Главная » Книги

Островский Александр Николаевич - Козьма Захарьич Минин, Сухорук, Страница 3

Островский Александр Николаевич - Козьма Захарьич Минин, Сухорук


1 2 3 4 5 6 7 8

тише стал, еще святее,
   И все сбирается куда-то, денег
   Все на дорогу просит. И за мной
   Он следом ходит и в глаза мне смотрит,
   Как будто он прочесть в них хочет что-то
   Иль ждет чего. А спросишь, так молчит.
   Неразговорчив он; вот разве вспомнит
   Про красоту обителей святых,
   Тогда разговорится и представит,
   Как вочию, и красоту лесов,
   И гор, и рек широких. Все бы слушал!
   И умный не расскажет так, как он.

Домна приносит мед в жбане и стопку на оловянной тарелке. Марфа Борисовна берет стопку. Домна наливает.

Марфа Борисовна

(поднося Кувшинникову)

   Медку пожалуйте, честные гости!

Кувшинников

   У нас так все с хозяйки начинают.

Марфа Борисовна

   Нет, батюшка, уволь! Пила довольно.

Кувшинников

   Неволить не могу, я не указчик
   В чужом дому.

(Кланяется, пьет и хочет поставить стопку.)

Марфа Борисовна

   Уж просим обо всей!

Кувшинников допивает. Домна наливает, Марфа Борисовна подносит Лапше.

   Григорий... Как по отчеству, не знаю...

Лапша

   Петрович был.

Марфа Борисовна

   Покорнейше прошу!

Лапша

   Уж мне-то пить ли?

Минин

   Пей!

Лапша

   Оно как будто
   Нескладно мужику-то?

Минин

   Не осудим!

Лапша

(берет и кланяется)

   Желаю здравствовать на многи лета!

Пьет. Домна наливает.

Марфа Борисовна

(поднося Минину)

   Кузьма Захарьич!

Минин

(отпив немного, ставит стопку)

   Больше не просите!

Марфа Борисовна

   Ну, как угодно.

Входят Аксенов и Поспелов.

   ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Те же, Аксенов и Поспелов.

Минин

   Вот и наши идут.

Аксенов

   Здорова ли ты здесь?

Марфа Борисовна

   Кажись, здорова.

(Подносит им меду и молча приглашает садиться.)

Поспелов

(Аксенову)

   Тебе вперед.

Аксенов

   Не местом, человеком.

Садятся. Марфа Борисовна подвигает скамейку и садится. Молчание.

Марфа Борисовна

   Послушать бы теперь, Кузьма Захарьич,
   Твоих речей. Сладка твоя беседа.

Минин

   Да речь-то у меня одна все, Марфа
   Борисовна.

Марфа Борисовна

   Ее-то нам и нужно.

Минин

   Ну, так начнем! Москва разорена?

Аксенов

   Разорена.

Минин

   Так ей и оставаться?

Кувшинников

   Как можно!

Лапша

   Что ты!

Марфа Борисовна

   Сохрани Господь!

Минин

   Москва нам корень, прочим городам?

Аксенов

   Известно, корень. Что и говорить!

Минин

   А если корнем основанье крепко,
   Тогда стоит и древо неподвижно;
   А корени не будет - прилепиться
   К чему?

Лапша

   Ну, что уж!

Марфа Борисовна

   Господи помилуй!

Минин

   Москва - кормилица, Москва нам мать!

Кувшинников

   Кормилица и мать.

Лапша

   Родная мать.

Минин

   А разве дети могут мать покинуть
   В беде и горе?

Поспелов

   Мы не покидали.
   Ты сам ходил с Алябьевым по Волге
   И по Оке, и воры вас боялись.
   Мы с Репниным ходили и к Москве,
   Да воротились оттого, что ладу
   Бог не дал воеводам. Грех на них!
   Им отвечать, а мы не виноваты.
   Мы головы свои несли и души
   За веру православную сложить;
   Господь не принял.

Аксенов

   Не было стратигов.

Минин

   Тогда Пожарский с Ляпуновым были
   Вожди искусные. Спроси, о ком
   Народ молебны пел? О Ляпунове
   Да о Пожарском-князе. Знать, молитвам
   Не внял Господь за прегрешенья наши.

Аксенов

   Пожарский ранен, Ляпунов убит.

Минин

   Осиротела Русь! Ни воеводы,
   Печальника о нас, сиротах бедных,
   Ни патриарха, ни царя. Как стадо
   Без пастыря, мы бродим, злому волку-
   Губителю добыча.

Поспелов

   Бить волков!

Кувшинников

   Известно, бить! Уж будет, потерпели!

Лапша

   Мы топоры и косы отточили,
   Которые об них же притупили.

Поспелов

   Душа кипит, давно простору просит,
   И руки чешутся.

Марфа Борисовна

   Зачем же дело
   Откладывать? Благословясь, да с Богом,
   Не мешкая!

Аксенов

   Отложишь поневоле.
   Что скоро, то не споро, говорят.

Минин

   Друзья, поверьте мне, такие речи
   И слушать весело, и слезы льются
   От радости; а все-таки Аксеныч
   Нам правду молвил. Не такое дело,
   Чтоб торопиться.

Аксенов

   Надо рассудить
   Да поразмыслить.

Поспелов

   Думать ваше дело.

Минин

   Что есть у нас? Ни войска, ни казны,
   Ни воеводы. Прежде нужны деньги;
   Сберем казну, и люди соберутся,
   Стрельцы, казаки. Всякого народу
   По свету белому довольно бродит
   Без дела и без хлеба; рады будут
   Трудом себе копейку заработать.
   Не все же грабить! Хоть не все, а помнят,
   Что есть Бог на небе, что он судья
   Всех дел и тайных помышлений наших.
   А воеводу миром изберем.

Аксенов

   Кого излюбим, тот у нас и будет.

Минин

   Казна всего нужнее.

Аксенов

   Верно слово.

Минин

   Где взять казны?

Поспелов

   Собрать, Кузьма Захарьич.

Минин

   Да много ли сберешь! На разговоры
   Все тороваты, а коснись до дела,
   Так и попрячутся. Не то что денег,
   И тех, что посулили, не найдешь.

Поспелов

   А ты не обижай, Кузьма Захарьич!

Аксенов

   Не обижает, дело говорит.

Марфа Борисовна

   Вот все, что есть, возьмите, коли нужно.

Минин

   Душа святая! О тебе нет речи!
   Твои достатки и тебя мы знаем.
   Ты все отдашь, и я отдам, и он, -
   Все будет мало. С чем тут приниматься!
   И только что обидим мы без пользы
   Самих себя, а делу не поможем.

Марфа Борисовна

   Хоть и немного соберем, все помощь.

Минин

   Какая ж помощь?

Марфа Борисовна

   Мы к Москве пошлем.

Минин

   Кому? Заруцкому да Трубецкому?
   Возьмут, да и спасиба нам не скажут.
   Нет, надо погодить сбирать казну.
   Я говорил сегодня воеводам,
   Просил их порадеть о земском деле,
   Да не хотели слушать. Дьяк Семенов
   Да Биркин чуть не выгнали меня.
   Как на врага какого ополчились,
   Обидели меня и обругали.
   Не ведаю, за что напасть такая!
   Когда уж власти не хотели слушать,
   Кто нас послушает! В бедах и в горе
   Сердца окаменели. О себе
   Печется каждый, ближних забывая.

Марфа Борисовна

   Так что же делать нам, Кузьма Захарьич?

Минин

   Самих себя сначала приготовить
   Должны мы: помыслы постом очистить,
   Говеньем волю утвердить на подвиг
   И скорому помощнику молиться;
   Он даст нам разум, даст нам силу слова,
   Сухим очам пошлет источник слез;
   Тогда пойдем будить уснувших братий
   И Божьим словом зажигать сердца.

Встает, и все за ним.

Аксенов

   На проповедь выходят, как на битву,
   Во всеоружии. Не всем под силу
   Высокая апостольская доля!

Минин

   Молись да жди, пока Господь сподобит
   Тебя такую веру ощутить
   В душе твоей, что ты не усомнишься
   С горами речь вести и приказать
   Горам сползти с широких оснований
   И двинуться к тебе, и будешь верить,
   Что двинутся; тогда покинь свой дом,
   Себя забудь и дел своих не делай!
   На улицу, на площадь, на базары,
   Где есть народ, туда и ты иди!
   Тогда пошлем по дальным городам;
   А по окольным разойдемся сами,
   И наших уст смиренные глаголы
   Польются в души, и сердца в народе
   Затеплятся, как свечи пред иконой.
   Давайте руки! Кто за Божье дело?

Все

   Мы все идем!

Марфа Борисовна

   Благослови вас Бог!

Минин

   Мы будем знаменья просить у Бога,
   Когда начать. Он сам покажет время.
   Тогда сбирать казну на помощь ратным!
   Сбирать людей на выручку Москвы!
   И пусть тогда, кто носит крест на теле,
   Приносит в сбор все животы свои,
   Душа твоя нужна, - отдай и душу!

Аксенов

   Помолимся! Благословенно буди
   Господне имя ныне и до века!
   Прощай, хозяюшка.

Марфа Борисовна

   Прощенья просим.

Кувшинников

   За угощенье!

Марфа Борисовна

   Ну, уж не взыщите!
   Чем Бог послал.

Лапша

   За ласковое слово.

Марфа Борисовна

   Напредки не забудьте!

Минин

   Ваши гости!

Уходят, кроме Поспелова.

   ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Марфа Борисовна, Поспелов, Домна и потом девушки.

Марфа Борисовна

   Покличь-ка девок, Домнушка, сюда,
   Да и сама приди!

Домна

   Как раз, я духом.

(Уходит.)

Молчание.

Марфа Борисовна

   Ты, Алексей Михайлыч, на дорожку
   Медку не хочешь ли?

Поспелов

   Пожалуй, выпью,
   Да не об меде речь! Мне слаще меда
   Твой разговор.

Марфа Борисовна

   Какой проказник! Право!

Подносит мед, Поспелов пьет.

Поспелов

   Поверь, не до проказ. Меня ты знаешь;
   С покойником твоим мы дружно жили,
   Росли мы вместе, вместе воевали.
   Одна душа у нас, один обычай.

Молчание.

   Родных, что было, примерли давно,
   Я круглым сиротой остался, Марфа
   Борисовна. Сладка ли жизнь такая!
   Ты мне роднее всех. Чем я не люб,
   Скажи?

Марфа Борисовна

   И, что ты! что ты! Бог с тобой!
   С чего ты взял? Нет, ты не обижай!
   Кто говорит тебе, что ты не люб мне!

Входят Домна и девушки, молча садятся за работу.

Поспелов

   Ну, люб, так ладно. Вот спасибо, Марфа
   Борисовна! Сказал бы я словечко
   Еще тебе; боюсь, не прогневить бы.

Марфа Борисовна

   Как не грешно тебе! Да чем же можешь
   Ты прогневить меня!

Поспелов

   Своей любовью.

Марфа Борисовна

   Ах!.. Нет... я, право... Что тебе смотреть
   На гнев мой! Что же, разве что дурное
   Ты говоришь мне! Ты не виноват.
   Что с добрым сердцем ты на свет родился.
   Какая же в любви обида! Мне
   Тебя благодарить за это надо.

Поспелов

   Давно уж я сбираюсь с духом, Марфа
   Борисовна, хочу тебе сказать:
   Будь мне женою; с честными венцами
   На головах и с радостью на лицах,
   По соболям, войдем в мой дом просторный
   Жить-поживать и в холенье и в неге,
   И за любовь до гробовой доски
   Делить и радость пополам и горе.
   Другой бы я сказал, не побоялся,
   А пред тобой, как точно перед грозным
   Царем стою, жду милости иль казни;
   Боюсь, что словом, ровно как злодею,
   Ты снимешь голову с могучих плеч.

Марфа Борисовна

   Нет, ты меня не бойся... Пожалей
   Ты слабость женскую! Медовой речью
   Вдове мирского счастья не сули!
   Ты не мути мой тихий сон мечтою
   И вдовьих слез моих не отнимай!
   Послушай, мой желанный! Я по правде
   Скажу тебе: ты люб мне, я другого
   Хозяина себе и не желаю.
   Ты, Алексей Михайлыч, муж такой,
   Какого не найдешь... Да только вот что:
   То нездоровится, то дела много
   По дому, знаешь. Как-то все не время...
   Поверишь ли, с ног сбилась от заботы.
   Мы лучше уж немного подождем.
   Ты не печалься, Алексей Михайлыч!
   Еще ведь наше время не ушло.

Молчание.

   Я, может, и не так что рассудила,
   Ты не взыщи! Таков наш бабий разум.
   Тебя мне жаль, вот видит Бог, что жаль.
   Да что же делать, неудобно время.

Поспелов

   Голубушка! Зачем себя ты губишь?
   В твоей поре тебе бы только ласку!
   От ласки женский пол еще цветней!
   Что сохнуть-то тебе одной, как в келье,
   И день и ночь с ворчливою старухой
   Все об одном и том же толковать!
   Тебя бы целовать, да миловать,
   Да крепко к сердцу прижимать!

Марфа Борисовна

   Ну, будет!
   Мы после как-нибудь поговорим.
   Не до того мне, Алексей Михайлыч!
   Так голова с чего-то разболелась,
   Уж и не знаю. Лучше не тревожь
   Меня теперь! Найдем такое время
   Свободное.

Поспелов

   Изволь, моя родная!
   Ждал долго, можно подождать еще.
   Прощенья просим!

Марфа Борисовна

   И меня прости.
   Господь с тобой!

Поспелов

   Бог даст, коль живы будем,
   Увидимся.

Марфа Борисовна

   Ну, как не увидаться!

Поспелов уходит.

   ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Те же, без Поспелова.

Марфа Борисовна

   Какие речи! Господи помилуй!
   Не слушать бы! А как же их не слушать!
   В миру живешь, с людями; по-мирски
   И надо жить - все видеть и все слышать.
   Куда бежать от суеты мирской!
   Как от соблазна чистой уберечься!
   Зияет бездна, каждый час шумит
   Житейское волнуемое море.
   Ушла бы я, на крыльях улетела
   В святую келью, в тихий уголок;
   И в трепетном сиянии лампады,
   В благоуханной тишине святыни
   Земное небо, рай свой, увидала:
   Боюсь внести в святую тишину
   Горячую, бунтующую юность.
   О юность, юность, скоро ль ты пройдешь!
   Мне с миром легче, чем с тобой, бороться.
   Куда нийду, соблазн за мною следом;
   Напрасно я фатой широкой крою
   И блеск очей и белое лицо:
   Подует ветер, так ли распахнется -
   И мигом грех в чужой душе посеешь.
   И видишь юношу, стоит он нем,
   Другого взгляду ловит, сам готовит
   В своем уме лукавые приветы.
   Вот по следам идет и шепчет в уши,
   Завешенные жемчугом, и жемчуг
   Не охраняет; весь соблазн, весь яд
   Мне прямо в сердце, в кровь мою проходит,
   И слабый ум все более слабеет,
   И сладок грех является тебе;
   И слушаешь, боишься оглянуться,
   Как точно двое за тобой идут:
   Один лицо приветливое кажет
   И ненаглядную красу, и юность
   И молча улыбается. Другой же
   Темнее ночи, и глаза, как угли,
   Горят во лбу, и длинный хвост тащится.
   Идет и шепчет льстивым языком
   Соблазн и грех. О Господи, помилуй!
   О юность, юность, молодое время!
   Куда бежать мне? Господи, помилуй!
  

(Закрывает лицо руками.)

Домна

   Вы видите, сгрустнулась, поминает
   Об юности. Вы спойте ей про юность!

Девушки

(поют)

   Юность, моя юность-молодое время!
   Юность, возбудися, в себе ощутися!
   Юность возбудилась, в себе ощутилась,
   В разум приходила, слезно говорила:
   Кто добра не ищет, кто худа желает!
   Я была бы рада - сила моя мала!
   Сижу на коне я, и тот не обуздан,
   Смирить коня нечем - крепких вожжей нету.
   Вижу я погибель, страхом вся объята,
   Не знаю, как быти, чем коня смирити!
  
   ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ
   (Октябрь 1611 года)
   СЦЕНА ПЕРВАЯ
  
   ЛИЦА:
  
   Биркин.
   Семенов.
   Минин.
   Поспелов.
   Аксенов.
   Темкин
   Губанин.
   Лыткин.
   Нефед, сын Минина.
   Павлик.
   Марфа Борисовна.
   Татьяна Юрьевна, жена Минина.
   Всякие люди Нижнего Новгорода.

Небольшая площадь в Кремле, недалеко от собора. К концу, в седьмом явлении, начинает смеркаться.

   ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Выходят Лыткин и Павлик.

Лыткин

   Да что ты уж очень печалишься?

Павлик

   Будешь печалиться! разве ты нашего Ивана Иваныча не знаешь? Взглянет только, и то мороз по коже подирает. А ведь я в какую беду-то влез. О, горе мне, грешнику! Язык мой - враг мой!

Лыткин

   В чем же ты провинился?

Павлик

   В чем? Велико мое окаянство! Страшно и вымолвить! Посылал он меня к одному благоприятелю своему с письмом; куда посылал, уж это не твоего ума дело; проездил я безо дня две недели и вернулся вчера утром. Только хмелен был очень, домой-то идти побоялся. Встрелся я с приятелем, со стрельцом; тут еще подошли человек с пяток, тоже стрельцы; зашли мы во царев кабак, купили винца, пошел у нас шум, разговоры. Вот и, с пьяных-то глаз, и проболтнись. Придет, говорю, королевич на царство, Ивана Иваныча сделает воеводой в Нижнем, а меня дьяком; потому, говорю, что мы ему слуги верные. Откуда ни возьмись Минин, хвать меня за ворот, я - в ноги; валялся-валялся я в ногах-то, отпустил, только не велел навстречу попадаться. Вот какое дело-то! Ну, как он скажет Ивану Иванычу, либо уж сказал! что тогда? Повесить не повесит, а кнута изведаешь. Уж это лучше и к бабушке не ходи! Никак, он идет! Ой, схоронимся!

Уходят. Выходит Биркин.

   ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Биркин

(один)

   Здесь в Нижнем что-то зреет. По всему
   Заметно, что народ затеял нечто.
   Все замолчало, как постом великим;
   На всем какое-то говенье видно;
   Бледнеют лица, а глаза сияют.
   Но что же может сделать этот люд?
   Пойти к Москве нестройною оравой
   И умирать иль разбегаться розно
   От польских латников. Пускай идут,
   Попробуют; а нам просторней будет.
   Не знаю, что мне делать! Не найдешь
   Товарищей; никто не хочет слушать.
   С Семеновым приятели большие,
   А как до дела - затыкает уши.
   Он стар да глуп, упрям да бестолков,
   С ним пива не сваришь. Нет, здесь не тяга!
   Махнуть в Казань: там есть благоприятель,
   Тому не в первый: он вертел хвостом
   Еще при Шуйском. Человек он сильный,
   Живет себе не тужит, только брюхо
   Растит да гладит бороду свою.
   Да что ж он держит моего холопа,
   Павлушку!

Павлик входит.

   Вот он! Как же ты посмел,
   Не показавшись, по городу шляться?
   Все пьянствуешь, анафема! Смотри!
   Кнута попробуешь! Когда приехал?

Павлик

   Сегодня утром.

Биркин

   Что ж ты не явился?
   Об двух ты, что ли, головах, бездельник!
   Ну, мы сочтемся дома. Говори,
   Что видел и что слышал.

Павлик

   Есть письмо.

(Достает письмо.)

Биркин

   Давай сюда! Проворней!

(Берет и читает.)

   А словами
   Приказывал аль нет? В письме не пишет
   Всего, и дельно: писано пером,
   Не вырубишь и топором. Он пишет:
   "А про мое здоровье Павел скажет".
   Ну, сказывай!

Павлик

   Бог милует, здоров.
   И кланяться велел тебе, и молвил,
   Что он своим умом живет, что в мутной
   Воде он ловит рыбу втихомолку,
   И что своя рубашка к телу ближе,
   Что смелым Бог владеет. Вот и все.
   Какой приказ твой, государь, мне будет?

Биркин

   Ступай теперь в народе потолкайся!
   И, что услышишь, приходи сказать!

Павлик уходит. Входит Семенов. Народ проходит.

   ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Биркин и Семенов.

Биркин

   Что тяжко воздыхаешь?

Семенов

   О грехах.
   К земле гнетут и тянут, словно ноша.
   Что ж у вечерни-то, Иван Иваныч,
   Ты не был? Аль проспал?

Биркин

   И то проспал.
   Лег после хлеба-соли малым делом
   Соснуть, да и проспал. Хожу, гуляю,
   Пусть ветром пообдует после сна.

Семенов

   Гуляй, гуляй! Вы люди молодые,
   Еще замолите; а нам так жутко
   Приходит, старикам. Не нынче-завтра
   Бог по душу пошлет; тогда уж поздно
   Грехи замаливать: ступай к ответу!
   Судья предстанет, свиток развернут,
   Что злые мурины [3] всю жизнь строчили
   На всяком месте и во всякий час.
   Что делал худо, черный мурин пишет;
   Помыслил - не пропустит и того.
   Чего-чего в том свитке не найдется!
   А добрых дел вот списочек, такой
   Коротенький, представит со слезами
   Хранитель-ангел и отыдет прочь.

Биркин

   Ты что-то рано умирать задумал!
   А выдет, что и нас переживешь.

Семенов

   "Не весте, сказано, ни дня, ни часа".

Биркин

   Да что ты приуныл, как посмотрю я?
   И все вы, точно мухи в сентябре,
   Чуть бродите.

Семенов

   Да что ж тебе за диво!
   Не радует ничто - и приуныли.
   Тебе что весело?

Биркин

   Унынье - грех!

Семенов

   Да и плясать, когда другие плачут,
   Не спасенье!

Биркин

   Ведь это человеком:
   Один слезлив, другому обухом
   Слезы не вышибешь. Пойдем! Есть дело
   Мне до тебя. Попьем да потолкуем.

Семенов

   Что ж, праздничное дело, я не прочь.

Биркин

   У нас так праздник каждый день, Василий
   Семенович. Где бражник, там и праздник.

Уходят. Выходят Марфа Борисовна и Поспелов.

   ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Марфа Борисовна и Поспелов.

Марфа Борисовна

   Давненько не видались.

Поспелов

   Шесть недель.

Марфа Борисовна

   Как время-то идет!

Поспелов

   А что?

Марфа Борисовна

   Да скоро.

Поспелов

   Не больно-то! Мне эти шесть недель
   Не за год, не солгу, а за полгода
   Никак не меньше показались.

Марфа Борисовна

   Что так?

Поспелов

   Да разве ты не знаешь?

Марфа Борисовна

   Ах, голубчик!
  &nb

Другие авторы
  • Зарин Андрей Ефимович
  • Величко Василий Львович
  • Волховской Феликс Вадимович
  • Дерунов Савва Яковлевич
  • Бычков Афанасий Федорович
  • Дурова Надежда Андреевна
  • Голиков Владимир Георгиевич
  • Катаев Иван Иванович
  • Вяземский Петр Андреевич
  • Вонлярлярский Василий Александрович
  • Другие произведения
  • Бестужев-Марлинский Александр Александрович - Фрегат "Надежда"
  • Бажин Николай Федотович - Бажин Н. Ф.: Биографическая справка
  • Белый Андрей - (Дополнения к "Петербургу")
  • Семевский Михаил Иванович - Материалы к русской истории 18 века
  • Свенцицкий Валентин Павлович - Гласное обращение к членам комиссии по вопросу о церковном Соборе
  • Щепкина-Куперник Татьяна Львовна - Щепкина-Куперник Т. Л.: биобиблиографическая справка
  • Загоскин Михаил Николаевич - Загоскин М. Н.: биобиблиографическая справка
  • Венгеров Семен Афанасьевич - Статья, предваряющая Полное собрание сочинений Шекспира
  • Шекспир Вильям - Король Джон
  • Воровский Вацлав Вацлавович - Съезд писателей
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 203 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа