Главная » Книги

Зиновьева-Аннибал Лидия Дмитриевна - Певучий осел, Страница 9

Зиновьева-Аннибал Лидия Дмитриевна - Певучий осел


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Того, кто всех хитрей. Про все смекнул я -
  
  
  
   С прибытком улетела ты от нас:
  
  
  
   Хоть девственность сокровищ всех бесспорней,
  
  
  
   Все ж любо растворить свой сад затворный.
  
  
  
   Я знаю: спит в лесу Эндимион* -
  
  
  
   Невмочь расколдовать Диане сон,
  
  
  
   А люб сонливец ей, и мой цветок
  
  
  
   Им отомкнет стыдливости замок.
  
  
  
  
   (Отлетает.)
  
  
  
   Ха-ха-ха-ха-ха-ха, ха-ха!
  
  
  
   Особенного дал ей петуха!
  
  
  Титания и Сердце Розы все стоят в созерцании месяца. Большой шум и
  
  нестройная запыхавшаяся музыка эльфов. Оберон прилетает спиною
  вперед, ногами опершись в золотое стойло. Тянет одною рукою уши нагнувшегося
  
  быком Лигея, другою держит у рта золотой рог, в который трубит.
  
  Эльфы, пыхтя, придерживают затвор. Всё опускается на кровлю. Лигей
  
  
  
   чешет спину обеими руками.
  
  
  
  Оберон. Установите стойло и несите
  
  
  
   Овса и сена, и соломы мягкой,
  
  
  
   Чтоб в стружках золотых он нежил члены.
  
  
  
   Три трона воздвигайте. Осыпайте
  
  
  
   Каменьем самоцветным кровлю храма,
  
  
  
   Растите дивные цветы, стрекоз
  
  
  
   И райских птиц маните, чтоб все краски
  
  
  
   Играли и резвились, сердце теша,
  
  
  
   И пением сладчайшим соловьев
  
  
  
   Наш слух лелейте. Арфы стройте в лад
  
  
  
   И струны дивно шевелите...
  
  
  
  (Трубит в рог. Новоприбывшим эльфам.)
  
  
  
   Вы же
  
  
  
   Летите вдаль и вширь и духов кличьте,
  
  
  
   Лесных, домашних, водных и небесных,
  
  
  
   Чтоб к нам на пир трехтронный прилетели,
  
  
  
   И шепотом и рокотом* до смертных
  
  
  
   Таинственно и непреложно славу
  
  
  
   Лигея донесли и возвестили.
  
  
  Титания (быстро Сердцу Розы).
  
  
  
   Прозрений новых пробужденных душ
  
  
  
   Царю безумному не скажем тотчас.
  
  
  
   Глубок и мрачен сон его страстей.
  
  
  
   Диана снимет колдовство с него.
  
  
   Оберон (заметив Титанию, летит к ней).
  
  
  
   Титания, ты зеркало добыла ль?
  
  
  
   Завет, наказ мой строгий не забыла ль?
  
  
  Титания. На золотом челне Диана с лаской
  
  
  
   Ко мне сплыла и зеркало, повязкой
  
  
  
   Змеиною скрепленное, с чела
  
  
  
   Мерцающего сняв, мне подала.
  
  
  
   Оно росло в моих руках чудесно!
  
  
  Оберон. Исполнилось! От счастья духу тесно.
  
  
  
   Где ж зеркало богини? Покажи!
  
  
  Титания. Царь неразумный, сердце удержи!
  
  
  
   Страшися зеркала волшебной власти:
  
  
  
   Угодно сердце вольное от страсти,
  
  
  
   От светлости прозрачной отражать.
  
  
  
   Страшись желаний сорных жатву сжать!
  
  
  Оберон. Титания, пойми мою затею!
  
  
  
   Решил я славу подарить Лигею
  
  
  
   И в мир явить свой затаенный клад.
  
  
  
   Пусть будет всем источником отрад
  
  
  
   Певец, венцом божественным венчанный,
  
  
  
   Не сладострастьем ныне обуянный,
  
  
  
   Я говорю: как небо по заре -
  
  
  
   Так чист мой дух. В тот миг, когда в царе
  
  
  
   Лигей увидит бога в нимбе света, -
  
  
  
   В Лигее узрит мир, дивясь, поэта.
  
  
  
   (Подходит к стойлу. Ищет Лигея.)
  
  
  
   Зарылся, утомлен борьбой, в солому!
  
  
  
   Где Пок? Умеет он один упрямца
  
  
  
   Веселой лаской ободрять.
   (Замечает Лигея, который давно выглядывает из стойла с любопытством
  
   на работы, потом выбегает и помогает сооружать троны.)
  
  
  
   Лигей!
  
  
  
   О, милый, славный! Понял ты без слов
  
  
  
   Высокий замысл мой! Но к нам приблизь
  
  
  
   Свой лик тревожный и за брашном царским
  
  
  
   Узнай из уст моих свою судьбу.
  
  
  Титания идет к ложу, возле которого накрыт пиршественный стол.
  
  
  
   Ложится. Оберон идет к ней.
  
  
  
   Лигей (забегает вперед Оберона).
  
  
  
   Ио! Ио! Я голоден. Овсом
  
  
  
   И сеном глотку драть мне надоело.
  
  
  
   Охотно пропихну чего помягче
  
  
  
   Кусочек лакомый.
  
  
  Титания (трубит в свой рог).
  
  
  
   Стелите ложе
  
  
  
   Лигею. К нам садись, мой друг!
  
  
   Лигей (ложится на принесенное ложе).
  
  
  
   Ну ладно!
  
  (Ест и пьет, с жадностью пропихивая большие куски в ослиную пасть.
  
  
  
  Отрывается часто, чтобы чесать спину.)
  
  
  
  Эльфы увенчивают троих венками. Музыка и пляски фей.
  
  
  
  Оберон. Ты хочешь славы - не любви. Пусть будет!
  
  
  
   Тебя прославлю, чтоб весь мир дивился
  
  
  
   Величью сладкозвучного певца.
  
  
  
   Престола три воздвиг я. Третий - твой.
  
  
  
   Поэт крылатый! Дивный АнтинойР
  
  
  
   Чело венчая золотом и лавром,
  
  
  
   Своеобразным явится кентавром*,
  
  
  
   Воссесть по праву с царственной четой
  
  
  
   Достойно быть прославленным толпой.
  
  
   Лигей. Пусть слава. Можно так. Ио! Ио!
  
  
  
   Мне эта нравится затея. Только
  
  
  
   Верни мне флейту*: к ней привычен,
  
  
  
   На лире я умею лишь хвостом.
  
   Оберон возвращает флейту Лигею, сняв ее со своей груди. Встает. Издали,
  
  
   приближаясь, слышится биение многих крыльев.
  
  
  
  Оберон. Ты голод утолил. И час настал
  
  
  
   Воссесть на троны. Духи к нам летят
  
  
  
   Тебя признать божественным и равным.
  
  
  
   От глаз их эльфы нас туманом скроют.
  
  
  
   Ты знак подашь поднять завесу.
  
  
   Лигей. Ладно.
  
  
  
  
  (Идет за Обероном.)
  
  
   Завеса из тумана отделяет часть кровли, занятой тронами, от
  
  остального пространства. За туманам слышно биенье приблизившихся
   многих крыльев. Снизу как бы человеческие голоса и смутный ослиный рев.
  
  
  
  (Прислушивается. Упирается. Бежит к краю кровли.)
  
  
  
   Мне слышатся родные звуки. Память
  
  
  
   Тревожит. Скучно. Кто там? Кто я? Где я?
  
  
  
   (Плачет. Машет крыльями.)
  
  
  
   Слечу! Слечу! Слечу! Я не боюсь.
  
  
   (Подлетывает на воздух, но тотчас упадает.)
  
  
  
   Ногами если бы! Домой хочу!
  
  
  
   Я вспомню все. Ио! Ио! Ио!
  
  (Рыдая, бежит в стойло. Заставляет затвор изнутри ветвями, чтобы
  
  
  
  
  
  скрыться.)
  
  
  Сквозь туман просвечивают сияния разных оттенков. Оберон и Титания
  
  сидят на тронах. Сердце Розы приносит к тронам три венца. Венчает
  
  
  Титанию и Оберона. Третий опускает на трон Лигея.
  
  
  
  
  Становится на колени.
  
  
   Сердце Розы. Царица дивная и царь высокий,
  
  
  
   Слетаются на праздник по наказу
  
  
  
   Твоих глашатаев премного духов,
  
  
  
   И воздух махом крыльев потрясен.
  
  
  
   И тени прибывающие месяц
  
  
  
   От наших глаз скрывают. Станом странным
  
  
  
   Окрест покрылись горы. Духи все
  
  
  
   И обликом и степенью различны.
  
  
  Оберон. Иди сказать, чтоб ждали эльфы рога
  
  
  
   Завесу из туманов раздвигать.
  
  
  Титания. Несите зеркало Дианы, феи!
  
  
  Оберон. Титания, сражен я без надежды!
  
  
  
   Как претерплю крушение мечты?
  
  
  Титания. Царь светлый! Подыми утешно вежды!
  
  
  
   Прозрела я. Прозрите он и ты.
  
  
  Оберон. Что хочешь ты сказать?
  
  
  Феи несут большое завешенное зеркало и ставят его против трона.
  
  
  
  
   Судьба идет!
  
  (Спускается с трона и вместе с Титанией идет к стойлу. У затвора.)
  
  
  
   Лигей! Лигей! Открой затвор! Открой!
  
  
  Титания толкает затвор. Он поддается. Ветви падают. На золотой
  
  соломе сидит Лигей, и по обе стороны лежат оторванные крылья.
  
  
  
  
  Титания вскрикивает,
  
  
  
  
   Безумец! Боги! Боги! Помогите!
  
  
  Титания. Осла хоть мощными ты наградил крылами -
  
  
  
   Их изгрызет и хлопает ушами.
  
  
  Оберон. О горе, горе, горе! О позор!
  
  (Разметывает в ярости золотые доски стойла и разметывает солому.)
  
  
  
   Что было мило, рухни, рухни, рухни!
  
  
   Лигей (вскакивает в ужасе).
  
  
  
   Ио! Ио! Ио! Ио! Ио!
  
  
  Гремит гром. Сверкает молния. Проносится вихрь и разрежает занавес
  
  туманов. Смутно являются духи различного вида и сияний на вершинах
  
  
  
  
  леса и ближних холмов.
  
  
  
  Титания. Час пробил. Мир нас видит, Оберон,
  
  
  
   Опомнись и мужайся. Ты ж, Лигей,
  
  
  
   Не трусь. Пойми: полета от певца
  
  
  
   Не ждет никто, трусила б рифм рысца.
  
  
  
   (Идет решительно к тронам.)
  
   Трусит, прижав хвост и уши, болтая обгрызками крыльев, за нею Лигей.
  
  
  
   За ним, как во сне, Оберон.
  
  
  
  Титания (всходит на трон. Лигею).
  
  
  
   Влезай, мой друг. Меж нами ты в защите.
  
  
  
   Осмелься же, поэт, и рифмы собери.
  
  
  
   Вот флейта. В страхе обронил ее.
  
  
  
  
  
  (Оберону.)
  
  
  
   Теперь иль никогда. Хватай свой час
  
  
  
   За чуб, как афиняне говорят.
  
  
  
   Твой лик Лигей увидит, ты - его,
  
  
  
   А песнь любви нежданно разольется
  
  
  
   Из уст немевших. Ты ж по лире вторь.
  
  
  
   О, дивный час неповторимых зорь!
  
  Оберон (ободрившись и с решимостью). Восставьте зеркало всех правд пред
  нами!
  
   Феи поднимают зеркало, еще укрытое. Оберон трубит в свой рог. Падают
   все завесы, и ясно видно зрителей-духов. Феи сдергивают покрывало с
   зеркала. В зеркальности отражаются два трона: один с царем Обероном,
   другой с Лигеем в ослиной маске. Оберон схватывает голову обеими руками
  
  
   и недвижно [застывает?], как в столбняке.
  
  
  
   Лигей (в волнении ерзая по трону).
  
  
  
   Увидел! Вижу! Эльфа разглядел
  
  
  
   Почти до ясности. Но страшно это.
  
  
  
   Прекрасен ты. Но стар твой вечный лик.
  
  
  
   Мне мудрости божественной не надо.
  
  
  
   И жжет твой взгляд, и неудобен смертным.
  
  
  
   Безумие! Затмение! Мне дурно!
  
  
  
   Проснулась память. Вспомнил я Лигея.
  
  
  
   Я здесь уж умер. Я с ума сошел.
  
  
  
  
  (Поет ревучим голосом.)
  
  
  
   О, Леонид,
  
  
  
   Эраст, Медон!
  
  
  
   О, Мормоликс
  
  
  
   И Баратрон!
  
  
  
   Лигей убит.
  
  
  
   Меж нами Стикс,
  
  
  
   Летейский сон.
  
  
  
   Меж нами Стикс
  
  
  
   И Флегетон.
  
   Голоса снизу. Лигей! Лигей! Лигей! ?
  
  
   Лигей (вскакивает и ревет).
  
  
  
   Ио! Ио! Ио! Ио! Ио!
  
  
   Оберон (медленно приходя в себя).
  
  
  
   Чудовища мне вид снести невмочь.
  
  
  
   Сокройте зеркало. Ушлите духов прочь!
  
  (Медленно спускается со ступеней трона. Голосом, как из сна.)
  
  
  
   Сон странный обнимает. Пух стелите.
  
  
  
   Вы, Зерна Маковые, круг ведите.
  
   Эльфы приносят на край кровли ложе. Оберон ложится. Маковые Зернышки
  
  
  ведут пляску вокруг него под тихую баюкающую музыку.
  
  
  
  Титания. Ты отоспишься, царь. Прозрачный сон
  
  
  
   Меня морочил. Все ж был мерзок он.
  
  
  
  Падает занавес из туманов и заволакивает всю кровлю.
  
  
  
  
  
  
   Картина вторая
  
   Поднимается завеса из туманов, открывая мраморную площадь перед храмом
  Дианы. Те же холмы и рощи вокруг. Дорога ведет между ними к далекому городу.
  
  
   Двери в храм раскрыты, и виден идол Дианы.
   Весталки* в белых одеждах служат у огня. У края кровли, на ложе спит
  
  
   Оберон. Титания, прильнув к нему, дремлет
  
   Глашатай (появляется по дороге из города, бьет в литавры). Просыпайтесь,
  весталки! Огонь оживляйте! Готовьтесь к жертвоприношению! Сейчас прибудет
  сюда герцог Тезей и амазонка Ипполита, его супруга, молить милостивую богиню
  о даровании им супружеского счастия. Несчастными встали они до зари с юного
  брачного ложа и спешат под ваши сени, о белые девы! Гостеприимными да будете
  вы и ваша Богиня!
  
  
   Тезей и Ипполита выступают, окруженные жрецами и воинами под
  
  воинственный марш. Всходят по ступеням храма и преклоняют колени
  
  
  перед идолом Дианы. На площади набирается народ.
  
  
  
   Тезей. Богиня-дева, деву-амазонку
  
  
  
   К невинному привел я алтарю
  
  
  
   Твоих щедрот молить. Твоим служеньям
  
  
  
   Младенчество и первый девства цвет
  
  
  
   Она прилежно посвятила. Ты же,
  
  
  
   О, щедрая владычица небес,
  
  
  
   Подругу в дар герою отпусти
  
  
  
   И таинствам иным даруй причастье.
  
  
  
   Ты чистый лик, владычица приплода,
  
  
  
   Склоняющая к ложам рожениц,
  
  
  
   Не презирай святыни Гименея
  
  
  
   И амазонку вольную ты в упряг
  
  
  
   Супружеский безропотно впряги.
  
  
  
   Но без тебя, великая царица,
  
  
  
   Герою не свершить победы сладкой!
  
  
  
  
  (Обращается к Ипполите.)
  
  
  
   Молись и ты, супруга Ипполита!
  
  
  Ипполита. Диана многоликая, мне ты
  
  
  
   Доселе девственный свой лик являла...
  
  
  
   Яви мне щедро сил иных святыни,
  
  
  
   Чтоб, преклоняясь, им служить могла,
  
  
  
   И члены легкие, что с зыбким ритмом
  
  
  
   Молниеносных конских скоков дружны,
  
  
  
   Богиня, мне родная, приневоль
  
  
  
   К ярму суровых ритмов подневольных.
  
  
  
   И ярость девственного огражденья
  
  
  
   Смягчи у девы юной и направь
  
  
  
   Мою к тому отныне благосклонность,
  
  
  
   Чьему желанью и веленью доля
  
  
  
   Моя - пок

Другие авторы
  • Ишимова Александра Осиповна
  • Мурзина Александра Петровна
  • Чеботаревская Анастасия Николаевна
  • Салтыков-Щедрин М. Е.
  • Зубова Мария Воиновна
  • Бахтин М.М.
  • Стечкин Николай Яковлевич
  • Гоголь Николай Васильевич
  • Эспронседа Хосе
  • Василевский Лев Маркович
  • Другие произведения
  • Голдобин Анатолий Владимирович - Верхняя палата
  • Гамсун Кнут - Максимилиан Волошин . "У жизни в лапах"
  • Языков Николай Михайлович - Жар-Птица
  • Скабичевский Александр Михайлович - (Сочинения А. Скабичевского)
  • Жданов Лев Григорьевич - Осажденная Варшава
  • Гольц-Миллер Иван Иванович - И. И. Гольц-Миллер: биографическая справка
  • Дживелегов Алексей Карпович - Данте Алигиери. Жизнь и творчество
  • Шиллер Иоганн Кристоф Фридрих - Отрывок из Шиллеровой трагедии "Дон Карлос"
  • Ковалевский Максим Максимович - Об А. П. Чехове
  • Леонтьев Константин Николаевич - Письмо К. К. Зедергольму
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 185 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа