Главная » Книги

Аверкиев Дмитрий Васильевич - Комедия о Российском дворянине Фроле Скабееве и стольничей Нардын-Нащокина дочери Аннушке

Аверкиев Дмитрий Васильевич - Комедия о Российском дворянине Фроле Скабееве и стольничей Нардын-Нащокина дочери Аннушке


1 2 3 4 5 6


Д. В. Аверкиев

  
  

Комедия о Российском дворянине Фроле Скабееве и стольничей Нардын-Нащокина дочери Аннушке

В пяти действиях

  
   Русская драма эпохи А. Н. Островского
   Составление, общая редакция, вступительная статья А. И. Журавлевой
   М., Издательство Московского университета
  

Памяти Евгения Николаевича Эдельсона*

  

Действие происходит при Тишайшем* Царе; первое - на посаде близ Нова-города; второе - в усадьбе Нащокина, там же; третье, четвертое и пятое - на Москве. По времени первое и второе примерно на святках*; третье в середине апреля; четвертое и пятое в мае.

  

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

  

СЦЕНА ПЕРВАЯ

  
   Действующие лица
  
   ВЕЛИК-БОЯРИН
   с Москвы наезжий.
   ФРОЛ СКАБЕЕВ
   бедный дворянин.*
   ЛЫЧИКОВ САВВА АЛЕКСЕИЧ
   стольничий сын*.
   ВЕЛИК-БОЯРСКИЙ ДВОРЕЦКИЙ.
   ПЛОЩАДНОЙ ПОДЬЯЧИЙ.
   СБИТЕНЩИК.
  
   ВАНЬКА |
   СЕНЬКА } мужики.
   АНТИПКА. |
  
   АКСИНЬЯ ПАХОМОВНА
   Нардын-Нащокиной Аннушки мамка.
   МОЛОДКА.
   ВЕЛИК-БОЯРСКИЕ СЛУГИ.
   ЛЫЧИКОВА СЛУГИ.
   НАРОД ВСЯКИЙ.
  

Зима. Площадь на посаде. Налево лавочка подьячего, направо кружало. Народ ходит и толпится.

  
   Площадной подьячий (перед своей лавочкой). Эй, народ православный, господа честные! милости просим, пожалуйте сюда! Не надо ль кому написать чего: кому кабалу*, кому грамотку, царю ль челобитье великое. Недорого возьму: чернила-бумага по своей цене, подьячему на хлеб что кому в моготу, магарыч какой бог пошлет. (Молодка бежит.) Молодка! Эй, молодка!
   Молодка. Чего те?
   Подьячий. Грамотки не надо ль милому настрочить? Може, на Москву в драгуны взяли?
   Молодка. Типун те на язык, чертов крюк! Ишь, в дрыгуны взяли! Самого драть, дрыгун ты проклятый. (Проходит.)
   Подьячий (ей вслед). Не сердись, молодка, наше дело такое, письменное. (Входят три мужика, мнутся на месте.) Сюда, сюда! ко мне, милости прошу! Вижу, ох! вижу, по всему-то вижу: кабалу писать надоть.- За что пошли? - Сейчас настрочу. (Входит в лавочку и вынимает все свои припасы.) Как звать-то?
   Ванька. Что ж, Сенька, писать, что ль?
   Сенька. Писать ли?
   Ванька. А что?
   Сенька. Приказчик, бают, лют.
   Ванька. Лютой?
   Антипка. И... и... и... беда!
   Сенька. Поспрошать бы кого.
   Антипка. Что с спросом, что без спросу, все одно. И... и... и... беда!
   Подьячий. К кому, молодцы, задаться хотите?
   Сенька. Велик-боярин с Москвы наехал - слыхал ли?
   Подьячий. Ивано-т Парамоныч? Как не слыхать! Кормилец, милостивец, отец родной. До нищей братии щедр, до церквей благопоспешен, во благочестии преизобилен.- Вы за что задались-то? Всем одну писать, аль каждому особь?
   Ванька. Как же, братцы?
   Сенька. Нечего делать, писать надоть.
   Антипка. И... и... и... беда!
   Подьячий (Ваньке). Тебя как звать-то?
   Ванька. Иваном пиши; Иван Васильев; прозвище Лукошко.
   Подьячий. Ладно. За много ль задались?
   Ванька. А за три.
   Подьячий. Ой ли?
   Ванька. Верно. За три и пиши. А что?
   Подьячий. И дорого ж взял! Ноне за полтора идут.
   Сенька. Врешь?
   Подьячий. Провалиться.- Еще с радостью. (Ваньке.) Ну, тебе первому. (Сеньке и Антипке.) А вам, братцы?
   Сенька. А поглядим, ладно ль напишешь.
   Подьячий. Я-то, площадной подьячий, да не ладно напишу? Може, за свой век, кабал ста с четыре настрочил. (Примеривается.) Ну, теперь, чур, молчать, под руку не говорить; собьюсь как раз. (Пишет и под нос бормочет.) Сего семь ты... сто... года... кабалу... за-а ро-осты...
   Сбитенщик (входит справа, и потом как раз мимо подьячего проходит и шибче орет). Сбитень горячий, сбитень! Медового сбитня! Кому сбитня, кому горячего-медового!
   Подьячий. Ох, чтоб те! Чуть не сбил. Под руку орешь.
   Сбитенщик. Небось, на себя не напишешь! Знаем мы вас: на руку охулки не положите! Обеми народ обираете!
   Подьячий. А за эти слова не хочешь ли...
   Сбитенщик (уходя). Чего? (Уходит.)
   Подьячий. А к воеводе?*
  

Входит Фрол Скабеев.

  
   Фрол. Кого к воеводе? Крапивное семя? Воеводе не треба: свой огород крапивой засеян.
   Подьячий (выходя из лавочки). Фролу Скабеичу, другу любезному!
   Фрол. Лисий хвост, не вертись! Не поверю.
   Подьячий. Чему верить не хочешь, милостивец?
   Фрол. Скажешь, у Велик-боярина не был, на Фролку, ведомого ябедника и плута, челобитья не писал?
   Подьячий. Слыхом не слыхал, видом не видал.
   Фрол. А рукою писал?
   Подьячий. Наплели, государь, нанесли на меня.
   Фрол. Ты-то что в челобитье наплел? Ну? Не верти хвостом, говорю.
   Подьячий. Ох, Фрол Скабеич, друг мой любезный, сам ведаешь - чего со страху не напишешь! Под кнутом-батогом, не та на другого, на себя наплетешь. Спину-то всю батожьем да кнутьями исписали. Охо-хо-хо, так и ломит! (Хватается за голову.)
   Фрол. В спину били - голову с боярских медов заломило. Эх ты!
  

Едет мамка на одноконных санях.

  
   Фрол (в сторону). На ловца зверь! (Подьячему.) Ты постой, я с тобой сочтусь еще. (Идет навстречу мамке; подьячий, постояв немного, входит в лавочку, кивает мужикам и начинает кабалы строчить.)
   Фрол (подходя к саням). Мамушке, Аксинье Пахомовне, много челом бью.
   Мамка. Пронька, подержи-ка. (Тот останавливает лошадь.) Чтой-то, будто не признала.
   Фрол (подошел). Теперь не признаешь ли? (Сунул ей денег в руку.)
   Мамка (выходя из саней). Батюшки-светы! Фрола-т Скабеича не признала. Ах, я дура старая! Совсем, государь, со старости ослепла. За что, кормилец, жалуешь? Ох, государь ты мой милостивый, много ко мне, старой дуре, твоего государского жалованья; а услуги моей к тебе, государь, никакой нет.
   Фрол. Свои люди, матушка, сочтемся. Ну, каково поживаешь? К нам на посад зачем пожаловала?
   Мамка. Ох, государь, с ног сбилась. Боярышня-то наша никак с ума сошла.
   Фрол. Вправду?
   Мамка. Сам ты рассуди - человек ты разумный; что выдумала, послушай. Хочу-де суженого своего знать. Да как его, говорю, узнаешь? А вот Маврушка-де бает - девчонка у нас такая есть, сенная, Маврушкой звать - навести, мол, зеркало в зеркало промеж двух свечей, беспременно увидишь. Уж мы глядели, глядели - ничего не увидали.
   Фрол. Так-таки ровно ничего?
   Мамка. Ни беса лысого.
   Фрол. Зачем лысого, вам молодого надо. Дальше что?
   Мамка. Тут-то боярышня и спятила. Подавай-де ворожею. Есть-де ворожеи такие, что могут суженых показать. Уж я искала, искала, ноги все выходила,- ни одной не нашла.
   Фрол. Ни единой?
   Мамка. То есть скажу тебе, Фрол Скабеич, така беда! К которой ни толкнусь - ни одна не берется. Где-де показать! Сама пусть глядит, а сама не увидит - никто не покажет.
   Фрол. И ворожеи же! Повесить их, треклятых. Вот у меня ворожея есть: та, небось, не откажется.
   Мамка. Ой ли? Да где ж она?
   Фрол. Хочешь, сведу тебя к ней?
   Мамка. Ох, Фрол Скабеич, да за эту услугу - что хошь проси, дам. Самой себя не пожалею.
   Фрол. Ладно. После сочтемся. А ты вот что - на посаде долго ль пробудешь?
   Мамка. Да с час времени пробуду: к куме заехать надоть.
   Фрол. Ладно. Ступай к куме. А потом ко мне поезжай. Сестру на поседки к боярышне попроси, хорошенько покланяйся, да примолви: не одна-де приезжай, старушку крёстную привози. Пусть-де старая наливочки у нас попьет, да поворожит. Чуешь?
   Мамка. Слышу, государь. В точности все исполню.
   Фрол. Ладно. Садись в сани, к куме поезжай.
   Мамка. Спасибо, Фрол Скабеич, что на разум наставил. Прощай, соколик. Пронька, трогай.
   Фрол. С богом! Трогай, ну!
  

Мамка уезжает.

  
   Фрол. Прощай. (Про себя.) Покатились сани - не опрокинуться бы? В чужие, Фролка, залезаешь - не высадили бы? Ничего, за облучок придержусь; авось, проедем! (Подходит к подьячему.) Ну, крапива, теперь с тобой счеты сводить станем.
   Подьячий (выходя). Какие счеты? Силом, божусь, взяли. Не сам писал - руку водили.
   Фрол. Ну, ладно. А сейчас что строчил?
   Подьячий. А вон людишкам кабалишки писал.
   Фрол (мужикам). К кому задаетесь?
   Сенька. Велик-боярин с Москвы...
   Фрол. К нему? К недругу-то моему? Ах ты, крапива! (Схватывает кабалы, рвет и бросает подьячему в лицо.) Вот те кабала, вот те другая! И третья туда ж, в морду.
   Подьячий. Ой, ой, ой, разбой! Ой, режут! Голубчики, помогите.
  

В народе смех.

  
   Фрол. Молчи, чертова слуга. Не то...
   Подьячий. Ой-ой-ой! Ой, разорил! Бумаги-чернил что изведено! Ой-ой-ой! (Набрасывается на мужиков.) Вы что, вы чего зубы скалите, а? Сказывал: бери кабалу. Чего не брал, а? Чего? Теперь плати, плати! К воеводе вас!
   Антипка. И-и-и, беда!
   Подьячий (на Ваньку). А? Молчишь? ты не рвал? а? Да кабала-то чья? Ответь! Твоя кабала - ты и в ответе!
   Ванька. Батюшки, пропали!
   Фрол (подьячему). Что замолчал? Ты еще. Наддай малость. Ату их, ату!
   Подьячий. Ой-ой-ой. На гривну одних чернил пошло!
  

За сценой бубенцы и свист, тройка катит.

  
   Фрол. Дьявол, не вой! Хуже будет. Слышь, бубенцы звенят: Лычиков катит. У него ловко на конюшне парят. Попрошу, захватят; так отпотчуют: до нового на меня челобитья не забудешь!
   Подьячий. Батюшка, что ты? Да ведь он... он ведь разбойник, душ христианских губитель.- Ой, не буду, не буду! Прости, государь, виноват.
   Фрол (поглядывая в ту сторону, откуда бубенцы слышны). Эва, катит! Скоро тебе, плуту, беда придет. Не все вору воровать, придется и под кнут лечь. Бубенцы-то! И ловко ж черт катит. У!
   Голос возника (за сценой). Пади! Пади! Раздавлю! Пади!
   Лычиков (за сценой). Стой, стой, говорю!
   Голос возника (также). Не сдержать, расскакались!
   Лычиков. А ты держи! Возник на то!
  

Слышны крики: "тпру" и проч., как останавливают лошадей.

  
   Фрол. Эк разогнали - сдержать не могут!
  

Входит Лычиков с целой оравой слуг.

  
   Лычиков. (бросаясь к Фролу). Фролка, дружище, скот ты этакой! Где пропадаешь, что буркал своих не кажешь?
   Фрол. Откуда, черт, скачешь, народ давишь?
   Лычиков. А они на дороге не стой! Да нет, ты где пропадал?
   Фрол. Я чаял, ты на Москву удрал.
   Лычиков. Здесь вольней! Опять: тебя люблю. Не еду, кучу. Отец зовет, а мне гулять охота! Здесь живу, не еду.
   Фрол. Аль вино не все перепито? Аль пива-меды не все по полу розлиты?
   Лычиков. На наш с тобой век хватит.- Ух, важно! Едем. Прокачу! И ловко ж вчера дерганули! Да что - тебя не было, без тебя не веселье. Едем.
   Фрол. Погодишь. Вершник* хоть один с тобой есть ли?
   Лычиков. И пяток найдется.
   Фрол. Так дай одного, к сестре гонцом послать.
   Лычиков. Бери. С чем пошлешь?
   Фрол. А ты давай, не спрашивай! (Фрол машет рукой. К нему подходит один из слуг. Фрол ему тихо отдает приказ; тот уходит.)
   Лычиков. Ну, теперь едем.
   Фрол. Куда ехать! Со мной беда. Вот подьячий челобитье на Москву с Велик-боярином послали.
   Лычиков. Что-о? На кого?
   Фрол. На меня, все на меня же.
   Лычиков (слугам). Ребята, бери его пса! Клади в сани! За посадом - нагайками, а там - в первый проруб.
   Подьячий (Лычикову в ноги). Ой-ой-ой! Боярин, роду великого сын! Ой, пощади, государь, помилуй!
   Лычиков. После отходную пропоешь! (Слугам) Что стали? Я вас!.. Друг за дружкой перепорю. (Слуги бросаются)
   Фрол. Не трожь, ребята: руки опаршивеют.
   Подьячий (вскочил было, чтоб стречка дать, но услышав Фроловы слова - бух ему в ноги). Ой, Фрол Скабеич, отец, благо... ой-ой-ой... благодетель!..
   Фрол. В ногах валяться, а? Строчил?
   Подьячий. Ой-ой-ой, виноват, не буду!
   Лычиков. Что жалеть его! Ре..!
   Фрол (Лычикову). А ты молчи. Дай допрос снять. (Подьячему.) О чем писал?
   Подьячий. Якобы ты - ой, государь, помилуй - ябедник и плут, народ сомущаешь... ой-ой, не буду, виноват! - Всяким воровством воруешь, властям противление чинишь!
   Фрол. Всё?
   Подьячий. Ой, все! Все, кормилец, ангельская, архангельская душа твоя, все! Ни словечка не укрыл.
   Фрол. Ладно. Полезай в конуру. (Подьячий, словно собака, которую только что высекли, бежит в свою лавчонку. Фрол Лычикову.) Ты мне друг?
   Лычиков. Чего тебе? Сказывай - увидишь, друг ли.
   Фрол. Дай мужикам по рублю.
   Лычиков. За что? Людишек баловать? Про что?
   Фрол. А ты давай, не спрашивай. Друг ли - погляжу...
   Лычиков. Эй, псы, берите! (Кидает деньги.)
   Ванька (Сеньке). Брать ли?
   Фрол. Чего стали? Берите!- Сенька, ты меня знаешь?
   Сенька. Как твою, Фрол Скабеич, милость не знать!..
   Фрол. Я у тебя брата из кабалы вызволил?
   Сенька. Вызволил, Фрол Скабеич,- вечно бога за тебя молить должны - вызволил.
   Фрол. Ну, и бери.
   Сенька. Бери, ребята (торопливо подымают деньги).
   Фрол. К Велик-боярину задаваться не станете?
   Сенька. Дураки ли - задаваться! Теперь что - льгота.
   Фрол. Ладно. (Указывая на Лычикова.) Благодетелю в ноги!
   Мужики (кланяясь в ноги). Отец, благодетель!
   Лычиков. Не валяйся - получили - гайда, к черту! (Мужики торопливо уходят.)
   Подьячий (робко и извиваясь подходит к Фролу). А мне-то, Фрол Скабеич, чернил одних - как перед господом, поверь,- а бумаги...
   Фрол. А челобитье? (Лычикову.) Брось ему гривну.
   Лычиков (бросая). Хватай, пес! (Подьячий жадно на лету ловит.) Ишь, как собака голодная на кость!
   Подьячий. Благодетель!
   Лычиков. Молчи. (Фролу.) Фролка, ко мне теперь - пить. А подьячего поучить захватим.
   Фрол. Не трожь, пригодится.
   Лычиков. Так едем?
   Фрол. Нельзя сегодня.
   Голоса (за сценой). Дорогу, Велик-боярину дорогу!
   Фрол. Пожди, недруг идет. Только вы - ни-ни-ни! А то (подьячему в особину грозит). Чутьем, крапива, понимай!
  

Входят Велик-боярин, его дворецкий, слуги.

  
   Велик-боярин (говорит негромко и неторопливо, все одним тоном, без крику). Не говори: не знаю. Найди; где хочешь, найди. А глупыми речами мне не докучай. Не люблю. (При входе боярина все ломают шапки, кроме Лычикова. Боярин заметил это и обращается к нему.) Ты чей?
   Лычиков. Божий.
   Велик-боярин. Тебя спрашиваю.
   Лычиков. Государев еще.
   Велик-боярин (ко всем вообще). Чей такой? (Все молчат, переминаются.)
   Лычиков (одну ногу выставил и притоптывает ею). Ну, Лычиков. Ну, стольничий сын - ну?
   Велик-боярин. Чертишь тут без отца-то... Черту молебны правишь!
   Лычиков. А ты что за правитель выискался? Что чужих учишь, своих народи.
   Велик-боярин. Тебе на роду, знать, написано - дураком быть. (Лычиков пошел было, боярин вслед ему.) Да ты постой.
   Лычиков (остановись). Что забыл?
   Велик-боярин. Постой, пожди. Ты с неким плутом, вором и ябедой, с Скабеевым, со Фролкой, я слышал, дружбу водишь. Правда, нет ли?
   Лычиков. Не плут, не вор, а мне благоприятель и друг сердечный - Фролушка Скабеев. Аль до него какое дело есть?
   Велик-боярин. Посмел твой друг и плут сердечный, Фролка, со мной тягаться: якобы владею захватом и наездом Новым Лугом. За ту его великую обиду велю его в железы заковать, да на Москву свезу, царю с поклоном, чтобы выдали мне вора головой.
   Лычиков. Поймаешь, крепче сторожи. (Своим.) Айда.
   Велик-боярин. Постой, зачем его хоронишь, плута? Ты выдай мне, со мной не ссорься лучше; с твоим отцом сидим в одном приказе: за дурость за твою не раздружаться.
   Лычиков. И сам я Фролки не видал с неделю, сам езжу да ищу; а коль найду, так у меня в усадьбе не отыщешь: не выдам ни тебе, ни воеводе. Ищи покуда,- може где найдется.
   Велик-боярин. Ужо проспишься, рассуди умненько; с повинной приходи.
   Лычиков. Прощай, боярин.
   Фрол (без шапки, выходя вперед). Постой-ка, Саввушка. (Подходит к боярину, низко кланяется, рукой до земли, и шапки все время не надевает.) Прости, боярин, что начал, государь, без повеленья с тобою речь вести (поклон, как сказано).
   Велик-боярин. Ты кто же будешь?
   Фрол. А из дворянишек, из худородных, из махоньких, из бедных-ободранных, Ивашка, сын Петров, Надуй-Телятин, твоей степенности велик-боярской, премного бьет челом (поклон) и жалко просит, чтоб не велел казнить, велел бы молвить.
   Велик-боярин. Ну, говори. На бедность, что ли, просишь? Аль у меня в ключах ходить желаешь?
   Фрол. Я без послуги денег не беру, в ключах ходить покуда не желаю. Изволил ты, с Москвы Велик-боярин, про Фролку слово милостиво молвить, чтобы сыскать и заковать его. А уж опричь меня, на мир сошлюся, никто его не сыщет. Всех спроси - подьячего, дворецкого свово, и Савва Алексеич тоже молвит. (Указывая на Лычикова.) Он ведь не ведает, что Фролка плут,- что и его он облапошить хочет, и дружбу водит с ним; а я ему (указывает) поставлю послухов*, когда прикажет, и Фролкину неправду докажу.
   Велик-боярин (всем вообще). Вы что же молчите?
   Фрол. Что ж, подьячий, аль не ведомо тебе, что опричь меня Фролку схватить некому, а? (Взглядывает на него.) Что ж ты, велик-боярский дворецкий, как пень, стал? (Лычикову тихо, дергая его.) Что выпучил глаза? Говори скорее - что некому. Людишки выдадут. Пропал, беда. Глянь на них построже.
   Лычиков (еще нерешительно). Да, некому... опричь его некому.
   Фрол (боярину, указывая на Лычикова). Ишь, шепнул только, в чем Фролкина перед ним вина,- за меня сейчас встал. (Подьячему и дворецкому.) Вы что же? (Лычикову тихо.) Прикрикни-ка на них!
   Лычиков (строго). Уж коль я за Ивашку встал, вы что же? Ведь некому опричь его?
   Подьячий (глянул на дворецкого). Да... некому...
   Дворецкий (глянул на подьячего {Дворецкий глуп, как пень. Иначе сцена будет непонятна (замечание для исполнителей.}). И то... что некому.
   Велик-боярин (Фролу). Ин, так и быть: ищи.
   Фрол (с поклоном). Надо бы для сыску, с твоей милости велик-боярской, рубликов пять.
   Велик-боярин. Сыщешь, отдам.
   Фрол. Ты уж теперь, Велик-боярин, не поскупись. Его брать - без денег не возьмешь. Плут, ябедник. Одно слово, чернокнижник. А я его на кружало, вот с Савва Алексеичем,заманю: нальем по горло, и свяжем. Тут наезжай, и волоки на Москву. Так употчуем - до Москвы не проснется.
   Велик-боярин. А верное твое слово?
   Фрол. Не обману, весь мир на поруки берет. И Савва Алексеич тоже.
   Лычиков (еле удерживая смех). Идет, ручаюсь! Эка шельма Фролка! Меня, ишь - поддеть задумал. Ну, и плут же, дьявол.
   Фрол (со вздохом). Ох, плут, великий плут.- И вы ручайтесь! (Глядит на подьячего и дворецкого.) Ну же!
   Подьячий. И я ручаюсь.
   Дворецкий. Ну... и я.
   Велик-боярин. Бери деньги. (Дает.)
   Фрол. Спасибо великое, твоей с Москвы велик-боярской чести. Савва Алексеич, гайда!- Прощения просим. Услужу, Велик-боярин, во веки не забудешь. (Идет.)
   Лычиков. Прощай, боярин. (Своим.) Айда!
  

Уходят: Фрол, Лычиков и Лычикова слуги. Слышны бубенцы, "тпру!", скрип полозьев, "но!".

  
   Велик-боярин (про себя, глядя в ту сторону). Ишь, дьяволы ездят как - поди, народу немало передавили. Ну, Фролка, ты, а этот Надувай еще не поплутоватей ли будет? (Тем временем подьячий и дворецкий переглянулись между собой и пали сзади ша на колени; тот оглянулся и видит это.) Вы что же?
   Подьячий. Ох, не казни, помилуй, государь!
   Дворецкий (оглядываясь на слуг). А вы-то что же?
   Слуги (падая в ноги боярину). Ох, не казни, помилуй, государь!
   Велик-боярин. Вы что? дурману объелись?
   Подьячий. Ох, государь, от бедности от великой. Промыслишка, сам ведаешь...
   Дворецкий и слуги. Ой, не казни!
   Велик-боярин. За что? про что? Ну, говорите же,- ну!
   Подьячий. Велико наше, рабов твоих, перед тобой, государь, согрешение. Ой-ой-ой! не казни!
   Дворецкий и слуги. Ой, не казни!
   Велик-боярин (дворецкому). Ты скажешь?
   Подьячий. Ой, государь, ведь Фролка пред тобой, сейчас вор пред твоими светлыми очами стоял.
   Велик-боярин. Который?
   Подьячий. Что деньги те у тебя - ой, государь! - пять-то рубликов взял.
   Велик-боярин. Да вы-то что? да как же! да я!..
   Подьячий. Ой, государь, не смели. Не он - Лычиков разорит. За то, что на Фролку челобитье послал,- утопить, государь, хотел. Ой, не казни!
   Дворецкий и слуги. Не казни, помилуй, государь!
   Велик-боярин. Э! да вы Лычиковых кнутов пуще моих испужались. Добро ж! узнаете, где крепче стегают.
   Все. Ой, государь!
   Велик-боярин. Не выть. В погоню. Живо! Айда! (Все вскакивают на ноги.) Тут кто не видали ли - куда поскакали.
  

Входят три мужика.

  
   Велик-боярин. Эй вы, лешие! Лычикова тройка куда помчалась, не видали?
   Мужики (падая ему в ноги). На усадьбу, государь, прямехонько к нему на усадьбу!
   Дворецкий. Да вы верно знаете? Его ль тройка?
   Сенька. Не его, чья же?
   Ванька. Кто народ давит - знаем.
   Антипка. И-и-и, беда!
   Велик-боярин. Так на усадьбу?
   Ванька. Верно, государь, хоть побожиться.
   Сенька. Едва с дороги сбежать успели, чуть окаянный не задавил. Чтоб ему!..
   Велик-боярин. Нечего калякать. Айда!
  

Уходят: Велик-боярин, подьячий, дворецкий и слуги.

  
   Сенька (вставая). Ванька! Слышь, Васильич, вставай. Ушли.
   Ванька (вставая). Много ль бросил?
   Сенька. Рублевик.
   Fynbgrf (подымаясь). И-и-и! важно!
   Сенька. Я скажу, ребята, за Фрол Скабеевичево здоровье свечку поставить - вот что. Из кабалы вызволил, по рублю велел; опять: рублевик кинул. Отец родной.
   Ванька. Верно.
   Сенька. Вечно бога за него молить - вот что.
   Ванька. На алтын не выпить ли?
   Сенька (указывая). Кружало - вот оно.
   Антипка. И-и-и, идем.
  

Уходят, запевая песню, на кружало.

Перемена.

  
  

СЦЕНА ВТОРАЯ

  
   Действующие лица
  
   ВЕЛИК-БОЯРИН.
   ФРОЛ СКАБЕЕВ.
   ЛЫЧИКОВ САВВА.
   ЛАВРУША
   Фролов братец, лет 10-ти.
   ДВОРЕЦКИЙ.
   ПОДЬЯЧИЙ.
   ВАРЮША
   Фролова сестрица.
   ВЕЛИК-БОЯРСКИЕ СЛУГИ.
  

У Фрола в избе.

Выходит Варюша, с маленьким зеркальцем в руках, садится и смотрится в зеркальце.

  
   Варюша (сама с собою).
   Умылась, убралася, нарядилась,
   Головушку гладенько причесала
   И стала - ну, ей богу ж! - не дурна.
   Сиди себе да в зеркальце любуйся:
   В кого, мол, Варя вышла пригожа?
   В кого ни вышла, только всяк похвалит,
   А молодец увидит, спросит: "Чья, мол?
   Возьму-ка девушку я замуж за-себя!"
   Ох, Варинька, кто нас возьмет с тобою?
   Ишь, как у нас все бедно, ненарядно.
   Полавочник совсем поистрепался.
   И братец не ленив, весь день в трудах,
   Да больше как на хлеб - не заработать.
   Спасибо, кормит, любит да ласкает,-
   А все же бесприданницей растешь!
   Мне жениха богатого не надо:
   Такого надо, чтобы был с достатком.
   Уж убрала бы горенку тогда!
   Все у меня порядливо, чистенько;
   Заедут гости, все хозяйку хвалят:
   "Коли бы мне",- промолвит холостой,-
   "Коли бы у меня, - женатый скажет,-
   Такая умница была хозяйка,
   Уж точно жил бы что Адам в раю;
   А ноне только в авсень величают*,
   А сам живешь что Каин". И вздохнул бы...
   Тогда-то поздно воздыхать начнете,
   Теперь берите, милую хозяйку.
  

За сценой бубенцы.

  
   Э, э! да это Лычиков катит. Чует, что про свадьбу вспомянула. (Поднимает окно и кричит.) Лавруша, Лавруша, где ты?
   Лавруша (за сценой). Здеся!
   Варюша. Коль Лычиков один - мол дома нету. А с братцем - не прогонишь. Слышал?
   Лавруша (за сценой). Слыша-ал!
   Варюша (опускает окно). Один ли? Верно с братцем. Не посмеет один приехать - больно робок парень. А дома, говорят, прешустрый-шустрый. Да не жених он нам - богач московский! Уйти, аль нет? Останусь, пусть посмотрит, пусть сердце молодецкое поноет.
  

Входят: Фрол и Лычиков.

  
   Лычиков. Варваре Скабевне челом...
   Фрол. Нечего тут: "Варваре Скабевне!" Сказано: от ворот оглоблям поворот.
   Лычиков. Погоди, дай дух перевести.
   Фрол. Уговор был: убирайся. Нельзя сегодня - и нельзя.
   Лычиков. Ко мне когда ж?
   Фрол. После дождика в четверг.
   Лычиков. Нет, когда же?
   Фрол. Сказано: убирайся! Приеду, увидишь.
   Лычиков. Да нет...
   Фрол. Ан да. Ну, слушай: жди меня три дня и три ночи, жги свечу воску ярого: приеду, значит жив. А покуда прощай. Постой еше одну тройку, полише которая, оставь - сестру до Нащокиных прокатить. Ну, во святой час, в архангельский! (Берет Лычикова за руки и ведет к дверям.)
   Лычиков. Я сам в возниках поеду.
   Фрол. Шалишь, без тебя управимся. Прощай.
   Лычиков. Варваре...
   Фрол. Убирайся, сказано. (Шутливо выпроваживает его к двери.)
  

Уходит Лычиков.

  
   Фрол (притворив двери, к сестре). Гонец от меня был ли?
   Варюша. Был, братец.
   Фрол. А Нащокиной мамка?
   Варюша. Как же, братец,
   Фрол. Просила?
   Варюша. Просила.
   Фрол. И с крестной?
   Варюша. С нею, братец.
   Фрол. Ты все ли ей сказала, что с гонцом приказано.
   Варюша. Все, братец; только когда ж крестная моя ворожит?
   Фрол. Сегодня станет.
   Вapюша. Что ж, мы за ней заедем, что ли?
   Фрол. Увидишь. Ты вот что: бабкина шуба беличья где лежит?
   Варюша. А на вышке, в сундуке-то.
   Фрол. А кика там же?
   Варюша. Там, братец.
   Фрол. Ладно. Ты здесь подожди. Я мигом наверх только сбегаю.
  

Уходит Фрол.

  
   Варюша (одна). Что он задумал - не пойму ничего.
  

Дверь приотворяется, из нее выглядывает Лычиков.

  
   Лычиков (шепотом). Варвара Скабевна!
   Варюша. Кто там?
   Лычиков. Он же все, Лычиков.
   Варюша. Братца что ль надо, так вышел.
   Лычиков. Не братца, нету, тебя.
   Варюша. Меня зачем же?
   Лычиков. А как бы... Эх, пропадай ты! (Входит.)
   Варюша. Что смотришь: видно хороша я? а?
   Лычиков. Как хороша-то! Мало все отдать.
   Варюша. Ты половину. Что ж стоишь, как дурень?
   Лычиков. Поцеловал бы - только, лих, не смею.
   Варюша. Не смей; я осержусь. А хочешь? очень?
   Лычиков. Что спрашивать! Еще бы! да робею,
   Не смею подойти, дрожу да млею.
   Варюша. Ишь, оробел! Ишь, я какая вышла!
   Как хороша-то! Хочет целовать.
   Нет, ты скажи по правде, хороша ли?
   Лычиков. Ох, не томи! (Помолчав.) А что ж, поцеловать-то?
   Варюша. Как станешь под венец - и поцелуешь,
   А раньше - ни!
   Лычиков. Нельзя?
   Варюша. А хороша я?
   Лычиков. Не видывал такой, и не увижу!
   Варюша. А под венецо-т станешь?
   Лычиков. Хоть сейчас.
   Варюша. Отец благословит ли?
   Лычиков. Ох, не знаю!
   Да что отец! поедем прямо в церковь,
   Без спросу обвенчаемся!
   Варюша. А с спросом?
   Лычиков. Не все ль равно?
   Варюша. Не все.
   Лычиков. Что ж, Варя, так мне и пропадать?
   Варюша. И пропадай.
   Лычиков. Меня не любишь?
   Варюша. Женись, увидишь.
   Личиков. Экая ты, Варя!
   Варюша. Я зимняя, морозная Варюха*.
   Знобить тебя хочу, дружка, да муч

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 241 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа