Главная » Книги

Шекспир Вильям - Король Лир

Шекспир Вильям - Король Лир


1 2 3 4 5 6 7


ПОЛНОЕ СОБРАН²Е СОЧИНЕН²Й

В. ШЕКСПИРА

ВЪ ПРОЗѢ И СТИХАХЪ

ПЕРЕВЕЛЪ П. А. КАНШИНЪ.

ТОМЪ ВТОРОЙ.

1) Цимбелинъ. II) Король Лиръ. III) Мэкбеть. IV) ²оркширская трагед³я и примѣчан³я.

БЕЗПЛАТНОЕ ПРИЛОЖЕН²Е

КЪ ЖУРНАЛУ

"ЖИВОПИСНОЕ ОБОЗРѢН²Е"

за 1893 ГОДЪ.

С.-ПЕТЕРБУРГЪ.

ИЗДАН²Е С. ДОБРОДѢЕВА.

1893.

  

КОРОЛЬ ЛИРЪ.

ДѢЙСТВУЮЩ²Я ЛИЦА

  
   Лиръ, король Британ³и.
   Король Фран³ци.
   Герцогъ Бургундск³й.
   Герцогъ Корнуэльск³й.
   Герцогъ Эльбени.
   Графъ Кентъ.
   Графъ Глостэръ.
   Эдгаръ, его сынъ.
   Эдмондъ, тоже его сынъ, только побочный.
   Шутъ Лира.
   Осуольдъ, дворецк³й Гонэрили.
   Коренъ, придворный.
   Старикъ, вассалъ Глостэра.
   Врачъ.
   Офицеръ, въ услужен³и y Эдмонда.
   Придворный, приближенный Кордэл³и.
   Герольдъ.
  
   Гонэрилъ, |
   Рэгана, } дочериЛира.
   Кордэл³я, |
  

Рыцари, воины, послы, гонцы, лица изъ свиты и проч.

Дѣйств³е происходитъ въ Великобритан³и.

  

ДѢЙСТВ²Е ПЕРВОЕ.

СЦЕНА I.

Пышный залъ во дворцѣ Лира.

Входять Кентъ, Глостэръ и Эдмондъ.

  
   Кентъ. Мнѣ до сихь поръ казалось, что король болѣе расположенъ къ герцогу Эльбени, чѣмъ къ герцогу Корнуэльсскому.
   Глостэръ. Такъ всегда казалось и всѣмъ; но теперь при раздѣлѣ королевства не замѣтно, чтобы король благоволилъ къ кому-нибудь особенно. Удѣлы уравновѣшены съ такою точностью, что самый выборъ становится труденъ.
   Кентъ. Этотъ молодой человѣкъ, вѣроятно, вашъ сынъ, милордъ?
   Глостэръ. Я взялъ его воспитан³е на свою отвѣтствеяность и такъ часто краснѣлъ, сознаваясь, что онъ мой сынъ, что теперь въ этомъ отношен³и совсѣмъ закалился.
   Кентъ. Я васъ не понимаю.
   Глостэръ. A вотъ мать этого молодаго человѣка не только поняла, но и зачала. Вслѣдств³е этого ея животъ сталъ постепенно округляться и матерью она сдѣлалась ранѣе, чѣмъ успѣла добыть себѣ мужа.
   Кентъ. Не приходится жалѣть о проступкѣ, когда слѣдств³емъ его является такой прекрасный плодъ.
   Глостэръ. У меня есть еще другой сынъ, немного постарше этого и прижитый въ законномъ бракѣ, но онъ все-таки не болѣе мнѣ дорогъ, чѣмъ этотъ. Хотя плутъ, котораго вы видите, явился на свѣтъ нѣсколько нахально и ранее, чѣмъ его объ этомъ попросили, его мать все-таки была красавица. Ея любовь доставила мнѣ столько минуть блаженства, что теперь волей-неволей приходится признавать этого пригулка. Знаешь ты почтеннаго этого джентльмена Эдмондъ?
   Эдмондъ. Нѣть, милордъ, не знаю.
   Глостэръ. Это графъ Кенть. Запомни хорошенько его лицо, потому что онъ лучш³й мой другь.
   Эдмондъ (Кенту). Радъ всегда служить, чѣмъ могу.
   Кентъ. Мнѣ очень-бы хотѣлось полюбить васъ; для этого намъ слѣдуетъ познакомиться поближе.
   Эдмондъ. Постараюсь заслужить ваше расположен³е.
   Глостэръ. Онъ девять лѣтъ пробылъ въ отсутств³и и скоро уѣзжаетъ опять... Вотъ и король (За сценой гремятъ трубы. Входитъ Лиръ, герцоги Корнуэльск³й и Эльбена, Гонэриль, Регана, Кордэл³я и свита).
   Лиръ. Глостэръ, ступай навстрѣчу королю Франц³и и герцогу Бургундскому, a затѣмъ проведи ихъ сюда.
   Глостэръ. Сейчасъ, мой повелитель (Уходитъ).
   Лиръ. A мы тѣмъ временемъ объяснимъ наши, до сихъ для многихъ еще темныя намѣрен³я. Дайте мнѣ ландкарту страны. Пусть знаюъ всѣ, что мы раздѣлили свое государство на три равныя части, такъ-какъ твердо намѣрены избавить наши преклонные годы отъ всякихъ правительственныхъ трудовъ и заботъ. Пусть эти труды выпадаютъ на долю болѣе молодыхъ силъ, a мы, ничѣмъ болѣе не обремененные, потащимся навстрѣчу смерти. Ты, сынъ нашъ, герцогъ Корнуэлск³й, и ты, Эльбени, тоже преданный нашъ сынъ, слушайте: - чтобы избѣжать всякихъ поводовъ къ недоразумѣн³ямъ въ будущемъ, мы рѣшились теперь-же во всеуслышанье объявить, какую часть нашего государства должна получить каждая изъ нашихъ дочерей. Что-же касается властелиновъ Франц³и и Бургунд³и, двухъ этихъ блистательныхъ соперниковъ, добивающихся руки младшей нашей дочери и для этой цѣли любезно продлившихъ свое пребыван³е при нашемъ дворѣ, отвѣтъ нашъ они узнаютъ сегодня-же здѣсь. Вы-же, дочери мои, ради которыхъ мы поступаемся властью, доходами съ государства, какъ и правительственными заботами, говорите. Повѣдайте, которая изъ васъ любитъ меня сильнѣе, дабы наша щедрость соотвѣтствовала этой любви и дабы на этомъ основан³и истинное достоинство было награждено по заслугамъ. Гонэриль, ты старшая; воэтому тебъ первой предоставляется слово.
   Гонэриль. Отецъ и государь, того, какъ сильно я люблю васъ, не выразитъ слово. Вы мнѣ дороже, чѣмъ свѣтъ очей, чѣмъ необъятный м³ръ, чѣмъ свобода. Вы для меня цѣннѣе всего, что можетъ считаться рѣдкимъ и дорогимъ. Вы не менѣе мнѣ дороги, чѣмъ сама жизнь со всѣми ея благами, какъ здоровье, счаст³е, красота и почести. Едва-ли когда-либо дочь умѣла такъ сильно любить, a родитель могъ быть любимъ такою беззавѣтною любовью, отъ которой дыхан³е замираетъ въ груди, и рѣчь становится безсильной, любовью болѣе могучей, чѣмъ всѣ восклицан³я: - "Я люблю тебя!"
   Кордэл³я (про себя), Что-же скажешь ты, Кордэл³я? Люби и молчи!
   Лиръ. Отъ этой черты, Гонзриль, и до этой, часть государства со всѣми его тѣнистыми лѣсами, тучными полями, многоводными рѣками и широко раскинувшимися пастбищами назначена мною тебѣ. Пусть этотъ участокъ вѣчно сохранится во владѣн³и твоемъ и твоего потомства отъ герцога Эльбени... Что скажетъ теперь вторая наша дочь, горячо любимая нами Рэгана, супруга герцога Корнуэльскаго? Говори, Рэгана.
   Рэгана. Я вылита изъ тогоже металла, какъ и сестра, цѣните и меня, сообразуясь съ ея достоинствами. Клянусь, она съумѣла передать самую сущность моей любви къ вамъ. Не съумѣла она только высказать, что всевозможныя, даже высш³я радости жизни для меня ничто, что я живу и счастлива только своею любовью къ вамъ, отецъ мой и государь.
   Кордэл³я (про себя). Какъ-же ты бѣдна, Кордэл³я!.. Но, нѣтъ! я убѣждена, что твоя любовь цѣннѣе ихъ громкихъ словъ.
   Лиръ. Тебѣ и твоему потомству, Рэгана, я назначаю вотъ эту треть прекраснаго нашего королевства. Она ни по цѣнности, ни по живописности не уступаетъ той, которая назначена Гонэрили. Теперь величайшая ваша радость, наша младшая, но не менѣе другихъ любимая дочь, руки которой домогаются властелины французскихъ виноградниковъ и обильныхъ молокомъ бургундскихъ стадъ, твоя очередь. Говори, и на основан³и своихъ словъ ты получишь, быть можетъ, самую роскошную часть нашихъ владѣн³й. Что скажешь, Кордэл³я?
   Кордэл³я. Ничего, государь.
   Лиръ. Какъ, ничего?
   Кордэд³я. Да, ничего.
   Лиръ. Изъ ничего ничего не выйдеть. Говори-же!
   Кордэл³я. Я, несчастная, не умѣю изливать въ словахъ того, что y меня на сердцѣ. Я люблю васъ, государь, такъ, какъ обязана любить дочь - ни больше, ни меньше.
   Лиръ. Что такое, Кордэл³я? Измѣни хоть немного свою рѣчь, чтобы окончательно не повредить своему счаст³ю?
   Кордэл³я. Добрый мой государь! Вамъ я обязана жизнью, вы воспитали, любили меня. Я плачу вамъ за это, какъ предиисываеть мнѣ долгь: - я повинуюсь вамъ, люблю васъ и уважаю. Зачѣмъ моимъ сестрамъ мужья, когда онѣ увѣряютъ, будто любятъ одного васъ? Придется и мнѣ выйти замужъ; тогда тотъ, кому достанется моя рука, получитъ съ нею половину моей любви, моихъ попечен³й, моихъ обязанностей. Никогда не выйду я замужъ такъ, какъ сестры, чтобь продолжать любить одного только отца. ,
   Лиръ. И ты говоришь это отъ сердца?
   Кордэл³я. Отъ всего сердда, добрый мой государь!
   Лиръ. Такъ молода и такъ мало чувства въ душѣ!
   Кордэл³я. Да, государь, молода, но правдива.
   Лиръ. Да? Если такъ, пускай правдивость останется единственнымъ твоимъ приданымъ! Клянусь свѣтомъ лучистаго солнца, таинствами Гекаты и ночи, всѣми сокровенными вл³ян³ями планетъ, отъ которыхъ зависитъ и жизнь наша и смерть, я отрекаюсь отъ всякихъ родительскихъ заботъ о тебѣ, отъ всякой близости, оть всякихъ узъ крови и отнынѣ навсегда считаю тебя чужою мнѣ и по рожден³ю, и по сердцу. Каждый злобнь³й скиѳъ или другой какой-нибудь варваръ, погашающ³й жадный свой голодъ собственнымъ своимъ отродьемъ, будетъ отнынѣ столько-же близокъ моему сердцу, настолько-же станетъ возбуждать въ этомъ сердцѣ сочувств³е и жалость, насколъко будешь вызывать ихъ ты, которую я когда-то называлъ дочерью.
   Кентъ. Добрѣйш³й государь...
   Лиръ. Молчи, Кенть! не становись между дракономъ и тѣмъ, что возбуждаетъ его ненависть. Я любилъ ее болѣе, чѣмъ ея сестеръ, думалъ ея нѣжннымъ попечен³ямъ довѣрить свой будущ³й покой (Кордел³и). Прочь съ моихъ глазъ! Да не найти мнѣ успокоен³я даже въ могилѣ, если неправда, что я выбрасываю ее вонъ изъ отцовскаго сердца!.. Попросить сюда короля Франц³и! Эй, кто тамъ? попроситъ и герцога Бургундскаго. Герцогъ Корнуэльск³й и ты, Эльбени, пользуйтесь вмѣстѣ съ надѣлами, назначенными вашимъ женамъ, и тѣмъ, который предназначался ихъ младшей сестрѣ. Пусть высказанная гордость, называемая ею правдивостью, поможетъ ей найти мужа. Вамъ вмѣстѣ съ своими владѣи³ями и властью, я передаю и всѣ преимущества, нераздѣльныя съ королевскимъ велич³емъ, a сами мы съ сотней рыцарей будемъ по мѣсяцу жить y каждой изъ васъ поочередно. За собою оставимъ только назван³е и всѣ титулы короля. Управляйте страною; всѣ доходы съ нея всецѣло предоставляю вамъ, возлюбленные мои сыны. Въ подтвержден³е моихъ словъ раздѣлите между собою вотъ эту корону (Подаетъ коропу).
   Кентъ. Царсгвенный Лиръ, я всегда чтилъ тебя, какъ своего короля, любилъ, какъ отца, служилъ тебѣ, какъ вѣрный слуга, и никогда не забывалъ тебя въ своихъ молитвахъ къ небесамъ.
   Лиръ. Если титева натянута, сторонись отъ стрѣлы.
   Кентъ. Выпусти ее, хоть-бы ея остр³е вонзилось мнѣ въ сердце. Кенту позволительно погрѣшать противъ закона царедворства, когда самъ Лиръ сошелъ съ ума. Что сдѣлалъ ты, старикъ?! Не думаешь-ли ты, что долгъ побоится говорить правду, когда власть прислушивается только къ словамъ лести? Честность обязываетъ говорить откровенно, когда царственная власть впадаетъ въ безум³е. Будь благоразуменъ и по зрѣломъ размышлен³и удержи власть отъ возмутительной несправедливости. Жизнью ручаюсь тебѣ, что младшая дочь любитъ тебя нисколько не менѣе, чѣмъ обѣ друг³я. Не безсердечно еще пусты тѣ, чей слабый голосъ звучитъ, какъ пустота.
   Лиръ. Ни слова болѣе, Кентъ, если тебѣ дорога жизнь.
   Кентъ. Жизнь свою я всегда считалъ только ставкою противъ злобы твоихъ враговъ. Я не побоюсь пожертвовать ею, когда дѣло идетъ о твоемъ спасен³и.
   Лиръ. Прочь съ моихъ глазъ!
   Кентъ. Одумайся, Лиръ, и позволь мнѣ попрежнему постоянно оставаться мишенью для твоего зрѣн³я.
   Лиръ. Клянусь Аполлономъ...
   Кентъ. Тѣмъ-же Аполлономъ клянусь и я, что ты напрасно взываешь къ богамъ.
   Лиръ (Хватаясъ за мечъ). Мятежный рабъ!
   Эльвени и герцогъ Корнуэльсск³й. Остановитесь, государь!
   Кентъ. Убей своего врача и плати обильную дань возмутительному своему недугу. Отмѣни свое рѣшен³е на счетъ раздѣла королевства или, пока мое горло снособно издавать звуки, я не перестану кричать: - "Дурно ты поступилъ, государь, очень дурно"!
   Лиръ. Слушай-же меня, крамольникъ! Слушай, какъ обязанъ подданный слушать своего государя! Я вижу, что ты пытался заставить насъ нарушить наши обѣты, a на это мы никогда до сихъ поръ не покушались. Ты въ наглой гордынѣ своей пытался стать между нашимъ рѣшен³емъ и нашей властью, a такой самонадѣянности допустить мы не можемъ, и вотъ, въ награду за прежн³я твои заслуги, что рѣшила наша снисходительная воля. Мы даемъ тебѣ пять дней на то, чтобы запастись всѣмъ необходимымъ и обезпечить себя противъ всѣхъ случайностей, могущихъ встрѣтиться тебѣ среди горькихъ волнъ житейскихь. На шестой день ты отправишься тыломъ къ нашему королевству, a если на десятый изношенный твой остовъ будетъ гдѣ-нибудь найденъ среди нашихъ владѣн³й - минута эта будеть минутою твоей смерти. Вонъ! Клянусь Юпитеромъ, что не измѣню этого рѣшен³я!
   Кентъ. Прощай, государь! Если ты являешься такимъ, то свобода всюду, а изгнан³е только здѣсь (Кордэл³и). Непорочная дѣвушка, да примутъ милосердые боги подъ свою защиту тебя, мыслящую такъ благородно и отвѣчавшую такъ правдиво (Рэганѣ и Гонэрили). A вы подтвердите своими поступками то, что наговорили, и пусть ваши увѣрен³я въ любви дѣйствительно поведутъ къ добру. Такъ, о гордые властители, прощается съ вами Кентъ; онъ и въ новой странѣ пойдетъ старою дорогою (Уходитъ. При звукѣ трубъ появляется Глостэръ, Король Франц³и, Герцогъ Бургундск³й со своими свитами).
   Глостэръ. Вотъ, государь, король Франц³и и герцогъ Бургундск³й.
   Лиръ. Къ вамъ, герцогъ Бургундск³й, соперничавшему съ королемъ Французскимъ въ искан³и руки нашей дочери, я обращусь къ первому. Если вы желаете взять за нею приданое, довольствуйтесь самымъ меньшимъ, иначе вамъ придется прекратить свои искан³я.
   Герц. Бургундск³й. Государь, я готовъ удовольствоваться тѣмъ, что вы предлагали; и сами вы, ваше величество, не дадите менѣе.
   Лиръ. Да, благородный герцотъ, когда обѣщали дать за нею приданое, она была еще дорога нашему сердцу; но теперъ цѣна ея значительно понизилась. Вотъ стоитъ она передъ вами. Если ея худощавая, далеко не внушительная личность въ добавокъ къ нашему къ ней нерасположен³ю можетъ понравиться вамъ сама по себѣ, берите ее; она ваша.
   Герц. Бургундск³й. Право, не знаю, что отвѣтить вашему величеству.
   Лиръ. Если она со всѣми своими недостатками, только-что накликавшая на себя нашу ненависть, вмѣсто приданаго награжденная однимъ нашимъ проклят³емъ, навѣки клятвеннымъ зарокомъ отчужденная отъ нашего сердца, можетъ все-таки вамъ нравиться, берите ее, но можете и отказаться.
   Герц. Бургундск³й. Простите государь, но при подобныхъ услов³яхъ немедленно сдѣлать тотъ или другой выборъ - довольно затруднительно.
   Лиръ. Если такъ, откажитесь отъ нея прямо, потому что, клянусь! - я не измѣню своего рѣшен³я и никакого приданаго за нею не дамъ (Королю Франц³и). Что-же касается васъ, государь, хотѣлось-бы мнѣ доказать вамъ мою искреннюю привязанность чѣмъ-нибудь болѣе достойнымъ, чѣмъ связавъ васъ съ существомъ, которое ненавижу. Поэтому совѣтую вамъ, государь, перенести свое сочувств³е на болѣе достойный предметъ и отказаться отъ жалкаго создан³я, которое сама природа стыдится признать своимъ.
   Кор. Франц³и. Не понимаю! Какъ могла та, которая до сихъ поръ была драгоцѣннѣйшимъ вашимъ сокровищемъ, предметомъ горячихъ похвалъ и обожан³й, которую вы называли цѣлебнымъ бальзамомъ вашей старости и лучше, дороже которой вы не знали ничего на свѣтѣ,- да, спрашиваю я: - какъ могла она въ одно какое-нибудь мгновен³е совершить нѣчто такое чудовищное, что прежняя безграничная любовь ваша къ ней разомъ изгладилась въ вашемъ сердцѣ и перешла даже въ ненавистъ? Вина ея дѣйствительно должна быть ужасна, чудовищна, или приходится думать, что она и не была достойна вашей любви. Чтобы придти къ такому убѣжден³ю, необходимо утратить всякую въ нее вѣру, a это моему уму совершенно немыслимо безъ какого-нибудь явнаго чуда.
   Кордел³я (Отцу). Объ одномъ только прошу ваше величество. Такъ-какъ я не имѣю дара высказывать въ медоточивыхъ и елейныхъ словахъ то, чего не думаю, a задуманное исполняю ранѣе, чѣмъ о немъ говорю, скажите королю Фращ³и, что привязанности вашей я лишилась не вслѣдств³е какого-нибудь гнуснаго или предательскаго преступлен³я, не вслѣдств³е какого-нибудь клейма порока, которымъ бы я опозорила себя, и не утратила права на уважен³е какимъ-нибудь легкомысленнымъ поступкомъ. Засвидѣтельствуйте, по крайней мѣрѣ, что заслужила я вашу немилость только тѣмъ, что y меня нѣтъ,- a это я считаю величайшимъ сбоимъ богатствомъ! - ни вѣчно молящихъ, чего-нибудь выпрашивающихъ взглядовъ, ни такого языка, который умѣлъ бы только льстить, хотя именно послѣднее, къ великому моему огорчен³ю, и вызвало ваше негодован³е.
   Лиръ. Для тебя было-бы лучше совсѣмъ не рождаться на свѣтъ, чѣмъ казаться мнѣ такою, какою я вижу тебя тедерь.
   Король Франц³и. Только-то? Итакъ, виною всему - врожденная робость, не находящая иногда словъ высказать то, что она намѣрена сдѣлать? Герцогъ Бургундск³й, что скажете вы о леди Кордэл³и? Любовь уже не любовь, когда къ ней примѣшиваются разныя соображен³я, не имѣющ³я ничего общаго съ главною цѣлью. Хотите взять ее въ жены? Она сама по себѣ стоить цѣлаго королевства.
   Герцогъ Бургундск³й. Царственный Лиръ, дайте за дочерью хоть только то, что сами-же предлагали, и Кордэл³я принявъ мою руку, тотчасъ-же сдѣлается герцогинею Бургундскою.
   Лиръ. Я поклялся, что не дамъ ничего и останусь непоколебимымъ.
   Герцогъ Бургундс³ий. Мнѣ очень жаль, что вы, лишившись отца, лишаетесь въ то-же время и мужа.
   Кордэл³я. Пусть герцогъ Бургундск³й удаляется съ миромъ. Когда его ко мнѣ влекла не любовь, a одни только разсчеты, я ни за что не соглашусь быть его женою.
   Король Франц³и. Прелестная Кордэл³я, ты, которую нищета дѣлаетъ еще болѣе богатою, отвержен³е еще болѣе царственною, оскорблен³е еще болѣе очаровательною, - да, ты и твои добродѣтели теперь моя собственность. Да позволено мнѣ будетъ поднять то, что выбрасываютъ вонъ... О боги, боги! Не странно-ли, что ваше холодное презрѣн³е разогрѣло мою любовь до пылкой страсти? (Лиру) Король, мой выборъ палъ на твою обездоленную дочь; она будетъ царствовать надъ нами самими, нашимъ народомъ, надъ нашей красавицей - Франц³ей. О, теперь ни одинъ властитель болотистой Бургунд³и не выкупитъ y меня этой драгоцѣнной, хотя и не оцѣненной какъ слѣдуетъ дѣвушки!.. Какъ не справедливы къ тебѣ они, Кордэл³я, простись съ ними. То, что ожидаеть тебя въ другомъ мѣстѣ, лучше того, что ты теряешь здѣсь.
   Лиръ. Бери ее, король Франц³и; она твоя. Такая дочь для насъ ничто. Пусть никогда она не показывается къ намъ на глаза (Кордэл³и). Уѣзжай безъ нашей милости, безъ нашей любви, безъ нашего бдагословен³я. Благородный герцогъ Бургундск³й, идемъ (При звукахъ трубъ уходитъ сь герцогами Бур³ундскимъ, Корнуэльскимъ и Эльбени; за ними Глостэръ и свита).
   Король Французск³й. Простись съ сестрами.
   Кордэл³я. Дорог³я жемчужины моего отца, при прощан³и съ вами y Кордэл³и на глаза навертываются слезы. Я знаю, что вы такое, но мнѣ, какъ сестрѣ, противно называть ваши недостатки по имени. Спокойств³е нашего отца повѣряю заботамъ вашихъ сердецъ,- по вашимъ-же громкимъ заявлен³ямъ,- переполненныхъ кь нему безконечной любовъю. Ахъ, если-бы я не утратила его привязанности, ему y меня было-бы лучше, чѣмъ y васъ.
   Гонэридь. Нечего учить насъ нашимъ обязанностямъ.
   Рэгана. Думай лучше, какъ угодить своему мужу, берущему тебя, какъ милостыню счастья. Ты выказала недостатокъ послушан³я, и вотъ наказана теперь достойнымъ образомъ.
   Кордэл³я. Время покажетъ, что скрывается подъ складками коварства. Скрывающимъ свои пороки на долю выпадетъ стыдъ. Будьте счастливы.
   Король Франц³и. Идемь, милая Кордэл³я (Уходитъ съ нею).
   Гонэриль. Сестра, мнѣ необходимо переговорить съ тобою объ очень важномъ дѣлѣ, касающемся обѣихъ насъ. Я думаю, отецъ сегодня-же уѣдетъ отсюда.
   Рэгана. Непремѣнно, и прямо къ тебѣ, поживетъ y тебя мѣсяцъ, a на слѣдующ³й къ намъ.
   Гонэриль. Ты видишь, какимъ измѣнчивымъ, какимъ взбалмошнымъ дѣлаетъ его старость. Не мало случаевъ имѣли мы замѣчать это и ранѣе. Сестру онъ всегда любилъ болѣе, чѣмъ насъ, a теперь, посмотри, съ какою безумною поспѣшностью онъ лишилъ ее прежней любви. Это просто бросается въ глаза.
   Рэгана.Это болѣзнь, свойственяая его годамъ; впрочемъ, онъ никогда не умѣлъ вполнѣ владѣть собою.
   Гонэриль. Даже въ лучш³е, цвѣтущ³е свои годы, y него часто проявлялись порывы вспыльчивости; поэтому когда старость еще значительно усилила этотъ вкоренивш³йся недостатокъ, мы должны ожидать много непр³ятностей, къ которымъ приведутъ проявлен³я его безсильнаго и раздражительнаго старчества.
   Рэгана. Да, вѣроятно, и намъ не разъ придется видѣть так³я нелѣпыя выходки съ его стороны, какъ сегодняшнее изгнан³е Кента.
   Гонэриль. Прощан³я его съ королемъ Франц³и, вѣроятно, еще не кончились; воспользуемся же этимъ временемъ, чтобы сговориться хорошенько. Если, при настоящемъ его настроен³и, верховная власть все-таки останется за нимъ, раздѣлъ королевства между нами явится обидной для насъ насмѣшкой и источникомъ всякихъ непр³ятностей.
   Регана. Надо объ этомъ подумать.
   Гонэриль. И, не теряя времени, что-нибудь предпринять (Уходятъ).
  

СЦЕНА II.

Комната въ домѣ Глостэра.

Входитъ Эдмондъ сь письмомъ въ рукахъ.

  
   Эдмондъ. Природа, ты моя богиня! и я обязанъ повиноваться только твоимъ законамъ. Зачѣмъ дозволять чрезмѣрной щепетильности общества лишать меня того, что и такъ было-бы моимъ, если бы на пиръ я явился немного позже a не мѣсяцевъ черезъ двѣнадцать или четырнадцать послѣ брата? Почему я считаюсь незаконнымъ? Почему считаютъ меня какимъ-то позорнымъ исчад³емъ, когда сложенъ я такъ-же красиво, духъ y меня такъже бодръ, черты такъ-же правильны, какъ и y дѣтей, родившихся отъ честнѣйшихъ женщинъ. Зачѣмъ-же насъ, насъ именно клеймятъ презрѣн³емъ? да, презрѣн³емъ за то, что мы пригулки? Почему-же достоинъ презрѣн³я тотъ, кто, какъ я, благодаря воровской прихоти природы, проявляетъ болѣе страстности, болѣе отваги, чѣмъ того требуется отъ родившихся на надоѣвшемъ скучномъ и истощенномъ ложѣ слабодушныхъ и изнѣженныхъ создан³й, вяло зачатыхъ между сномъ и пробужден³емъ? Почему бы, законный Эдгаръ, твоимъ землямъ не перейти ко мнѣ? Любовь отца не дѣлаеть различ³я между побочнымъ Эдмондомъ и законнымъ Эдгаромъ... Какое громкое слово "законный"!.. Ну, хорошо, оставайся законнымъ! Если письмо это подѣйствуетъ какъ слѣдуетъ, если на долю мысли моей выпадетъ надлежащ³й успѣхъ, презираемый Эдмондъ далеко оставитъ за собою законнаго Эдгара. Тогда меня ожидаютъ богатство, почести! Ну, вы, боги, стойте-же хорошенько за меня, незаконнорожденнаго! (Читаетъ письмо; входитъ Глостэръ).
   Глостэръ. Итакъ, Кентъ изгнанъ, a король Франц³и уѣхалъ въ величайшемъ гнѣвѣ. Въ эту-же ночь уѣхалъ и нашъ король, отказавш³йся отъ власти и вынужденннй отнынѣ довольствоваться небольшимъ содержан³емъ. И все это такъ неожиданно, вдругъ!.. А, Эдмондъ! Что новаго?
   Эдмондъ (Пряча письмо). Ничего, милордъ.
   Глостэръ. Зачѣмъ прячешь ты это письмо такъ старательно?
   Эдмондъ. Я говорю, что, право, нѣть ничего новаго.
   Глостэръ. Что это за бумага, которую ты читалъ, когда я вошелъ?
   Эдмондъ. Милордъ, я ровно ничего не читалъ.
   Гдостэръ. Ничего? Зачѣмъ-же, если такъ, ты съ такою поспѣшностью спряталъ бумагу въ карманъ? Если ничего не было, то и прятать было нечего. Давай сюда бумагу. Посмотримъ! Если это дѣйствительно ничего, то и очковъ мнѣ не понадобится.
   Эдмондъ. Простите, милордъ; это письмо отъ брата. Я его еще не дочиталъ, но изъ того, что успѣлъ прочесть, вижу, что показывать его вамъ не слѣдуетъ.
   Глостэръ. Давай письмо.
   Эдмондъ. И показать его, и не показать, значитъ одинаково васъ огорчить. Насколько я понимаю, содержан³е его нехорошо.
   Глостэръ. Посмотримъ, посмотримъ.
   Эдмондъ. Мнѣ кажется, что только одно и можетъ оправдать брата, именно предположен³е, что ппсьмо это писано, чтобы испытать меня.
   Глостэръ (Читаетъ). Эта необходимость оказывать старику уважен³е и повиновен³е въ лучш³е годы нашей жизни подливаетъ много горечи въ нашу жизнь. Она лишаетъ насъ возможности пользоваться дарами молодости, пока время и насъ не лишитъ способности пользоваться ими какъ слѣдуетъ. Я считаю глупымъ, нелѣпымъ раболѣпствомъ подчиняться старческой тиран³и, правящей нами, не потому что она власть, но потому что ее нужно терпѣть. Приходи повидаться со мною, и тогда я скажу тебѣ болѣе. Хорошо, если-бы отецъ нашъ могъ спать до тѣхъ поръ, пока я его не разбужу. Ты постоянно пользовался бы половиною его доходовъ и былъ-бы дорогимъ любимымъ братомъ твоего Эдгара. "Это что-то похоже на заговоръ" (Читаетъ). "Хорошо, если-бы отецъ нашъ могъ спать". "Ты постоянно пользовался-бы половиною его доходовъ"... И это говоритъ Эдгаръ, родной мой сынъ! Его рука могла написать это?.. Такая мысль могла найти зачат³е въ его мозгу, въ его сердцѣ!.. Когда попало къ тебѣ зто письмо? Кто его принесъ?
   Эдмондъ. Никто мнѣ его не приносилъ, милордъ. Въ этомъ-то вся хитрость и есть. Я нашелъ его y себя въ комнатѣ на окнѣ.
   Глостэръ. И ты убѣжденъ, что это почеркъ Эдгара?
   Эдмондъ. Если-бы содержан³е письма было хорошее, я поклялся-бы, что да; но теперь я радъ-бы усомниться, что это такъ.
   Глостэръ. Это положительно его почеркъ.
   Эдмондъ. Да, можетъ быть; но я вполнѣ увѣренъ, что сердце его не участвовало въ томъ, что писала его рука.
   Глостэръ. Никогда не заговаривалъ онъ съ тобою объ этомъ предметѣ?
   Эдмондъ. Со мною, милордъ, никогда. Однако, я не разъ слыхалъ, какъ онъ говорилъ другимъ, что состаривш³йся отецъ обязанъ передавать управлен³е надъ имѣн³емъ пришедшему въ возрастъ сыну, a самъ такимъ образомъ оставаться какъ-бы подъ опекою y сына.
   Глостэръ. О, негодяй, негодяй! Ту-же мысль проводитъ онъ и въ письмѣ! Отвратительный мерзавецъ! Противуестественый, ненавистный скотъ! Нѣть, онъ хуже каждаго скота! Ступай, отыщи его! Я засажу его подъ замокъ! Гдѣ-же, гдѣ этотъ извергъ?
   Эдмондъ. Навѣрное, милордъ, не знаю. Если бы вамъ бъмо угодно обуздать свое негодован³е противъ моего брата до полнаго разъяснен³я его намѣрен³й, вы могли-бы дѣйствовать съ большею увѣренностью. Если, ошибаясь въ его намѣрен³яхъ, вы поступите съ нимъ черезъ чуръ круто, подумайте, какую жестокую рану нанесете вы собственной своей чести? Вмѣстѣ съ тѣмъ вы въ дребезги разобьете его сердце, такъ что онъ совсѣмъ утратитъ способность вамъ повиноваться. Я готовъ прозакладывать свою душу, что написалъ онъ это только затѣмъ, чтобы испытать мою сыновнюю любовь къ вамъ, милордъ,- и что никакихъ онасныхъ замысловъ онъ совсѣмъ противъ васъ не питаетъ.
   Глостэръ. Ты думаешь?
   Эдмондъ. Если вы, милордъ, считаете это исполнимымъ. я не позже, какъ сегодня-же вечеромъ, спрячу васъ въ такое мѣсто, откуда вы услышите весь нашъ разговоръ и тогда при посредствѣ собственныхъ ушей будете знать то, что вамъ желательно узнать.
   Глостэръ. Нѣтъ, онъ не можетъ быть такимъ извергомъ!
   Эдмоядъ. О, конечно, нѣтъ!
   Глостэръ. О, небо и земла! Замышлять подобные ужасы противъ отца, любящаго его такъ нѣжно! Прошу тебя, отыщи его, Эдмондъ, и заставь его высказаться съ полною откровенностью!.. Дѣйствуй такъ, какъ тебѣ внушитъ твой разумъ. Я готовъ-бы не быть самимъ собою, чтобы только пр³йти къ должному рѣшен³ю.
   Эдмондъ. Я сейчасъ отправлюсь за нимъ, и какъ только все будетъ готово, я тотчасъ-же извѣщу васъ.
   Глостэръ. Недавнее солнечное затмѣн³е и вскорѣ послѣдовавшее за нимъ лунное не предвѣщаютъ намъ ничего хорошаго. Наука, изучающая природу, можетъ объяснить эти явлен³я и такъ, и этакъ, находя ихъ естественными, но они все-таки потрясаютъ м³ръ и оставляютъ послѣ себя глубок³е слѣды: любовь остываетъ, дружба распадается; братъ возстаетъ на брата; въ городахъ - мятежи, въ селеньяхъ несоглас³я, во дворцахъ измѣна; даже узы между отцомъ и сыномъ и тѣ разрываются. Негодяй, получивш³й жизнь отъ меня, оправдываетъ предзнаменован³я, и вотъ, примѣръ, какъ сынъ возстаеть противъ отца! Король противится естественнымъ наклонностямъ природы, и вотъ опять примѣръ, какъ отецъ идетъ противъ родного своего дѣтища. Мы уже пережили лучш³е свои годы. Что видимъ мы теперь? Происки, козни, плутовство и всяк³е губительные безпорядки преслѣдуютъ насъ до самой могилы безъ малѣйшей передышки. Отыщи же этого мерзавца, Эдмондъ. Приложи всѣ старан³я; они тебѣ не повредятъ... Итакъ, благородный, правдивый Кентъ изгнанъ, когда единственнымъ его проступкомъ была честность! Изумительно, изумительно! (Уходитъ).
   Эдмондъ. Вотъ какими пустяками люди обманываютъ себя въ м³рѣ. Часто, когда счаст³е начинаетъ намъ измѣнять, a это бываетъ иногда по собственной нашей неосмотрительности, мы сваливаемъ вину на солнце, на мѣсяцъ, на звѣзды, словомъ, мы дѣлаемся негодяями въ силу необходимости и дѣлаемъ глупости по волѣ небесъ, становимся бездѣльниками, ворами и обманщиками подъ вл³ян³емъ враждебныхъ созвѣзд³й, a пьяницами, лгунами и прелюбодѣями, благодаря вл³ян³ю планетъ, какъ будто всѣ наши пороки являются послѣдств³ями какого-то рокового предопредѣлен³я свыше. Сваливать свою козлиную похоть на звѣзды - обычная уловка всѣхъ блудодѣевъ. Отецъ мой сошелся съ моею матерью подъ хвостомъ дракона; яже явился на свѣтъ подъ "большою медвѣдицею", должно-быть, поэтому я и жестокъ, и развратенъ. Все вздоръ! Я былъ-бы такимъ-же, какъ и теперь, если-бы при моемъ незаконнорожден³и мигала самая дѣвственно-чистая звѣзда на всемъ небосклонѣ (Входитъ Эдгаръ). А, Эдгаръ... Какъ нельзя болѣе кстати... Совсѣмъ, какъ развязка въ старинныхъ комед³яхъ. Мнѣ приходится изображать изъ себя мрачнаго меланхолика, издающаго так³е тяжк³е вздохи, как³е раздаются только въ Бедламѣ. Да, мало хорошаго предвѣщаютъ намъ эти затмѣн³я. Фа, соль, ла, ми.
   Эдгаръ. Что съ тобою, братъ Эдмондъ? О чемъ ты такъ глубоко задумался?
   Эдмондъ. Думаю, Эдгаръ, о томъ, что прочелъ на-дняхъ, то-есть, о предсказан³и того, что должно послѣдовать за затмѣн³ями.
   Эдгаръ. И это тебя тревожитъ?
   Эдмондъ. Какъ-же не тревожиться, когда всѣ предзнаменован³я одно за другимъ сбываются, къ несчаст³ю, вооч³ю. Вспомни, напримѣръ, о предсказан³яхъ на счетъ противуестественныхъ отношен³й между родителями, о морѣ, о голодѣ, о расторжен³и старой дружбы, о смутахъ въ государствѣ, объ угрозахъ и проклят³яхъ королю и его приближеннымъ, о ни на чемъ не основанной подозрительности, объ изгнан³н друзей, о раздорахъ въ войскахъ, о расторжен³и браковъ и мало-ли еще о чемъ.
   Эдгаръ. Давно-ли ты записался въ звѣздочеты?
   Эдмондъ. Будетъ объ этомъ! Скажи, когда ты въ послѣдн³й разъ видѣлся съ отцомъ?
   Эдгаръ. Вчера вечеромъ.
   Эдмондъ. Долго ты съ нимъ говорилъ?
   Эдгаръ. Часа два.
   Эдмондъ. И разстались вы мирно? Не замѣтилъ-ли ты изъ его словъ или по выражен³ю его лица, что онъ недоволенъ тобою?
   Эдгаръ. Ничего не замѣтилъ.
   Эдкондъ. Припомни, чѣмъ могъ ты вызвать въ немъ недовольство тобой. Прошу тебя, не попадайся ему на глаза, пока не остылъ свирѣпствующ³й въ немъ гнѣвъ. Онъ такъ на тебя сердитъ, что, случись съ тобою несчаст³е, даже это едва-ли укротило-бы его негодован³е.
   Эдгаръ. Какой-нибудь негодяй наговорилъ ему на меня.
   Эдмондъ. Я и самъ такъ думаю. Но все-таки, прошу тебя, избѣгай встрѣчъ съ нимъ, пока не прекратится его бѣснован³е. Слушай, ступай ко мнѣ въ мое помѣщен³е; тамъ ты услышишь, какъ отзывается о тебѣ отецъ. Прошу тебя, иди; вотъ тебѣ ключъ. Если понадобится выйти изъ дому, выходи не иначе, какъ вооруженнымъ.
   Эдгаръ. Вооруженнымъ? Зачѣмъ-же, братъ?
   Эдмондъ. Потому, что такъ надо. Послушайся добраго совѣта. Не будь я честнымъ человѣкомъ, если противъ тебя не замышляютъ чего-то недобраго. Я сообщилъ тебѣ то, что видѣлъ и слышалъ, что понялъ изъ намековъ, и мои слова еще весьма далекя оть страшной дѣйствительности. Прошу тебя, ступай.
   Эдгаръ. Скоро я тебя увижу?
   Эдмондъ. Я всячески стараюсь тебѣ помочь (Эдгаръ уходитъ). Довѣрчивый отецъ и благородный брать! Природа послѣдняго такъ чужда всякаго зла, что ему и на умъ не приходятъ никак³я подозрѣн³я. Какъ легко моимъ замысламъ пользоваться его честностью... Развязка видна. Если не по рожден³ю добуду я отцовск³я земли, то пр³обрѣту ихъ умомъ. Все хорошо то, что можетъ служить моимъ цѣлямъ (Уходитъ).
  

СЦЕНА III.

Комната въ замкѣ y Эльбени.

Входятъ Гонэриль и Осуольдъ.

  
   Гонэриль. Правда-ли, что отецъ прибилъ одного изъ приближенныхъ мнѣ джентельменовъ за то, что тотъ обругалъ его шута?
   Осуольдъ. Совершенная правда, миледи.
   Гонэриль. Ни днемъ, ни ночью не перестаетъ онъ мнѣ досаждать. Часа не проходитъ безъ какой-нибудь дикой выходки съ его стороны, отъ которой всѣмъ одно только безпокойство. Долѣе выносить этого я не хочу. Рыцари его становятся все болѣе и болѣе назойливыми, a самъ онъ ссорится съ нами на каждомъ шагу и изъ-за всякихъ пустяковъ. Я не хочу говорить съ нимъ сегодня; поэтому, когда онъ вернется съ охоты, скажи, что я нездорова. Хорошо сдѣлаешь если позбавишь къ нему прежней услужливости, прежняго уважен³я; отвѣтственность за это я беру на себя (За сценой трубятъ рога).
   Осуольдъ. Это онъ возвращается, миледи, я слышу рога.
   Гонэриль. Обращайтесь съ нимъ и ты, и твои товарищи какъ можно небрежнѣе. Я хочу вызвать его на объяснен³я. Если такое обращен³е ему не по вкусу, пусть отправляется къ сестрѣ. Ея взглядъ на это дѣло мнѣ извѣстенъ; она тоже недолго потерпитъ отца y себя. Взбалмошному старику все еще хотѣлось-бы пользоваться полною властью, отъ которой онъ самъ-же отказался въ нашу пользу. Клянусь жизнью, старые глупцы - тѣже дѣти; если ласка на нихъ не дѣйствуетъ, надо прибѣгать къ строгости. Помни, что я тебѣ сказала.
   Осуольдъ. Будетъ исполнено.
   Гонэриль. A съ его рыцарями будь какъ можно холоднѣе; все равно, что бы изъ этого ни вышло. Передай это своимъ товарищамъ. Хочу добиться объяснен³я и добьюсь, a сестрѣ сейчасъ напишу, чтобы и она поступала такъ-же, какъ я. Вели подавать обѣдъ (Уходятъ).
  

СЦЕНА IV.

Другая комната тамъ-же.

Входитъ Кентъ, переодѣтый.

  
   Кентъ. Если мнѣ при помощи подражан³я чужестранному говору такъ-же ловко удастся сдѣлать неузнаваемою настоящую мою рѣчь, какъ, благодаря этой грубой одеждѣ, удалось сдѣлать неузнаваемымъ мой внѣшн³й образъ, благая моя цѣль будетъ достигнута. Теперь, изгнанникъ Кентъ, если ты можешь быть полезнымъ тому, кто тебя изгналъ, то-есть твоему безконечно любимому господину, да увѣнчается успѣхомъ твое доброе намѣрен³е: - служи ему вѣрой и правдой! (За сценой гремятъ трубы).
  

Входитъ Лиръ; за нимъ рыцари и свита.

  
   Лиръ. Я не намѣренъ ни одной минуты ждать обѣда; вели подавать сейчасъ-же (Одинъ изъ свиты уходитъ. Король обращается къ Кенту). Ты кто такой?
   Кентъ. Человѣкъ.
   Лиръ. Какой y тебя промыселъ? Чего ты отъ насъ хочешь?
   Кентъ. Мой промыселъ? чего я хочу? Мнѣ хотѣлось-бы, чтобы меня считали не ниже того, чѣмъ я кажусь; хочу честно служить тому, кто удостоитъ меня своего довѣр³я; любить того, кто честенъ, знаться съ людьми разумными и не слишкомъ словоохотливыми, воздерживаться отъ слишкомъ рѣзкихъ сужден³й, сражаться, если нѣтъ возможности этого избѣжать, и не питаться постоянно одною рыбою.
   Лиръ. Кто ты такой?
   Кентъ. Я честный малый и такой-же бѣднякъ, какъ король.
   Лиръ. Если ты, какъ подданный, настолько-же бѣденъ, насколько бѣденъ онъ, какъ король, то ты дѣйствительно, не богатъ. Чего-же ты хочешь?
   Кентъ. Службы.
   Лиръ. Кому-же ты жедаешь служить?
   Кентъ. Вамъ.
   Лиръ. Развѣ ты меня знаешь, пр³ятель?
   Кентъ. Нѣтъ, не знаю, но y васъ въ лицѣ есть нѣчто такое, что вызываетъ во мнѣ желан³е назвать васъ своимъ господиномъ.
   Лиръ. Что это такое?
   Кентъ. Привычка повелѣвать.
   Лиръ. Что-же умѣешь ты дѣлать?
   Кентъ. Я умѣю честно хранить тайны, ѣздить верхомъ, бѣгать, портить любопытный разсказъ, пересказывая его самъ, и самымъ безупречнымъ образомъ доставлять простыя нослан³я. Я годенъ на все, что способенъ исполнять обыкновенный человѣкъ, но лучшее, что во мнѣ есть, это все-таки мое усерд³е.
   Лиръ. Который тебѣ годъ?
   Кентъ. Я уже не тактъ молодъ, чтобы полюбить женщину за ея пѣн³е, но и не настолько старъ, чтобы полюбить ее безъ всякой основатедьной причины. У меня за спиною сорокъ восемь лѣть.
   Лиръ. Идемъ за мною: ты будешь моимъ слугой. Если ты и послѣ обѣда не разонравишься мнѣ, я не скоро съ тобою разстанусь... Эй, что-же обѣдъ? Отчего до сихъ поръ не подаютъ? Гдѣ мой дуракъ? мой шутъ? Позвать его! (Осуольдъ возв

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 224 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа