Главная » Книги

Шекспир Вильям - Сон в летнюю ночь, Страница 3

Шекспир Вильям - Сон в летнюю ночь


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

sp; 
  Не ты ли, Пак?
  
  
  
  
   Пак
  
  
  
  
  Так точно, ты узнала:
  
  
  Я точно тот веселый дух ночей
  
  
  И вместе шут придворный Оберона.
  
  
  Нередко он смеется надо мной,
  
  
  Когда начну я ржать, как кобылица,
  
  
  И голосом обманывать коня,
  
  
  Который жир себе наел бобами.
  
  
  Я иногда, резвяся, принимаю
  
  
  Вид яблока печеного, и с ним
  
  
  Я к кумушке тихонько прячусь в чашку;
  
  
  И только лишь кума начнет хлебать,
  
  
  Я в губы ей толкаюсь и питьем
  
  
  Изношенный передник обливаю.
  
  
  А иногда для тетушки степенной,
  
  
  Когда она рассказывать начнет
  
  
  Историю, исполненную слез,
  
  
  Я, сделавшись трехногим, гладким стулом,
  
  
  Из-под нее выскакиваю вон -
  
  
  И тетушка летит в припадке кашля,
  
  
  И целый хор, поджав себе бока,
  
  
  Хохочет, и чихает, и клянется,
  
  
  Что никогда не веселился он
  
  
  Так истинно, как в этот час паденья.
  
  
  Тсс! Оберон, мой царь, сюда идет!
  
  
  
  
   Эльф
  
  
  А вот моя царица! Хорошо бы,
  
  
  Когда б твой царь ушел скорей отсюда.
  
   Входят Оберон со свитой с одной стороны
  
  
  и Титания со своей свитой - с другой.
  
  
  
  
  Оберон
  
  
  Зачем я здесь, при месячном сиянье,
  
  
  Надменную Титанию встречаю?
  
  
  
  
  Титания
  
  
  А, это ты, ревнивец Оберон!
  
  
  Идемте, эльфы, я ведь поклялась
  
  
  С ним не делить ни общества, ни ложа.
  
  
  
  
  Оберон
  
  
  Остановись, преступная жена,
  
  
  Не я ль твой муж!
  
  
  
  
  Титания
  
  
  
  
   А я тебе жена!
  
  
  О, знаю я, ты часто покидаешь
  
  
  Исподтишка волшебную страну
  
  
  И в образе влюбленного Корина,
  
  
  Проводишь дни с свирелию в руках,
  
  
  У ног своей возлюбленной Фелиды,
  
  
  И ей поешь любовь свою в стихах!
  
  
  Ты для чего из дальних стран индийских
  
  
  Явился здесь? Уж верно, для того,
  
  
  Что с дерзкою, в сапожках, амазонкой,
  
  
  С воинственной любимицей твоей,
  
  
  Готовится Тезей соединиться -
  
  
  И ложу их пришел ты даровать
  
  
  И счастие, и радость без конца.
  
  
  
  
  Оберон
  
  
  Титания, тебе ли упрекать
  
  
  За то, что я привязан к Ипполите?
  
  
  Известна мне к Тезею страсть твоя:
  
  
  При бледном звезд сиянии не ты ли
  
  
  Похитила его у Перигены,
  
  
  Которую он обольстил? Не ты ль
  
  
  Заставила его забыть все клятвы,
  
  
  Которые давал он Ариадне,
  
  
  Аглае и прекрасной Антиопе?
  
  
  
  
  Титания
  
  
  Ты в ревности все это изобрел.
  
  
  Как перешло за половину лето,
  
  
  Ни разу нам собраться не случалось
  
  
  В лесу, в лугах, в долине, на горе,
  
  
  Иль при ручье, поросшем тростниками,
  
  
  Иль на краю приморских берегов,
  
  
  Чтобы плясать под свист и говор ветра
  
  
  И составлять кружочки, без того
  
  
  Чтоб ты своим неугомонным криком
  
  
  Не помешал веселью наших игр.
  
  
  И ветры, нам как будто бы в отместку
  
  
  За то, что тщетно песни нам поют,
  
  
  Все принялись высасывать из моря
  
  
  Зловредные туманы и пары,
  
  
  Туманами покрыли все равнины
  
  
  И вздули так ничтожные речонки,
  
  
  Что их сдержать не могут берега.
  
  
  С тех пор, как мы поссорились с тобою,
  
  
  Напрасно вол впрягается в ярмо,
  
  
  Напрасно труд свой тратит земледелец:
  
  
  Зеленая пшеница вся сгнила,
  
  
  Хотя еще пушком не покрывалась;
  
  
  От падежа вороны разжирели,
  
  
  И на полях затопленных стоят
  
  
  Забытые, пустынные загоны;
  
  
  Ил заволок следы веселых игр,
  
  
  И на лугу играющих не видно.
  
  
  С тех пор зима людей не услаждает,
  
  
  И пения не слышно по ночам.
  
  
  Зато луна, властительница вод,
  
  
  Вся бледная от гнева, напоила
  
  
  Туманами и сыростью весь воздух
  
  
  И насморки в избытке зародила.
  
  
  Все времена с тех пор перемешались:
  
  
  То падает белоголовый иней
  
  
  В объятия едва расцветшей розы;
  
  
  То, будто бы в насмешку, лето вьет
  
  
  Гирлянды из распуколок и ими
  
  
  Чело зимы, увенчанное льдом,
  
  
  И бороду старушки украшает.
  
  
  Суровая зима, весна и лето,
  
  
  И осень плодовитая меняют
  
  
  Обычные ливреи меж собой;
  
  
  Не узнает времен мир удивленный -
  
  
  И это все наделал наш раздор,
  
  
  И мы всему причина и начало!
  
  
  
  
  Обеpон
  
  
  Исправить все зависит от тебя.
  
  
  Титания, зачем противоречить?
  
  
  Я лишь прошу мне уступить ребенка
  
  
  В мои пажи.
  
  
  
  
  Титания
  
  
  
   Ты можешь быть покоен
  
  
  Я всей страны волшебной не возьму
  
  
  За этого ребенка. Мать его
  
  
  Была моею жрицей. Сколько раз
  
  
  Во тьме ночей индийских, ароматных
  
  
  Она моей сопутницей бывала!
  
  
  На золотых нептуновых песках
  
  
  Любили мы сидеть и наблюдать,
  
  
  Как по волнам купеческие судна
  
  
  Несутся в даль. О, как смеялись мы,
  
  
  Любуяся, как ветер шаловливый
  
  
  Их паруса натягивал - и те
  
  
  Вздувались вдруг огромным животом.
  
  
  Тогда моя несчастная подруга
  
  
  Беременна была моим пажом
  
  
  И с ловкостью, бывало, подражала,
  
  
  По воздуху летая, парусам,
  
  
  Беременным от ветра. Над землею,
  
  
  Как по волнам наплававшись, она
  
  
  Неслась назад с какой-нибудь безделкой
  
  
  И мне ее вручала, говоря,
  
  
  Что наш корабль с своим богатым грузом
  
  
  Пришел назад из дальнего пути.
  
  
  Но смертная была моя подруга
  
  
  И умерла, доставив сыну жизнь.
  
  
  Любя ее, я сына воспитаю;
  
  
  Любя ее, я не расстанусь с ним.
  
  
  
  
  Обеpон
  
  
  Ты долго здесь намерена остаться?
  
  
  
  
  Титания
  
  
  Я, может быть, пробуду здесь день свадьбы.
  
  
  Не хочешь ли спокойно поплясать
  
  
  Средь наших хороводов иль взглянуть
  
  
  На праздник наш при месячном сиянье?
  
  
  Пойдем, не то - оставь нас: обойдемся
  
  
  И без тебя.
  
  
  
  
  Обеpон
  
  
  
   Ребенка мне отдай -
  
  
  И я готов тогда идти с тобою.
  
  
  
  
  Титания
  
  
  За все твои владенья не отдам!
  
  
  Пока я здесь, мы будем лишь браниться.
  
  
  Пойдемте, эльфы, прочь отсюда!
  
  
   Титания и ее свита уходят.
  
  
  
  
  Обеpон
  
  
  Ну, хорошо, иди своим путем;
  
  
  Но я тебя не выпущу из леса,
  
  
  Пока твоих обид не отомщу.
  
  
  Мой милый Пак, поди сюда скорее!
  
  
  Ты помнишь ли, однажды там сидел
  
  
  Я на мысу и слушал, как сирена,
  
  
  Несомая дельфином на хребте,
  
  
  Так хорошо, так сладко распевала,
  
  
  Что песнь ея смирила ярость волн
  
  
  И звездочки со сфер своих сбегали,
  
  
  Чтоб музыку сирены услыхать?
  
  
  
  
   Пак
  
  
  Да, помню.
  
  
  
  
  Обеpон
  
  
  
   Ну, в то самое мгновенье
  
  
  Я увидал - но видеть ты не мог -
  
  
  Что Купидон во всем вооруженье
  
  
  Летел меж хладною луною и землей
  
  
  И целился в прекрасную весталку,
  
  
  Которая на Западе царит.
  
  
  Вдруг он в нее спустил стрелу с лука
  
  
  Так сильно, что как будто был намерен
  
  
  Он не одно, а тысяч сто сердец
  
  
  Пронзить одной пылающей стрелою.
  
  
  И что ж? Стрела, попавши в хладный месяц,
  
  
  Потухла там от девственных лучей.
  
  
  И видел я, как царственная дева,
  
  
  Свободная, пошла своим путем
  
  
  И в чистые вновь погрузилась думы.
  
  
  Однако я заметил, что стрела
  
  
  На западный цветок, кружась, упала.
  
  
  Он прежде был так бел, как молоко,
  
  
  Но, раненый любовию, от раны
  
  
  Он сделался пурпурным. Все девицы
  
  
  _Любовью в праздности_ его зовут.
  
  
  Поди, найди цветочек - я тебе
  
  
  Его траву показывал однажды.
  
  
  Чьих век, смеженных сладким сновиденьем,
  
  
  Коснется сок, добытый из него,
  
  
  Тот влюбится, проснувшись, до безумья
  
  
  В то первое живое существо,
  
  
  Которое глазам его предстанет.
  
  
  Поди, найди растенье и опять
  
  
  Явись сюда скорее, чем успеет
  
  
  Левиафан проплыть не больше мили.
  
  
  
  
   Пак
  
  
  Достаточно мне сорока минут,
  
  
  Чтобы кругом всю землю опоясать.
  
  
  
  
  (Уходит.)
  
  
  
  
  Обеpон
  
  
  С моим цветком волшебным подкрадусь я
  
  
  К Титании, когда она уснет,
  
  
  И ей в глаза пущу немного соку.
  
  
  Он сделает, что первый, кто предстанет
  
  
  Ее глазам - будь он медведь, иль лев,
  
  
  Иль воин, бык, иль хитрая мартышка -
  
  
  Тому она предастся всей душой.
  
  
  И прежде, чем с нее сниму я чары -
  
  
  Что сделать я могу другой травой -
  
  
  Мне своего пажа она уступит.
  
  
  Но кто идет сюда? Я невидим:
  
  
  Подслушаю, что будут говорить.
  
  
  Входит Деметрий, Елена следует за ним.
  
  
  
  
  Деметрий
  
  
  Оставь меня - я не люблю тебя!
  
  
  Где ж Гермия прекрасная с Лизандром?
  
  
  Убью его - почти убит я ею!
  
  
  Они в лесу укрылись, ты сказала -
  
  
  И вот я здесь, и вновь взбешен жестоко,
  
  
  Что Гермии не встретил! Прочь, оставь
  
  
  И перестань преследовать меня.
  
  
  
  
  Елена
  
  
  Ты сам своим магнитным, жестким сердцем
  
  
  Меня влечешь. Не полагай, однако,
  
  
  Что привлекаешь ты к себе железо:
  
  
  Нет, сердцем я, поверь, верна, как сталь!
  
  
  Лишись ты силы привлекать, тогда
  
  
  К тебе стремиться силы я лишуся.
  
  
  
  
  Деметрий
  
  
  Я ль льстил тебе? Я ль был с тобою ласков?
  
  
  Напротив, я признался откровенно,
  
  
  Что не люблю тебя и не могу
  
  
  Тебя любить.
  
  
  
  
  Елена
  
  
  
  
  За это я сильнее
  
  
  Тебя люблю. Деметрий, я собачка,
  
  
  Которую, чем более ты бьешь,
  
  
  Тем более она тебя ласкает.
  
  
  Да, обходись со мною, как с собачкой:
  
  
  Толкай меня ногами, бей меня,
  
  
  Не обращай вниманья, погуби;
  
  
  Но как бы я презренна ни была,
  
  
  Лишь следовать позволь мне за собою.
  
  
  В твоей любви могу ль просить я места
  
  
  Смиреннее того, в котором ты
  
  
  Не отказал, конечно б, и собаке;
  
  
  Но счастлива была бы я и тем.
  
  
  
  
  Деметрий
  
  
  Не возбуждай ты слишком отвращенья:
  
  
  Когда тебя я вижу - болен я.
  
  
  
  
  Елена
  
  
  А я больна, когда тебя не вижу.
  
  
  
  
  Деметрий
  
  
  Ты скромности законы оскорбляешь,
  
  
  Из города так поздно выходя,
  
  
  Преследуя того, кем не любима,
  
  
  И дорогую девственность вверяя
  
  
  Удобностям пустынной тишины
  
  
  И прихоти дурных внушений ночи.
  
  
  
  
  Елена
  
  
  Защитою моею - добродетель
  
  
  Деметрия. Когда тебя я вижу,
  
  
  То для меня не существует ночи.
  
  
  Мне кажется, что ночи нет теперь,
  
  
  Мне кажется, что обществом наполнен
  
  
  Пустынный лес. В тебе одном весь мир!
  
  
  Кто ж подтвердит, что я одна в лесу,
  
  
  Когда весь мир здесь на меня взирает?!
  
  
  
  
  Деметрий
  
  
  Я убегу и спрячусь от тебя
  
  
  В кустарниках. И ты среди зверей
  
  
  Останешься одна.
  
  
  
  
  Елена
  
  
  
  
   О, самый дикий
  
  
  Из всех зверей не так жесток, как ты!
  
  
  Беги, когда ты хочешь; мы изменим
  
  
  Уставленный природою порядок -
  
  
  И побежит от Дафны Аполлон,
  
  
  За грифоном помчится голубица,
  
  
  И даже лань смиренная - и та
  
  
  Удвоит бег, чтобы настигнуть тигра...
  
  
  Но тщетны все усилья, если слабость
  
  
  Преследует, а твердость убегает!..
  
  
  
  
  Деметрий
  
  
  Тебя я слушать больше не хочу:
  
  
  Пусти меня! И если ты за мною
  
  
  Пойдешь опять, то я тебе клянусь,
  
  
  Что причиню в лесу тебе я горе.
  
  
  
  
  Елена
  
  
  Увы! Во храме, в городе и в поле -
  
  
  Ты причиняешь горе мне везде!
  
  
  Деметрий, стыдно! Оскорбив меня,
  
 

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 291 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа