Главная » Книги

Майков Аполлон Николаевич - Два мира, Страница 10

Майков Аполлон Николаевич - Два мира


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

n="justify">   Вот слушай...
  
  
  
  
  В цирке раз, среди
  
  
   Несчастных, обреченных казни,
  
  
   Одна стояла - на груди
  
  
   Сложивши руки, без боязни
  
  
   Смотря на зверя и кругом
  
  
   На нас, на кесаря - без гнева,
  
  
   И чудо красотою дева...
  
  
   К кому-то вдруг вверху подняв
  
  
   Глаза и точно повстречав
  
  
   Кого-то там, рукой взмахнула,
  
  
   И улыбнулась, и взглянула
  
  
   Так, как бы к матери могла
  
  
   Взглянуть невеста... Шум и клики
  
  
   Тут поднялись... Но мне уж дики
  
  
   Казались люди... Я ушла...
  
  
   И с той поры три ночи рядом
  
  
   Та дева, с тем же кротким взглядом,
  
  
   Ко мне являлася и те ж
  
  
   Слова мне тихо повторяла:
  
  
   "Иди и мать мою утешь..."
  
  
   И я пошла... И всё узнала...
  
  
   И там, средь тихих, светлых слез,
  
  
   Я всё нашла, чего искала, -
  
  
   Я поняла, кто был Христос...
  
  
  
  
  Деций
  
  
   (уклоняясь от впечатления)
  
  
   Виденье... А, Марцелл, ты веришь,
  
  
   Что Бруту Цезарева тень
  
  
   Являлась на рассвете в день
  
  
   Фарсальской битвы?..
  
  
  
  
  Марцелл
  
  
   К убийце? Может быть. Не знаю...
  
  
   Но я виденье понимаю,
  
  
   Что было Павлу... Он скакал
  
  
   В Дамаск, пустыней, в злобе дикой
  
  
   На христиан - он замышлял
  
  
   Их истребить, - и вдруг великий
  
  
   Увидел свет и из него
  
  
   Услышал голос: "Для чего
  
  
   Меня ты гонишь, Павел, Павел!"
  
  
   Пред ним стоял Христос... И Павел,
  
  
   Прийдя в Дамаск, уж не к врагам
  
  
   Пошел Христовым, а к друзьям.
  
  
   Такая ж, как о Павле, повесть
  
  
   И обо мне. Мы все пройти
  
  
   Должны по Павлову пути.
  
  
   Неумолимой правдой совесть
  
  
   Перепытать, как он в тот путь;
  
  
   Так глубоко в себя взглянуть,
  
  
   Чтоб въявь Христа увидеть...
  
  
  
  
  Деций
  
  
   (в изумлении, почти в испуге)
  
  
  
  
  
  
  Боги!
  
  
  
   (Вскакивает.)
  
  
   И ты! ты, римлянин, ты, строгий
  
  
   Патриций, воин, жизнь свою
  
  
   Проведший в лагере, в бою...
  
  
   Да ты... Ведь этот Рим Нерона,
  
  
   Припомни, говорил ты сам,
  
  
   Что два иль три бы легиона,
  
  
   И разнесли вы по клочкам...
  
  
  
  
  Марцелл
  
  
   (по-прежнему спокойно и твердо)
  
  
   Да, думал я, верна победа.
  
  
   Но вдруг был в лагерь приведен
  
  
   Ко мне под стражей Павел. Он
  
  
   Судьбу мою решил!.. Беседа
  
  
   Единой ночи!.. Весь раскрыт
  
  
   Я перед ним стоял, разбит,
  
  
   Как червь раздавлен...
  
  
  
  
  Деций
  
  
  (с возрастающим ужасом, перебивая его)
  
  
  
  
  
   Озлобленье
  
  
   В тебе, отчаянье...
  
  
  
  
  Марцелл
  
  
  
  
  
  Да! да!
  
  
   Всё было: даже я всегда
  
  
   С собой носил...
  
  
  
  
   Лида
  
  
  
  
   Прозренье,
  
  
   Прозренье внутрь себя!
  
  
  
  
  Марцелл
  
  
   (тоном глубокого убеждения)
  
  
  
  
  
  ...Я понял, нам
  
  
   Не бог предметом поклоненья
  
  
   Во храме был, а самый храм!
  
  
   Порядок в людях водворяя,
  
  
   Цель жизни - мы открыли им?..
  
  
   Одна случайность роковая
  
  
   Являлась в ней и нам самим!..
  
  
   Таков наш Рим: что он ни строит,
  
  
   Он строит на песке морском;
  
  
   Придет волна и зданье смоет,
  
  
   И всех, кто жизни чает в нем...
  
  
  
  
  Деций
  
  
  (перебивая с величайшею живостью)
  
  
   О, Рим гетер, шута и мима -
  
  
   Он мерзок, он падет!.. Но нет,
  
  
   Ведь в том, что носит имя Рима,
  
  
   Есть нечто высшее!.. Завет
  
  
   Всего, что прожито веками!
  
  
   В нем мысль, вознесшая меня
  
  
   И над людьми, и над богами!
  
  
   В нем Прометеева огня
  
  
   Неугасающее пламя!
  
  
   В символ победы это мной
  
  
   В пределах вечности самой
  
  
   Навек поставленное знамя,
  
  
   Мой разум, пред которым вся
  
  
   Раскрыта тайна бытия!
  
  
   И этот Рим не уничтожит
  
  
   Никто! Никто меня не может
  
  
   Низвергнуть с этой высоты...
  
  
  
  
  Марцелл
  
  
  
  (горько; потом строго)
  
  
   И вот один перед толпою,
  
  
   На высоте, всем чуждый, ты
  
  
   Лишь сам любуешься собою
  
  
   И с чашей яду лишь глядишь,
  
  
   В красивой позе ль ты стоишь!..
  
  
   Он, разум, значит, злая сила,
  
  
   Когда, чтоб в высоте стоять,
  
  
   Мильоны ближних надо было
  
  
   Ему себе в подножье взять...
  
  
  
  
  Деций
  
  
   (в высочайшем разгаре страсти)
  
  
   Мильоны ближних!.. Что такое
  
  
   Мне эти ближние... Рабов
  
  
   Ты разумеешь!.. О, пустое
  
  
   Мечтанье этих мудрецов!
  
  
   Рабы и в пурпуре мне гадки!
  
  
   Как? Из того, что той порой,
  
  
   Когда стихии меж собой
  
  
   Боролись в бурном беспорядке,
  
  
   Земля, меж чудищ и зверей,
  
  
   Меж грифов и химер крылатых,
  
  
   Из недр извергла и людей,
  
  
   Свирепых, диких и косматых, -
  
  
   Мне из того в них братьев чтить?..
  
  
   Да первый тот, кто возложить
  
  
   На них ярмо возмог, тот разом
  
  
   Стал выше всех, как власть, как разум!
  
  
   Кто ж суеверья их презрел
  
  
   И мыслью смелою к чертогам
  
  
   Богов их жалких возлетел,
  
  
   Тот сам для них уже стал богом
  
  
   И в полном праве с высоты
  
  
   Глядеть, как в безотчетном страхе
  
  
   Внизу барахтаются в прахе
  
  
   Все эти темные кроты!..
  
  
   Да! если есть душа вселенной,
  
  
   Есть божество, - оно во мне!
  
  
   И если, чтоб ему вполне
  
  
   Раскрыться, нужно непременно,
  
  
   Чтоб гибли тысячи тупых
  
  
   Существ, несмыслящих, слепых -
  
  
   Пусть гибнут!.. Такова их доля!
  
  
   Им даже счастие неволя!
  
  
   Лишь с дня, когда он в рабство впал,
  
  
   Для мира раб хоть нечто стал!
  
  
  
  (Продолжает ходить.)
  
  
  
  
  Марцелл
  
  
  
   (строго и горько)
  
  
   Всё знаю! Так нас поучал
  
  
   Наш славный разум! Он, который
  
  
   Сам о себе нам говорит:
  
  
   "Я истина", и без опоры
  
  
   На меч бледнеет и дрожит!
  
  
   Нерон, он убежден, что тоже
  
  
   В нем истина!.. Великий жрец
  
  
   И циник также... Отчего же
  
  
   Твой разум лучше всех, мудрец?
  
  
  
  
   Лида
  
  
   (смотрит на Деция с ужасом)
  
  
   Как ночь душа его мрачна!
  
  
   Он - боже! - никого не любит...
  
  
  
  (Плачет истерически.)
  
  
   Их гордость римская... Она
  
  
   Их ум мрачит... Она их губит...
  
  
  
  
  Деций
  
  
   (останавливаясь перед нею)
  
  
   К чему же слезы?.. Перестань...
  
  
   (Смотрит на нее внимательнее.)
  
  
   Но как ты, Лида, изменилась...
  
  
   О, как ты стала хороша...
  
  
  
  
   Лида
  (после сильного напряжения, голосом искреннего чувства и всё более
  
  
  
   одушевляясь)
  
  
   Я, Деций!.. Я давно простилась
  
  
   Со всем земным!.. Твоя душа -
  
  
   Ты мир обнять не можешь взором,
  
  
   И вознестись на высоту,
  
  
   И ту постигнуть красоту,
  
  
   То совершенство, пред которым
  
  
   Ничто твой жалкий, бедный мир,
  
  
   Где ты лишь сам себе кумир!
  
  
   Да, гордость, Деций!.. Ослепила
  
  
   Она тебя!.. В земных цепях
  
  
   Душа источник свой забыла,
  
  
   А он, о Деций, в небесах!
  
  
   Слова Христовы западают
  
  
   Мгновенно в душу - оттого,
  
  
   Что нам его напоминают
  
  
   И возвращают нам его...
  
  
   И тут уж смерть - конец разлуки,
  
  
   Победный выход из тюрьмы, -
  
  
   И примешь всё ты - смерть и муки,
  
  
   Чтоб к свету вырваться из тьмы...
  
  
   Ах, Деций! мир - одно терзанье!
  
  
   И к свету раз открыл пути -
  
  
   Ты будешь знать одно желанье:
  
  
   Всем указать -и всех спасти!..
  
  
  
  
  Деций
  
  
   Ты точно вне уж мира, Лида!
  
  
   Куда умчалась ты? Из вида
  
  
   Теряю... Точно от земли
  
  
   Оторвалась - меж звезд носилась
  
  
   И к нам на землю воротилась
  
  
   В их золотой еще пыли...
  
  
  
  
  (Смеясь.)
  
  
   Вот видишь, ты не ожидала, -
  
  
   Перед тобой и я поэт!..
  
  
  
  
   Лида
  
  
   Он шутит!..
  
  
  
  
  Деций
  
  
  
  
  Бросим этот бред,
  
  
   Прости, Марцелл, но только детям
  
  
   И можно увлекаться им...
  
  
  
  
   Лида
  
  
  
  (с новым одушевленьем)
  
  
   Бред, говоришь ты? Но уж Рим,
  
  
   Уж мир исполнен бредом этим!
  
  
   Уж мы на рубеже стоим,
  
  
   И в Риме уж теперь два Рима!
  
  
   Здесь - этот Рим; уж он как тень
  
  
   Теперь, как призрак... Близок день, -
  
  
   И он рассеется... и новый
  
  
   Откроет Рим... Слышно издали пение, и в глубине сада показываются медленно проходящие в
  
  
   сиянии светочей христиане.
  
  
  
   Пение христиан
  
  
  
   Ясный, немеркнущий,
  
  
  
   Тихий свет утренний!
  
  
  
   Ныне ведешь ты нас
  
  
  
   К незаходимому
  
  
  
   Свету бессмертному,
  
  
  
   Дню беззакатному!
  
  
  
  
  Деций
  
  
   Кто это?
  
  
  
  
   Лида
  
  
  
   (торжественно)
  
  
  
   Новый Рим!
  
  
  
  
  
  Да! здесь
  
  
   У вас пиры, а там, под вами,
  
  
   В земле, там, в катакомбах, весь
  
  
   Всечасно молит со слезами
  
  
   О вас же - христианский Рим,
  
  
   Чтоб вседержитель бог дал силы
  
  
   Ему спасти вас...
  
  
  
  
  Деций
  
  
  
  
  
  Новый Рим!
  
  
   Так христиане - новый Рим?!
  
  
   Тут, в катакомбах, где могилы
  
  
   Великих предков?!
  
  
  
  (С судорожным хохотом.)
  
  
  
  
  
  Новый Рим!
  
  
   Да разве может быть два Рима?
  
  
   Два разума! две правды! два
  
  
   Могущества, два божества!..
  
  
  
  
  Марцелл
  
  
   И тот, где ложь, - неотвратима
  
  
   Его погибель!.. Пусть нас жгут...
  
  
  
  
  Деций
  
  
  
   (порывисто)
  
  
   Ужель мильоны вас?
  
  
  
  
  Марцелл
  
  
  
   (нерешительно)
  
  
  
  
  
  ...Не знаем...
  
  
  
  
  Деций
  
  
   Декрет ты знаешь?
  
  
  
  
  Марцелл
  
  
   (указывая на идущих христиан)
  
  
  
  
  
  Исполняем,
  
  
   Как видишь...
  
  
  
  
  Деций
  
  
  
  
   Как? Они идут
  
  
   На смерть?
  
  
  
  
   Лида
  
  
  
  
  Что смерть!
  
  
  
  
  Деций
  
  
   (мрачно, смотря на христиан)
  
  
  
  
  
   Глазам не верю!
  
  
   На казнь идти и гимны петь,
  
  
   И в пасть некормленному зверю
  
  
   Без содрогания глядеть...
  
  
   И кто ж? Рабы!..
  
  
  
  (Почти в исступленьи.)
  
  
  
  
   Да кто ж вы? Кто вы?
  
  
   Марцелл! ведь строя Рим твой новый,
  
  
   Пойми, ты губишь Рим отцов!
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 311 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа