Главная » Книги

Старицкий Михаил Петрович - За двумя зайцами

Старицкий Михаил Петрович - За двумя зайцами


1 2 3 4 5 6 7

iv align="justify">  
  
  
  
  
  
  >
  

Михаил Петрович Старицкий

  

За двумя зайцами

   Комедия из мещанского быта в четырех действиях
  
  
  
  (Написана по мотивам пьесы И. С. Нечуй-Левицкого "На Кожемяках")
  
  
  "За двома зайцями".
  
  Перевод А. Островского
  
  
  

Действующие лица:

  
  П р о к о п С в и р и д о в и ч С е р к о, мещанин, владелец лавки.
  
  Я в д о к и я П и л и п о в н а, его жена.
  
  П р о н я, их дочь.
  
  С е к л и т а П и л и п о в н а Л ы м а р и х а, сестра жены Серко,
  
   торговка яблоками.
  
  Г а л я, ее дочь.
  
  С в и р и д П е т р о в и ч Г о л о х в о с т ы й, промотавшийся
  
   цирюльник.
  
  Н а с т я
  \ подруги Прони;
  
  Н а т а л к а / манерны.
  
  X и м к а, прислуга у Серко.
  
  П и д о р а, поденщица у Лымарихи.
  
  С т е п а н Г л е й т ю к, служил в наймах у Лымарихи, теперь -
  
   слесарь.
  
  М а р т а, бубличница.
  
   \
  
  У с т я, башмачница
  
  
  гости у Лымарихи.
  
  М е р о н и я, живет при монастыре /
  
  Д в о е б а с о в.
  
  И о с ь к а, ростовщик.
  
  
  К в а р т а л ь н ы й, ш а р м а н щ и к, м е щ а н е и н а р о д.
  
  
  _______________________________________________________________________
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

  
  
  Действие первое
  Глубокий яр. Слева под горой хорошенький домик Серко с садиком, ним забор
  и еще чей-то сад и домик, справа гора, забор, а дальше овраг. Вдали на горах
  
  
  
  
  виден Киев. Вечер.
  
  
  
  
  
  
  Явление первое
  П р о к о п С в и р и д о в и ч и Я в д о к и я П и л и п о в н а сидят
  
  
  
   на лавочке у дома.
  
  
  Е в д о к и я П и л и п о в н а. Ишь, как сегодня вечерню рано
  отслужили, еще и солнышко не зашло! А все оттого, что новый дьячок славно
  вычитывает.
  
  П р о к о п С в и р и д о в и ч. Чем же славно?
  
  Я в д о к и я П и л и п о в н а. Как чем? Громогласно: словами, что
  горохом, сыплет.
  
  П р о к о п С в и р и д о в и ч. Верно, верно! Как пустит язык, так
  он у него, что мельничное колесо, только - тррр!.. И мелет, и обдирает
  разом...
  
  Я в д о к и я П и л и п о в н а. А твой старый мнет, мнет, бывало,
  язык, что баба шерсть.
  
  П р о к о п С в и р и д о в и ч. Разве можно равнять этого щелкуна со
  старым дьячком! Тот таки читает по-старинному, по-божественному, а этот...
  
  Я в д о к и я П и л и п о в н а. Заступается за свой старый опорок,
  видно, что табачком потчует.
  
  П р о к о п С в и р и д о в и ч. Так что с того, что потчует!
  
  Я в д о к и я П и л и п о в н а. А то, что и в церкви табаком
  балуешь, словно маленький...
  
  П р о к о п С в и р и д о в и ч. Лопочи, лопочи, а ты заступаешься за
  нового потому, что молодой.
  
  Я в д о к и я П и л и п о в н а. Еще что выдумай!
  
  П р о к о п С в и р и д о в и ч. И выдумаю!
  
  Я в д о к и я П и л и п о в н а. Вот уж не люблю, как ты начнешь
  выдумывать да говорить назло! (Отворачивается.)
  
  П р о к о п С в и р и д о в и ч. Ну, ну, не сердись, моя старенькая,
  это я пошутил!
  
  
  
  
  Старуха, надувшись, молчит.
  
  Не сердись же, моя седенькая!
  
  Я в д о к и я П и л и п о в н а. Да будет тебе!
  
  П р о к о п С в и р и д о в и ч. Чего будет? Хвала богу, прожили век
  в добром ладу и согласии, дождались и своего ясного вечера... Да не зайдет
  солнце во гневе вашем...
  
  Я в д о к и я П и л и п о в н а. Ладно, я уже на тебя не сержусь.
  Только не блажи.
  
  П р о к о п С в и р и д о в и ч. Нет, нет, не буду. А нам и правда
  жаловаться не на что: век прошел, горя не ведали, хоть облачка и набегали,
  от тучи господь уберег. Есть на старости и кусок хлеба, и угол.
  
  Я в д о к и я П и л и п о в н а. Да ведь и поработали, рук не
  покладаючи.
  
  П р о к о п С в и р и д о в и ч. Так что ж! Кто радеет, тот и имеет!
  Непрестанно трудитеся, да не впадете в злосчастие. Лишь бы чужого хлеба не
  отнимать, да на чужом труде не наживаться!
  
  Я в д о к и я П и л и п о в н а. Уж на нас, голубок, кажется, никто
  не может пожаловаться!
  
  П р о к о п С в и р и д о в и ч. А кто знает? Может, и нам зря
  перепала чужая копейка.
  
  Я в д о к и я П и л и п о в н а. Как же без этого торговлю вести? Это
  уж пусть бог простит! Нам ведь надо было стараться: дочка росла
  единственная; на приданое-то нужно копить.
  
  П р о к о п С в и р и д о в и ч. Так-то оно так... И наградил нас
  господь дочкой разумницей.
  
  Я в д о к и я П и л и п о в н а. И-и! Уж умны - прямо на весь Подол!
  Ну, да ведь и денег на нее не жалели: во что нам эта наука стала - страх!
  Сколько одной мадаме в пенцион переплачено!
  
  П р о к о п С в и р и д о в и ч. А за какой срок? Долго ли там
  пробыли?
  
  Я в д о к и я П и л и п о в н а. Мало, что ль? Целых три месяца! Ты б
  уже хотел свое родное дите запереть в науку, чтоб мучилось до самой
  погибели.
  
  П р о к о п С в и р и д о в и ч. Я не о том; мне эти пенционы и не по
  душе вовсе, да коли деньги за год плочены, надо было за них хоть отсидеть.
  
  Я в д о к и я П и л и п о в н а. Денег жалко, а дите так нет, что оно
  за три месяца исхудало да измаялось, хоть живым в гроб клади! Там мало того,
  что науками замучили, извели, так еще голодом морили! Дите не выдержало
  и домой подалось.
  
  П р о к о п С в и р и д о в и ч. Это ничего: дома откормились; одно
  только неладно...
  
  Я в д о к и я П и л и п о в н а. Что еще? Уже снова блажить
  принимаешься?
  
  П р о к о п С в и р и д о в и ч. Да я молчу, а только этот пенцион...
  
  Я в д о к и я П и л и п о в н а. Что пенцион?
  
  П р о к о п С в и р и д о в и ч. Вот он где у меня сидит! (Показывает
  на затылок.)
  
  Я в д о к и я П и л и п о в н а. Опять?
  
  П р о к о п С в и р и д о в и ч (вздохнув). Да молчу!
  
  
  
  
  Издалека слышна хоровая песня:
  
  
  
  
   Не щебечи, соловейку,
  
  
  
   На зор³ раненько,
  
  
  
   Не щебечи, манюс³нький, \
  
  
  
   П³д в³кном близенько! / (2 раза)
  
  
  Я в д о к и я П и л и п о в н а. А славно поют! Я страх люблю мужское
  пение!
  
  П р о к о п С в и р и д о в и ч. Славно, славно! Завтра воскресенье,
  а они горланят.
  
  Я в д о к и я П и л и п о в н а. А когда ж им и погулять, как не под
  праздник! За будни наработаются!
  
  П р о к о п С в и р и д о в и ч. Вот и расходились бы спать, а то
  и сами не спят, и другим не дают... (Зевает.)
  
  Я в д о к и я П и л и п о в н а. Так ты иди себе спать, кто ж мешает?
  
  П р о к о п С в и р и д о в и ч. По мне, уж и пора бы лечь, да ведь
  Проню дожидаемся.
  
  Я в д о к и я П и л и п о в н а. А правда, что это они так запоздали?
  Уже и ночь на дворе, ты бы пошел поискал их.
  
  П р о к о п С в и р и д о в и ч. Где же я их буду искать? Да их
  и кавалер проводит.
  
  Я в д о к и я П и л и п о в н а. Проводить-то проводят... кавалеров
  за ними, что половы за зерном, а все-таки страшно.
  
  П р о к о п С в и р и д о в и ч. Не бойся - не маленькие. (Зевает во
  весь рот). О господи, помилуй мя, грешного раба твоего! (Снова зевает
  и крестит рот). Чего это я так зеваю ?
  
  Я в д о к и я П и л и п о в н а (тоже зевает). Ну вот, ты зеваешь,
  а я за тобой.
  
  П р о к о п С в и р и д о в и ч (снова зевает). Тьфу на тебя, сатана!
  Так зевнул, что чуть рот не разорвал.
  
  Я в д о к и я П и л и п о в н а. Прикрывал бы ты рот, а то и глядеть
  нехорошо.
  
  П р о к о п С в и р и д о в и ч. А ты думаешь, мне хорошо глядеть,
  когда ты свою вершу разинешь?
  
  Я в д о к и я П и л и п о в н а. Это с каких же пор у меня вместо рта
  верша?
  
  П р о к о п С в и р и д о в и ч. А разве не пришла еще пора?
  
  Я в д о к и я П и л и п о в н а. Тьфу! Тьфу! (Рассердившись уходит).
  
  П р о к о п С в и р и д о в и ч (почесав затылок). Рассердилась моя
  старушка, разгневалась, надо идти мириться. (Тоже уходит через ворота
  в дом).
  
  
  
  
  
  
  Явление второе
  
  
  М е щ а н е, м е щ а н к и и х о р.
  
  
  Х о р (за сценой, но ближе).
  
  
  
  
   Твоя п³сня дуже гарна,
  
  
  
   Гарно ти сп³ваºш.
  
  
  
   Ти, щасливий, спарувався \
  
  
  
   И гн³здечко маºш.
   / (2 раза)
  
  Через сцену проходит н е с к о л ь к о п а р: девчата с парубками и одни
  девчата; последних догоняет Г о л о х в о с т ы й, в цилиндре, пиджаке,
  
  
   перчатках. Полебезив, перебегает к другим.
  
  
  Г о л о х в о с т ы й. А хороши тут девчатки-мещаночки, доложу вам:
  чистое амбре! Думал, найду меж ними ту, что около Владимира видел - так
  нету, а она, сдается, с этого конца. Вот пипочка, просто - а-ах, да пере-ах!
  Одно слово - канахветка, только смокчи! Чуть ли я не влюбился даже в нее,
  честное слово: прямо из головы нейдет... Господи! Что ж это я? Не проворонил
  ли из-за нее главный предмет, Проню? Вот тебе и на! Побегу искать... (Быстро
  уходит оврагом направо).
  
  П а р у б к и (выходят на передний план, поют).
  
  
  
  
   А я б³дний, безталанний,
  
  
  
   Без пари, без хати;
  
  
  
   Не довелось мен³ в св³т³ \
  
  
  
   Весело сп³вати!
   / (2 раза)
  
  
   Издалека слышно, как другая группа поет ту же песню.
  
  
  П е р в ы й б а с. А у нас басы лучше... у них точно битые горшки!
  
  В т о р о й б а с. Или как старые цыганские решета.
  
  В с е (смеются). И правда!
  
  П а р у б о к. А какой теперь хор самый лучший? Семинарский или
  братский?
  
  П е р в ы й б а с. Известно, братский.
  
  В т о р о й б а с. А я говорю - семинарский.
  
  П е р в ы й б а с. Ан брешешь.
  
  В т о р о й б а с. Ан не брешу. В семинарском хоре один Тарас как
  попрет верхами, так о-го-го! Либо Орест - как двинет октавой ур-р-р, аж горы
  дрожат.
  
  П е р в ы й б а с. А в братском Кирило чего-нибудь стоит?
  
  В т о р о й б а с. Ну, что ж? Кирило - и обчелся.
  
  П е р в ы й б а с. Э-э!
  
  С т е п а н. А кто, по-вашему, господа, всех умнее в Киеве:
  семинарист, или академист, или университант?
  
  П а р у б о к. Голохвостый!
  
  С т е п а н (хохочет). Ну и отколол!
  
  П е р в ы й б а с. Попал пальцем в небо!
  
  К т о - т о. Нашел умника на помойке! Ха-ха!
  
  П а р у б о к. А кто ж разумнее его? Говорит по-ученому, что и не
  поймешь ничего!
  
  С т е п а н. У тебя, часом, все клепки дома?
  
  П а р у б о к. Чего ты прицепился?
  
  С т е п а н. Глядите, люди добрые, как по-свинячьи хрюкает, так
  и умнее всех, значит!
  
  Д р у г и е. А что, на самом деле, смеяться? Голохвостый и верно не
  лыком шит, умный, образованный, совсем барин, и ходит, и говорит
  по-господски!
  
  С т е п а н. Овва! Не видела роскоши свинья, так и хлев за палаты
  показался!
  
  К т о - т о. Да будет вам черт знает из-за чего вздорить!
  
  С т е п а н. И то правда, тьфу!
  
  К т о - т о. От мещан отстал, а к панам не пристал.
  
  С т е п а н. А как же! Натянет узкие брючки, обует сапоги со скрипом,
  да еще на голову напялит шляпу, ну и пыжится, как лоскут кожи на огне! Какие
  были у отца деньги - промотал, а теперь что на нем, то и при нем.
  
  П е р в ы й б а с. Верно; батько его, бывало, на базаре брил, кровь
  пускал да банки ставил, вот и копейка водилась, а он, вишь, уже цирюльню
  по-модному...
  
  С т е п а н. Не знаю, стрижет ли других, а что себя обстриг - это так!
  
  П е р в ы й б а с. А уж до девчат лаком, кружит головы - беда!
  
  В т о р о й б а с. Так через то же Степан на него и ярится.
  
  К т о - т о. Опасается, значит, чтоб не отбил дивчину.
  
  С т е п а н. Печенки я б ему отбил!
  
  Д р у г и е. О! Он таковский!
  
  П е р в ы й б а с. А у тебя есть уже милая?
  
  С т е п а н. Что ты их слушаешь? Вздор несут!
  
  К т о - т о. Есть, есть...
  
  П е р в ы й б а с. А кто?
  
  П а р у б о к. Галя Лымаришина.
  
  П е р в ы й б а с. Красивая?
  
  П а р у б о к. Чудо, как хороша!
  
  С т е п а н. Ты гляди у меня, честь знай, а то язык и окоротить можно!
  
  П а р у б о к. Что ж я такого сказал? Вот напасть!
  
  Д р у г и е. Тсс! Вон Голохвостый идет!
  
  
  
  
  
  
  Явление третье
  
  
   Т е ж е и Г о л о х в о с т ы й.
  
  
  К т о - т о. Здравствуйте, Свирид Петрович, а мы вас как раз
  вспоминали...
  
  Г о л о х в о с т ы й. А, добре-хорошо...
  
  С т е п а н (в сторону). Жаль, что не слышал!
  
  Г о л о х в о с т ы й (кое-кому подает руку, остальным кланяется
  свысока). Меня таки везде вспоминают: значит, моя персона в шике!
  
  С т е п а н (в сторону). Как свинья в луже!
  
  Г о л о х в о с т ы й (вынимает портсигар). Нет ли у кого иногда
  спички?
  
  П а р у б о к. Вот у меня есть. (Зажигает.) А мне, Свирид Петрович,
  можно одну взять?
  
  Г о л о х в о с т ы й. На! Может, угодно еще кому? Папиросы первый
  сорт!
  
  К т о - т о. Давайте, давайте! (Закуривает.) Ничего себе!
  
  Голохвостый. Ничего! Понимаете вы, как свиньи в пельцинах! Это шик - не
  папиросы! Каждая стоить пять копеек; значит, примером: затянулся ты, а уже
  пяти копеек и нет.
  
  П а р у б к и. И дорогие же!
  
  С т е п а н (в сторону). Брешет гладко!
  
  К т о - т о. Вы таки швыряете силу денег!
  
  Г о л о х в о с т ы й. Чего мне денег жалеть? Главное дело - себе
  удовольствие! Может, у меня их перегорело иногда сколько тысячов, так зато ж
  вышел образованный, как первый дворянин!
  
  С т е п а н (тихо остальным). Такой дворянин, что только под тын!
  
  Д р у г и е. И правда: надел жупан, так уж думает, что пан.
  
  Г о л о х в о с т ы й. Теперь, следственно, меня везде и всюду первым
  хвасоном принимают, а почему? Потому, что я умею, как соблюсти свой тип,
  по-благороднему говорить понимаю!
  
  С т е п а н (громко). А по-собачьи, господин, случаем не умеете?
  
  
  
  
  
   Кое-кто смеется.
  
  
  Г о л о х в о с т ы й. Еще нет! Придется разве, что ли, от вас науку
  получить!
  
  С т е п а н. Вы таки моей науки дождетесь!
  
  Г о л о х в о с т ы й (свысока). Наведите себя сначала политурою!
  
  С т е п а н. Что с дурака взять!
  
  Д р у г и е. Да будет вам!
  
  Г о л о х в о с т ы й. Невежество неумытое! Что тут с вами
  фиксатурничать? Еще увозишься в мужичестве!
  
  П а р у б о к. А скажите-ка, будьте добреньки, хоть что-нибудь
  по-хранцузскому!
  
  Г о л о х в о с т ы й. Да что вы можете понимать?
  
  П а р у б о к. А какое платье на вас, Свирид Петрович, - чудо! Верно,
  дорогое?
  
  Г о л о х в о с т ы й. Известно, не копеечное! Хвасонистой моды
  и загрянишного материала, да и шил, можно сказать, первый магазин. Вот вы
  думаете, что платье - лишь бы что, а платье - первое дело, потому что по
  платью всякого встречают.
  
  С т е п а н (к остальным). А по уму провожают!
  
  Г о л о х в о с т ы й (не обращая внимания). От возьмем, примером,
  бруки: трубою стоят как вылиты, чисто аглицький хвасон! А чего-нибудь не
  додай, и уже хвизиномии не имеют! Или вот жилетка, - сдается-кажется,
  пустяк, а хитрая штука: только чуть не угадай, и мода не та, уже и симпатии
  нету. Я уж не говорю про пиньжак, потому что пиньжак - это первая хворма:
  как только хвормы нету, так и никоторого шику! А от даже шляпа, на что уже
  шляпа, а как она, значит, при голове, так на тебе и парад!
  
  К т о - т о. Хорошо в этом разбирается, ничего не скажешь!
  
  П а р у б о к. А материя какая! Рябая, рябая да крапчатая, вот бы
  и мне такого на штаны!
  
  Г о л о х в о с т ы й. Крапчатая?! Шаталанская!
  
  П а р у б о к. А что ж это значит - шарлатанская?
  
  Г о л о х в о с т ы й. Э, мужичье! Что с тобой разговаривать.
  
  П а р у б о к. Да я так!
  
  К т о - т о. Расскажите нам лучше что-нибудь! Вы ж везде бываете,
  умных людей видаете.
  
  Г о л о х в о с т ы й. Не все то для простоты интересно, что для меня
  матерьяльно.
  
  К т о - т о. А все же может, и нам любопытно будет. Вот идемте на
  гору: споем, побеседуем.
  
  Г о л о х в о с т ы й. Хороший был бы для меня кадрель - водить с вами
  кумпанию!
  
  К т о - т о. Э, вы нос дерете аж до неба!
  
  Д р у г и е. Да бросьте, ну его!
  
  С т е п а н. Не знаете разве поговорки: не тронь добра...
  
  П а р у б о к (Голохвостому). Да идемте, Свирид Петрович, не
  церемоньтесь!
  
  Г о л о х в о с т ы й. Ей-богу, нельзя: тут, понимаете, деликатная
  материя... Кахвюру, значит, нужно подстерегчи и спроворить... Одним словом,
  не вашего ума дело!
  
  П а р у б о к. Что ж оно такое?
  
  Г о л о х в о с т ы й. Интрижка.
  
  П а р у б о к. Как?
  
  С т е п а н. Да брось его, идем!
  
  Д р у г и е. И в самом деле! Чего с ним вожжаться? Ну его к дьяволу!
  Пошли!
  
  
  
  
  
   Все уходят.
  
  
  
  
  
  
  Явление четвертое
  
  
  
  Г о л о х в о с т ы й, один.
  
  
  Г о л о х в о с т ы й. Дураки серые! Идите на здоровье! Что значит
  простое мужичье! Никакого понятия нету, никакой деликатной хвантазии... Так
  и прет! А вот у меня в голове завсегда такой водеволь, что только мерси,
  потому - образованный человек. Да что, впрочем, про них? Достаточно-
  довольно! Как бы вот Прони не пропустить! Высматриваю; нигде нету: уж не
  прошла ли разве? Так куда ж пройти ей, когда мы каравулили? Удивительное
  дело! Требовается подождать. Надо сегодня на нее решительно налягти.
  Сдается, я ей пондравился... Ну, да кому ж я не пондравлюсь? А вот чтобы
  Проню не выпустить из рук, так то необходимо. Богатая: какой дом, сад!
  А лавка, а денег по сундукам! Старого Серко как тряхну, так и посыплются
  червонцы! Одна надежда на ее приданое, потому иначе не могу поправить своих
  делов: такои зажим, хоть вешайся. Долгов столько - как блох в курятнике.
  В цирюльне уже заместо себя посадил гарсона, да что с того? Цирюльня все
  одно лопнет. От как на Проне женюсь, то есть на ее добре да на ее
  деньжонках, я тогда бритвы через голову в Днепр позабрасываю и заживу купцом
  первой гильдии; завью такие моды, аладьябль! Только ж Проня и дурна, как
  жаба... Да если запустить руку в ее сундук, так мы на стороне заведем такое
  монпасье, что только пальчики оближешь! От бы, примером, ту дивчину, что
  я за ней возле Владимира гонялся! А-ах!
  
  
  
  
  
  
  Явление пятое
  
  Г о л о х в о с т ы й, П р о н я, Н а с т я и Н а т а л к а.
  
  
  Г о л о х в о с т ы й (увидев девчат). А вот и они с кумпанией! Ну,
  Голохвостый, держись!
  
  П р о н я, Н а с т я и Н а т а л к а идут с томным видом, прощаются
  
  
  
   с каким-то кавалером.
  
  Как бы это подойти похвасонистей, чтоб так сразу шиком и пронять? (Пробует
  поклониться.) Нет, не так... (Одергивает на себе платье.)
  
  П р о н я (приближается; за нею подруги). Голохвастов, кажется?
  
  Г о л о х в о с т ы й (подлетает). Бонджур! Мое сердце распалилося,
  как щипцы, пока я дожидал мамзелю!
  
  П р о н я (манерно). Мерси, мусью! (Подругам.) Таки дожидался:
  я нарочно проманежила.
  
  Г о л о х в о с т ы й. Рикамендуйте меня, пожалуйста, барышням! Хочь я
  и не знаю их, но надеюсь, что вы не будете водить кумпанию лишь бы с кем!
  
  П р о н я. Разумеется. Это мои близкие приятельки и соседки.
  
  Г о л о х в о с т ы й. Рикамендуюсь вам: Свирид Петрович Голохвастов.
  
  Н а с т я. Мне кажется, мы где-то встречались.
  
  Г о л о х в о с т ы й. Ничего нету удивительного - меня знает весь
  Киев чисто.
  
  Н а т а л к а. Неужели?
  
  Г о л о х в о с т ы й. Решительно. Меня всюду принимают как своего,
  значит, без хвасона.
  
  П р о н я. Там, верно, красавиц нашли порядочно?
  
  Г о л о х в о с т ы й. Что мне краса? Натирально, первое дело ум
  и обхождение: деликатные хранцюзкие манеры, чтоб вышел шик!
  
  П р о н я. Разумеется, не мужицкие: фи! Мове жар!
  
  Н а т а л к а (Насте). Какой пригоженький!
  
  Н а с т я. Ничего. Только чудной!
  
  Н а т а л к а. А я вас где-то сегодня видела.
  
  Г о л о х в о с т ы й. Я человек не очень-весьма посидящий, люблю
  в проходку с образованными людьми ходить. Ноги человеку, видите, для того
  и дадены, чтоб бить ими землю, потому они и растут не из головы...
  
  Н а т а л к а (Насте). Какой он умный и острый, как бритва!
  
  П р о н я (подругам). Не говорила я вам, что первый кавалер!
  
  Г о л о х в о с т ы й. Не угодно ли, барышни, покурить папироски?
  
  Н а т

Другие авторы
  • Левит Теодор Маркович
  • Смирнова-Сазонова Софья Ивановна
  • Щелков Иван Петрович
  • Авдеев Михаил Васильевич
  • Меньшиков Михаил Осипович
  • Байрон Джордж Гордон
  • Иволгин Александр Николаевич
  • Свенцицкий Валентин Павлович
  • Лутохин Далмат Александрович
  • Корш Нина Федоровна
  • Другие произведения
  • Болотов Андрей Тимофеевич - О пользе, происходящей от чтения книг
  • Ростопчин Федор Васильевич - Горностаев М. В. Генерал-губернатор Ф. В. Ростопчин: страницы истории 1812 года
  • Жуковский Владимир Иванович - Судебные речи
  • Кюхельбекер Вильгельм Карлович - Благой Д. Кюхельбекер
  • Фиолетов Анатолий Васильевич - Стихотворения
  • Гиппиус Зинаида Николаевна - Я простил
  • Зотов Владимир Рафаилович - Некролог (Добролюбову)
  • Корнилович Александр Осипович - Татьяна Болтова
  • Мережковский Дмитрий Сергеевич - Иисус неизвестный
  • Стороженко Николай Ильич - Предшественники Шекспира
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 256 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа