрий
  
  
   И года нет, как самого себя
  
  
  * Обрел я, ибо жил доселе скрытно
  
  
   И о своем рождении не ведал.
  
  
   Едва себя запомню, был я служкой
  
  
   За крепкой монастырскою оградой.
  
  
   Ох, как тесна монашеская жизнь,
  
  
   Когда душа запросит вольной воли
  
  
   И в богатырских, юношеских жилах
  
  
   Забьет ключом наследственная кровь!
  
  
   Я сбросил ненавистный мне подрясник
  
  
   И убежал потайно в вашу Польшу.
  
  
   Здесь славный сандомирский воевода
  
  
   Мне дал приют в своем вельможном замке
  
  
   И честным званьем воина облек.
  
  
  
  Архиепископ Гнезненский
  
  
   Как? О себе ты сам еще не ведал,
  
  
   Когда по свету слух ходил издавна,
  
  
   Что был спасен от гибели царевич?
  
  
   Борис, дрожа на отнятом престоле,
  
  
   По всем границам утвердил заставы,
  
  
   Чтобы следить за путниками зорко.
  
  
   Как? До тебя слух этот не достигнул
  
  
   И ты не выдавал себя нигде
  
  
   За Дмитрия?
  
  
  
  
  Дмитрий
  
  
  
  
  Я рассказал, что знаю.
  
  
   Коль слухи о моем существованье
  
  
  * Ходили, - их посеял сам господь.
  
  
   Себя не знал я. В доме палатина
  
  
   Я прожил юность в сонме челядинцев
  
  
   В молчании благоговейном; страстно
  
  
   Я полюбил одну из дочерей
  
  
   Хозяина, хоть взоров и не поднял
  
  
   На высоту, запретную пришельцу.
  
  
   Но вот что было: львовский кастеллан,
  
  
   Жених моей красавицы, случайно
  
  
   Узнал про страсть мою к его невесте
  
  
   И оскорбил меня кичливой бранью
  
  
   И даже руку поднял на меня...
  
  
   Я взялся за оружие; безумный,
  
  
   Он в бешенстве попался мне под саблю -
  
  
   И пал... Но в смерти этой я невинен.
  
  
  
  
  Мнишек
  
  
   Да, так все было...
  
  
  
  
  Дмитрий
  
  
  
  
  
  Боже! Безыменный
  
  
   И беглый чужеземец умертвил
  
  
   Сановника, приятеля и зятя
  
  
   Вельможного патрона своего!
  
  
   Ни явная невинность, ни участье
  
  
   Всей челяди, ни даже милосердье
  
  
   Патрона не могли меня спасти:
  
  
   Закон, к полякам милостивый, прямо
  
  
   Меня, пришельца, осуждал на казнь.
  
  
   И вот меня приговорили к смерти.
  
  
   И я колени преклонил пред плахой
  
  
   И шею под удар меча подставил.
  
  
  
   (Умолкает и...)
  
  
  * Но в этот миг вдруг у меня на шее
  
  
  * Увидели из золота литого,
  
  
   Каменьями осыпанный, наперсный
  
  
   Купельный крест! У нас такой обычай,
  
  
   Чтобы символ святого искупленья
  
  
   Не скидывать с груди от колыбели.
  
  
   В тот самый миг, как с жизнью расставаться
  
  
   Пришлося мне, я этот крест купельный
  
  
   Поднес к устам с благочестивой думой.
  
  
   Заметили святую драгоценность
  
  
   С немалым изумленьем; любопытство
  
  
   Понудило мне узы разрешить
  
  
   И допросить меня; но я не ведал,
  
  
   С которых пор ношу святыню эту.
  
  
   Тут были трое из детей боярских,
  
  
   Бежавших от Бориса в Сандомир;
  
  
   Они признали крест, по изумрудам
  
  
   И аметистам, за наперсный крест
  
  
   Царевича Димитрия: возложен,
  
  
   По их словам, он был Мстиславским, князем,
  
  
   При самом восприятье из купели
  
  
   Царевича. Оглядывают ближе
  
  
   Меня и замечают с изумленьем,
  
  
   Что правая рука моя короче,
  
  
   Чем левая: такая же примета
  
  
   Была и у Димитрия случайно.
  
  
   Допрашивают крепко. Я припомнил,
  
  
   Что захватил с собою при побеге
  
  
   Из монастырской келий псалтырь,
  
  
   Что в псалтыре есть греческая надпись,
  
  
   Начерчена игумном, а какая -
  
  
   Не знаю по незнанью языка.
  
  
   Псалтырь нашли и разобрали надпись.
  
  
   Гласит: что брат Василий - Филарет
  
  
   (Тогда мое монашеское имя),
  
  
   Владетель псалтыря сего, - законный
  
  
   Царевич Дмитрий, младший сын Ивана;
  
  
   Что тайно спас младенца дьяк Андрей;
  
  
   Что есть тому свидетельства: хранятся
  
  
   В каких-то двух обителях и ныне.
  
  
   Тогда бояре мне упали в ноги
  
  
   И с полным убежденьем и сознаньем
  
  
   Челом мне били как цареву сыну.
  
  
   Так вдруг судьба из глубины несчастья
  
  
   Меня к вершине счастья вознесла.
  
  
  
  Архиепископ Гнезненский
  
  
   . . . . . . . . . . . . . .
  
  
  
  
  Дмитрий
  
  
   Как будто с глаз ниспала чешуя!
  
  
   Воспоминанья подняли завесу
  
  
   Минувшего - и ясно в отдаленье,
  
  
   Как купола в лучах зари вечерней,
  
  
   Два образа передо мной мелькнули -
  
  
   Две первых искры детского сознанья.
  
  
   Я вижу, как бегу я темной ночью;
  
  
   Взглянул назад - потемки словно спрыснул
  
  
   Пылающими брызгами пожар.
  
  
   Должно быть, давнее воспоминанье,
  
  
   Затем что облики его погасли
  
  
   В моей душе. Я смутно помню только
  
  
   Вот этот страшный, неотступный образ.
  
  
   Потом припомнил я еще как раз:
  
  
   Один из слуг меня назвал во гневе
  
  
   Царевичем. Я счел то за насмешку,
  
  

Другие авторы
  • Кржевский Борис Аполлонович
  • Крылов Александр Абрамович
  • Холодковский Николай Александрович
  • Путята Николай Васильевич
  • Лессинг Готхольд Эфраим
  • Лукаш Иван Созонтович
  • Дмитриева Валентина Иововна
  • Иоанн_Кронштадтский
  • Корш Федор Евгеньевич
  • Радищев Николай Александрович
  • Другие произведения
  • Шекспир Вильям - Вольное подражание Монологу Трагедии Гамлета, сочиненной Г. Шекспером
  • Востоков Александр Христофорович - Стихотворения
  • Писемский Алексей Феофилактович - Горькая судьбина
  • Богданович Ипполит Федорович - Письма князю А.Б. Куракину
  • Федоров Николай Федорович - О соединении двух разумов
  • Салиас Евгений Андреевич - Святой Христовал
  • Арватов Борис Игнатьевич - Н. Чужак. "Через головы критиков"
  • Станюкович Константин Михайлович - Благотворительная комедия
  • Дашков Дмитрий Васильевич - Нечто о журналах
  • Мопассан Ги Де - Усталость
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 555 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа