Главная » Книги

Мольер Жан-Батист - Мнимый больной

Мольер Жан-Батист - Мнимый больной


1 2 3 4 5 6 7

  

Мольер

Мнимый больной.

(Le malade imaginatre).

Комед³я-балетъ въ трехъ дѣйств³яхъ.

Представлена въ первый разъ въ Парижѣ 10 февраля 1673

  

Собран³е сочинен³й Мольера

Издан³е О. И. Бакста въ трехъ томахъ

Томъ трет³й

С.-Петербургъ

Книжный магазинъ О. И. Бакста, Невск³й, 28

1884

Переводъ Петра Вейнберга.

ДѢЙСТВУЮЩ²Я ЛИЦА.

  
  
   Актеры:
   Арганъ, мнимый больной.
   Мольеръ.
   Белина, вторая жена Аргана.
  
   Анжелика, дочь Аргана, возлюбленная Клеанта.
   Г-жа Мольеръ.
   Луиза, маленькая дочь Аргана.
   Ребенокъ Боваль.
   Беральдъ, братъ Аргана.
  
   Клеантъ, возлюбленный Анжелики.
   Ла-Гранжъ.
   Д³афуарусъ, докторъ.
  
   Ѳома Д³афуарусъ, его сынъ.
   Боваль.
   Г. Пургонъ, врачъ Аргана.
  
   Г. Флеранъ, аптекарь.
  
   Г. Бонфуа, нотар³усъ.
  
   Туанета, служанка.
   Г-жа Боваль.
  

ВЪ ИНТЕРМЕД²ЯХЪ УЧАСТВУЮТЪ:

  
   1-я интермед³я.
  
   Полишинель.
   Старуха.
   Скрипачи.
   Полицейск³е, поющ³е и танцующ³е.
  
   2-я интермед³я.
  
   Цыгане и цыганки, поющ³е и танцующ³е.
  
   3-я интермед³я.
  
   Обойщики, танцующ³е.
   Президентъ медицинскаго факультета.
   Доктора.
   Арганъ, бакалавръ.
   Аптекарь, со ступками и другими инструментами.
   Хирургъ.
  

Дѣйств³е происходитъ въ Парижѣ.

  

ДѢЙСТВ²Е ПЕРВОЕ.

ЯВЛЕН²Е I.- АРГАНЪ (сидитъ предъ столомъ и повѣряетъ посредствомъ жетоновъ счета своего аптекаря).

  
   Три и два - пять, и пять - десять, и десять - двадцать, три и два - пять. "Еще, двадцать четвертаго, маленьк³й приготовительный, смягчающ³й клистиръ, для смягчен³я, увлажнен³я и освѣжен³я внутренностей Вашей Чести". Мнѣ во Флеранѣ, моемъ аптекарѣ, очень нравится то, что счеты его всегда весьма вѣжливы... "Внутренностей Вашей Чести - тридцать су". Да, это прекрасно, но, г. Флеранъ, быть вѣжливымъ еще недостаточно, надо быть еще поумѣреннѣе и не сдирать кожи съ вашихъ больныхъ. Тридцать су за промывательное! Ужъ это извините; я вамъ это говорилъ; вы мнѣ прежде ставили въ счетахъ промывательное по двадцать су, а двадцать су на аптекарскомъ языкѣ значитъ десять. Ну, вотъ, кладемъ десять су. "Еще, того же числа, большой, очистительный клистиръ, составленный изъ ревеню, розоваго меду и другихъ спец³й, согласно рецепту, для промывки, очистки и уборки нижней части живота Вашей Чести - тридцать су". Съ вашего позволен³я, десять су. "Еще, того же числа, усыпляющее, успокоительное, прохладительное питье, составленное для усыплен³я Вашей Чести - тридцать пять су". На это я не жалуюсь: спалъ я хорошо. Десять, пятнадцать, шестнадцать, семнадцать су и шесть денье. "Еще, двадцать пятаго, хорошее чистительное и подкрѣпляющее лекарство, составленное изъ левантскаго сѣмени и другихъ спец³й, согласно приказан³ю г. Пургона, для успокоен³я и очищен³я Вашей желчи - четыре франка". А, г. Флеранъ, вы смѣетесь надо мною! Не надо ссориться съ больными. Г. Пургонъ не приказывалъ вамъ взять за лекарство четыре франка. Довольно съ васъ и трехъ! Двадцать и тридцать су. "Еще, въ тотъ же день, крѣпительное и вяжущее питье для успокоен³я Вашего - тридцать су". Хорошо. Десять и пятнадцать су. "Еще, двадцать шестаго, вѣтрогонительный клистиръ, для уничтожен³я вѣтровъ Вашей Чести,- тридцать су". Десять су, г. Флеранъ! "Еще, такой же клистиръ, повторенный вечеромъ,- тридцать су". Г. Флеранъ - десять су. "Еще, двадцать седьмаго, хорошее составное лекарство для поспѣшнаго изгнан³я дурнаго расположен³я Вашей Чести,- три ливра". Хорошо, двадцать и тридцать су; я очень радъ, что вы стали разсудительнѣе. "Еще, двадцать восьмаго, порц³я очищеннаго и подслащеннаго молока, для смягчен³я, очищен³я, утишен³я и освѣжен³я крови Вашей Чести - двадцать су". Довольно и десяти. "Еще, предохранительное и сердцекрѣпительное питье, составленное изъ двѣнадцати зеренъ безоара, лимоннаго и гранатоваго сиропа и другихъ спец³й, согласно приказан³ю,- пять ливровъ". Ну, нѣтъ, г. Флеранъ, нельзя ли потише! Съ вами потеряешь всякую охоту быть больнымъ; довольно съ васъ и четырехъ франковъ: двадцать и сорокъ су. Три и два пять, и пять - десять, и десять - двадцать. Шестьдесятъ три ливра, четыре су, шесть денье. Стадо быть, въ этомъ мѣсяцѣ я принялъ одно, два, три, четыре, пять, шесть, семь и восемь - лекарствъ, и одно, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять, одиннадцать и двѣнадцать - промывательныхъ; а въ прошломъ мѣсяцѣ было двѣнадцать лекарствъ и двадцать промывательныхъ. Не удивительно, послѣ этого, что я въ нынѣшнемъ мѣсяцѣ чувствую себя хуже, чѣмъ въ прошедшемъ. Надо поговорить объ этомъ съ г. Пургономъ, пусть онъ поправитъ. Ну, убрать все это! (Оглядывается и видитъ, что никого нѣтъ въ комнатѣ). Никого! Сколько ни приказываю, а меня всегда оставляютъ одного. Никакимъ средствомъ не удержишь ихъ здѣсь. (Звонить). Никто не слышитъ, даже колокольчикъ плохой. Динь, динь, динь! Никого! Динь, динь, динь! Оглохли! Туанета! Динь, динь, динь! Точно я и не думалъ звонить. Собака, мошенница! Динь, динь, динь! Я, кажется, взбѣшусь. (Перестаетъ звонить и кричитъ): Динь, динь, динь! Стерва, черти бы тебя взяли! Ну можно ли оставлять бѣднаго больнаго? Динь, динь, динь! Что за несчастье! Динь, динь, динь! Они уморятъ меня! Динь, динь, динь!
  

ЯВЛЕН²Е II.- АРГАНЪ, ТУАНЕТА.

  

Туанета (входя).

   Иду, иду!
  

Арганъ.

   А, собака! а, стерва!
  

Туанета (показывая видъ, что ушибла голову).

   О, чтобъ васъ съ вашимъ нетерпѣн³емъ! Вы такъ торопите людей, что я чуть не расшибла лобъ о ставень.
  

Арганъ.

   А, разбойница!
  

Туанета (перебивая его, плачетъ).

   А!...
  

Арганъ.

   Вотъ уже...
  

Туанета.

   А!...
  

Арганъ.

   Вотъ уже часъ...
  

Туанета.

   А!...
  

Арганъ.

   Какъ ты меня оставила...
  

Туанета.

   А!...
  

Арганъ.

   Да замолчи ты, не мѣшай ругать тебя.
  

Туанета.

   Оно и слѣдуетъ, послѣ того, что я себѣ надѣлала.
  

Арганъ.

   Я изъ-за тебя, стерва, совсѣмъ надорвалъ себѣ горло!
  

Туанета.

   А я изъ-за васъ чуть не разбила головы; одно стоить другого - значитъ, мы квиты.
  

Арганъ.

   Какъ! мошенница!...
  

Туанета.

   Если вы будете браниться, я заплачу.
  

Арганъ.

   Оставлять меня, разбойница...

Туанета (опять перебивая).

   А!...
  

Арганъ.

   Собака, ты хочешь...
  

Туанета.

   А!..
  

Арганъ.

   Какъ! Опять надо лишить себя удовольств³я ругать ее!
  

Туанета.

   Ругайтесь въ волю, кто вамъ мѣшаетъ?
  

Арганъ.

   Ты мѣшаешь, собака, перебиваешь каждую минуту.
  

Туанета.

   Вамъ пр³ятно браниться, а мнѣ плакать! Всякому свое! А!... (плачетъ).
  

Арганъ.

   Ну, чертъ съ нею, ничего не подѣлаешь... Убери все это, дрянь! (Встаетъ). Мой сегодняшн³й клистиръ хорошо подѣйствовалъ?
  

Туанета.

   Вашъ клистиръ?
  

Арганъ.

   Ну да! Хорошо ли я сходилъ желчью?
  

Туанета.

   Ну, ужъ я въ эти дѣла не вмѣшиваюсь! Пусть г. Флеранъ суетъ тутъ свой носъ, коли эта ему прибыльно.
  

Арганъ.

   Смотри тамъ, чтобъ былъ готовъ бульонъ для слѣдующаго клистира.
  

Туанета.

   Этотъ господинъ Флеранъ и господинъ Пургонъ славно потѣшаются на счетъ вашего тѣла, нашли себѣ дойную корову... Хотѣла бы я ихъ спросить, какая это у васъ болѣзнь, что такая куча лекарствъ требуется?
  

Арганъ.

   Молчи, невѣжда! Не тебѣ судить о медицинѣ. Позови дочь мою Анжелику; мнѣ надо съ ней поговорить.
  

Туанета.

   Вотъ она и безъ того идетъ; угадала, должно быть, ваше желан³е.
  

ЯВЛЕН²Е Ш.- АРГАНЪ, АНЖЕЛИКА, ТУАНЕТА.

  

Арганъ.

   Подойди, Анжелика, ты пришла кстати; мнѣ нужно съ тобой поговорить.
  

Анжелика.

   Я готова слушать васъ.
  

Арганъ.

   Погоди. (Туанетѣ) Дай мнѣ палку, я на минуту выйду.
  

Туанета.

   Скорѣе идите, скорѣе! Г. Флеранъ задастъ таки намъ работу.
  

ЯВЛЕН²Е ²Ѵ.- АНЖЕЛИКА, ТУАНЕТА.

  

Анжелика.

   Туанета!
  

Туанета.

   Что прикажете?
  

Анжелика.

   Погляди-ка на меня.
  

Туанета.

   Гляжу.
  

Анжелика.

   Туанета!
  

Туанета.

   Ну, что же, Туанета?
  

Анжелика.

   Ты не догадываешься, о чемъ я хочу говорить?
  

Туанета.

   Да это должно быть о нашемъ молодомъ обожателѣ: вѣдь только о немъ у насъ и рѣчи вотъ уже шестой день; вамъ какъ-то не по себѣ, коли вы хоть на одинъ часъ перестанете говорить про него...
  

Анжелика.

   Но если ты это знаешь, то почему же не заговариваешь первая? Отчего не избавляешь меня отъ непр³ятнаго труда наводить тебя на этотъ разговоръ?
  

Туанета.

   Вы же сами не даете времени; у васъ на этотъ счетъ такое усерд³е, что его не предупредишь.
  

Анжелика.

   Признаюсь тебѣ, что я готова вѣчно и безпрерывно говорить о немъ и что сердце мое горячо пользуется каждою минутою, чтобъ открываться тебѣ. Но скажи, неужели ты осуждаешь мою любовь къ нему?
  

Туанета.

   Нисколько.
  

Анжелика.

   Развѣ я поступаю дурно, отдаваясь этимъ сладкимъ ощущен³ямъ?
  

Туанета.

   Я этого не говорю.
  

Анжелика.

   И неужели ты бы хотѣла, чтобы я оставалась нечувствительною къ нѣжнымъ вл³ян³ямъ его пламенной страсти ко мнѣ?
  

Туанета.

   Избави Боже!
  

Анжелика.

   Скажи, не находишь ли ты, какъ и я, что въ неожиданномъ случаѣ, который свелъ меня съ нимъ, сказывается вмѣшательство неба, рука судьбы?
  

Туанета.

   Конечно.
  

Анжелика.

   Не правда ли, что, взявшись защищать меня, совсѣмъ еще меня не зная, онъ поступилъ какъ истинно благородный человѣкъ?
  

Туанета.

   Правда.
  

Анжелика.

   Что невозможно было въ этомъ случаѣ поступить великодушнѣе?
  

Туанета.

   Согласна.
  

Анжелика.

   И что все это онъ дѣлаетъ такъ мило, такъ прелестно?
  

Туанета.

   О, да!
  

Анжелика.

   А не правда ли, Туанета, онъ очень хорошъ собою?
  

Туанета.

   Разумѣется.
  

Анжелика.

   И необыкновенно изященъ?
  

Туанета.

   Само собою.
  

Анжелика.

   И что въ его поступкахъ и словахъ есть что-то особенно благородное?
  

Туанета.

   Безъ сомнѣн³я.
  

Анжелика.

   Что страстнѣе рѣчей, которыя онъ говоритъ мнѣ, невозможно ничего услышать?
  

Туанета.

   Правда.
  

Анжелика.

   И что нѣтъ ничего непр³ятнѣе надзора, подъ которымъ меня держатъ и который мѣшаетъ всѣмъ сладкимъ проявлен³ямъ взаимной страсти, внушенной намъ самимъ небомъ?
  

Туанета.

   Вы правы.
  

Анжелика.

   Но, милая Туанета, какъ ты думаешь, любитъ-ли онъ меня на самомъ дѣлѣ такъ, какъ говоритъ?
  

Туанета.

   Гм, гм! Эти вещи иногда спорныя. Въ любви притворство часто похоже на правду, и я видѣла въ этихъ дѣлахъ отличныхъ актеровъ.
  

Анжелика.

   Ахъ, Туанета, что ты говоришь? Неужели возможно, что и въ его словахъ нѣтъ правды?
  

Туанета.

   Во всякомъ случаѣ, скоро вамъ все откроется; вчера онъ писалъ вамъ, что хочетъ просить вашей руки, а это самый коротк³й путь, чтобы узнать - лжетъ онъ или говоритъ правду. Это будетъ вѣрнѣйшее доказательство его любви.
  

Анжелика.

   Ахъ, Туанета, если онъ меня обманетъ, я не повѣрю больше ни одному мужчинѣ.
  

Туанета.

   Вотъ вашъ отецъ.
  

ЯВЛЕН²Е V.- АРГАНЪ, АНЖЕЛИКА, ТУАНЕТА.

  

Арганъ.

   Ну, дочь моя, я скажу тебѣ новость, которой ты, быть можетъ, не ожидаешь. Просятъ твоей руки. Что это? Ты смѣешься? Да, правда, свадьба - слово веселое. Для дѣвушекъ нѣтъ ничего забавнѣе... О, природа, природа! Судя по тому, что я вижу, дочь моя, мнѣ незачѣмъ спрашивать тебя, желаешь ли ты выйти замужъ.
  

Анжелика.

   Я должна, батюшка, дѣлать все вамъ угодное.
  

Арганъ.

   Очень радъ имѣть такую послушную дочь. Значитъ, дѣло кончено, такъ какъ я обѣщалъ твою руку.
  

Анжелика.

   Я обязана слѣпо повиноваться вашей волѣ.
  

Арганъ.

   Моя жена, твоя мачиха, желала, чтобъ я тебя и маленькую сестру твою Луизу отдалъ въ монастырь - и постоянно очень настаивала на этомъ.
  

Туанета (въ сторону).

   Еще бы ей этого не желать!
  

Арганъ.

   Она ни за что не хотѣла согласиться на этотъ бракъ, но я ее переспорилъ и далъ слово.
  

Анжелика.

   Ахъ, батюшка, какъ мнѣ благодарить васъ за вашу доброту!
  

Туанета (Аргану).

   Право, я вамъ тоже очень благодарна, это самая умная вещь, какую вы сдѣлали за всю свою жизнь.
  

Арганъ.

   Я еще не видѣлъ твоего жениха, но мнѣ говорили, что онъ понравится и мнѣ, и тебѣ.
  

Анжелика.

   Я въ этомъ увѣрена.
  

Арганъ.

   Какъ? ты уже его видѣла?
  

Анжелика.

   Ваше соглас³е позволяетъ мнѣ открыть вамъ мое сердце, и потому я не скрою отъ васъ, что мы случайно познакомились шесть дней назадъ и что сдѣланное вамъ предложен³е есть слѣдств³е склонности, которую съ этой первой встрѣчи мы почувствовали другъ къ другу.
  

Арганъ.

   Мнѣ этого не говорили; но я очень доволенъ, что дѣло приняло такой оборотъ. Говорятъ, что онъ статенъ и хорошо сложенъ.
  

Анжелика.

   Да, батюшка.
  

Арганъ.

   Хорошаго роста.
  

Анжелика.

   Безъ сомнѣн³я.
  

Арганъ.

   Пр³ятной наружности.
  

Анжелика.

   Правда.
  

Арганъ.

   Человѣкъ благородный и хорошаго происхожден³я.
  

Анжелика.

   Совершенно такъ.
  

Арганъ.

   Очень благороденъ.
  

Анжелика.

   Какъ никто въ м³рѣ.
  

Арганъ.

   Хорошо говоритъ по-гречески и по-латыни.
  

Анжелика.

   Этого ужъ я не знаю.
  

Арганъ.

   И черезъ три дня будетъ докторомъ.
  

Анжелика.

   Онъ?
  

Арганъ.

   Да! Развѣ онъ тебѣ не говорилъ?
  

Анжелика.

   Нѣтъ; а вамъ кто сказалъ?
  

Арганъ.

   Г. Пургонъ.
  

Анжелика.

   Развѣ г. Пургонъ его знаетъ?
  

Арганъ.

   Хорош³й вопросъ! Не можетъ же онъ не знать своего племянника?
  

Анжелика.

   Клеантъ - племянникъ г. Пургона?
  

Арганъ.

   Какой Клеантъ? Мы вѣдь говоримъ съ тобой о томъ, для котораго просили твоей руки.

Анжелика.

   Ну, да.
  

Арганъ.

   Ну, такъ это племянникъ Пургона; сынъ его двоюроднаго брата, доктора Д³афуаруса, и имя его Ѳома, а не Клеантъ; мы сегодня порѣшали на счетъ этого брака втроемъ: Пургонъ, Флеранъ и я; а завтра отецъ моего будущаго зятя привезетъ его ко мнѣ. Но что съ тобой? Ты совсѣмъ озадачена?
  

Анжелика.

   Я вижу, что думала объ одномъ человѣкѣ, а вы мнѣ говорите совершенно о другомъ.
  

Туанета.

   Какъ? Неужели, въ самомъ дѣлѣ, вы рѣшитесь сдѣлать такую нелѣпость? Неужели при вашемъ богатствѣ отдадите свою дочь за лекаря?
  

Арганъ.

   Да, разумѣется! Ты что вмѣшиваешься не въ свое дѣло, негодяйка, нахалка?
  

Туанета.

   Потише, потише, пожалуйста. Вы всегда начинаете съ брани. Развѣ нельзя намъ разсуждать безъ этого? Поговоримъ хладнокровно. Скажите, что побуждаетъ васъ устроить такой бракъ?
  

Арганъ.

   Побуждаетъ то, что я чувствую себя хилымъ и больнымъ, я хочу имѣть зятя доктора, родственника - доктора, чтобы у меня всегда была подъ рукой помощь отъ болѣзни, чтобы у себя въ семьѣ находилъ я источники необходимыхъ для меня лекарствъ, а равно всѣхъ консультац³й и указан³й.
  

Туанета.

   Ну, вотъ и объяснили! Какъ пр³ятно разговаривать такъ спокойно! Но, сударь, скажите, положа руку на сердцѣ: будто вы въ самомъ дѣлѣ больны?
  

Арганъ.

   Какъ, мерзкая! Болѣнъ ли я? Болѣнъ ли я, безстыдная?
  

Туанета.

   Ну, хорошо, хорошо, вы больны,- не будемъ спорить объ этомъ. Да, вы очень больны, согласна, больше даже, чѣмъ думаете. Но вѣдь ваша дочь должна выйти замужъ для себя, а такъ какъ она здорова, то для чего ей мужъ - докторъ?
  

Арганъ.

   Я даю ей этого доктора для себя, и хорошая дочь должна быть въ восторгѣ, выходя на человѣка, полезнаго для здоровья ея отца.
  

Туанета.

   Хотите, сударь, чтобы я вамъ дала дружеск³й совѣтъ?
  

Арганъ.

   Какой такой совѣтъ?
  

Туанета.

   Выбросьте изъ головы мысль объ этой свадьбѣ.
  

Арганъ.

   Почему?
  

Туанета.

   Потому что ваша дочь никогда на нее не согласится.
  

Арганъ.

   Она не согласится?
  

Туанета.

   Нѣтъ.
  

Арганъ.

   Моя дочь?
  

Туанета.

   Ваша дочь! Она скажетъ вамъ, что ей нѣтъ никакого дѣла ни до доктора Д³афуаруса, ни до его сына Ѳомы Д³афуаруса, ни до всѣхъ Д³афуарусовъ въ м³рѣ.
  

Арганъ.

   Такъ мнѣ есть до нихъ дѣло,- не говоря ужъ о томъ, что эта парт³я выгоднѣе, чѣмъ думаютъ. У доктора Д³афуаруса этотъ сынъ единственный наслѣдникъ, и сверхъ того Пургонъ, у котораго нѣтъ ни жены, ни дѣтей, отдаетъ ему по случаю этого брака все свое состоян³е, а у Пургона восемь тысячъ ливровъ ежегоднаго дохода.
  

Туанета.

   Много же онъ уморилъ народу, коли нажилъ такое состоян³е!
  

Арганъ.

   Восемь тысячъ доходу - не дурно, не считая отцовскаго состоян³я.
  

Туанета.

   Все это прекрасно, но я стою на своемъ, и, между нами, совѣтую вамъ пр³искать ей другого мужа. Не такая она дѣвушка, чтобы сдѣлать изъ нея мадамъ Д³афуарусъ.
  

Арганъ.

   А я хочу, чтобы это сдѣлалось.
  

Туанета.

   Фи, перестаньте говорить так³я вещи.
  

Арганъ.

   Какъ? Мнѣ перестать говорить?
  

Туанета.

   Разумѣется.
  

Арганъ.

   А почему бы такъ?
  

Туанета.

   Скажутъ, что вы не думаете о томъ, что говорите.
  

Арганъ.

   Пусть говорятъ, что хотятъ, а я повторяю, что требую, чтобы она сдержала данное мною слово.
  

Туанета.

   Нѣтъ, я увѣрена, что она этого не сдѣлаетъ.
  

Арганъ.

   Я ее заставлю.
  

Туанета.

   Не сдѣлаетъ, говорятъ вамъ.
  

Арганъ.

   Сдѣлаетъ, или я ее отдамъ въ монастырь.
  

Туанета.

   Вы?
  

Арганъ.

   Я.
  

Туанета.

   Хорошо!
  

Арганъ.

   Какъ, хорошо?
  

Туанета.

   Вы не отдадите ее въ монастырь.
  

Арганъ.

   Я не отдамъ ее въ монастырь?
  

Туанета.

   Нѣтъ.
  

Арганъ.

   Нѣтъ?
  

Туанета.

   Нѣтъ.
  

Арганъ.

   Вотъ это, ей Богу, забавно! Я, если захочу, не отдамъ дочь мою въ монастырь?
  

Туанета.

   Нѣтъ, повторяю вамъ.
  

Арганъ.

   Кто же мнѣ помѣшаетъ?
  

Туанета.

   Вы сами.
  

Арганъ.

   Я?
  

Туанета.

   Да. У васъ не хватитъ на это духа.
  

Арганъ.

   Хватитъ.
  

Туанета.

   Вы шутите.
  

Арганъ.

   Нисколько не шучу.
  

Туанета.

   Отеческая нѣжность заговоритъ въ васъ.
  

Арганъ.

   Не заговоритъ.
  

Туанета.

   Парочка - другая слезинокъ, нѣжное объятье, милый папашечка, сказанное нѣжнымъ голоскомъ - вотъ и растрогались.
  

Арганъ.

   Все это нисколько не подѣйствуетъ.
  

Туанета.

   Подѣйствуетъ, подѣйствуетъ.
  

Арганъ.

   Говорятъ тебѣ, что я не отступлюсь.
  

Туанета.

   Пустяки.
  

Арганъ.

   Не смѣй говорить пустяки!
  

Туанета.

   Боже мой, будто я не знаю, что вы добрый человѣкъ.
  

Арганъ (вспыхнувъ).

   Я вовсе не добръ, и когда захочу, такъ очень золъ.
  

Туанета.

   Успокойтесь, сударь, вы забыли, что вы больны.
  

Арганъ.

   Я ей безусловно приказываю приготов

Другие авторы
  • Каратыгин Петр Андреевич
  • Захер-Мазох Леопольд Фон
  • Уайльд Оскар
  • Воронцов-Вельяминов Николай Николаевич
  • Миллер Всеволод Федорович
  • Тетмайер Казимеж
  • Шестов Лев Исаакович
  • Щебальский Петр Карлович
  • Данилевский Григорий Петрович
  • Скиталец
  • Другие произведения
  • Фонтенель Бернар Ле Бовье - Мнение Фонтенеля о Канте
  • Богданов Александр Александрович - Инженер Мэнни
  • Сомов Орест Михайлович - Н. Петрунина. Орест Сомов и его проза
  • Иванов Вячеслав Иванович - Феогнид. Город все тот же, мой Кирн, да не те же в городе люди...
  • Волконская Зинаида Александровна - Сказание об Ольге
  • Семенов Сергей Александрович - По стальным путям
  • Воровский Вацлав Вацлавович - Лишние люди
  • Гончаров Иван Александрович - Е. Е. Барышов
  • Каронин-Петропавловский Николай Елпидифорович - 1. Безгласный
  • Лухманова Надежда Александровна - Охотник за белой дичью
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 269 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа