Главная » Книги

Кюхельбекер Вильгельм Карлович - Иван, купецкий сын, Страница 6

Кюхельбекер Вильгельм Карлович - Иван, купецкий сын


1 2 3 4 5 6 7 8 9

м о р а
   Мудрено ли? - было б ново,
   Если б ей сдержал ты слово.
   Наше дело - да и нет;
   С дня, в который наш ответ
   Свел безумца Креза с Киром,
   Много миновало лет,
   Но над легковерным миром,
   Дети двоеличной тьмы,
   Как тогда, смеемся мы.
  
  
  В е л ь з е в у л
   Разгадал бесенок беса!
   Отправляйся же, повеса:
   Им ты на ухо шепни,
   Чтобы береглись они
   Ласк кумы моей почтенной,
   Я не пошлый сопостат:
   Чтоб погиб лихой Булат,
   Мне приятней во сто крат,
   Чем развеять прах презренный
   Всех Ванюшек всей вселенной!
  
  
   ЯВЛЕНИЕ 3
  
  Взморье Каспийское.
  
  
  Б у л а т
  
   (один)
   Спасибо, мы в пределах Хивы:
   Киргиз, подъемля дикий вой,
   За грабежом, за барантой
   Не заезжает в эти нивы.
   Смелее стал и купчик мой:
   Меня отправил в чисто поле
   Скакать, потешиться по воле
   И серых настрелять гусей;
   Вот я промыслил,- слава богу,-
   Свежинки для княжны моей:
   Ни крошки, кроме сухарей,
   Голубушка во всю дорогу
   Не ела целых сорок дней,
   И все по милости Ивана:
   Пустился в трудный, дальный путь,
   А голод захотел надуть,-
   Жаль и копейки из кармана;
   Чуть нас не уморил с собой!
   Так с этой грязною душой
   Анданы душу, розу рая,
   Связал глупец, злодей Булат...
   И я ли, царь мой, тень святая,
   Дерзну сказать: не виноват?..
   Потороплюся: ждет бедняжка!
   Обед ей приготовлю... Стой!
   Вот там какая вьется пташка?
   Я сроду не видал такой...
   Как миловидна, как богата!
   Спина из яхонта и злата,
   Брюшко и шейка - бирюза,
   И что за умные глаза!
   Поймать бы птичку для царевны:
   Ах! жребий выпал ей плачевный.
   И дней ее уныла нить...
   Мне тучи тьмы ее душевной
   Хоть бы на часик прояснить!
   Подкрадусь: пташечку рукою
   Как можно бережней накрою.
  
  (Схватывает птичку.)
  
  
  П т и ч к а
  
   Ах!
  
  Я в неволе!
  
  Уж мне боле
  
  На кустах
  
  Не качаться,
  
  Не купаться
  
  В облаках!
  
  В клетке душной
  
  Страшно жить:
  
  Мне изныть
  
  Без воздушной
  
  Стаи птиц,
  
  Без летуней
  
  Щебетуней,
  
  Без сестриц.
  
  
  Витязь, умильную
  
  Просьбу прими:
  
  Грозную, сильную
  
  Длань разожми -
  
  Глупую, малую
  
  Пташку пусти!
  
  Молви мне: жалую!
  
  Молви: лети!
  
  Тронься мольбами!
  
  Между перстами
  
  Больно мне; ай!
  
  Волюшка - рай:
  
  Волюшку милую
  
  Птичке отдай!
  
  
  Б у л а т
  
  Если помилую?
  
  
  П т и ч к а
  
  Знаю я честь:
  
  Знатную плату
  
  Может Булату
  
  Пташечка внесть.
  
  
  Б у л а т
  
  Плату? Какую?
  
  
  
  П т и ч к а
  
  Плату большую:
  
  Важную весть.
  
  
  Б у л а т
  
  
  Вести не плата;
  
  Ты ли Булата
  
  Хочешь провесть?..
   Весть важна, а для кого?..
   Для меня ль для одного?
  
  
  П т и ч к а
   Для тебя и для Ивана
   И для бедненькой княжны:
   Смерти вы обречены -
   Ты и купчик и Андана.
  
  
  Б у л а т
   Пусть и скажешь: "Ты дурак,
   Витязь, что разжал кулак",-
   Но лети! - вот ты на воле,
   Вот сидишь уж на сосне:
   Расскажи же все оттоле
   Честно и подробно мне.
  
  
  П т и ч к а
   По белому свету не я ли гуляю,
   Не я ли дома, города посещаю?
   Мне любо с лазурной глядеть высоты
   На шум и волненье людской суеты.
  
   Туда и сюда и носясь и порхая,
   Вот и в Новегорде нынче была я,
   Сыскала Ванюшки родительский дом
   И вздумала там отдохнуть под окном.
  
   И вот я сижу, щебечу у окошка;
   Вдруг вижу... (Хотя бы подкралась и кошка,
   Не столько бы, право, пугнула меня,
   С ружейного мене я дрогла б огня!)
  
   Я, брат, затряслась всеми членами тела:
   Там ведьма, Ванюшина мачеха, пела
   И прыткого с кем-то плясала бычка,
   А хвост позади плясуна старика
   Бил такт и скакал и вился, будто змейка.
   И вот что ему заказала злодейка:
   "В карету волшебную их усади
   И с ними прямешенько в ад укати!"
  
  
  
  
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ 4
   Степь в Хиве. Иван, Андана, Булат обедают.
  
  
   И в а н
   Обед живит: судить не станем строго;
   Да только ты уж через меру много
   Свинцу и пороху поиздержал.
  
  
   Б у л а т
  
  (в сторону)
   На что досадовать Иван таки сыскал!
  
  
   И в а н
   (Андане, которая утирает глаза)
   А ты, голубушка, скажи, о чем рыдаешь?
  
  Ты недовольна чем?
  
  
   А н д а н а
   Я, милый друг, довольна всем,
  
   Но сам ты знаешь:
   Отец мой стар,- невольная тоска
   Возьмет подчас, как вспомнишь старика,
  
  
   И в а н
   Вот то-то! нежны вы, умны, сентиментальны;
  
   Я человек недальный,-
   Пожалуй (вас послушать) - я дурак,
   А я же говорил, что это будет так.
  
  
   А н д а н а
   Ах, не сердись! - взгляни; я уж не плачу боле...
  
  
   И в а н
   Ты и вперед, прошу, не плачь о пустяках.
  
  Чу! это что? затрепетало поле...
   Великолепная карета, вся в лучах,
   Сюда несется и остановилась вдруг.
  
  С запяток соскочил один из слуг;
  
  Смотрите: в пух разряжен щеголь
  
  И выступает, словно гоголь,
  
  Сюда прямешенько идет.
   Входит Демон в красной ливрее, но с небольшими рожками.
  
  Да ты сиделец наш, Федот?
  
  
   Д е м о н
   Я-с.- Вашей милости ваш батюшка со мною
  
  Свое благословенье шлет.
  
  
   И в а н
  
  Не налюбуюсь, брат, тобою...
   Однако - как ты очутился здесь?
  
  
   Д е м о н
   Приехал, сударь, я с каретой тою.
  
  
   И в а н
   Переменился ты, переродился весь:
  
  Ты малый был довольно неопрятный,
   А вот стал молодцом,- красивый, ловкий,
  
  
  
   статный.
  
  Одет ты, будто барин знатный,
   И в взгляде у тебя насмешливость и спесь.
   У нас не служишь? но ты мне прости, невежде,
   Такой смешной вопрос: тебе ль служить у нас?
  
  
   Д е м о н
  
   Я и теперь, как прежде,
   У вас служу и век готов служить у вас.
  
  
   И в а н
  
   И ты не шутишь, малый?
   И сшил тебе старик кафтанчик этот алый
  
  Из лучшего голландского сукна?
  
  
   Д е м о н
  
  Нет, ваша матушка.
  
  
   И в а н
  
  
  
   Помилуй!
  
  Ты разве позабыл, мой милый:
  
  Лет будет с десять, как она,
   Моя голубушка, погребена.
  
  
   Д е м о н
   Решился в брак вступить ваш батюшка вторично.
  
  
   И в а н
  
  Хотя и не совсем прилично,-
  
  Как тут не молвить сгоряча:
  
  Черт дернул старого хрыча!
  
   А мачеха богата?
  
  
   Д е м о н
   Сказать вам не могу,- но как она щедра,
   Вы сами видите.
  
  
   И в а н
  
  
   Ххм, вижу: торовата!
  
  Да только из чьего добра?
   Что ж? взял девицу?
  
  
   Д е м о н
  
  
   Нет-с, она вдова.
  
  
   И в а н
  
  
  
  
   Купчиха?
  
  
   Д е м о н
   Посадская.
  
  
   И в а н
  
  А кто ж такая?
  
  
   Д е м о н
  
  
  
  Тетериха.
  
  
   И в а н
   Амфиза Пудовна! - Наслал же сопостат!
   Ах! господи! - у ней ребят, ребят...
   Не сосчитаешь всех, свидетель бог, и в сутки,
   Она ж Вавиле-колдуну кума,
   И, свято наше место! - и сама
   Шутить охотница препакостные шутки.
   Демона корчит всякий раз, как Иван произносит имя божие.
   Да ты что морщишься?
  
  
   Д е м о н
  
  
  
  Весьма прискорбно мне,
   Что вы, сударь, не ласковы к родне;
   Браните матушку.
  
  
   И в а н
  
  
   Уволь от поученья!
  
  
   Д е м о н
   Вдобавок вам скажу: такие выраженья,
  
  Такие клятвы... и во сне
   Уж не услышишь их в отборном, модном свете,-
  
  Оставьте их, поверьте мне,-
   Особенно когда поедете в карете,
  
  Которую...
  
  
   И в а н
  
  
   Федот о модном свете
   Толкует-чудеса! Федот-то ты Федот,
   Да вижу по всему: совсем уже не тот.
  
  Не стану говорить уж о примете
  
  На лбу твоем.
  
  
   Д е м о н
  
  
   Ах! верно-с о рожках?
  
  И поминать-то что о пустяках?
   Их приобресть успел я в том же модном свете.
  
  Рогами нынче изукрашен лоб
  
  Всех знатных и воспитанных особ.
  
  
   И в а н
  
  Да ты что за особа?
  
  
   Д е м о н
  
  
  
   Ваш холоп,
   Но понатерся между господами
   И вот не пожалел, чтоб походить на них,
   Последних сил и средств и денежек своих.
  
  
   И в а н
   Оказия! - и батюшка с рогами?
  
  
   Д е м о н
   С предлинными-с, увидите вы сами,
   И вашему почтенному отцу,-
   Заметить смею,- страх рога к лицу.
  
  
   И в а н
  
   Старик давно рогатый?
  
  
   Д е м о н
   Украсил голову его убор богатый
  
  В тот самый день, когда домой
  
  Из-под венца голубчик сизый
  
  Пришел с хозяйкой молодой.
  
  
   И в а н
  
   Теперь - козел седой:
   Бодаться может он по милости Амфизы?
  
  
   Д е м о н
   Амфизы Пудовны,- и доложу я вам:
  
  Теперь большой расход рогам;
  
  Все жены по ее следам,
   Крестьянки даже - Маши, Даши, Лизы,
   Заказывают их в наряд своим мужьям.
   Поверьте, несмотря на бороду и ризы,
  
  Готовы на морщинистые лбы
  
  Их вздеть иные и попы.
   И в скором времени обычай этот новый
   Всеобщим будет.
  
  
   И в а н
  
  
   Да! Обычай образцовый
  
   За столь похвальный труд,
   За учреждение такой у нас обновы
   На шею Пудовне навесил бы я пуд
   И к карасям ее послал бы в ближний пруд.
  
  
   Д е м о н
  
  Иван Иваныч, что вы?
   Помилуйте, как вы жестоки, как суровы!
   Она, сердечная, не такова...
   Вот, помню, как теперь, ее слова:
   "В дороге береги ты Ванюшку-смотри же!"
   Как любит вас она! - Чтобы как можно ближе
  
  Придвинуть вожделенный час
  
  Приятного свиданья,
   Свой экипаж прислать изволила по вас.
  
  
   И в а н
   Ну, тут и я скажу: спасибо за старанье!
   Спокойнее в карете и скорей
   Доедем мы,- да только как же вьюки?
  
  
   Д е м о н
  
  Мы прибыли не без людей:
   Все ваши ящики и сундуки и тюки
   Последуют за вами по пятам;
  
  И, если сесть угодно вам,
   Мы тотчас тронемся.
  
  
   И в а н
  
  
   А хороша дорога?
  
  
   Д е м о н
  
  Прекрасная.
  
  
   И в а н
  
  
   Сбирайся же, Булат...
   Да так руками что ты размахался, брат?
  
  Что сделалось с тобой?
  
  
   Б у л а т
   (подошед к Демону)
  
  
  
  
  Во имя бога:
  
   Исчезни, сопостат!
  
   Удар грома; Демон и карета с лошадьми проваливаются сквозь
  
  
  землю.
  
  
   И в а н
   Земля зевнула... ой!.. в глазах не стало света...
   Куда мне спрятаться? - все, все дрожит кругом,
  
  За блеском блеск, за громом гром,-
   Знать, с нами вдруг столкнулася комета,
  
  И повернется мир вверх дном!
   Ax! ax!- вот провали<ла>ся карета...
   Прошло... Теперь нам предстоит вопрос:
   Мы сами целы ли? - Нос этот наш ли нос?
  
  Мои ли это руки?
   И эти вон, что тут передо мной стоят,
   Андана ли княжна, наездник ли Булат,
   Или какие призраки и штуки?
  
  (Булату после молчания)
   Ты, долговязый, умница, ты хват...
  
  А? - что наделал ты, приятель?
   Карету славную прислала ведьма нам:
  
   Так нет же! кстати ль?
   Непрошеный, проклятый заклинатель
   Заклял лакея и - отправилась к чертям!
   Уж как кареты-то красивенькой жалею!
   Она тебе мешала, молодец?
  
  Сказать же, что и тот глупец,
   Кто выкупил тебя себе на шею!
  
  
   А н д а н а
  
  И ты не шутишь, друг Иван?
   Карета, и лакей, и кони - все обман,
   Все...
  
  
   И в а н
  
   Хоть досады-то не прибавляй, Андана!
   Обман? - да что на свете без обмана?
   Карета знатная.- Был из бесов лакей...
   Что нужды? все же мы доехали бы в ней...
  
  
   А н д а н а
   Подобных от тебя я не ждала речей:
   Ты человек разумный, осторожный...
  
  
   И в а н
   Оставь свои хвалы: я просто трус безбожный.
  
  
   А н д а н а
   А вот тебя не испугал же грех?
  
  
   И в а н
   Тебя, Андана, слушать, право, смех:
   Насчет грехов мы все бестрепетное племя;
  
  Нет, этих пустяков,
   Кто только не совсем из дураков,
   Никто не побоится в наше время.
  
  
  
  
  
  
   ДЕЙСТВИЕ IV
  
   До поднятия занавеси.
  
  
  
   К и к и м о р а
   Два только действия осталось нам - не боле!
   А мы еще пройти должны большое поле;
  
  Мы, стало, поневоле
   Свою поэму сокращать должны.
   Итак, ты знай, достопочтенный зритель:
   Мы в Новегороде. Булат, хранитель
   Красавца купчика и молодой княжны,
   Исполненный усердья и отваги,
   И, по спасеньи их от адской колымаги,
   Не раз их избавлял в дороге от беды...
   Пример: он вытащил их из воды;
   А в воду с корабля они упали,
   Подосланного с умыслом лихим
  
  Колдуньей мачехою к ним.
   Был слит корабль из золота и стали,
   На корабле играл широкий алый флаг,
   И правил им какой-то старый враг,
   Амфизой нанятый из шайки Вельзевула.
   Погода ни малейшая не дула;
   Был Каспий тих, не воздымался вал,
   И плавно по морю живой корабль бежал.
   Вдруг он затрясся весь и с визгом без причины
   Волчком кружиться стал и вот пошел ко дну.
  
  Однако вынес из пучины
  
  Булат Ивана и княжну,
   Но - второпях - забыл на дне морском казну;
   И обругал Иван, как следует, Булата...
  
  Когда ж была иная плата
   От душ, подобных Ванькиной душе?
   Их бог, их царствие небесное - в гроше;
   Людьми их сделать - подвиг донкишотский,
   Вложить в них сердце - глупая мечта.
   Родоначальник их - торгаш Искариотский,
   Продавший за тридцать серебреных Христа.
   Но занавесь шумит: открылся старый терем;
   К нам вышла ведьма с дочерью сам-друг...
  
  Болтать нам недосуг:
  
  Мы только скажем, что не мерим
  
  Амфизу на один
  
  С презренным Ванькою аршин.
  
   Она злодейка,
   Отступница, убийца, чародейка,-
   Все так: да в ней огонь и дух и сила есть;
   Что мы ее умели приобресть,
  
  Нам истинно приносит честь;
   Но твари грязные, подобные Ивану...
   И толковать о них я даже, я устану -
   Они болот геенских смрадный ил;
   Мы их не ловим,- в бездну лезут сами.
   Их небо не берет; но если бы - руками
   С поклоном Тар

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 198 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа